Иоанн Златоуст. "Беседы на Книгу Бытие"

1-3 | 4-6 | 7-9 | 10-12 | 13-15 | 16-18 | 19-21 | 22-24 | 25-27 | 28-30 | 31-33 | 34-36 | 37-39 | 40-42 | 43-45 | 46-48 | 49-51 | 52-54 | 55-57 | 58-60 | 61-63 | 64-65 |

БЕСЕДA LXVI
Приближишася же, сказано, дние Исраилю еже умрети, и призва сына своего Иосифа и рече ему: аще обретох благодать пред тобою, положи руку твою под стегно мое, и сотвориши надо мною милость и истину, еже не погребсти мене во Египте: но да почию со отцы моими: и изнесеши мя из Египта и погребеши мя [1] во гробе их. Он же рече: аз сотворю по словеси твоему. Рече же [2]: кленися мне: и клятся ему. И поклонися Исраиль на конец жезла его (Быт. XLVII, 29, 30, 31).
1. Сегодня мы окончим повествование об Иакове, и посмотрим, какия делает он распоряжения, приближаясь к смерти. Но никто, смотря на настоящий порядок дел, не должен требовать от праведников тех времен такого же любомудрия, какое ныне свойственно верным; а пусть судит о делах сообразно времени. Я с намерением заметил это предварительно, имея в виду последующия слова Иакова, сказанныя Иосифу. А что он сказал, послушаем. Приближишася же, сказано, дние Исраилю еже умрети, и призва сына своего Иосифа и рече ему: аще обретох благодать пред тобою, положи руку твою под стегно мое и сотвориши надо мною милость и истину, еже не погребти мене во Египте: но да почию со отцы моими: и изнесеши мя из Египта и погребеши, мя во гробе их. Он же рече: аз сотворю по словеса твоему. Рече же: кленися мне: и клятся ему. И поклонися Исраиль на конец жезла его. Многие малодушные люди, когда мы убеждаем их немного заботиться о погребении и не считать делом стоющим особеннаго попечения - перенесение останков умерших из чужой стороны в отечество, противопоставляют нам эту историю, и говорят, что и патриарх имел такую заботливость об этом деле. Но, как я уже заметил, надобно обратить внимание во-первых на то, что тогда не требовалось такого любомудрия, какое ныне, а далее - на то, что праведник этого желал не без цели, но внушая своим сынам благия надежды, что они некогда, хотя не скоро, возвратятся в землю обетования. И что по этой причине делает он такое распоряжение, в том яснее убеждает нас сын его, когда также говорит: посещением посетит [3] вас Бог, совознесите кости [4] моя отсюду (Быт. I, 52). И что очами веры они предусматривали будущее, вот послушай, как он и самую смерть называет упокоением: почию, говорит, со отцы моими. Поэтому и Павел сказал: по вере, умроша сии вси, не приемше обетований, но издалеча видевше я и целовавше (Евр. XI, 13). Каким образом? Очами веры. Итак, никто не должен думать, что это распоряжение [5] было делом малодушия; но пусть и обстоятельствами времени и предведением имеющаго быть исшествия их освободить праведника от всякаго осуждения. Ныне, когда с пришествием Христовым любомудрие возвысилось, всякий по справедливости осудил бы заботящагося о подобных делах. И пусть (никто) не считает жалким окончившаго жизнь свою на чужбине, преставившагося от этого мира в пустыне. Не он достоин сожаления, а тот, кто умирает во грехах, хотя бы он кончил жизнь на своем ложе, в собственном доме, хотя бы в присутствии своих друзей. И никто не говори мне этих пустых, достойных смеха и безразсудных речей: такой- то умер безчестнее пса - при нем не было никого из знакомых; не сделано ему и приличнаго погребения, а на сложенное от разных лиц иждивение устроено то, что нужно для погребения. Не значит это, о, человек, умереть безчестнее пса, потому что какой оттого вред потерпел такой человек? То только худо, если он не имел для своего прикрытия одежды добродетели. Что все другое не причиняет никакого вреда добродетельному, убедись из того, что большая часть праведников, разумею пророков и апостолов, за исключением немногих, неизвестно, где и погребены: одни были усечены в главу, другие, будучи побиты камнями, таким образом окончили жизнь, иные, предавши себя самих безчисленным и разнообразным наказаниям, все пострадали за Христа. Но никто не дерзнет сказать о них, что смерть их была безчестна, а скажет в след за божественным Писанием: честна пред Господем смерть преподобных его (Псал. CXV, 15). И как называет оно смерть преподобных честною, так, послушай, называет оно смерть грешников лютою: смерть, говорит, грешников люта (Пс. XXXIII, 22). Хотя бы кто разстался с жизнию в своем доме, в присутствии жены и детей, в собрании родственников и знакомых, но, если не имел добродетели, люта смерть его. Напротив, стяжавший добродетель, хотя бы умер на чужбине, поверженный на землю, - да и что я говорю: на чужбине или на земле? - хотя бы впал в руки разбойников, хотя бы сделался добычею зверей, честна будет смерть его. Скажи мне: сын Захарии не во главу ли был усечен? А Стефан, первый украсившийся венцем мученичества, не скончался ли, будучи побит камнями? А Павел и Петр не преставились ли от настоящей жизни, первый будучи усечен, второй - противоположным Господу образом приняв крестное мучение? И не за то ли особенно они и прославляются и воспеваются по всей вселенной?

2. Соображая все это, не будем считать жалкими умирающих на чужбине, ни ублажать разлучающихся с жизнию в собственном доме; но, последуя правилу божественнаго Писания, поживших в добродетели и так преставившихся будем ублажать, а умирающих во грехах признавать несчастными. Как добродетельный проставляется в лучшую жизнь, получая возмездие за свои труды, так неимеющий добродетели, умирая, уже испытывает начатки мучений, и отдавая отчет в делах своих, подвергается невыносимым страданиям. При мысли об этом нужно поэтому заботиться о добродетели, и в настоящей жизни, как на ристалище, подвизаться так, чтобы, по окончании зрелища, украситься светлым венцем, и напрасно не раскаиваться. Пока еще продолжается время подвигов, можно, если захотим, отложить леность и преуспеть в добродетели, дабы получить предлежащие венцы. Но, если угодно, обратимся к продолжению повествования. После того, как Иаков заповедал сыну касательно погребения, и Иосиф отвечал: аз сотворю по словеси твоему , - Иаков сказал: кленися мне: и клястся ему. И поклонися Исраиль на конец жезла его. Посмотри на этого старца, человека уже преклонных лет, патриарха, поклонением выражающаго уважение к Иосифу, и самым делом показывающаго теперь исполнение сновидения. Когда Иосиф разсказывал ему свое сновидение, он сказал, говорит Писание: еда пришедше приидем аз и мати твоя поклонитися тебе до земли (Быт. XXXVII, 10)? Но, может быть, кто-нибудь скажет: как же исполнилось сновидение, когда мать Иосифа прежде умерла и не поклонилась сыну? Но Писание обыкновенно главнейшим означает все. Так как глава жене муж (1 Кор. XI, 3), и притом сказано: будета два в плоть едину (Быт. II, 24), то, как скоро преклонилась глава, очевидно уже и все тело последует главе. Если отец это сделал, тем более сделала бы это мать, если бы не похищена была от жизни (смертью). И поклонися на конец жезла его. Поэтому и Павел сказал: верою Иаков, умирая, коегождо сына Иосифова благослови. И поклонися наверх жезла его (Евр. XI, 21). Видишь ли, что и это самое Иаков сделал по вере, предвидя, что Имевший родиться от семени его будет царскаго рода? Затем, когда Иаков заповедал сыну то, что хотел, немного после, говорит Писание, Иосиф, узнав что изнемогает отец его, что он при дверях гроба, и уже приближается время кончины его, - поим два сыны своя прииде ко Иакову. Поведаша же сие [6] Иакову, и укрепися Исраиль седе на одре (Быт. XLVIII, 1. 2). Посмотри, как любовь к сыну укрепляла старца, и как сила духа побеждала немощь. Услышав о прибытии сына, он, как говорит Писание, седе на одре. Увидев его, он показывает отеческую любовь к нему и так как готовился к смерти, то своим благословением ограждает детей, оставляя им это величайшее достояние и богатство, никогда не могущее истощиться. Вот как он начинает. Сначала повествует о Божием к нему благоволении, и потом уже преподает благословение детям. Бог мой [7], говорит он, явися мне в Лузе, в земли Ханаани, и благослови мя и рече ми: се Аз возращу тя, и умножу тя [8], и сотворю тя в собрания языков: и дам ти землю сию и семени твоему по тебе в одержание вечное (XLVIII, 3 и 4). Возвестил мне, говорит, Бог, явившись мне в Лузе, что Он умножит семя мое так, что из него произойдут собрания языков, и землю ту обещал дать мне и семени моему. Ныне сии [9] два сыны твоя, иже быша тебе в Египте [10], мои суть: Ефрем и Манассия, аки Рувим и Симеон, будут мне (ст. 5). Этих (сынов твоих), говорит, которых ты имел прежде прибытия моего, я включаю в число моих детей, и они наравне с родившимися от меня получат мое благословение. Сыны же после сего [11], яже [12] аще родиши по сих, тебе будут: во имя братии своея призовутся в [13] жребиях оных. Ведай же, что и мать твоя Рахиль, когда я приблизился к Вифлеему, умерла и погребох ю на пути Ипподрома. И видев [14] Исраиль сыны Иосифовы, рече: что тебе сии? И рече [15]: сынове мои яже ми даде Бог. И рече Иаков: приведи ми я, да благословлю их. И приближи их к нему: и лобза их и объят я (ст. 6, 7, 8, 9 и 10). Смотри, на этого старца, как он спешит, торопится благословить детей Иосифа. Иосиф приблизил их к нему, и он облобызал и обнял их, и сказал Иосифу: се лица твоего не лишихся, и се показа ми Бог и [16] семя твое (21). Много, говорит, даровала мне милость Божия, и еще больше, нежели я ожидал, а лучше сказать - чего я вовсе не ожидал. Не только я не лишился лицезрения твоего, но вот увидел и родившихся от тебя детей. И отведе их Иосиф от колен его, и поклонишася ему лицем до земли (ст. 12). Посмотри, как и детей прежде всего всего учил он воздавать подобающую честь старцу. Взявши, сказано, Иосиф подвел, по преимуществу первородства, сначала Манассию, а потом Ефрема.

3. Здесь заметь, что праведник, у котораго от старости ослабело телесное зрение (тяжко бо видеста очи его [17] от старости, и не можаше видети), очи душевныя имел еще крепкия, и верою провидел даже будущее. Не следуя указанию Иосифа, но переложив руки во время благословения, он отдал преимущество младшему сыну его, и предпочел Манассии Ефрема. И сказал: Бог, емуже благоугодиша отцы мои (15). Смотри, какое было смирение у патриарха, какая душа благочестивая! Не дерзнул сказать: Бог, Которому благоугодил я, но что сказал? Которому благоугодили отцы мои. Видишь ли душу благомыслящую? Хотя незадолго перед этим во время разсказа он говорил: в Лузе явился мне Бог и обещал дать мне и семени моему всю ту землю, и во множество языков сотворить семя мое, и таким образом имел очевидныя доказательства Божьяго к себе благоволения, однако сохранял еще уничиженный дух, - и говорит: Бог емуже благоугодиша отцы мои пред ним, Авраам и Исаак. Потом: Бог, иже питает мя измлада. Опять и в этом заметь великое его благомыслие. Не говорит о своей добродетели, а указывает на то, что было явлено ему от Бога, и говорит: иже питает мя измлада даже до дне сего. Именно Он есть благоустроявший жизнь мою от начала до настоящаго времени. Так еще и прежде говорил он: с жезлом сим преидох Иордан; ныне же бех в два полка (XXXII, 10). И теперь тоже самое говорит, только другими словами: иже питает мя измлада даже до дне сего, Ангел, иже избавляет мя всех зол (XLVIII,16). Слова души благопризнательной, сердца благочестиваго, сохраняющаго в свежей памяти благодеяния Божии! Он, говорит, - Которому благоугодили отцы мои, Который питал меня от юности до настоящаго времени. Который изначала избавлял меня от всех зол и показал столь великое попечение о мне, Он - благословит [18] и детища сия, и прозовется в них имя мое, и имя отец моих, Авраама и Исаака, и да умножатся во множество многое на земли (XLVIII, 16). Видишь ли вместе и разумение и смиренномудрие, - разумение в том, что проведя очами веры предпочел Манассии Ефрема, - смиренномудрие в том, что нисколько не упомянул о своей добродетели, а (вознес) молитву и преподал им благословение в силу благоугождения отцев и бывших ему (от Бога) благодеяний? Но тогда как Иаков, предвидя будущее, преподавал им такое благословение, - Иосиф, видя, что младший предпочтен первородному и считая это несправедливым [19], рече, сказано, сей первенец: возложи руку десную твою на главу его. И нехотяше, но рече: вем, чадо, вем: и сей будет в люди, и сей вознесется: но брат его меньший болий его будет, и семя его будет во множество языков (ст. 17, 18 и 19). Не думай, говорит, что я просто или случайно, или по незнанию сделал это; я знаю, и, предвидя имеющее быть впоследствии, так благословил его. Хотя Манассия имеет преимущество по естеству, но меньший будет больше его, и потомство меньшаго будет во множество народов. А все так было потому, что здесь предуказывалось царство. Поэтому уже и в самом совершении благословения Иаков предвозвещал будущее. И благослови я, глаголя: в вас благословится Исраиль [20], глаголюще: да сотворит тя Бог, якоже Ефрема и [21] Манассию и постави Ефрема вышше Манассии (20). Таким образом будут они, говорит, оба славны, так что все будут молиться о том, чтобы достигнуть их славы; однако Ефрем будет первенствовать пред Манассиею. Видишь ли, как благодать Божия предуказывала ему будущее, и он, движимый пророческим духом, благословляет детей Иосифа, созерцая имевшее произойти спустя столь много времени, как настоящее и видимое братьями [22]? Таково пророчество. И как телесные глаза не могут созерцать ничего, кроме видимаго, так очи веры взирают не на видимое, а созерцают то, что должно совершиться впоследствии чрез много родов. Это вы еще точнее увидите из тех благословений, которыя он преподает собственным детям. Но чтобы не сделать свое слово слишком продолжительным, и не причинить вам большого труда, мы удовольствуемся теперь сказанным, а благословение детям отложим до следующей беседы. Убеждаем только любовь вашу поревновать праведнику этому, и оставлять своим детям такое же наследство, которое никогда ни от чего не может потерпеть вреда. Наследство, состоящее в богатстве, часто бывает для получивших его причиною гибели, разных наветов и многих опасностей. Здесь же нельзя опасаться ничего подобнаго. Это - сокровище, не могущее истощиться, сокровище не гибнущее, не могущее уменьшиться ни от козней человеческих, ни от нападения разбойников, ни от злоумышления рабов, ни от чего-либо другого подобнаго; оно сохраняется постоянно. Оно - духовное, и не уступает силе человеческих наветов. А если получившие его будут бодрствовать над ним, то оно сопутствует им и в жизнь будущую, и предуготовляет вечныя обители.

4. Итак, не будем заботиться о том, чтобы собирать богатство, и оставить его детям; будем научать их добродетели и испрашивать им благословение от Бога; вот это, именно это - величайшее сокровище, неизреченное, неоскудевающее богатство, с каждым днем приносящее все большее богатство. Нет ничего равнаго добродетели, нет ничего могущественнее ея. Хотя бы ты указал мне на царство и на облеченнаго диадемой, но если - только он не имеет добродетели, он будет несчастнее убогаго, одетого в рубище. Какую может принести ему пользу диадема или порфира, когда его губит собственная безпечность? Разве Господь взирает на различие внешних достоинств? Или преклоняется пред знаменитостью лиц? Одно здесь требуется - подвигами добродетели отверзать двери дерзновения к Нему, так что не стяжавший этим путем дерзновения будет оставаться среди отверженных и лишенных всякой надежды (спасения). Будем все иметь это в виду и так наставлять наших детей, чтобы предпочитали добродетель всему другому, а обилие богатства считали за ничто. Оно, оно-то часто и бывает препятствием к добродетели, когда юноша не умеет надлежащим образом пользоваться богатством. Как малыя дети, когда берут в руки ножи или мечи, часто, по неумению надлежащим образом пользоваться, подвергают самих себя явной опасности, почему матери и не позволяют им безбоязненно касаться их, - так и молодые люди, когда получат большое богатство, вследствие того, что не хотят надлежащим образом пользоваться им, сами себя низвергают в явную опасность, собирая себе чрез это богатство бремя грехов. Отсюда рождаются роскошь, неуместныя удовольствия и безчисленное множество зол. Не говорю, что это происходите, прямо от богатства, а от неуменья получивших его пользоваться им, как должно. Потому-то и премудрый сказал: добро есть богатство, в нем же несть греха (Сир. XIII, 30). Хотя и Авраам был богат и Иов был богат, однако они не только не потерпели никакого вреда от своего богатства, но еще более прославились. Ради чего и почему? Потому, что не для своего только наслаждения пользовались богатством, но для утешения других, помогая бедным в их нуждах и отверзая свой дом для всякаго странника. Вот послушай, что говорит один из них: аще же и изыде кто из дома моего [23] тщим недром (Иов. XXXI, 34)? И немощнии же, аще когда чесого требоваху, не неполучиша (ст. 16). Да и не только оказывали пособие неимущим из своего богатства, но и заботились о них чрез свое покровительство. Аз бо бех, говорит, нога хромым, око же слепым [24]... и от среды же зубов изъях грабление (Иов. XXIX, 15 и 17). Видишь ли, что он и об обидимых заботится, и служит всем вместо увечных членов? Этому праведнику всем нужно подражать, - праведнику, прежде закона и прежде благодати показавшему столь великое любомудрие, и притом не имевшему ни наставника, ни добродетельных предков, а собственными усилиями и здравым смыслом пришедшему к такой доброй жизни. Каждый из нас имеет лежащее в самой природе познание о добродетели; и если кто не хочет по небрежности погубить благородство своей природы, то никогда не лишится этого. Дай Бог, чтобы все мы, избрав добродетель и ревностно подвизаясь в ней, сподобились блага, обетованных любящим Его, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

БЕСЕДA LXVII
Рече же Исраиль Иосифу: се аз умираю: и будет Бог с вами, и возвратит вас Бог от земли сея [1] на землю отец ваших. Аз же даю ти Сикиму избранную пред [2] братии твоея, юже взях мечем моим и луком (Быт. XLVIII, 21-22).
1. Мы обещали докончить беседу об Иакове в прошедший раз; но, как слово наше уже слишком распространилось, то мы не могли вполне выполнить обещания. Поэтому я хочу сегодня предложить оставшееся от прежних бесед, дабы хотя ныне, если Бог даст, достигнуть конца. Но прежде нужно напомнить вашей любви, на чем мы в прошедший раз остановили наше слово, чем заключили поучение. Вы конечно знаете и помните, что, когда праведник, намереваясь благословить детей Иосифа, предпочел Ефрема Манассии и когда отец был этим огорчен, - то сказал ему: вем чадо. И сей будет в люди, и сей вознесется; но брат его меньший болий его будет, и семя его будет во множестве языков. И благослови я в том дни, глаголя: в вас благословится Исраиль, глаголюще: да сотворит тя Бог, якоже Ефрема, и яко Манассию: и постави Ефрема выше Манассии (ст. 19, 20). До этого места доведши слово, мы, чтобы множеством сказаннаго не обременить вашей памяти, здесь и прекратили поучение. Итак сегодня, если угодно, мы разсмотрим последующее. Рече же, сказано в Писании, Исраиль ко Иосифу: се аз умираю: и будет Бог с вами, и возвратит вас с Бог от земли сея на землю отец ваших. Аз же даю ти Сикиму избранную свыше братии твоея, юже взях мечем моим и луком. Когда благословлял он сыновей (Иосифа) и, предвидя будущее, предпочел младшаго старшему, то, желая убедить Иосифа, что он сделал это не просто и не напрасно, но предсказывая будущее, предуказывает ему и собственную свою кончину, и то, что (потомки его) возвратятся из чужой земли в Ханаан, в землю отцев своих, и тем поддерживает в них отрадныя надежды, дабы они ободрялись ожиданием. Ведь надежда будущих благ всегда уменьшает трудности настоящей жизни. Показывая и в самое время кончины своей любовь к Иосифу, говорит ему: аз даю ти Сикиму избранную свыше братии твоея, этим как бы объясняя, что совершенно это сбудется: сообразно с моим предсказанием, - вы возвратитесь и наследуете землю отцев ваших; даже и город Сихем я даю тебе в наследство, преимущественно пред братьями твоими, - город, который я взял из рук Аммореев мечем моим и луком. Что это значит? Здесь Иаков приписывает себе то, что Симеоном и Левием сделано было с сихемлянами и потому говорит: юже взях мечем моим и луком. Но здесь кстати кто-нибудь может спросить: почему он приписывает себе это дело, а потом, делая завещание, он, как написано [3], укоряет их (в этом же самом поступке)? Не противоречит сам себе праведник, но обнаруживает кротость своей души, и то, что это сделалось без его ведома. Он не только не был доволен случившимся, но даже порицал, когда так случилось. Итак, желая показать свою любовь к Иосифу, уступает ему Сихем и говорит: юже взях мечем моим и луком. Хотя, то есть, это они (Симеон и Левий) сделали, но теперь это в моей власти. Если отец - владыка своих детей, то тем более владыка того, что приобретено ими. Если же он владыка, то он может разделять стяжания, как хочет. Итак, желая показать Иосифу свое расположение, Иаков высказал это не только благословением Ефрема и Манассии, но и чрез оставление избраннаго Сихема в наследство сыну. И призва Иаков сыны своя и рече им: соберитеся, да возвещу вам, что срящет вас в последния дни. Соберитеся и послушайте Исраиля, отца вашего (XLIX, 1-2). Заметь благоразумие праведника: предузнав время своей кончины, он призывает к себе детей, и говорит: соберитеся, да возвещу вот, что срящет вас в последние дни. Придите, говорит, и узнайте от меня не настоящее и не то, что будет в скором времени, но то, что будет в самые отдаленные дни. И это я возвещаю вам не от себя, но по вдохновению от Духа; поэтому я и буду провозвещать события, имеющия быть потом чрез многия поколения. Готовясь оставить эту жизнь, я хочу в каждом из вас напечатлеть память событий, как на медном столпе. Теперь смотри, как праведник, в собрании детей, сохраняя порядок их рождения дает каждому из них соответствующее каждому или проклятие или благословение, показывая и этим превосходство своей добродетели. Начинает с первенца. Рувим, говорит, первенец [4] крепость моя [5] и начало чад моих, жесток терпети, и жесток упорник (ст. 3). Смотри, как велика мудрость праведника! Желая еще более усилить тяжкое, падающее на Рувима, осуждение, говорит сначала о преимуществах, принадлежащих ему по рождению, о первенстве, которое имел он, будучи начатком детей и наслаждаясь достоинством сына первороднаго; затем, как бы на медном столпе, начертывает его самопроизвольныя преступления, показывая тем, что нет никакой пользы от преимуществ природы, если они не сопровождаются совершенствами воли, так как только качества воли привлекают или похвалу или укоризну. Жесток, говорит, терпети и жесток упорник. Ты, говорит, по собственной опрометчивости, потерял достоинство, данное тебе от природы. Затем описывает и самый роль преступления, дабы произнесенное на него осуждение послужило величайшим и для потомков уроком - не отваживаться на подобныя дела. Досадил еси яко вода, да не воскипиши: возшел бо еси на ложе отца твоего, тогда осквернил еси постелю, идеже возшел еси (ст. 4). Здесь он намекает на сожитие Рувима с Валлою.

2. Вот как (Иаков) разумением, дарованным ему от Духа, предупреждая последующее узаконение Моисея, именно, что не позволительно отцу и сыну вступать в сожительство с одною и тою же женою, запрещает уже, произнося чрез это осуждение своему сыну. Ты осквернил, говорит, постелю, возшедши на ложе отца твоего: ты совершил дело беззаконное. За то, что ты так оскорбил меня, ты, яко вода, да не воскипиши. Безплодно для тебя будет это покушение, потому что ты, даже к отцу своему не имея никакого уважения, дерзнул осквернить ложе. А дабы последующия поколения избегали подобных дел, по устроению Духа Святаго это осуждение заключено в письмена, так что все слышащие это вразумляются и видят ясно, что нет никакой пользы в преимуществах, даруемых от природы, если они не сопровождаются соответственными делами воли. Затем, достаточно уже обличив этот гнусный поступок, переходит к Симеону и Левию. Симеон и Левий совершиста обиду от воли своея (ст. 5). Ревность, которую они выказали за сестру свою, увлекла их в несправедливость. Потом объясняя, что они привели намерение свое в исполнение без его ведома, говорит: в совет их да не приидет душа моя, и к собранию их не прилепятся [6] внутренняя моя (ст. 6). Да не будет, говорит, того, чтоб я принимал участие в их намерении, или чтобы я соглашался на такой несправедливый их поступок: яко во гневе своем избиста человеки (ст. 6). Безразсудно было их раздражение. Хотя и погрешил Сихем, но при всем том не должно было всех подвергать такому убийству. И в похоти своей пререзаста жилы юнца, - здесь Иаков разумеет сына Емморова, называя его юнцем, по его цветущему возрасту. Наконец, упомянув о делах Симеона и Левия, Иаков присовокупляет и проклятие и говорит: проклята ярость их, яко упорна, и гнев их, яко ожесточися (ст. 7). Он разумеет здесь коварство, которое они употребили против сихемлян, обманув их и коварно напав на них: ярость их, говорит, дерзка, опрометчива, безразсудна. И гнев их, яко ожесточися. Тогда как сихемляне думали показать им свое расположение, они выказали ожесточенную злобу, и поступили с ними, как с врагами. Сказав о сделанном ими преступлении, Иаков предвозвещает н наказание, которое ожидало их за это: разделю их во Иакове и разсею их во Исраили (ст. 7). Они, говорит, будут повсюду разсеяны, дабы всем было известно, что они потерпели это в наказание за свой дерзкий поступок. Иудо, тебе да [7] похвалят братия твоя (ст. 8). Благословение, данное Иуде, таинственно: оно предзнаменовало все то, что относится ко Христу. Иудо, говорит, тебе да похвалят братия твоя. Так как, по устроению Божию, Он (Христос) имел произойти из этого колена, то поэтому движимый Духом Святым, в словах, обращенных к Иуде, предвещает не только нисшествие Господа к людям, но и таинство (воплощения), и креста, и погребение, и воскресение, словом сказать: все. Иудо, говорит, тебе да похвалят братия твоя: руце твои на плещу враг твоих: поклонятся тебе сынове отца твоего, указывая на покорность, какую они окажут. Скимен львов Иуда: от литорасли, сыне мой, возшел еси; предрекает о царстве Его, потому что в Священном Писании под образом этого животнаго (льва) изображается обыкновенно царское самодержавие. Возлег уснул еси, яко лев и яко скимен: кто возбудит его (ст. 9)? Здесь разумеет крест и погребение Его. Кто возбудит его? Как спящаго льва или скимена никто не осмелится разбудить, так, говорит, возлег уснул еси, яко лев и яко скимен: кто возбудит Его? Сам Он сказал: область имам положити душу Мою, и область имам, паки прияти ю (Иоан. X, 18). Потом Иаков ясно указывает и время, в какое, по устроению Божию, имел явиться Христос. Не оскудеет, говорит, князь от Иуды и вождь от чресл его, дондеже приидет Тот, Которому отложено [8]: и той чаяние языков (ст. 10). Дотоле, говорит, иудейския установления и князья из иудеев будут продолжаться, пока придет Он [9]. И хорошо Иаков сказал: дондеже приидет Тот, Которому отложено, т. е. Которому предуготовано царство. Поэтому Он есть чаяние языков. Смотри, как он уже говорит о будущем спасении язычников. И той, говорит, чаяние языков: пришествия Его ожидают язычники. Привязуяй к лозе жребя свое и к винничию жребца осляте своего (ст. 11); под образом ослята опять предвозвещает приведение язычников. Так как осел считался нечистым животным, то Иаков и говорит, что эти нечистые языческие народы Он приведет с такою же легкостию, как если бы кто-нибудь привязал осленка к виноградной ветви, - выражая этим и величие власти и великое послушание народов. То знак большой кротости осла, что он не противится, когда его привязывают к виноградной ветви. А виноградной лозе (Христос сам) уподоблял Свое учение: Аз есмь, говорит Он, лоза истинная, и Отец мой делатель есть (Иоан XV, 1). Виноградными же ветвями назвал кротость заповедей (Христовых) и легкость закона, и тем предвозвещал, что язычники будут удобопреклоннее к вере, нежели те (иудеи). Исперет вином одежду свою, и кровию гроздия одеяние свое.

3. Смотри, как здесь Он назнаменовал все таинство. Посвященные в таинства знают, что значат эти слова: исперет вином одежду свою. Под одеждою, я думаю, разумеется тело, которое для совершения спасения [10] удостоил носить (Христос). Потом, чтобы в точности показать, что он назвал а вином, Иаков присовокупляет: и в крови гроздия одеяние свое. Смотри, как он наименованием крови означил заклание, и крест, и все строение таин. Радостотворны очи его паче вина, и белы зубы его паче млека (ст. 12). Здесь под образом вина и очей он хочет показать нам Его прославление. И белы зубы его паче млека; показывает праведность и славу Судии. Под образом зубов и молока не что другое хотел означит, как то, что суд будет также чист и светел, каково свойство молока и зубов. Завулон, говорит, при мори вселится и той на пристанищи кораблей, и прострется даже до Сидона (ст. 13). Смотри, как и этому предвозвещает место поселения и то, что он распространится даже до Сидона. Иссахар доброе возжела, почивая посред пределов (ст. 14). И видел покой, яко добр и землю, яко тучна, подложи рамы свои на труд, и бысть муж земледелец (ст. 15). Этого похваляет за то, что он избрал земледелие и труд над землею предпочел всему. Дан судити имать люди своя, яко и едино племя во Исраили (ст. 16). И да будет Дан [11] змий на пути, седяй на распутии, угрызая пяту конску (ст. 17). И падет конник вспять, спасения ждый Господня (ст. 18). Дивиться и изумляться надобно, как этот праведник, провидя все очами духа, предсказывал сынам своим, что с каждым из них случится. Он предвозвещает то, что будет уже чрез долгое время. Гад, искушение укусит его: он же искусит того при ногах (ст. 19). Асир, тучен его хлеб: и той дает пищу кчязем (ст. 20). Неффалим стебль распущающаяся, издаяй во отрасли доброту (ст. 21). Вкратце коснувшись этих сынов, Иаков переходить затем к Иосифу и говорит: Иосиф сын возращенный, ревностный: Иосиф сын возращенный [12], сын мой юнейший (ст. 22). Ты с самаго начала сделался предметом зависти: на него же советующе укоряху, - разумеет соумышление против него братьев. Так как выше сказано было, что они принесли отцу злую хулу на Иосифа, то (Иаков) и говорит здесь: на него же советующе укоряху, и наляцаху нан господие стреляний (ст. 23), указывая на их смертоубийственный замысл. И сотрошася с крепостию луки их. Смотри, как, сказав о покушениях их против Иосифа, говорит теперь о том, что после с ними самими случилось: сотрошася с крепостию луки их, и разслабеша жилы мышцей рук их. Они покушались убить его и, сколько могли, приводили в дополнение свой замысл; но луки их сокрушились и мышцы их ослабели. Не действительно ли это с ними и случилось, когда они услышали слова Иосифа: аз есмь брат ваш Иосиф, его же продасте во Египет (Быт. XLV, 4)? Тогда особенно, тогда ослабели их мышцы рукою крепкаго Иакова (ст. 24). Оттуду укрепися Исраиль от Бога отца твоего, и поможе тебе Бог мой. Тот, Кто ослабил мышцы их, говорит он, всемогущ. Сам Бог мой помог тебе. Посмотри на эту искреннюю любовь праведника к Господу, по которой он Господа вселенной называет только своим Богом, не ограничивая тем Его владычества и не отвергая Его власти над вселенною, но выражая собственную свою сильную любовь к Нему. И благослови тя благословением небесным свыше. Не только, говорит, помог тебе, но и благословил тебя благословением земли имущия вся, благословения ради сосцев и ложесн, благословения отца твоего и матере твоея: преодоле паче благословения гор пребывающих и вожделения [13] холмов вечных. Здесь он разумеет славу, знаменитость и владычество Иосифа над Египтом, под образом гор и холмов означая величие и силу его, так как он возведен был на самую высочайшую степень власти. Благословения эти, говорит, будут на главе Иосифове и на версе братий, имиже обладаше (ст. 26). Эти благословения, говорит, пребудут на главе твоей. Вениамин волк хищник, рано яст еще, и на вечер дает пищу (ст. 27). И здесь Иаков предвозвещает имеющее быть спустя долгое время [14], именно, что Вениамин, как волк, будет нападать, похищать, истреблять и делать тысячи зол. Так как Иаков всем сынам возвестил соответствующия каждому благословения, то и сказано: и благослови их, коегождо по благословению его благослови их (ст. 28). То есть, каждому предвозвестил то, что следовало, и предрек будущия события в каждом колене. Наконец, сделав внушенныя ему Духом распоряжения, говорит им: аз прилагаюся к людем моим: погребите мя со отцы моими (29).

4. Заметь, какое утешение он подает им чрез это завещание. Они могли понимать, что праведник этого не завещал бы если бы верно не знал о будущем возвращении их и об освобождении от рабства египетскаго. Затем он указывает и место (погребения): в пещере, говорит, яже есть в селе Ефрона хеттеанина (ст. 29). Сказав это, преста Иаков, завещая сыном своим: и возложив Иаков нозе свои на одр, преста и преложися к людем своим (ст. 30). Посмотри и на кончину праведника. как она была чудесна. Сделав распоряжение относительно своих детей, он положил ноги свои на одр, как бы с удовольствием встречал свою смерть. После всех распоряжений преста он, возложив нозе, то есть, выпрямив или протянув их, преста, т. е. кончил жизнь свою, и приложися к людем своим. И припад Иосиф на лице отца своего, и плакася о нем, и облобыза его (Быт. L, 1). Видишь ли нежную любовь сына? Видишь ли любовь пламенную? И, по отлучении души, припад Иосиф на лице отца своего, и облобызав его, плакася над ним. После того Иосиф позаботился привесть в исполнение завещание отца. И повеле Иосиф рабом своим погребателем погребсти отца своего (ст. 2). А сам он оплакивал его сорок дней, дней погребения, а Египет седьмдесят дней (ст. 3). Когда было сделано все установленное, Иосиф извещает фараона и бывших при нем о завещании своего отца и говорит: закля мя [15] отец мой, глаголя: во гробе, егоже ископах себе в земли Ханаани, тамо мя погреби. Ныне убо возшед, погребу отца своего и возвращуся (ст. 5). Надлежит, говорит, мне исполнить заповеданное мне отцем моим. Сделав по его воле, я возвращусь. Фараон, выслушав это, дал свое позволение. И взыде Иосиф погребсти отца своего, и совзыдоша с ним вси раби Фараони, и сродство [16]; и волы и овцы [17] оставиша (ст. 8). И совзыдоша с ним колесницы, и бысть полк велик зело (ст. 9). Посмотри, какое усердие выказывают египтяне из почтения к Иосифу. Они отправляются вместе с Иосифом, так что составляют полк велик зело. Пришедши на некое место, рыдаша его рыданием велиим и крепким зело; и сотвори плач отцу своему седмь дней (ст. 10). И видеша жители земли Ханаанския плач, и реша: плач велик Египтянск, сего ради наречеся имя месту тому. плач Египетск, еже есть об он пол Иордана (ст. 11). Ты, возлюбленный, слушая это, не оставляй без внимания, но сообрази время, в которое все это происходило, не подвергай Иосифа никакому осуждению. Тогда еще не были сокрушены врата ада, не были расторгнуты узы смерти, и смерть еще не почиталась успением. Поэтому люди и поступали так, страшась смерти. А ныне, по благодати Божией, смерть стала сном, кончина успением, ныне мы имеем многое уверение в воскресении, так что, переходя от жизни в жизнь, мы радуемся и веселимся. И что я говорю: от жизни в жизнь? Из худшей в лучшую, из временной в вечную, из земной в небесную. Наконец Иосиф, исполнивши все, возвратися во Египет сам и братия его и еси совозшедшии с ним (ст. 14). Но затем посмотри, в какой боязни были братья Иосифовы и какой страх потрясал их душу. Видеше же братия Иосифовы, яко умре отец их, реша: да не когда воспомянет злобу нашу Иосиф и воздаянием воздаст нам за вся злая, яже показахом ему (ст. 15). Страх сильно смущал ум их и, угрызаемые совестию, они не знали, что делать. Поэтому, говорится, видя кончину отца и опасаясь, чтобы Иосиф за поступки их против него не подверг их заслуженному наказанию, пришедше к нему рекоша: отец твой закля прежде кончины своея, глаголя: тако рцыте Иосифу: остави им неправду и грех их (ст. 17). Смотри опять, как они становятся обвинителями самих себя; замечай, как велика обличительная сила совести. Вы вполне знаете, что вы сделали неправду и грех, что причинили зло. И ныне приими неправду рабов Бога отца твоего (ст. 17). Вот как, не будучи никем принуждаемы, они обвиняют сами себя, и говорят: отец твой сказал: остави им, яко лукавая тебе показаша, и приими неправду рабов Бога отца твоего. Но этот дивный, всеми добродетелями украшенный, муж так был далек даже от памятования их поступков, что был смущен словами их. И плакася Иосиф, глаголющим им к нему. И пришедше к нему рекоша: се мы тебе раби (ст. 18). Посмотри, что значит добродетель, как она сильна и непреоборима, и как безсильно зло. Вот человек, столько пострадавший, теперь господствует, а те, которые так поступали с братом, сами просят быть рабами того, кого сами же они продали в рабство.

5. Но выслушай еще, как незлопамятен был Иосиф в отношении к своим братьям, как он желает всеми способами утешить их и убедить, что они нисколько не согрешили против него. Он говорит им: Не бойтеся: Божий бо есмь аз. Вы совещаете на мя злая, Бог же совеща о мне во благая, дабы было, якоже днесь, и препиталися бы людие (ст. 20). Не бойтесь, говорит, и не безпокойтесь; я человек Божий; я следую Господу моему и стараюсь вознаграждать благодеяниями тех, которые нестерпимое зло сделали мне: Божий бо есмь аз. Потом, показав, сколь великим благоволением от Бога он пользуется, говорит: вы поступили со мною с злым намерением, но Бог все это обратил мне во благо. Так и Павел говорил: любящим Бога вся споспешествуют во благое (Рим. VIII, 26). Вся, говорит. Что же это - вся? То есть, все неприятности, кажущияся огорчения Он обращает во благо. Это самое сбылось и над дивным Иосифом. То самое, что сделали ему братья, то наиболее и доставило ему царство, при содействии благопромыслительной премудрости Божией, пролагающей злое во благое. Дабы препиталися людие мнози. Не только для вас Бог обратил .это во благо, но и для того, чтобы весь этот народ мог пропитаться. И рече им: не бойтеся, аз пропитаю вас и домы ваши, и утеши их, и глагола им по сердцу их (ст. 21). Итак, чего вы боитесь? Я доставлю вам и всем, находящимся с вами, все, что нужно для пропитания. И. утеши их, и глагола им по сердцу их. Не просто утешал их, но имел такую о них заботливость, что всю скорбь их уничтожил. И вселися Иосиф во Египет сам и братия его, и весь дом отца его (ст. 22). И виде Иосиф Ефремли дети до третияго рода (ст. 23). И рече Иосиф братии своей, глаголя: аз умираю, посещением же посетит вас Бог (ст. 24). И [18] совознесите кости моя отсюду (ст. 25). Вот как и он, подобно отцу своему, заботится о том, чтобы кости его перенесены были. И заметь, как он, желая укрепить дух братьев и обнадежить их касательно возвращения, сперва предвозвещает им, что они возвратятся, а потом говорит: совознесите, при исходе, и мои кости. Это делал он не без причины и не напрасно, но имел в виду двоякую цель: первое, - чтобы египтяне, памятуя о стольких его благодеяниях и легко людей провозглашая богами, не имели в теле праведника предлога к такому нечестию; второе, - чтобы (израильтяне) вполне были уверены, что непременно возвратятся. Если бы это не было достоверно, то он не завещал бы им вынести с собою его кости. И нечто необычайное и дивное открывалось в том, что питавший всего Израиля в Египте делается предводителем при исшествии его, и вводит его в землю обетованную. И скончася Иосиф, сый лет ста десяти (ст. 26). Для чего означены здесь и его лета? Для того, чтобы знать, сколько лет он имел в своих руках управление Египта. Семнадцати лет он прибыл в Египет; тридцати лет явился к фараону и истолковал сны; в продолжение восьмидесяти лет держал власть над всем Египтом. Видишь, как награды превышают труды и как многообразны воздаяния? В продолжение тринадцати лет он боролся с искушениями, перенося рабство, беззаконное обвинение и злострадание в темнице. Но как он перенес все мужественно, с благодарностью, то и в настоящей жизни получил щедрое воздаяние. Обрати внимание на то, что за краткое время терпения в рабстве и заключении он управлял царством в продолжение восьмидесяти лет. А что он все делал по вере и по этому (побуждению) завещал перенести свои кости, выслушай слова Павла: верою Иосиф, умирая, о исхождении сынов Исраилевых памятствова, и этим не ограничился; но чтобы показать, по какому побуждению Иосиф заботился о перенесении своих костей, апостол еще говорит: и о костях своих завеща (Евр. XI, 22). Может быть сегодня мы говорим слишком много, но простите. Приближаясь к концу книги, мы хотим сегодня окончить ея изложение, и таким образом заключить свои поучения. Присоединим только обычное увещание, чтобы вы помнили сказанное, и подражали добродетелям древних праведников: их незлобию к обидящим, их долготерпению к наветующим, их высокому смирению. Такими добродетелями и этот праведник (Иосиф) привлек столь великое от Бога благоволение. Если и мы желаем иметь свыше помощь, то будем заботиться о добродетели. Таким образом и мы привлечем благодать Духа, - и настоящую жизнь проведем безпечально, и будущия наследуем блага; чего и да сподобимся все мы благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу и Святому Духу слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

© 2003
Библиотека Церкви ЕХБ
г.Дзержинский, М.О.
web-master:
asterix16@narod.ru
Hosted by uCoz