Иоанн Златоуст. "Беседы на Книгу Бытие"

1-3 | 4-6 | 7-9 | 10-12 | 13-15 | 16-18 | 19-21 | 22-24 | 25-27 | 28-30 | 31-33 | 34-36 | 37-39 | 40-42 | 43-45 | 46-48 | 49-51 | 52-54 | 55-57 | 58-60 | 61-63 | 64-65 |

БЕСЕДA XLIX
И сия бытия Исаака, сына Авраамля (Быт. XXV, 19).
1. Снова хочу вести вас к обычной трапезе, и предложить вам угощение из слов Моисея, а лучше сказать - из слов Духа, потому что не сам от себя Моисей излагает нам свое повествование, но по внушению Святаго Духа. Итак, посмотрим и сегодня, чему он поучает нас. Ведь он не без причины и не без цели излагает нам жития праведных, а с тем, чтобы мы подражали добродетели их, и были последователями их совершенств. В подробности разсказав обстоятельства жизни праотца (Авраама) и описав последний его подвига, жертвоприношение единороднаго (сына), показав нам, как праотец принес Богу эту дивную жертву, если и не самым делом, то намерением, - Моисей тем окончил свое повествование о нем. Теперь он излагает нам то, что относится к Исааку, принесенному и непринесенному в жертву, - так это событие походило па притчу. Послушай, в самом деле, что говорит Павел: верою приведе Авраам Исаака искушаем, и единороднаго приношаше обетования приемый (Евр. XI, 17). А затем, чтобы мы в точности узнали, как все это праотец верою совершил, и как не смутился духом, видя, что данное ему повеление противно обетованию, апостол говорит: темже того и в притчи прият (ст. 19). Что значит: в притчи прият? Значит, что, принося сына в жертву и показывая решительное в том намерение, он и сам удостоился венца, и сына получил обратно, а между тем жертва совершена принесением овна. Во всем этом Бог всяческих явил превосходство собственнаго человеколюбия и показал, что дал (праотцу) такое повеление, не желая смерти Исаака, а только испытывая послушание праведника. Итак мы видели добродетель праотца, сияющую во всем, его делах. Теперь, обозревая сказаний об Исааке, также видим, как и он во всех делах обнаруживал свой благочестивый дух. Послушаем, как говорит об этом само Писание. Сия бытия, говорит оно, Исаака, сына Авраамля: Авраам роди Исаака. Бяше же Исаак лет четыредесяти, егда поя Ревекку, дщерь Вафуила Сирина от Месопотамии, сестру Лавана Сирина, себе в жену (ст. 19, 20). Заметь, возлюбленный, точность божественнаго Писания, - как ничего оно не говорит без нужды. Для чего оно означает нам лета жизни Исаака, и говорит: бяше Исаак лет четыредесяти, егда поя Ревекку? Не без причины, и не без цели. Но так как далее Писание будет повествовать вам о неплодии Ревекки, и о том, что только по молитве праведника она начала раждать детей, то вот оно и хочет изобразить вам всю силу терпения Исаакова, и с точностию обозначить время, в продолжение котораго он был бездетен, чтобы и мы, подражая праведнику, так же неотступны были в молитвах к Богу, когда чего-нибудь у него просим. Этот праведник, столь добродетельный и пользовавшийся таким благоволением от Бога, проявлял столь великое усердие и твердость духа, непрестанно умоляя Бога разрешить неплодство Ревекки. Что же скажем мы, обремененные множеством грехов, и не обнаруживающие в себе ни малейшей доли (добродетелей) праведника? А когда явится у нас не надолго некоторое усердие, то мы смущаемся и отступаем от подвига, если не будем услышаны тотчас. Поэтому убеждаю вас: поучаясь событиями в жизни этого праведника, никогда не перестанем умолять Бога о снисхождении к нашим прегрешениям; покажем пламенную ревность и не будем нетерпеливы, не обленимся, если не тотчас будем услышаны. Может быть. Господь медлит, научая тем нас неослабному прилежанию (в молитве) и хочет, чтобы мы и за терпение получили награду. Он знает и время, в которое полезно нам получить желаемое. А сами мы не так знаем, что полезно для нас, как знает это Он, ведущий самыя тайныя помышления каждаго. Поэтому не должны мы и много испытывать, много разсуждать о том, что бывает от Бога; а за все выражать Ему нашу признательность и удивляться добродетелям праведников. Итак; божественное писание, сказав, сколько лет было Исааку, говорит далее о Ревекке, жене его, что она была неплодна. Обрати же внимание на благочестие праведника. Как скоро он увидел недостаток природы, то прибегнул к Творцу природы и старался разрешить узы ея силою молитвы. Моляшеся же, сказано, Исаак (Господеви) о Ревекце жене своей, яко неплоды бяше (ст. 21). Прежде всего здесь стоит изследовать одно то, почему она была неплодна, тогда как и она сама, и ея муж были - люди удивительной жизни, и оба хранили великое целомудрие? Мы не можем заподозрить их жизни, и сказать, что неплодство их было следствием грехов. И что удивительно, - не Ревекка только была неплодна, но и мать праведника, Сарра; и не только его мать, но и невестка - разумею Рахиль, жену Иакова. Что значит такое собрание неплодных? Все они праведны, все добродетельны, все получили от Бога свидетельство (своей праведности). Ведь о них говорил Бог: Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль (Исх. III, 6). И блаженный Павел говорит: темже не стыдится Бог, Бог нарицатися их (Евр. XI, 16). Много они восхваляются в новом завете, много прославляются и в ветхом. Во всех отношениях они славны и имениты: и однакож все имели жен неплодных, и долгое время были бездетны.

2. Итак, когда увидишь мужа и жену, живущих добродетельно, а между тем бездетных, когда увидишь, что они богобоязненны и заботятся о жизни благочестной, но не имеют детей, не думай, что это есть следствие грехов. Многия намерения божественнаго домостроительства недоведомы нам, но за все надобно благодарить (Бога), несчастными же считать только тех, которые проводят жизнь в пороках, а не тех, которые не нажили детей. Бог часто многое устрояет в нашу пользу, но мы не знаем причины событий. Поэтому во всяком случае должно удивляться Его премудрости, и прославлять Его неизреченное человеколюбие. .Говорится же вам все это для вашей пользы, чтобы вы оказывали всегда признательность к промыслу Божия, а не испытывали Его судеб. Надо однако же раскрыть и причину, по которой те жены были неплодны. Какая же это причина? Та, чтобы ты не впадал в неверие. когда слышишь, Дева рождает общаго нашего Владыку. Приучи свой ум, - как бы так говорит Писание, - здесь примером неплодных, и видя, как, устаревшая и безплодная утроба разверзается благодатиею Божиею для деторождения, не удивляйся, когда потом слышишь, что родила Дева. Или - лучше - удивляйся, изумляйся, но верь чуду. Итак, когда говорит тебе иудей: каким образом Дева родила, скажи и ты ему: а как родила безплодная и престарелая? В последнем случае было два препятствия к рождению: несвоевременность возраста и неспособность природы; а для Девы было одно только препятствие - то, что она была непричастна браку. Итак, безплодная жена предуготовляет путь Деве. Для убеждения же в том, что безплодныя для того прежде являлись, чтобы мы веровали рождению от Девы, выслушай слова Гавриила, сказанныя Деве. Когда он пришел к ней и сказал: зачнеши во чреве, и родиши Сына, и наречеши имя ему Иисус, она изумилась и в недоумении спросила: како будет сие, идеже мужа не знаю? Что ж ангел? Дух Святый найдет на тя, говорит он, и сила Вышняго осенит тя (Лук. I, 31, 34, 35). Не требуй, говорит, порядка естественнаго, когда это дело выше естества. Не предполагай скорбей брака, когда образ рождения будет выше брака. И како будет сие, говорит она, идеже мужа не знаю? Потому-то и совершится это, что ты не знаешь мужа. Если бы ты познала мужа, то не была бы достойна послужить этой тайне. Итак, веруй по той самой причине, по которой не веришь. Не потому однакож, чтобы брак был сам по себе худ, а потому, что девство лучше его. Образ же пришествия на землю общаго всех Господа долженствовал быть выше нашего, так как то было пришествие царское. В рождении Он должен был иметь нечто общее с нашим рождением, но иметь и отличное от нашего. И то, и другое совершилось; а как, выслушай. То, что он родился от чрева матери - это у Него общее с нами; а что Он родился без брака - это выше нашего естества. Иметь во чреве - свойственно природе человеческой; но зачатие без совокупления - выше человеческаго естества. Так уразумей отсюда и сходство Его, и превосходство пред тобою. Заметь еще премудрость и в том, что ни превосходство Его не уничтожило подобия и сродства с нами, ни сродство его с нами не помрачило превосходства. Но и то и другое открывалось в делах Его: одни из них были совершенно общи с нами, а другия - отличны от наших. Для того-то, как я сказал, и неплодны были те жены, чтобы мы веровали рождению от Девы, чтобы и она сама руководилась (их примерами) к вере в данное ей благовестие и обетование. Послушай, что говорит ей ангел: Дух Святый найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя. Таким образом, говорит он, родишь ты, и все совершится по действию Св. Духа; не смотри же на землю; сила эта придет с небес; это есть дело благодати Св. Духа; не ищи тут порядка природы и законов брака. Но так как эти слова были выше ея разумения, то он хочет представить ей и другое доказательство.

3. Смотри же, возлюбленный, как неплодная жена руководит Деву к вере в это рождение. Так как первое доказательство было выше разумения Девы, то послушай, как (ангел) низводит слово свое к простейшим предметам, вразумляя ее осязательными примерами. И се, говорит он, Елизавета, южика твоя, и та зачат сына в старости своей; и сей месяц шестый есть ей, нарицаемей неплоды (Лук. 1, 36). Без сомнения, для удостоверения Девы он указал и на неплодную жену. А иначе, для чего бы он привел ей в пример рождение ея родственницы и для чего присовокупил: нарицаемей неплоды? Всем этим он руководит ее к тому, чтобы она уверовала в благовестие; для этого упомянул и о возрасте (Елисаветы), и об изнеможении природы; для этого означил и самое время зачатия. Ангел не тотчас, с самаго начала (зачатия Елизаветою) благовестил Деве, но по прошествии шестимесячнаго времени, чтобы явныя доказательства беременности ясно удостоверяли в действительности зачатия. И заметь мудрость Гавриила: не упомянул он ей ни о Сарре, ни о Ревекке, ни о Рахили. Почему же и для чего? Ведь и оне были безплодны, и престарелы, и над ними совершилось великое чудо? Но все оне принадлежат к древней истории, а потому ангел указывает ей на ближайшее событие, чтобы утвердить (в вере) ея мысли.

4. Но возвратимся к прежде начатому слову, и покажем добродетель праведнаго Исаака, - как он молитвою разрешил неплодие Ревекки, и преодолел узы природы. Моляшеся же, говорит Писание, Исаак о Ревекце жене, своей, яка неплоды бяше: и послуша его Бог (ст. 21). Не подумай, что как скоро здесь записано, так скоро он и получил, чего просил. В продолжение двадцати лет он не переставал просить и умолять Бога - тогда только получил желаемое. Откуда ж это мы узнаем? Узнаем, если тщательно проследим сказания, заключающияся в божественном Писании. Оно не скрыло от нас этого времени, а означило его, хотя и прикровенно, чтобы возбудить наше внимание и побудить нас к изследованию. Как оно показало нам, сколько было Исааку лет, когда он взял Ревекку, так ясно представляет нам и то обстоятельство. Бяше же, говорил, оно, Исаак лет четыредесяти, егда поя Ревекку, дщерь Вафуила Сирина (ст. 20). Заметь тщательно это время. Потом Писание, сказав: моляшеся же Исаак о жене своей, яко неплоды бяше (ст. 21), - чтобы мы узнали число лет, протекшее во все это время, означает и то, сколько лет было Исааку, когда родились у него дети от Ревекки. Исааку же, говорит оно, бе шестьдесят лет, егда роди Ревекка (ст. 26). Итак, если сорок лет было ему, когда он взял ее, и шестьдесят лет, когда жена родила, то очевидно, что в продолжение двадцати лет он молил Бога, и таким образом возбудил неплодную утробу Ревекки к деторождению. Видите силу молитвы, - как могла она победить и самую природу? Будем же подражать Исааку и все мы: будем также постоянны в молитвах, с душею бодрственною, с сердцем сокрушенным. Послушаем Павла, увещевающаго нас словами: воздеюще преподобныя руки без гнева и размышления (1 Тим. II, 8). Постараемся всегда быть чуждыми возмущения душевнаго, и сохранять ум в мире, особенно же во время молитвы, когда имеем нужду в особенном человеколюбии от Бога. Если Он увидит, что мы совершаем молитву по законам, установленным Им самим, то вскоре подаст нам обилие Своих даров, которых и да сподобимся все мы, благодатно и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

БЕСЕДA L И зачат во утробе Ревекка, и играста младенца в ней (Быт. XXV, 21, 22). 1. Хотите ли вы, чтобы мы предложили вашей любви остатки вчерашней нашей беседы? Мы не могли (вчера) докончить всего сказания об Исааке, а остановились на том, что Исаак собственною, неослабною молитвою возбудил утробу Ревекки к чадорождению, и, так сказать, отверз поврежденное естество. Все это вчера мы достаточно разъяснили вам, показав число лет, которое тот блаженный муж провел в молении и прошении о том Бога. Затем, перешедши к слову о неплодных и объяснив вам причину, по которой супруги тех праведников были неплодны, этим мы окончили вчера наше слово. А сегодня надобно изучить и благочестивую душу Ревекки, чтобы не только от добродетели праведнаго Исаака получить нам пользу, но чтобы и повествованием о Ревекке могли мы возбудить слушающих к соревнованию ей. После того, как услышал Бог молитву праведника, и Ревекка зачала во чреве, - играста, говорит Писание, младенца в ней, и оттого она терпела тяжкия боли. Она говорила: аще тако ми хощет быти, почто ми сие? Не один (младенец) имел родиться, а двух вместе носила она во чреве, и оттого стеснение во чреве причиняло ей много скорби. Но заметь при этом случае благочестие этой жены. Она не прибегла к какой-нибудь человеческой помощи, как делают многия из нынешних жен, живущих безпечно; не обратилась и к тем, которые стали бы судить о подобных событиях своим умом, по каким-нибудь догадкам и наблюдениям; не вверилась обольщению обманщиков и таких, которые обещают то, что выше человеческой природы; нет, она иде вопрошати Господа. Заметь и благоразумие ея. Она знала, что сам Владыка природы разверз ея утробу и неплодное чрево внезапно сделал столь плодоносным; видела также, по величине чрева, что готовится ей нечто великое, - и потому иде вопрошати Господа. Что значит: иде вопрошати Господа? Значит, что она прибегла к истинному знанию - к священнику, служителю Божию, желая тайно приобрести чрез него сведение и, разсказав все о себе, узнала все в точности, потому что человеколюбивый Бог устами священника все ясно открыл и чрез то сделал ее еще ревностнее. И чтобы ты знал, как высоко было тогда священническое достоинство, Писание нигде не говорит, что священник отвечал ей, но, сказав: иде вопрошати Господа, Писание прибавляет: и рече Господь ей, то есть - чрез священника: два языка во утробе твоей носишь. А в другом месте божественное Писание называет священника ангелом, показывая этим, что священник провозвещает то, что внушит ему благодать Св. Духа. Итак, Господь сказал ей чрез священника: два языка во утробе твоей суть, и двои люди от утробы твоея разлучатся, и люди людей превзыдут, и больший поработает меньшему (ст. 23).Это пророчество ясно открывало ей будущия события. Младенцы, своими сильными движениями во чреве, уже предвозвещали все с точностию. И теперь сама жена узнала не только то, что она родит двух младенцев, но и то. что они возрастут в народы, и что меньший будет господствовать над большим. И когда, говорит Писание, настало время рождения, изыде первенец чермен [1], аки кожа космат и нарече имя ему Исав; и посем изыде брат его, и рука его придержася пяте Исавове, и нарече имя ему Иаков (ст. 24-26). Бог в самом начале уже как бы назнаменовал, что, по Его предречению, будет господствовать меньший над большим. Иаков держал, сказано, рукою пяту Исава; а это было знаком, что он преодолевает того, который казался сильным. И заметь, как божественное Писание наперед уже предзнаменует имеющии совершиться впоследствии события, когда показывает вам занятие каждаго из братьев с самаго начала: один занимался ловлею зверей, а другой был земледелец, человек простой, постоянно живущий в доме. Оттого Ревекка любила Иакова, а Исаак - Исава: яко ловитва его, говорит Писание, бяше братца ему (ст. 28). Посмотри, как сами родители разделяли детей. Мать, видя в Иакове дитя простосердечное, постоянно остающееся дома, оказывала к нему большее расположение. А отец больше любил Исава, и за то, что он был его первенец, и за его добычу (на охоте). Впрочем они так делали, следуя естественной любви. Но предсказание, что больший поработает меньшему (ст. 23), мало-помалу приходило в исполнение. Вот смотри сейчас. Свари, говорит Писание, Иаков варение [2], и изыде Исав с поля изнемог. И рече Исав Иакову: напитай мя варением сочива сего, яко изнемогаю. Сего ради прозвася имя ему Едом. И рече Иаков: отдаждь ми [3] первенство (ст. 29-31). На это Исав отвечал: что мне пользы от первенства, когда угрожает мне смерть, если не приму пищи? Но Иаков требует и клятвы, чрез которую уступка ему первенства получила бы свою твердость. И кляся, сказано, Исав (ст. 33).

2. Вот с этого времени изменился порядок (между братьями) и достоинство первородства перешло к тому, который сиял добродетелию душевною. И отдаде, говорит Писание, Исав первенство, т. е. продал за пищу достоинство, данное ему самою природою. Потому Писание и прибавляет: и ни во что же вмени, себе, Исав первенство (ст. 34): так он стал нечувствителен к преимуществу, предоставленному ему самою природою. А все это сделалось так для того, чтобы открылось его неразумие и исполнилось на самом деле предсказание Божие. Мы, слыша это, научимся никогда не пренебрегать дарами Божиими, и за малое что-либо и ничтожное не терять великаго. Для чего, скажи мне, когда нам уготовано царство небесное и неизреченныя блага, для чего мы увлекаемся страстию к богатству, и временное, часто и до вечера у нас не остающееся, предпочитаем нескончаемому и вечному? И что может быть хуже этого безумия, когда, чрез привязанность к временным благам, мы и будущих лишаемся, да и настоящими не можем безпорочно наслаждаться? Что пользы, скажи мне, в большом имуществе? Или вы не знаете, что умножение богатства ничего больше не приносит нам, кроме умножения забот, безпокойств и безсонницы? Не видите ли, что те в особенности бывают, так сказать, рабами всего, которые окружены большими благами, и каждый день они самых теней боятся? Отсюда-то происходят коварства, клеветы, сильная зависть и тысячи других зол. И часто видишь, что тот, у кого лежат тысячи талантов золота, считает счастливым работника, снискивающаго себе пропитание трудами рук. Какое же удовольствие, какая польза, когда и этими благами мы не наслаждаемся, а чрез пристрастие к ним лишаемся высших благ? И что я говорю: высших благ, - когда, кроме бедствий, постигающих нас здесь, и лишения благ, уготованных там, мы еще посылаемся в самую геенну? Не говорю уже о тысячах грехов, порождаемых богатством - обманах, злобе, хищничестве, любостяжании. А хотя бы кто и свободен был от всех таких грехов, что однакож трудно, но, если он, имея много богатства, скопляет, деньги и употребляет его для собственнаго только наслаждения, а не оказывает щедрости нуждающимся, - огонь геенны и его постигнет. Об этом ясно учит нас притча в Евангелии, когда одних представляет одесную, а других ошуюю, и говорит, что первым уготовано царствие небесное, за попечение о нуждающихся: приидите, сказано там, благословеннии отца моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира (Матф. XXI, 34). Почему же и за что? Взалкахся бо, и даете ми ясти (ст. 35). А последним уготован вечный огонь. Идите, сказано, от мене прокляты во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его (ст. 41). Велика важность этого изречения! Господь и Творец все о говорит: взалкахся бо, и не дасте ми ясти (ст. 42). Какую душу не подвигнет это, хотя бы то была душа каменная? Господь твой ходит алчущим, а ты живешь в роскоши! И не это одно страшно, а и то еще, что, живя сам в роскоши, ты дерзаешь презирать Его, притом тогда, как Он просит не многаго чего-либо, а только одного хлеба, чтобы утолить голод. Он ходит, цепенея от холода; а ты, одетый в шелковыя ткани, не обращаешь на Него внимания, не показываешь никакого сострадания, но без всякаго милосердия проходишь мимо. Какого извинения может это заслуживать? - Будем же заботиться не о том, чтобы собрать, каким бы то ни было образом, богатства больше всех; но будем обращать внимание на то, чтобы и тем, что имеем, хорошо распоряжаться. Облегчим убожество нуждающихся, чтобы не лишиться и тех благ, которыя всегда пребывают и ни подвержены никаким переменам. Для того-то и сокрыл от нас Господь, день смерти нашей, чтобы расположить нас к постоянному трезвению и бодрствованию и таким образом еще более побудить к попечению о добродетели, Бдите, говорит Он, яко не весте ни дне, ни часа (Матф. XXV, 13). Но мы делаем противное, и постоянно спим сном более крепким, нежели сон естественный. Спящий естественным сном становятся неспособным делать ни зла, ни добра; а мы спим другим сном, спим для дел добродетели, и бодрствуем для дел злых; злыя дела совершаем нелепостно, а в добрых показываем великое нерадение и сонливость. И так мы делаем, видя каждый день, что одни отсюда отходят, а другие и в настоящей жизни подвергаются многим переменам. Однакож и это непостоянство жизни не довольно вразумляет нас, не довольно возбуждает в нас стремление к добродетели, располагает к презрению настоящих благ и к желанию будущих, к тому, чтобы теням и сновидениям мы предпочитали истину. Ведь настоящия блага ничем не разнятся от теней и сновидений. Итак, не будем обманывать себя, и гоняться за тенями; но, хоть когда-нибудь, позаботимся и о нашем спасении, а богатство станем издерживать на нуждающихся, чтобы за это удостоиться воздаяния от человеколюбиваго Бога, которое и да получим все мы, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

БЕСЕДA LI
Бысть же глад на земли, кроме, глада, бывшаго прежде во время Авраамле (Быт. XXVI, 1).
1. Опять я хочу предложить вам поучение, из того, что следует после сказаннаго нами в прошедший раз. А для большей ясности, надобно припомнить любви вашей, где мы в прошедший раз окончили слово, и откуда должны сегодня начать его. Сами вы, развлекаясь многими заботами, может быть, и забыли это. Но мой долг - привести вам на память, чтобы чрез такое напоминание яснее стало для вас слово, которое сегодня будет сказано. Вы знаете, что в прошедший раз, повествуя о благочестии Ревекки, и потом дошедши до Исава и Иакова, мы остановились на том, как Исав отдал права первородства Иакову, желая воспользоваться варением его, и, по страсти к известному яству, сам себя лишил первенства. А так сделалось не просто, но для того, чтобы на самом деле оправдалось божественное предсказание: Иакова возлюбих, Исава же возненавидех (Мал. I, 2). Так как Бог предвидел уже будущия события, то и предсказал и добродетель Иакова, и низость духа в Исаве. Что же значит право первородства? Прежде время не позволяло мне сказать об этом вашей любви; но сегодня необходимо объяснить вам это. Первородство почиталось в древности за величайшую честь; а причиною такого уважения к нему было следующее обстоятельство. Когда Бог захотел освободить народ израильский из Египта и избавить его от мучительства фараонова, по обетованию, данному праотцу (Аврааму), а царь египетский сопротивлялся этому, и хотел удержать народ, тогда Господь после различных казней, наведши (на Египет) последнюю казнь, заставил египтян, так сказать, своими руками вывести народ израильский. Именно, Бог определил истребить вдруг всех первенцев египетских, так что в каждом доме видны были слезы и рыдания. Египтяне думали, что этим казнь не ограничится; а ожидали, что смерть, продолжая идти, постигнет и всех. Таким образом когда всех первородных египетских вдруг постигла смерть, а израильтяне, пользуясь покровом свыше, остались невредимы, то Бог, и в этом событии показывая Свое к ним благоволение, повелел, чтобы за истребление первенцев египетских, впредь были посвящаемы Ему первенцы еврейские. Поэтому-то и колено Левиино отделено было для священнослужения, и не только перворожденные от людей были посвящаемы Богу, но и первенцы безсловесных, и вообще - всего. Было также повелением - приносить цену как за людей, так и за чистых животных. Правда, этот закон о первородных установлен впоследствии; но уже и прежде и в самом начале было признаваемо преимущество Тех, которые первые разверзали ложесна матери. Итак, эту самую честь, которую Исав получил от природы, он, по своей невоздержанности, передал брату. Таким образом один потерял то, что дано было ему самою природою; а другой приобрел себе то, чего и не имел от природы. И так как это свыше было предопределено ему, то и Ревекка, давая ему имя, назвала его Иаковом, что значит запинание, как и Исав, после благословений, данных Иакову отцом, рыдая, говорил: праведно наречеся имя ему Иаков; запя бо мя се уже вторицею, и первенство мое взя, и ныне взя благословение мое (Быт. XXVII, 36). Заметь, какая у древних была проницательность, или - лучше - сколь велика премудрость Божия, которая так устрояла, что и жены не просто, не как случится, давали имена рожденным от них, а заключали в имени дитяти предзнаменование того, что имело быть с ним. И редко найдешь, чтобы дети назывались одними именами с родителями их, или, может быть, и нигде не найдешь этого. Но когда отец намерен был наречь имя дитяти, то давал ему какое-нибудь необычайное, новое прозвание, так чтобы чрез него предзнаменовать какое-либо будущее событие. Так же поступала и мать. Так Ламех, нарекая своего сына, назвал его Ноем и присовокупил: сей упокоит нас (Быт. V, 29). Таким образом, тщательно изследуя каждое имя, непременно найдешь в нем какое-либо предзнаменование, - не так, как делают ныне, нарекая детям имена без цели и как случится, или только по именам их родителей. У древних же всегда целию было то, чтобы в прозвании детей заключить постоянное напоминание о чем-либо. Но посмотрим далее, что, после перемены в первородстве, повествует нам блаженный Моисей об отце Иакова и Исава, как и он, подобно Аврааму, при наступлении голода, удостоивается великаго попечения свыше, сколько за свою собственную добродетель, столько же и по обетованию, которое было дано праотцу. Бысть же, говорит Писание, глад на земли, кроме, глада, бывшаго прежде во время Авраамле (XXVI, 1). Чтобы ты не подумал, что Писание говорит о прежнем голоде, оно и поясняет: кроме глада, бывшаго во время праотца - то есть, теперь, при Исааке, другой такой же голод постиг землю, какой был и при его отце. Скудость в необходимых (потребностях) подвергла всех величайшей опасности, принудила переселяться из своих стран в те места, где можно было найти обилие в жизненных потребностях. Таким образом и этот праведник, видя голод, отыде, говорит Писание, к Авимелеху в Герары. Сюда и Авраам приходил в другой раз, по возвращении из Египта. Вероятно и Исаак для того пришел сюда, чтобы отсюда отправиться в Египет. А что это так, послушай, как говорит Писание: явися ему Бог [1], и рече: не ходи в Египет (ст. 2). Не хочу Я, говорит Бог, чтобы ты отправлялся в такой дальний путь; но оставайся здесь. Я не попущу тебе испытать нужду, а исполню обетование, данное Мною твоему отцу; обещанное ему сбудется на тебе; ты получишь исполнение обетований, бывших к нему. Не ходи в Египет, вселися же в землю, в нейже ти реку, и обитай в земли той (ст. 2, 3).

2. Но чтобы праведник не подумал, что Бог дает ему такое повеление, не позволяет идти в Египет, потому, что хочет подвергнуть его испытанию голода, Бог говорит ему: не смущайся, не озабочивайся, а оставайся здесь: Аз бо с тобою буду. Имея близ себя Подателя всех благ, не заботься ни о чем; Я, Владыка всего, буду с тобою, и не только буду, но и благословлю тя, то есть, сделаю тебя славным, и дам тебе Мое благословение. Можно ли быть блаженнее этого праведника, получившаго от Бога такое обетование: буду с тобою и благословлю тя? Вот что сделает тебя счастливее всех; вот что поможет тебе жить в великом изобилии; вот для тебя - величайшая слава, несказанное торжество, твердыня, вершина благ, - то именно, что Я буду с тобою и благословлю тя. А как благословлю тебя? Тебе, и семени твоему дам землю сию. Ты считаешь себя странником и пришельцем в этих пределах; знай же, что вся эта земля дана будет тебе и семени твоему. А чтобы ты мог увериться в этом, знай, что ту же клятву, которою Я клялся Аврааму отцу твоему, Я постановлю и с тобою. Примечай снисхождение Божие. Не сказал Бог просто: завет, который Я заключил с отцем твоим, или обетование, которое дал ему; но что? - клятву, еюже кляхся. Клятвою уверил Я его, говорит Он, и должен клятву Мою исполнить и совершить. Видишь человеколюбие Божие? Он говорит так, не на Свое величие взирая, но снисходя к нашей немощи. Как люди наиболее заботятся об исполнении того, что не просто обещали кому-нибудь, а обещали с клятвою, так и Бог, уверяя праведника, что обещамое ему непременно сбудется, говорит: знай, что клятвою Моею утвержденное должно совершиться. Что же это, скажет кто-нибудь? Бог клялся? И чем Он мог клясться? Видишь, что это сказано было по снисхождению: клятвою Он называл утверждение обетования. И поставлю, говорит Он, клятву мою, еюже кляхся Аврааму отцу твоему. Потом объясняет ему и то, что обещал, и что подтверждал клятвою. И умножу, говорит Он, семя твое, якоже звезды небесныя (ст. 4). Тоже говорил Он и праотцу: семя твое будет так многочисленно, что сделается равным числу звезд и песка. И дам, продолжает Он, семени твоему землю сию, и о семени твоем благословятся вси языцы земнии. А исполню на тебе обетования, данныя Аврааму, потому, что послуша отец твой Авраам гласа моего, и соблюде повеления моя, и оправдания моя, и законы моя [2] (ст. 5). Замечай премудрость Божию, как она возбуждает дух праведника, ободряет его и направляет к тому, чтобы он стал подражателем отцу своему. Если он, говорит Бог, за то, что послуша гласа моего, удостоился столь великаго обетования, и за его добродетель Я намерен исполнить это обетование на тебе, сыне его, то подумай, каким ты пользоваться будешь от Меня благоволением, какого удостоишься промышления, если будешь ревностным подражателем его и пойдешь путем его. Тот, кто за добродетель другого может получить благо, гораздо большаго удостоится попечения свыше, если и сам будет добродетелен. Что же значит: послуша гласа моего, и соблюде повеления моя, и заповеди моя, и оправдания моя? Когда Я сказал ему: изыди от земли твоея, и от рода твоего, и от дому отца твоего, и иди в землю, юже ти покажу (Быт. XII, 1), то он оставил все, что имел в руках, и устремился к чему-то неизвестному, и не поколебался духом, не замедлил, но со всею готовностью, исполняя повеление Мое, послушал гласа Моего. Затем, Я обещал ему нечто сверхъестественное, когда уже и возраст его не подавал ему на то надежды, и ни он сам, ни мать твоя не имели никакой способности к чадорождению; но слыша от Меня, что семя его так распространится, что наполнить всю землю, - и тогда он не смутился мыслию, но уверовал. И вменилось это ему в правду, потому что, уверовав в силу Мою, уповая на обетования Мои, он стал выше человеческой немощи. И после рождения твоего, когда мать твоя вознегодовала на Измаила, родившагося от рабыни, и хотела изгнать его из дома с Агарью, чтобы он не имел ничего общаго с тобою, - праотец, хотя по своей родительской любви имел и к нему некоторое расположение, но услышав от Меня повеление - делать то, что угодно Сарре, забыл естественную любовь, изгнал Измаила с рабыней, и во всем слушал гласа Моего, и хранил заповеди Мои. Наконец, получив от Меня повеление - принести в жертву сына, даннаго ему в старости, столь дорогого ему, он не испытывал, что значит повеление, не возмутился духом, не сообщил о том ни матери твоей, ни рабам, не объяснил и тебе самому, что намерен был делать; но с духом мужественным и с совершенною готовностию поспешил исполнить Мое повеление. Поэтому, увенчав такое намерение его, Я не допустил совершиться самому делу. Итак, за оказанное им во всем великое послушание и соблюдение заповедей Моих, тебя, родившагося от него, Я делаю наследником данных ему обетований.

3. Итак, подражай его послушанию, и веруй слову Моему, чтобы тебе удостоиться еще больших наград и за добродетель отца, и за собственное послушание; и не ходи в Египет, а оставайся здесь. Видишь ли человеколюбие Божие, как Бог чрез напоминание о добродетели отца укрепил дух Исаака? Вселися же, говорит Писание, Исаак в Герарех. Но посмотри, как и он подвергается почти тем же опасностям, какия испытывал отец его. Когда поселился он в Герарах, вопросиша, говорит Писание, мужие места о Ревекце, жене его, и рече: сестра ми есть (ст. 7). Он боялся, чтобы не убили его жители, пораженные красотою жены его: да не когда убиют мужи места того Ревекки ради, понеже бо доброзрачна. Бысть же много время тамо; приникнув же Авимелех [3], виде Исаака, играюща с Ревеккою, женою своею, и призва его и рече ему: убо жена твоя есть; почто рекл еси, яко сестра ми есть (ст. 8, 9)? Когда по этим признакам обнаружилась истина, праведник уже не отрицается, но признается и объявляет причину, по которой решился назвать Ревекку сестрою. Рече бо, говорит Писание, да не умру ея ради. Страх смерти понудил меня так поступить. А может, быть, он знал, что и отец его спас себя таким вымыслом, - потому и сам употребил тоже средство. Но царь, имея еще в живой памяти то, что потерпел при праотце (Аврааме), когда похитил Сарру, тотчас и теперь понял угрожающее ему наказание, и сказал Исааку: что сие сотворил еси [4]? Вмале не бысть никто от рода моего с женою твоею, и навел бы еси на ны неведение (7, 10). Такому обману, говорит он, мы уже подвергались при отце твоем, и ныне, если бы вскоре не дознали (обмана), могли бы потерпеть тоже, и навел бы еси на ны неведение. Тогда мы согрешили по неведению; да и ныне ты едва не ввел нас в грех неведения. Заповеда же Авимелех людем своим [5], глаголя: всяк, иже прикоснется мужу сему или [6] жене его смерти повинен будет (ст.11). Примечай промышление Божие, примечай неизреченное попечение! Тот, Кто сказал Исааку: не ходи в Египет, а поселись в земле сей, и Я буду с тобою, - Тот все это устроял, и поставил праведника в такой безопасности. Посмотри, как царь заботится, чтобы Исаак жил в безопасности и был свободен от всякаго безпокойства. Царь угрожал, как сказано, смертию всякому, кто коснется его или жены его. Именно этот страх, - разумею, страх смерти, - смущал душу праведника; потому человеколюбец Господь и этот страх удалил от него, так что он мог уже жить там в совершенной безопасности. И вот что дивно и чудно: как попечительный и премудрый Бог, все устрояющий по воле Своей, открывающий путь в местах непроходимых, как Он утверждает безопасность Своих рабов чрез те самыя обстоятельства, которыя повидимому противны и враждебны им. Почему, скажи мне, этот царь оказывает такое попечение о праведнике, объявляет о нем всем, живущим в городе, представляет его человеком славным и достойным величайшей заботливости? Так и Навуходоносор (Дан. III, 28), ввергнув в пещь трех отроков и узнав на самом деле добродетель этих пленных юношей, начал прославлять их и превозносить повсюду на собственном языке. В том-то и открывается особенно величие силы Божией, что она заставляет проповедывать о рабах Божиих самих врагов их. И тот, кто в ярости повелел разжечь печь, когда увидел, что добродетель отроков, при помощи свыше, победила и силу огня, внезапно переменил мысли и воскликнул: раби Бога вышняго! Посмотри, как он прославляет не их только, но и Господа всяческих. Раби Бога вышняго, говорит он, изыдите. Что с тобою сделалось? Не ты ли предал их казни? Не ты ли приказал разжечь пещь до такой степени? Да, говорит он; но теперь я вижу дивныя и чудныя дела. Эта стихия, как бы забыв свою силу, как бы связанная какими-то узами показала такую покорность им, что не коснулась даже волос их. А отсюда должно разуметь, что это событие - выше сил человеческой природы, что какая-то неизреченная и божественная сила здесь действует и оказывает столь великое промышление об этих отроках. Видишь ли человеколюбие Божие, - как Бог не оставляя рабов Своих, хотя попустил им быть вверженными в пещь, но желая и их еще более прославить, и Свое всемогущество показать, смягчил душу мучителя и явил столь великое долготерпение? Конечно. не столь чудно было бы, если бы Он с самаго начала не допустил их быть вверженными в пещь, как теперь дивно и чудно то, что Он даже и среди огня не попустил их потерпеть ничего неприятнаго. Так-то Бог, когда хочет, и находящихся среди тяжких бедствий еще более возвеличивает, и страждущих делает сильнее тех, которые причиняют им страдания. Так было и с апостолами (Деян. IV, 16). Те, которые, захватив их в свою власть, осыпали их угрозами, и как бы скрежеща на них зубами, говорили друг другу: что сотворим человеком сим? - те держали их у себя в руках, но ни на что не отваживались. Столь сильна добродетель, и столь безсильна злоба; первая - и среди страданий побеждает, а последняя - и в том, что делает, показывает только собственное безсилие. Зная это, возлюбленные, будем иметь все попечение о добродетели и убегать зла. Таким образом получим и помощь свыше, и достигнем будущих благ, которых да сподобимся все мы, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

БЕСЕДA LII
Сея же Исаак в земли той, и приобрете в то лето стократный плод ячменя (Быт. XXVI, 12).
1. Сегодня надобно отдать любви вашей останки вчерашней беседы, и припомнив последовательность (библейской) речи, обратить внимание на то, каким пользуется праведный Исаак попечением свыше. Тот, кто воспретил ему путешествие в Египет и сказал: вселися в земли сей, и буду с тобою, так прославил его во всех, отношениях, что, немного времени спустя, царь герарский стал ему завидовать. Видя, как его имущество со дня на день умножалось, стали бояться поселения там этого мужа и принуждали его переселиться оттуда. Но лучше выслушаем самыя слова божественнаго Писания, чтобы вполне видеть благоволение, какое Бог оказывает рабам Своим. Сея же, сказано, Исаак в земли той, и приобрете в то лето стократный плод ячменя. Прошу заметить премудрость Божию: дабы показать праведнику, что Он, Творец природы, может и невозможное делать возможным, что и в начале Он повелением Своим возбудил землю к произращению плодов, (Бог) сделал то, что праведник получил сторичный плод от посеяннаго им на той земле, чем и его привел в большее благосостояние, так что он ни в чем уже не нуждался, да и тем (жителям Герар) показал самым делом, какою помощью свыше пользуется праведник. Благоискусный и премудрый (Господь) часто одними и теми же делами Своими и избранным Своим благодетельствует, и заблуждающимся еще дает средство познать силу Его промысла. Это Он сделал впоследствии и в Египте, когда на жителей его наводил казни, а народ израильский сохранял невредимым. (Египтяне) не только в гневе Божием на них, но и в промышлении Божием о тех (израильтянах), научались познавать силу Бога и Творца всяческих. Но и эти, в свою очередь, не только из промышления и попечения Божия о них, но и из самаго зрелища казней, каждый день постигавших Египет, уразумевали дивную к ним любовь Божию. Так одними и теми же делами Он и Своим и противникам являл величие Своей силы. И самыя стихии оказывают с своей стороны служение и повиновение рабам (Божиим), когда Владыка благоволит к ним. Это можно видеть на опыте в жизни этого праведника [1]: чего в другое время природа земли не проявляла, то теперь производит по воле Бога всяческих, и такой приносит плод, что Исаак вдруг становится весьма богатым: благослови бо [2] его Бог [3], и возвысися человек, и преуспевая большой бываше, дондеже велик бысть зело (ст. 13). Так как богатство у праведников состояло тогда в плодоносности земли и в многочисленности стад, то и сказано: благослови его Бог и возвысися человек, т. е. сделался богат, и не просто богат, но и большой бываше, дондеже велик бысть зело. Подумай, как много значило получить сторичный плод от посеяннаго. Если же это кажется тебе важным, то познай ту еще большую силу человеколюбия Божия, какую впоследствии времени он показал живущим добродетельно, после Его пришествия (на землю). Он обещает им не только здесь воздать сторицею, но и дать наслаждаться вечною жизнью и царством небесным. Видишь ли щедрость Владыки? Видишь ли великость благодеяния? Видишь ли, сколько даровало нам пришествие Единороднаго? Какую несказанную перемену в делах (жизни нашей) произвело оно? Поэтому каждый, разсуждая об этом сам с собою и видя различие между тем, что обещал (Бог) жившим прежде благодати, и тем, что - после благодати, да прославит хотя этим безпредельное человеколюбие Божие, и да не приписывает всего только перемене времен. Но следует возвратиться к порядку повествования и разсмотреть то, как жители герарские, заметив богатство праведника, воспылали завистию и решились удалить его оттуда: позавидеша бо ему, сказано, Филистимляне (ст. 14). Потом божественное Писание, желая показать, в чем они обнаружили свою зависть, присовокупляет: и вся кладязи, яже ископаша раби во время отца его, заградиша я [4] и наполниша [5] землею (ст. 15). Смотри, какая у них злоба: и в воде позавидовали они праведнику; даже царь, имея сам во всем обилие, не в силах был удержаться от зависти, и сказал: отъиди от нас, яко сильнейший сотворился еси нас зело. Большое недоброжелательство! За что ты изгоняешь праведника? Разве он повредил чем-нибудь тебе? Разве обидел тебя чем? Но такова зависть: она ничего не делает с разсуждением. Если царь видел, что праведник пользуется такою милостию от Бога всяческих, то должен был еще более уважать его, еще более услуживать ему, чтобы почитанием праведника и самому приобрести благоволение свыше. А он не только не делает этого, но и старается удалить, и говорит: отъиде от нас, яко сильнейший сотворился еси нас зело (ст. 16). Такова ненависть: не терпит благодушно счастия других; благоденствие ближняго считает за собственное несчастие, и изнывает, смотря на блага ближняго. Так было и здесь. Царь, имеющий в своей власти весь город, всех держащий под страхом, говорит страннику, пришельцу, переходящему туда и сюда: отъиди от нас, яко сильнейший сотворился еси нас зело. И, поистине, он был сильнее их, потому что во всем имел содействие свыше и огражден был десницею Божиею. Куда же ты гонишь праведника? Или не знаешь, что куда, бы ни случилось ему удалиться, он везде будет под рукою Владыки своего? Не вразумил ли тебя самый опыт, что рука Божия так прославляет праведника? Для чего же ты удалением праведника показываешь неблагодарность к его Владыке? И великая кротость этого мужа не могла препобедить твоей зависти, но, побежденный страстью, ты стараешься удовлетворить твоей ненависти, и принуждаешь к новому переселению того, кто тебя ничем не обидел. Или не знаешь, что хотя бы ты принудил его удалиться в самую пустыню, у него есть столь благоискусный Владыка, что и там прославит его еще больше? Нет силы, могущей одолеть того, кто пользуется содействием свыше, как нет ничего безсильнее человека, лишеннаго вышней помощи.

2. Видишь, возлюбленный, нравственное непотребство и царя герарскаго и всех тамошних жителей? Посмотри и на великую кротость праведника, как он не возмечтал о себе много, и не смотря на то, что видел на самом деле великую милость Божию к себе, не возстал против царя в надежде на споборающую ему (вышнюю) силу, но как человек беззащитный, ниоткуда не получающий никакой помощи, с великою кротостью, не сопротивляясь царю даже на словах, исполнил его повеление, тотчас вышел оттуда, и своим удалением утишил пламень страсти, показывая и чрезвычайную свою кротость, и вместе укрощая раздражение (царя). И отъиде оттуду, и обита в дебри герарстей (ст. 17). И что Христос, пришедши (на землю), заповедал ученикам Своим словами: егда гонят вы во граде сем, бегайте в другий (Матф. X, 23), то самое Исаак уже исполнил на деле. И как Давид, укрощая сильную ненависть Саула, удалялся и отклонял себя от опасности, умеряя его сильное раздражение, таким же образом и тот праведник исполнил слово апостольское: дадите гневу (Римл. XII, 19). Оставив город, он отошел (и поселился) в дебри. Но посмотри, как и там он вел себя с великою кротостию, потому что тем не окончились его скорби, но когда он и здесь был, и хотел ископать клядязи, жители против него стали возставать. Ископаша, говорит (Писание), кладязи, яже устроиша раби его, и заградиша тыя Филистимляне, и дал им имена, какия дал отец. И ископаша раби Исааковы, и обретоша кладязь воды живы, то есть такой, которая снизу бьет вверх ключем. И пряхуся пастырие герарстии глоголюще: наша есть вода [6] (ст. 18-20). Но и здесь праведник не спорит, не противится, а уступает даже пастухам. Это-то и есть истинная кротость, когда кто не от сильнейших себя переносит благодушно обиды, а уступает в случае оскорблений от людей, считающихся низшими его. При этом только всецело открывается кротость обижаемаго. А иначе может кто-нибудь сказать, что он обнаруживает кротость потому, что не в силах противиться силе обидящаго. Чтобы ты знал, что и в отношении к царю он оказывал кротость не по причине его могущества, а по своему характеру, смотри: он точно так же поступает и с пастухами. И как в то время, когда царь сказал ему: отъиди от нас, он тотчас удалился, приняв это, как повеление, так и теперь, когда пастухи начали оскорблять его и присвояли себе колодец, он уступает им. А чтобы и для потомства памятна была эта обида, он дает колодцу название от происшедшаго здесь случая. Так как (пастухи) причинили ему явную обиду, то он, по свидетельству Писания, прояви имя кладязю тому, (или) месту: обида (ст. 20). Таким образом самое название места, как бы (начертанное) на медном столбе, послужило для последующих времен памятником и кротости праведника, и несправедливости тех жителей. Всякий, узнавши из имени места причину такого его прозвания, видел добродетель одного, и крайнюю злобу других. И посмотри, как и он сам возвышает свою добродетель, во всем обнаруживая свою кротость, да и те, даже против воли своей, самою чрезмерностию своей злобы содействуют его прославлению. Не довольствуясь (одной обидой), они снова возстают на него, когда он ископал другой колодец. Отшед же, сказано, оттуду, ископа кладязь другий; пряхуся же и том, и прояви имя ему: вражда (ст. 21). Заметь опять благоразумие праведника! Здесь они не совсем, кажется, отняли у него колодец, а только спорили и, уже ясно увидев свою несправедливость, отступили. Поэтому он и назвал то место враждою, так как оно сделалось причиной вражды. Но претерпевая такия оскорбления каждый, так сказать, день от окрестных жителей, не унывал, не показывал малодушия, не помыслил сам в себе или не сказал: вот у меня нет и настолько силы, чтобы пользоваться колодцами, - уж не оставила ли меня помощь свыше, не лишился ли я промышления Господня? Ничего такого он не думал и не помышлял, но все переносил с совершенною кротостью. Зато тем большую имел во всем помощь свыше. Такие случаи были, так сказать, некоторым упражнением для добродетели праведника. Отшед же, сказано, оттуду, ископа кладезь другий; и не пряхуся о том, и прозва имя ему пространство, глаголя: яко ныне распространи Господь нам и возрасти нас на земли (ст. 22).

3. Заметь благомыслие праведника. Когда хотели отнять у него первые колодцы, он не огорчался, не противился, а только названием колодцев оставил неизгладимую память о злобе жителей. А теперь, когда уже никто не препятствовал ему, и он с полною свободою наслаждался трудами своими, он все это приписывает Богу. Прозва, сказано, имя ему пространство. Затем, объясняет это название: потому, говорит, называю я его пространством, что распространи Господь нам и возрасти нас на земли. Видишь ли боголюбивую душу, как она, не вспоминая нисколько о прежних неприятностях, а памятуя только благо, приносит за это благодарение и говорит: яко распространи Господь нам и возрасти нас на земли? Ничто так не приятно Богу, как душа признательная и благодарная. Каждый день являя всем нам безчисленныя благодеяния, не взирая на то, желаем ли мы их или не желаем, знаем ли их или не знаем, (Бог) не требует от нас ничего другого, кроме признательности к Нему за все дарованное нам, дабы и за это самое снова дать нам еще большее воздаяние. Для удостоверения в этом, посмотри на того же праведника, как он за свою признательность снова удостоивается явления свыше. Так как он показал достаточный опыт своей добродетели пред жителями герарскими и пред царем, изгонявшим его, и пред пастухами, отнимавшими у него колодцы, то человеколюбивый Господь, желая как бы укрепить его благодушие и одобрить его великую кротость, - в то время, когда он взыде оттуду ко кладязю клятвенному, явися ему Господь в ту нощь, и рече: Аз есмь Бог Авраама, отца твоего, не бойся; с тобою бо есмь, и благословлю тя, и умножу семя твое, Авраама ради отца твоего (ст. 23, 24). Явися ему, сказано. Господь в ту нощь. Заметь попечение о нем Божие! Чтобы укрепить его и ободрить, Бог является ему и говорит: Аз есмь Бог Авраама, отца твоего, - Который прославил отца твоего, поставил его на такой степени величия, и его, странника, сделал славнее здешних жителей. Я тот, кто обетовал столь умножить его (потомствами во всем показывал особенное о нем промышление. Я есмь. Не бойся. Что значит: не бойся? Не смущайся тем, что Авимелех изгнал тебя и пастухи обидели. Много такого потерпел и отец твой; но чрез то явился еще более славным. Итак, это да не устрашает тебя: с тобою бо есмь. Я попускаю этому быть, желая, чтобы и ты своею кротостию показал свою добродетель, чтобы и злое расположение тех сделалось всем известным, дабы и за это увенчать тебя. С тобою бо есмь, поэтому и будешь непреоборим, сильнее всех возстающих (на тебя) и оскорбляющих тебя. Промышление Мое о тебе сделает тебя даже предметом зависти. С тобою бо есмь, и благословлю тя, и умножу семя твое Авраама ради, отца твоего. Примечай человеколюбие Божие! Сказав: Аз есмь Бог Авраама, отца твоего, Бог тем показывал, как приблизил Он к себе патриарха, благоволив назвать Себя самого Богом Авраама, - т. е. Владыка и Творец вселенной называет Себя Богом одного человека, не в том смысле, как будто бы одним патриархом Он ограничивает владычество Свое, но с тою целию, чтобы показать Свое великое к нему благоволение. Я, говорит, так приблизил его к Себе, что предо Мною он является стоющим всех других людей. Потому и умножу семя твое Авраама ради отца твоего. Многия награды он должен получить от Меня за свое послушание Мне; итак, ради его умножу семя твое. Таким образом Бог и ободрил праведника, и напоминанием об отце возбудил в нем ревность к проявлению подобной ему добродетели. После же того, как Бог обещал ему столько благ, созда, сказано, (Исаак) тамо жертвенник, и призва имя Господне; и постави тамо скинию свою (ст. 25). Что значит: созда тамо жертвенник? Значит: он принес там благодарственныя жертвы Господу за оказанное столь великое о нем попечение. Ископаша же тамо раби Исааковы кладязь. Теперь уже праведник в безопасности. Тот, кто сказал ему: с тобою есмь, и благословлю тя, и умножу семя твое, вдруг и славу дал ему, и сделал его досточтимым для всех. Вот смотри, как тот самый Авимелех, который решился изгнать его, и говорил: отъиди от нас, сам теперь приходит к нему. И Авимелех, сказано, прииде к нему, и невестоводитель его, и воевода сил его. И рече им Исаак: вскую приидосте ко мне? Вы же возненавидесте мене, и отсласте от себе (ст. 26, 27). Посмотри, сколь велика кротость праведника! Видя, что те, которые гнали его и обнаруживали такую ненависть к нему, теперь являются к нему в виде просителей, он не возгордился перед ними, не превознесся мыслию, имея еще в свежей памяти сказанныя ему от Бога слова, и уповая на силу Господа, он не возстал против царя, но опять показывая обычную кротость, говорит им с большою скромностью: вскую приидосте ко мне? Вы же возненавидесте мене, и отсласте от себе. Зачем, говорит, вздумали вы придти ко мне, человеку изгнанному вами и возненавиденному? И реша: видевше узрехом, яко бе Господь с тобою, и рехом: буди клятва между ними и между тобою, [7] и завещаем с тобою завет, да не сотвориши с нами зла, якоже не возгнушахомся тобою мы, и якоже сотворихом тебе добро, и отпустихом тя с миром; и ныне благословен ты от Господа (ст. 28, 29).

4. Смотри, как велика сила кротости, и как велико могущество добродетели! Те, которые прежде изгнали его, теперь приходят к страннику, не имеющему отечества, к пришельцу, и не только извиняются в прежних своих поступках с ним, просят прощения в прегрешениях (своих против него), но и прославляют праведника, обнаруживают объявший их страх, сознаются в собственном безсилии и признают великое могущество праведника. Да и что может быть сильнее того, кто имеет с собою Бога? Узрехом, говорят, яко Господь с тобою. А откуда вы это знаете? Так, говорят они, самыя события послужили для нас уроком. Мы увидели, что ты, изгнанный, стал сильнее изгнавших, обиженный одержал верх над обидевшими, из самаго хода событий уразумели, что ты пользуешься великою помощию свыше. Дело божественнаго промысла состояло в том, чтобы их ум проникся удивлением к праведнику и чтобы внушено им было такое разумение. Мы познали, говорят они, яко Господь с тобою: буди убо клятва между нами. Смотри, как по побуждению собственной совести спешат они обличить себя самих, тогда как никто другой не принуждает их к тому и не объясняет того, что произошло. Если вы не обидели праведника, то для чего, говорит, просите вы у него союза? Но такова неправда: каждый день мучить совесть, и тогда как обиженный молчит, нанесшие обиду, думая, что им угрожает наказание, ежедневно безпокоятся и как бы сами себе подписывают приговор за преступление. Так и (те жители Герар), зная это, говорят: буди клятва между нами и между тобою. Потом объясняют, какой они хотят клятвы. И завещаем с тобою завет, да не сотворити с нами зла, якоже не возгнушахомся тобою мы. Посмотри, как от смущения и терзаний (совести) они сами себе противоречат, когда говорят: да не сотвориши с нами зла. Почему вы так боитесь праведника, когда видите, что он и оскорбляющим его оказывает такую кротость? Но неподкупный судия - совесть пробудилась в них и они сознали, какую несправедливость сделали праведнику; от страха и смущения они не замечают, как противоречат сами себе. Да не сотвориши, говорят они, с нами зла, яко не возгнушахомся тобою. Для чего же вы изгнали его? Впрочем праведник не требует у них отчета и не изобличает их речей. И якоже, говорит Писание, сотворихом тебе добро, и отпустихом тя с миром, и ныне благословен ты от Господа.. Видишь, что они убоялись наказания свыше? Они видели, что, хотя праведник, по своей кротости, сам не мстит за сделанное ему, но Тот, кто являл такое промышление о нем, потребует у них отчета за поступки их с праведником. Поэтому они умилостивляют праведника и просят союза, вместе с тем извиняясь в прежних своих делах и ограждая свою безопасность на будущее время. И сотвори им, сказано, пир, и ядоша, и пиша, и возставив заутра, клятся кийждо к ближнему своему; и отпусти я Исаак, и отъидоша от него здравы (ст. 30, 31). Заметь дружелюбие праведника, как он без всякаго злопамятства беседовал с ними и не только предал забвению поступки их с ним, но еще оказал им великое гостеприимство. Сотвори, сказано, им пир, и ядоша, и пиша. Таким гостеприимством он хочет доказать им, что нисколько не помнит сделанных ему от них обид. И отпусти я Исаак, и отъидоша от него здравы. Божественное Писание этими словами дает разуметь, что они пришли к нему с великим страхом, ожидая беды себе, и словом сказать, опасаясь за все, поспешили принести извинение пред праведником. Видишь ли, что нет ничего сильнее и могущественнее добродетели, и нет безопаснее человека, который пользуется помощию свыше? Потом, сказано, в той день отшедше [8] раби Исааковы [9], ископаша кладязь, и рекоша [10]: не обретохом воды. И прозва его: клятва; сего ради прозва имя граду иному: кладязь клятвенный, даже до днешняго дне (ст. 32 и 33). Вот и здесь он дает месту имя от события. Копавшие колодец ничего не нашли; но как это было в тот же день, в который они заключили между собою союз, то Исаак и назвал это место кладязем клятвенным, чтобы оставить память о случившемся. Видишь, как праведник, не имевший еще наставлений от закона, не видевший пред собою примера в ком-нибудь другом, а только исследуя отцу, и руководимый учителем, находящимся в самой природе человека, т. е. в его совести, показывал столь великое любомудрие? Случившияся с ним события открывали не только кротость праведника, но и то, что он уже самым делом исполнял заповеди Христовы. То, что Христос заповедал ученикам Своим, увещевая их не только любить любящих их, но оказывать любовь и ко врагам, то уже прежде исполнял Исаак, когда оказывал столь великое гостеприимство людям, столько ненавидевшим его, и изгонял из души своей грех злопамятства.

5. Какого же снисхождения достойны будем мы, если уже после явления благодати; после такого учения и заповедей Спасителя, не сможем дойти даже до степени этого праведника? И что я говорю: до той же степени? Мы не в состоянии и приблизиться к ней. До такой крайности возрасла ныне людская злоба, что редко уже любят и любящих. Откуда же будет нам надежда спасения, если мы сделаемся хуже самих мытарей, как говорит Христос: аще любите любящих вас, что лишше творите? Не и мытари ли тожде творят (Матф. V, 46)? Христос желает, чтобы мы достигли самаго верха добродетели, чтобы были выше мытарей; а мы стараемся быть и их ниже. И что говорю: мытарей? Мы становимся хуже и разбойников, и гробокопателей, и человекоубийц. И из них всякий любит того, кто с любовию относится к нему, а часто и подвергается опасности за любимаго им. Что же может быть достойнее сожаления, когда мы, удостоенные столь великаго человеколюбия Божия, оказываемся хуже людей, сделавших тысячи зол? Итак, умоляю вас: помышляя о великом наказании, о крайнем посрамлении, которыя ожидают нас там, познаем, хотя поздно, свое достоинство, покоримся учению Христову, и не только любящих нас будем любить искренно, изгнав из своего сердца всякую злобу и ненависть, но если бы кто-либо и враждебно расположен был к нам, будем стараться и тех любить. Нам невозможно иначе спастись, если не пойдем таким путем. Постараемся даже более, чем любящих нас, любить тех, как способствующих нам в достижении безчисленных благ. Таким образом мы сможем и прощение грехов получить, и молитвы к Богу возсылать смиренным умом и сокрушенною душою. Когда душа свободна от всякой вражды и ум наслаждается спокойствием, тогда она с великою бодростию призывает Владыку и привлекает себе свыше великую помощь, которой да сподобимся все мы, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

© 2003
Библиотека Церкви ЕХБ
г.Дзержинский, М.О.
web-master:
asterix16@narod.ru
Hosted by uCoz