велотренажер Nordictrack, gx gxr.
Иоанн Златоуст. "Беседы на Книгу Бытие"

1-3 | 4-6 | 7-9 | 10-12 | 13-15 | 16-18 | 19-21 | 22-24 | 25-27 | 28-30 | 31-33 | 34-36 | 37-39 | 40-42 | 43-45 | 46-48 | 49-51 | 52-54 | 55-57 | 58-60 | 61-63 | 64-65 |

БЕСЕДA XXXIV
Рече же Господь [1] Авраму, повнегда разлучитися Лоту от него: воззрев [2] очима твоима виждь от места, идеже ты ныне еси, к северу и югу, и востоку и морю: яко всю землю, юже ты видиши, тебе дам ю (Быт. XIII, 14-15).
1.
Вчера узнали вы, возлюбленные, об изумительном смиренномудрии патриарха, видели его чрезвычайную кротость. В самом деле, не маловажным было делом, что старец, совершивший столько добрых дел, удостоившийся такого благоволения от Владыки всяческих, оказал юноше - племяннику такую с своей стороны честь, что уступил ему даже первыя места (при выборе земли), а сам взял худшия, и все сделал, чтобы только прекратить ссору и устранить повод к распре. Ему-то все мы постараемся подражать, и не станем никогда превозноситься над ближними, ни много думать (о себе), но с великим смиренномудрием будем уступать (другим) и поспешим уничижать себя и в поступках, и в словах; не будем враждовать даже против тех, кто оскорбляет нас, хотя бы это были и облагодетельствованные нами (в этом-то и состоит самое высокое любомудрие); не будем также раздражаться обидами, хотя бы досаждающие нам были и хуже нас, но станем укрощать гнев (других) своею кротостию и тихостию. Подлинно нет ничего сильнее ея, нет ничего могущественнее. Она вводит душу нашу в постоянный мир, заставляя ее стремиться к нему, как бы в пристань, и таким образом служит для нас источником всякаго успокоения. Потому-то и Христос, предлагая божественное Свое учение, сказал: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Матф. XI, 29). Действительно, ничто так не доставляет душе спокойствия и тишины, как кротость и смиренномудрие; а для стяжавшаго это благо оно дороже всякой диадемы, полезнее всякаго блеска и славы. Что, в самом деле, может быть блаженнее человека, свободнаго от внутренней брани? Пусть мы вполне пользуемся внешним миром и услужливостию (ближних); но если внутри нас, от возмущения помыслов, возникает шум и буря, то нет никакой пользы от внешняго спокойствия, подобно тому, как нет ничего жалче того города, который хотя и огражден безчисленными стенами и окопами, но терпит измену от обитающих внутри его. Итак, об этом-то, прошу, позаботимся прежде всего, как бы нам сделать душу свою безмятежною, привести ее в мирное состояние и быть свободными от всякаго неприятнаго чувства, дабы и самим нам наслаждаться совершенным спокойствием, и с ближними нашими быть в согласии. В том-то ведь особенно и заключается отличительное свойство разумнаго человека, чтоб быть скромным, кротким, снисходительным, смиренным, тихим, не водиться и не увлекаться рабски гневом, или другими страстями, но разумом побеждать внутренния безпорядочныя движения, охранять свое высокое достоинство и не унижаться, по безпечности, до зверскаго состояния безсловесных. А чтобы знать тебе, как велика сила кротости и смиренномудрия, и как эта одна добродетель могла того, кто преуспел в ней совершенно, сделать достойным неизреченных похвал, послушай о прославлении блаженнаго Моисея, и о венце, который сплетен ему за эту добродетель. И Моисей, сказано, бяше кроток зело паче всех человек, сущих на земли (Числ. XII, 3). Видишь, какая великая похвала: она поставила его наравне со всем родом человеческим, или - лучше сказать - выше всего рода человеческаго. Тоже говорит Писание и о Давиде: помяни, Господи, Давида и всю кротость его (Псал. CXXXI, 1). Этою-то добродетелью и патриарх (Авраам) стяжал еще большее (против прежняго) благоволение свыше, и, сделав с своей стороны, что мог, удостоился за это больших (благ) от человеколюбиваго Бога. Это вы увидите, когда мы предложим вам продолжение вчерашняго слова и объясним вашей любви, что было уже прочитано (из Писания). Когда (патриарх) с великою кротостию уступил Лоту лучшия места, и, предоставив ему право выбора, охотно взял худшую часть, лишь бы только прекратить распрю, смотри, какую тотчас получает он награду от Бога, и как Бог, по великой щедрости Своей, удостоивает его еще большаго воздаяния. Таков наш Владыка: едва Он увидит, что мы пожертвуем чем-нибудь малым, как уже и дает нам с Своей стороны богатое вознаграждение, и такую являет щедрость, которая безмерно превосходит наши (заслуги).

2.
И поступает так Он со всеми нашими приношениями. Что, скажи мне, ничтожнее двух лепт? Однакож (Бог) сделал то, что вдовица, положившая две лепты, доселе прославляется за это во всей вселенной (Лук. XXI, 3). И что говорю о двух лептах? Если кто подаст (жаждущему) и стакан холодной воды, то и за это (Бог) предназначает великия награды, так как Он творящим добродетель венцы дает всегда, судя по расположению (их) сердца (Матф. X, 42). Тоже, как всякому известно, делает Он и в отношении к подвигу молитвы. Если Он увидит, что кто-нибудь приближается (к Нему) с усердием, тотчас скажет ему: еще глаголющу ти, се есмь (Ис. LXV, 24). А если (человек) покажет продолжительную настоятельность, то (Бог) и прошения его исполняет с великою любовию и горячею ревностию, да и прежде еще (исполнения) прошений похваляет и венчает его. Так именно и сделал он с хананеянкою. Когда увидел Он ея усердие и великое постоянство (в мольбе), то сначала одобрил ее и увенчал, так сказать, похвалами и сделал известною для всей вселенной, а потом уже и прошения (ея) исполнил с великою благостию. Сказав: о, жено, велия вера твоя, Он потом прибавил: буди тебе, якоже хощеши (Матф. XV, 28). И если бы мы захотели пересмотреть все подобные примеры в божественном Писании, то везде увидели бы великую щедродательность Господа. В этом-то совершенно уверенный и зная, что кто уступит меньшее, тот получит большее, патриарх, как вы слышали вчера, уступил Лоту (лучшую часть), а себе взял худшую, чтобы и устранить повод к распре, и показать собственную добродетель, и водворить мир во всем доме своем. Но посмотрим из нынешняго чтения, какия получает он от Господа награды за такую свою кротость. И рече, сказано, Бог Авраму, повнегда разлучитися Лоту от него: воззрев очима твоима, виждь от места, идеже ты ныне еси, к северу и югу, и востоку и морю: яко всю землю, юже ты видиши, тебе дам ю и семени твоему до века. Смотри, как (близок)промысл Божий, и как скоро воздает (Господь) праведнику. Так как божественное Писание хочет показать нам, какой награды удостоился патриарх от человеколюбиваго Бога за столь великое свое смиренномудрие, то сказав, что Лот отделился (от Авраама) и ушел в землю, которую он выбрал себе, как самую лучшую, оно тотчас прибавило: и рече Господь Бог Авраму. Далее, чтобы мы удостоверились, что (Господь) точно говорит это (Аврааму) в награду за его поступок с Лотом, (Писание) прибавило: и рече Бог Авраму, повнегда отлучитися Лоту от него, как бы говоря ему прямо такими словами: ты, по великой кротости, уступив племяннику лучшую землю, показал этим крайнее смиренномудрие, и столько позаботился о мире, что решился на все, лишь бы не было между вами никакой ссоры: прими же за это от Меня щедрую награду, - воззрев, говорит, очима твоима, виждь от места, идеже ты ныне еси, к северу и югу, и востоку и морю: яко всю землю, юже ты видиши, тебе дам ю и семени твоему до века. Видишь ли, что награда гораздо выше заслуги его (Авраама)? И человеколюбивый Господь начинает с тех же слов, в каких патриарх сделал уступку (Лоту). Как он сказал: не се ли вся земля пред тобою есть? Отлучися от мене, - аще ты на десно, аз на лево; аще же ты на лево, аз на десно; так и Господь говорит: воззрев очима твоима, виждь от места, идеже ты ныне еси: яко всю землю, юже ты видиши, тебе дам ю и семени твоему до века. Смотри здесь, как необычайно велика щедрость Божия: ты, говорит (Бог Аврааму), предоставив свободу выбора (племяннику), уступил (ему) ту землю, какую он вздумал выбрать, а сам взял остальную; Я же показываю такую щедрость, что всю землю, на которую простираются взоры твои во все стороны, к северу и югу, к востоку и западу, всю эту землю, которую ты видишь, отдам тебе; и не только тебе, но - и семени твоему до века. Видишь щедрость, достойную благости Божией? Видишь, сколько (патриарх) уступил, и чего за то удостоился? Поучимся отсюда показывать великую щедрость в милостыне, чтобы, давши немногое, удостоиться великих (наград). В самом деле, скажи мне, какое тут равенство - дать немного денег, и получить оставление грехов? Напитать алчущаго - и удостоиться дерзновения в тот страшный день (суда) и услышать слова, стоящия царства: взалкахся и дасте ми ясти (Матф. XXV, 35)? Разве Тот, Кто явил тебе такую щедрость, не мог сам удовлетворить требованию и этого алчущаго? Но Он оставляет его бедствовать в нищете для того, чтобы и он стяжал великую награду за терпение и ты милостынею приобрел себе дерзновение.

3.
Видишь человеколюбие Господа, как Он все устрояет к нашему спасению? Итак, когда подумаешь, что (бедный), борясь с нищетою, истаевает от голода ради тебя и твоей пользы, не проходи (мимо его) без сострадания, но будь верным распорядителем того, что тебе вверено от Господа, чтобы, удовлетворив нужде беднаго, и сам ты снискал себе свыше великое благоволение. Прославь и Господа своего за то, что Он ради тебя и твоего спасения попустил этому человеку жить в бедности, чтобы ты мог найти для себя способ и грехи свои очистить, и благим употреблением ввереннаго тебе от Господа заслужить те похвалы, которыя превосходят всякое слово и понятие, - ведь ты услышишь: добре, благий рабе и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю; вниди в радость Господа твоего (Матф. XXV, 23). Помышляя об этом, будем смотреть на бедных, как на благодетелей, как на таких людей, которые могут доставить нам средство ко спасению; будем подавать им (милостыню) с щедростию и горячим усердием, никогда не делая неприятнаго вида при подаянии, но разговаривая с ними весьма кротко и показывая великую снисходительность (к ним). Приклони, сказано, нищему ухо твое, и отвещай ему мирная в кротости (Сир. IV, 8), чтобы, еще прежде подаяния, ласковыми словами ободрить сокрушенную великою бедностию душу его. Лучше, сказано, слово, паче даяния (Сир. XVIII, 17). Так-то и слово может ободрить душу и доставить ей великое утешение. Итак, будем подавать щедрую милостыню, взирая не на принимающаго только, но помышляя о Том, Кто относит к Себе все, что ни делается для бедных, Кто обещает награду за подаяние: к Нему-то возводя ум, постараемся давать (милостыню) со всем усердием, и щедро сеять, пока есть время, чтобы получить и щедрую жатву: сеяй, сказано, скудостию, скудостию и пожнет (2 Кор. IX, 6). Итак, не скупою рукою будем бросать эти добрыя семена, чтобы в свое время пожать нам в изобилии. Теперь - время сеяния: не упустим же его, чтобы в день воздаяния за посеянное здесь пожать нам плоды и удостоиться человеколюбия Божия. Никакая другая добродетель не может так угасить греховный наш пламень, как щедрая милостыня. Она и грехи наши уничтожает, и доставляет нам дерзновение (пред Богом), и предуготовляет наслаждение неизреченными благами. Но довольно уже сказано к вашему назиданию и в объяснение того, что, давая немногое, мы удостаиваемся от Господа большаго. Уклонилось же слово наше к увещанию о милостыне по случаю того, как мы сказали, что патриарх, уступив Лоту часть земли и даже предоставив ему самую лучшую землю, а себе взяв худшую, за это удостоился от Бога такой щедрой награды, что ему дано Богом обетование, превышающее всякий ум и понятие. Воззрев, сказано, очима твоима, виждь от места, идеже ты ныне еси, к северу и югу: яко всю землю, юже ты видиши, тебе дам ю, и семени твоему до века. Ты, говорит, уступил племяннику часть земли: так вот Я обещаю тебе всю землю; мало этого, Я обещаю дать ее и семени твоему, и при том до века, т. е. навсегда. Видишь, как щедр Господь в благодеяниях? Так как знал (Господь), что этого особенно и желал патриарх и ничто так не укрепит его усердия [3], то и говорит: Я и это сделаю для тебя, что т. е. и потомки твои будут пользоваться этою землею и владеть ею всегда. Потом, чтобы (Авраам), смотря только на свою природу и старость, также на неплодство Сары, не усумнился в обетовании, но положился бы на силу Обетовавшаго, (Бог) говорит: и сотворю семя твое, яко песок земный. Аще кто может исчести песок земный, то и семя твое изочтет. Поистине, обетование было превыше естества человеческаго! Господь обещал не только сделать патриарха отцем, тогда как столько было препятствий к этому, но и дать (ему семя) столь многочисленное, что оно сравняется с (количеством) песка земного и даже будет неисчислимо, - этим сравнением Он хотел показать необычайную великость (обетования). Смотри, как человеколюбивый Господь мало-по-малу упражняет добродетель праведника. Сказав уже прежде: и семени твоему дам землю сию, Он теперь опять говорит: и семени твоему дам до века и сотворю е, яко песок земный. Между тем обетование пока ограничивается только словами, и много проходит времени между обетованием и его исполнением, чтобы мы узнали и боголюбивую душу патриарха, и безпредельную силу Божию, (Бог) намеренно медлит и отлагает (исполнение обетований), чтобы получившие обетование, дошедши до глубокой старости, и, так сказать, отчаявшись (в исполнении), по порядку дел человеческих, тогда-то и дознали опытом и собственную немощь, и несказанно великую силу Божию.

4.
Посуди же, по продолжительности времени протекшаго между обетованием и его исполнением, о твердости души патриарха, как он, минуя все человеческое, обратил мысль свою к силе Обетовавшаго, и не смущался, не колебался. Вы знаете, что если кто раз и два, обещавшись, не привел в исполнение своего обещания, мы как-то уже не легко верим потом его обещаниям. Так и должно быть в отношении к человеку. Но что касается до Бога, Который с великою премудростию устрояет дела наши, то, когда Он однажды даст нам обетование, хотя бы потом возникло безчисленное множество препятствий, мы, взирая на величие силы Его, должны быть уверены, иметь твердое убеждение и помнить, что слово Его непременно придет в исполнение. Нет ничего такого, что могло бы когда-либо остановить (исполнение) Его обетования. Он - Бог, для Котораго все возможно, и потому направляет обстоятельства, куда хочет, будучи силен найти путь и в местах непроходимых, и после того, как мы уже отчаялись, подавая нам благия надежды, чтобы мы таким образом яснее познавали безмерное величие Его благоустроительной премудрости. Востав, сказано, пройди землю в долготу ея и в широту, яко тебе дам ю (ст. 17). Смотри, как (Бог) всячески хочет возбудить в праведнике живое упование. Востав, говорит, обойди вокруг, осмотри и длину и широту (земли), чтобы узнать тебе обширность земли, которою будешь пользоваться и, прежде еще обладания (ею), утешаться уже надеждою. Сколько ты ни обойдешь земли, (всю) ее отдам тебе, дабы ты знал, что ты уступил (племяннику) не столько, сколько теперь имеешь получить. Не думай же, будто ты получил худшую часть, когда тот (Лот) завладел, повидимому, лучшими местами. Скоро увидишь на самом деле, что немного пользы принес ему выбор лучших мест, да и сам он узнает, какое зло - искать лучших мест. А ты теперь же получи награду за смиренномудрие и кротость, которую показал ты в отношении к племяннику, прими обетование и узнай всю ту землю, которой ты - господин и которою скоро овладеешь ты и семя твое навсегда: и семени твоему, сказано, до века. Величественно обетование Божие! Велико обилие щедрот у Владыки всех нас! Необычайна награда, какую человеколюбивый и благоутробный (Бог) даровал этому блаженному и имеющему произойти от него потомству! Услышав это, изумленный несказанною благостию Божиею, патриарх, отселився, сказано, пришед вселися у дуба мамврийскаго в Хевроне (ст. 18). То есть, получив обетование и разставшись с Лотом, он перенес свою кущу под дуб мамврийский. Смотри на любомудрое расположение души, смотри на высоту духа, как он (патриарх) легко переселяется, и не скорбит, переходя с места на место. Ты не увидишь, чтобы им обладала или связывала его привычка, чему нередко подвергаются даже те, которые, повидимому, уже любомудрствуют и стали свободными от мирских смятений. Как придет время переселиться и перейти в чужую землю, часто и ради духовной нужды, увидишь, как они скорбят, печалятся и тяготятся перемещением, потому что связаны привычкою. Но не так (поступал) праведник; нет, он с самаго начала, с самых ранних лет поступал мудро и, как странник и пришлец, переселялся то оттуда сюда, то отсюда туда и везде старался показать на деле боголюбивое свое расположение. Так, едва поселился он под дубом мамврийским, как тотчас же и устроил там жертвенник Господу. Видишь благодарную душу? Едва устроил кущу, как тотчас же вознес ко Господу благодарение за дарованное ему обетование. Да и на каждом месте, где ни поселялся он, прежде всего заботился об этом, - устроял жертвенник, возносил молитвы и исполнял апостольскую заповедь, повелевающую на всяком месте молитися, воздеюще преподобныя руки (1 Тим. II, 8). Видишь душу, воскрыленную любовию к Богу и за все приносящую благодарность. Он не ждал, пока обетование исполнится; но благодарит за обетование и делает с своей стороны все, чтобы, изъявив благодарность за прежнее, расположить своего Господа и к исполнению обетования.

5.
Этому (праведнику) будем подражать и мы, будем твердо полагаться на обетования Божии, - и пусть ни продолжительность времени не ослабляет нашего усердия, ни какия бы то ни было встречающияся препятствия не колеблют наших помыслов. Напротив, уповая на силу Божию, будем являть такую искреннюю веру, как будто бы мы уже пред глазами у себя имели исполнение обетований. Ведь и нам Господь обетовал великие, чрезвычайные и превосходящие наши понятия (дары): разумею наследие царствия (небеснаго), участие в неизреченных благах, жительство с ангелами, освобождение от геенны. Однакож не будем не верить (этим обетованиям) потому только, что не видим (обещаннаго) телесными очами; но, помышляя о неложности Обетовавшаго и о великом могуществе Его, будем созерцать эти блага очами веры и, судя по тому, что уже даровано нам, будем питать добрыя надежды и в отношении к будущему. Для того-то Он и даровал нам многое здесь, чтобы, вразумляемые здешними (благами), мы твердо надеялись и на тамошния. Тот, кто из любви к нам предал Сына Своего, ужели не дарует нам и всего прочаго, как и Павел сказал: Иже Сына своего не пощаде, но за нас всех предал есть его, како не и с ним вся нам дарствует (Рим. VIII, 32)? Если (Бог) Сына Своего предал за нас грешных, если удостоил нас дара крещения, если даровал нам оставление прежних грехов, если открыл путь покаяния, если для нашего спасения совершил безчисленное множество других дел, то явно, что подаст и уготованныя нам в будущем (веке) блага. По Своей благости предуготовив эти блага прежде, чем мы явились в мир, ужели Он не даст (нам) и насладиться ими? А (дабы тебе увериться), что Он еще заранее предуготовил эти блага для нас, послушай, что Он сам скажет к стоящим одесную (Его на последнем суде): приидите благословеннии Отца моего, наследуйте уготованное вам царствие прежде сложения мира (Матф. XXV, 24). Видишь безмерную благость, по которой Он явил такую любовь к нашему роду, что еще прежде создания мира уготовал нам наслаждение царствием? Не будем же, прошу, непризнательны, не сделаем себя недостойными столь многих даров, но возлюбим, как подобает, Господа нашего и не станем делать ничего такого, что могло бы прекратить Его к нам благоволение. Разве мы предварили это дело? Он, предупредив нас, явил великую и неизреченную любовь к нам. Не странно ли же не любить и нам, сколько можем, Того, кто так возлюбил (нас)? Он (Господь Иисус Христос), из любви к нам, все претерпел с радостью: исшедши из самых, так сказать, недр отеческих, благоволил принять зрак раба, испытать все человеческия (нужды), потерпеть озлобления и безчестие от иудеев, наконец, приял крест и поносную смерть, чтобы посредством веры в Него избавить нас, пресмыкавшихся по земле и обремененных безчисленным множеством тяжких грехов. Помышляя обо всем этом, блаженный Павел, пламенно любивший Христа, обтекший, как бы на крылах, всю вселенную, старавшийся в теле явить (совершенства) безтелесных существ, восклицал так: любы Христова обдержит нас (2 Кор. V, 14). Смотри, какая признательность; смотри, какая высокая добродетель; смотри, какая горячая любовь! Любы, говорит, Христова обдержит нас, то есть возбуждает, нудит, увлекает. Потом, желая пояснить слова свои, он говорит: суждших сие, яко аще един за всех умре, то убо вси умроша; и за всех умре, да живущии не ктому себе живут, но умершему за них и воскресшему (ст. 15). Видишь ли, как справедливо сказал он, что обдержит нас любовь Христова? Если, говорит, (Христос) умер за всех нас, то умер для того, чтобы мы, живущие, не для себя уже жили, но для Него, умершаго за нас и воскресшаго. Примем же апостольское увещание и будем жить не для себя, но для умершаго за нас и воскресшаго. Но как, скажешь, можем мы жить не для себя? Послушай, опять, того же блаженнаго (Павла), который говорит: живу не ктому аз, но живет во мне Христос (Гал. II, 20). Смотри, как он, ходя по земле и будучи обложен плотию, жил так, как будто бы обитал на небе и обращался с безтелесными силами. Поэтому-то и в другом месте он сказал: а иже Христовы (суть), плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. V, 24). В том-то и состоит жизнь не для себя, а для умершаго за нас и воскресшаго, когда мы как бы мертвы бываем в отношении к настоящей жизни и не привязываемся ни к чему видимому. Для того и Господь наш претерпел распятие, чтобы мы эту (земную) жизнь променяли на ту (небесную), или - лучше сказать - чрез эту приобрели себе ту. Ведь настоящая жизнь, если мы бываем бдительны и внимательны, ведет нас к наслаждению вечною жизнию. И мы если захотим хотя несколько воспрянуть и отверзть око ума - можем всегда питать в себе мысль о тамошнем упокоении, и таким образом проходить и оставлять без внимания видимое и устремлять помысл к будущему и вечно пребывающему, как и блаженный Павел, в наше наставление, говорит: а еже ныне живу во плоти, верою живу Сына Божия, возлюбившаго мене и предавшаго себе по мне (Гал. II, 20).

6.
Вот - душа пламенеющая, вот - ум воскрыленный, вот - сердце, согретое любовию к Богу! Еже, говорит, ныне живу, верою живу. Не подумайте, то есть, чтобы я делал что-нибудь ради настоящей жизни: хотя я и облечен плотию и подлежу телесным нуждам, но живу верою во Христа; презирая все настоящее, все оставляя без внимания по надежде на Него, к Нему устремил я свою душу. Потом, чтобы ты узнал всю великость любви его, он говорит: верою живу Сына Божия, возлюбившаго мене и предавшаго себе по мне. Смотри, как безмерно велика его признательность! Что говоришь, блаженный Павел? Немного прежде ты сказал: иже Сына своего не пощаде, но за нас всех предал есть его; а теперь говоришь: возлюбившаго мене, и присвояешь себе одному всеобщее благодеяние? Да, говорит. Хотя Им принесена жертва за весь род человеческий, но, по любви моей к Нему, я присвояю себе все, что Им сделано. Так обыкновенно поступали и пророки; и они говорили: Боже, Боже мой (Псал. XXI, 1; CXVII, 28; CXLII, 10); хотя (Бог) есть Бог всей вселенной, но любви свойственно относить к себе то, что есть общее достояние. Сына, говорит, Божия возлюбившаго мене. Что говоришь? Ужели тебя одного возлюбил Он? Нет, говорит; Он возлюбил весь род человеческий, но я так обязан Ему благодарностию, как будто бы один я был возлюблен Им. И предавшаго себе по мне. Что же, разве за тебя одного Он распялся? Не сам ли Он говорит: егда вознесен буду (от земли), вся привлеку к себе (Иоан. XII, 32)? Да и сам ты не сказал ли, что Он предал себя за всех нас (1 Тим. II, 6)? Точно так, говорит; говоря это, я не противоречу себе, но удовлетворяю любви моей. Но смотри, он и чему-то другому поучает нас словами своими. Выше он сказал, что Отец за нас всех предал есть его (Сына своего); а здесь говорит: (Сын) предал есть себе. Там (он сказал так), чтобы показать единомыслие (o9mo/noian) и равночестие (o9motimi/an) Отца и Сына, и сделать указание на домостроительство (спасения нашего), почему и в другом месте говорит: послушлив быв даже до смерти (Фил. II, 8), во всех таких местах проповедуя о домостроительстве (спасения [4]). А здесь он употребил выражение: „предал себя", дабы показать, что (Сын) воспринял страдание добровольно, а не по необходимости и не по принуждению; что претерпел Он крест по Своему хотению и по желанию устроить спасение всего рода человеческаго. Итак, можем ли мы показать соразмерную любовь к Тому, кто явил столь богатую любовь к нам? Если мы решимся положить и самую жизнь свою за Его закон и для соблюдения данных от Него заповедей, - и тогда не возможем достигнуть той меры любви, какую Он заявил в отношении к нашему роду. Он, будучи Богом, потерпел все это за людей, и, будучи Господом, - за рабов, и не просто за рабов, но еще за неблагодарных, обнаруживших великую и упорную вражду (против Него). Притом, Он сам предварил оказать такое благодеяние недостойным и виновным в безчисленных грехах. А мы, что ни успеем сделать, ничего не совершим великаго, при всех усилиях возблагодарить предупредившаго нас столькими благодеяниями. Наши (дела любви к Богу), если только они последуют за Его благодеяниями, составляют уже некую уплату и долг, а то, что Он делает для нас, есть дар и благодеяние, и великая милость. Размышляя обо всем этом, возлюбим Христа, как возлюбил Его Павел, и, не заботясь о настоящем, укореним навсегда любовь к Нему в нашей душе. Тогда мы станем посмеваться всему в настоящей жизни и на земле будем жить, как на небе, ни счастием здешним не разслабляясь, ни скорбями не смущаясь, но, минуя все, будем спешить отсюда к возлюбленному Господу нашему; не будем роптать и на медленность (достижения небесных благ), но с блаженным Павлом станем говорить и мы: еже ныне живем во плоти, верою живем Сына Божия, возлюбившаго нас и предавшаго себе по нас. (Таким образом) и настоящую жизнь проведем безпечально, и удостоимся наслаждения будущими благами, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

БЕСЕДA XXXV
Бысть же в царство Амарфафа [1], царя Сеннаарска: Ариох, царь Аласарск [2], и Ходологомор, царь Эламск, и Фарфак [3], царь языческий, сотвориша рать с царем Содомским [4] (Быт. XIV, 1, 2).
1.
Великое благо, возлюбленные, чтение божественнаго Писания. Оно умудряет душу, оно переносит ум на небо, оно располагает человека к благодарности (пред Богом), оно не допускает его пристраститься к чему-либо настоящему, оно заставляет ум наш постоянно обитать на небесах, побуждает нас делать все в надежде на воздаяние Владыки и стремиться с величайшею ревностию к подвигам добродетели. Здесь-то (в Писании) можно хорошо узнать, как скор на помощь (нам) промысл Божий, (узнать) мужество праведников, благость Владыки и обилие воздаяний. Им-то можно возбудить себя к соревнованию и подражанию любомудрию доблестных мужей и (не дать себе) ослабеть в подвигах добродетели, но твердо полагаться на обетования Божия и прежде их исполнения. Поэтому, прошу, будем заниматься чтением божественнаго Писания с наибольшим тщанием. Таким-то образом мы приобретем и знание (его), если будем постоянно обращаться к тому, что в нем содержится. Невозможно, в самом деле, чтобы тот, кто с усердием и всяким усилием занимается словом Божиим, был когда-нибудь оставлен (Богом) в пренебрежении; напротив, если и нет у нас наставника-человека, то сам Господь, проникая в сердца наши, просвещает ум, озаряет смысл, открывает нам сокровенное и таким образом бывает для нас наставником в предметах, неведомых нам, лишь бы только мы хотели сделать то, что от нас зависит. Не нарицайте, говорит Писание, учителя на земли (Матф. XXIII, 8). Так, когда мы возьмем в руки духовную книгу, то, сосредоточив свой ум, собрав мысли и удалив от себя всякий житейский помысл, будем таким образом [5] совершать чтение с великим благоговением, с полным вниманием, чтобы быть достойными руководиться Духом Святым в разумении написаннаго и получить отсюда великую пользу. Вот и евнух эфиопской царицы [6], иноплеменник, даже в то время, когда с таким великолепием несся в колеснице, не пренебрегая чтением (Писания), но держа в руках (книгу) пророка, прилежно читал ее, хотя и не понимал того, что в ней содержится. Но так как он употребил с своей стороны все - старание, усердие, внимание, то и получил руководителя. Подумай же, прошу, как много значило то, что он не пренебрег чтением (Писания) даже во время путешествия и притом сидя на колеснице. Да слышат это те, которые не хотят делать это и дома, но думают, будто чтение божественнаго Писания для них излишне, и будто им не удобно заниматься прилежно этим чтением потому, что они ведут и брачную жизнь, и обязаны воинскою службою, и лежит на них забота о детях, попечение о слугах и о других вещах. Вот - евнух, человек иноплеменный: того и другого довольно было для того, чтобы ввергнуть (его) в совершенную безпечность; а к этому (еще присоединялась) великая знаменитость, огромное богатство и то, что он был в дороге и несся в колеснице (ведь не совсем удобно, напротив даже очень трудно, совершая таким образом путешествие, заниматься чтением); и однако же доброе расположение и великое усердие победили все эти препятствия и он занимался чтением (Писания), и не говорил того, что ныне многие говорят: я не понимаю того, что там содержится, не могу постигнуть глубины того, что написано, зачем же мне попусту и понапрасну предпринимать труд, читать, когда у меня нет (человека), который бы мог руководить меня? Ничего такого не подумал этот невежда языком, но любомудрый умом, - нет, помыслив, что он не будет презрен (Богом), но скоро получит помощь свыше, если только сделает, что от него зависит и что он может (сделать), он усердно занимался чтением. Поэтому и человеколюбивый Владыка, видя доброе его расположение, не презрел его, не оставил без внимания, но немедленно послал ему наставника. Обрати же внимание и на премудрость Божию, как (Бог) попустил сначала ему сделать все, что от него зависело, а потом уже явил ему и Свою помощь. Когда евнух сделал с своей стороны все, то тогда уже явился ангел Господень и сказал Филиппу: востав иди на путь сходящий от Иерусалима в Газу, той есть пуст. И се, продолжает он, муж Мурин, евнух силен Кандакии царицы Муринския, иже прииде поклонитися во Иерусалим, и он возвращался, сидя на колеснице своей и чтяше Пророка Исаию (Деян. VIII, 26, 28). Смотри, как обстоятельно разсказал нам (это) писатель книги: сказав, что это эфиоплянин, дабы мы знали, что он был иноплеменник, говорит потом, что он вельможа, и облечен был важным саном и великолепием: иже прииде, говорит, поклонитися во Иерусалим. Смотри и на цель его путешествия, которая уже достаточно показывает боголюбивое расположение души его: вот какой совершает он путь для того, чтобы воздать поклонение Господу! Тогда ведь еще думали, что богослужение может быть совершаемо в одном только месте (в Иерусалиме); поэтому там и возносили свои молитвы, совершая для того отдаленныя путешествия. Вот почему и этот человек приезжал туда, где был храм и где совершалось иудейское богослужение, чтобы воздать поклонение Господу. И когда он исполнил свое желание, бе, говорит Писание, возвращаяся и седя на колеснице своей, чтяше.

2.
Потом Филипп, подошедши к нему, говорит: разумееши ли, яже чтеши (Деян. VIII, 30). Видишь заботливую душу, которая, и не разумея содержащагося (в книге), занимается однакож чтением и охотно желает найти наставника, который бы вразумил ее? Апостол своим вопросом тотчас пробуждает в нем это желание. А что он был достоин получить руководителя к уразумению содержавшагося (в книге), это видно из самаго его ответа. Когда апостол, подошедши к нему в бедной одежде, спросил его: разумееши ли? он не огорчился этим, не обнаружил негодования, не думал оскорбляться, что бывает со многими неразумными людьми, которые часто готовы навсегда оставаться в неведении, стыдясь сознаться в своем незнании и поучиться у тех, кто может их наставить. Но этот (человек) не был таков; нет, он отвечает с совершенною кротостию и уважением, обнаруживая тем состояние своей души: како убо могу, говорит он, аще не кто наставит мя (Деян. VIII, 31)? Мало того, что он отвечал с кротостию; нет, он не поехал далее, но, еще яснее выказывая нам доброту нрава своего, (этот) вельможа, иноплеменник, везомый в колеснице, сказавший те слова, пригласил человека, по виду совершенно беднаго, по одежде низкаго, взойти (в колесницу) и сесть с ним. Видишь усердие его души? Видишь великое его благоговение? Видишь боголюбивое расположение иноплеменника, с каким он на деле исполнил слово некоего мудреца: аще узриши разумна, утренюй к нему и степени дверей его да трет нога твоя (Сир. VI, 36)? Видишь, как справедливо он не был презрен (Богом)? Видишь, как достойно получил помощь свыше? Видишь, как он ничего не опустил, что следовало сделать ему самому. Поэтому он, получив наконец наставника, в точности узнал смысл слов (пророка) и просветил свой ум. Видите, какое благо - со вниманием и усердием читать божественное Писание? Я для того и предложил вам разсказ об этом иноплеменнике, чтобы никто из нас не стыдился подражать эфиоплянину, евнуху, который не оставлял читать Писание и во время путешествия. Этот иноплеменник может быть учителем для всех нас - и для тех, которые ведут частную жизнь, и для тех, которые занимаются военной службой и облечены знатностию, и вообще для всех, не только для мужчин, но и для женщин, не только для тех, которые живут в семействах, но и для тех, которые избрали монашескую жизнь; все могут узнать отсюда, что никакое время не может служить препятствием к чтению слова Божия; что не только дома, но и ходя по торжищу, и совершая путешествие, или находясь в многолюдном собрании и занимаясь делами, можно нам упражняться в этом чтении, чтобы, сделавши от нас зависящее, тотчас получить нам и руководителя. Видя наше расположение к духовному (знанию). Владыка наш не презрит нас, но подаст озарение свыше и просветит наш ум. Не будем же, прошу, пренебрегать чтением (Писания), но, понимаем ли содержащееся (в нем), или не понимаем, (во всяком случае) будем, как можно чаще, обращаться к нему. Постоянное упражнение в чтении напечатлевает неизгладимо в памяти (прочитанное) и часто, чего сегодня мы не могли понять при чтении, то вдруг понимаем, снова приступив к чтению, завтра, потому что человеколюбивый Бог невидимо просвещает наш ум. Но это мы сказали теперь о постоянном чтении божественнаго Писания. А чтобы вы знали, что также обыкновенно Господь поступает и во всем другом, т. е. когда мы сделаем, что от нас зависит, то и Он с щедростию подает нам Свою помощь, и, как поступил Он в отношении к чтению (Писания), послав с великою скоростию наставника иноплеменнику, точно также поступает и с желающими преуспеть в добродетели, - выслушайте нынешнее чтение. Но чтобы яснее для нас было это слово, не неуместно будет напомнить вам, что было с патриархом, и сегодня повторить сказанное вчера. Из сказаннаго уже вы знаете, как Авраам за то великое смиренномудрие, какое показал он в отношении к Лоту, уступив ему лучшия места, получил свыше великую награду, приняв обетование, которое во много раз превосходит заслугу его. Посмотрим же, наконец, из нынешняго чтения, снова на добродетель праведника, чтобы, идя таким образом вперед, узнать нам неизреченное Божие о нем попечение. (Бог) каждый раз предоставляет прежде самому патриарху обнаружить боголюбивое расположение души своей, а потом уже и от себя дает ему награду, желая примером его любомудрия вразумить всех нас, чтобы и мы, подражая патриарху, старались прежде сами прилагать усилия к подвигам добродетели, а потом ожидали наград от Бога.

3.
Но время уже предложить вам самое нынешнее чтение. Оно почти не требует и объяснения, - но довольно только прочитать (самыя слова), чтобы показать высоту добродетели праведника. Бысть же, говорит Писание, в царство Амарфафа, царя Сеннаарска: Ариох царь Еласарск, и Ходологомор, царь Еламск, и Фарфак, царь языческий, сотвориша рать с Валаком [7], царем Содомским, и с Варсаком [8] царем Гоморским, и с Сеннааром, царем Адамы, и с Симовором, царем Севоимским и с царем Валаки: сия есть Сигор. Вси сии совещашася на юдоль сланую: сие есть море сланое. Посмотри на точность Писания, с какою оно упомянуло имена и царей и народов: это оно сделано не без причины, но для того, чтобы ты из самых названий узнал их варварския свойства. Они, говорит Писание, рать сотвориша с царем содомским и с другими (царями). Потом показывает и самую причину, по которой война была начата. Дванадесять, говорит, лет (тии) работаша Ходологомору, царю Еламскому: третияго же надесять лета отступиша. И в четвертое надесять лето прииде Ходологомор и цари, иже с ним, и изсекоша исполинов, сущих во Асторофе, и в Карнаиме [9] и языки крепки вкупе с ними, и Оммеов [10] в Сави граде, и Хорреов, иже в горах Сеирских, даже до Теревинфа Фараня, иже есть в пустыни. И возвратившеся приидоша к источнику судному, иже есть Кадис: и ссекоша вся князи Амаликовы и Аморреов, живущих во Асасонфамаре [11]. Не пройдем, возлюбленные, сказаннаго без внимания в той мысли, будто это повествование совершенно безполезно. Божественное Писание обстоятельно разсказало нам обо всем с тою именно целию, чтобы мы узнали силу этих варваров и какое они оказали мужество, с какою быстротою устремились на брань, так что поразили даже исполинов, т. е. людей сильных по телу, и покорили все народы, жившие там. Как сильный поток стремлением своим увлекает и разрушает все, так и эти варвары, напав на все те народы, почти всех их истребили и поразили князей амаликитских и всех прочих. Но, может быть, кто-нибудь скажет: что мне пользы, если я узнаю силу варваров? Не просто и не без цели Писание ввело это обстоятельство в свое повествование, не напрасно и мы предварительно предлагаем вам теперь узнать их мужество, но для того, чтобы, с продолжением поучения, вы познали великую силу Божию и добродетель патриарха. Так против этих-то людей, имевших такую силу и разсеявших столько народов, изыде, говорит Писание, царь Содомский и Гоморрский, и Адамаский, и Севоимский, и Валаки, сия есть Сигор: и ополчишася противу их на брань во юдоли сланой на Ходологомора и Фарфака, и Амарфафа, и Ариоха: четыри цари на пять: юдоль же сланая, кладязи смоляныя. Потом, чтобы мы знали, как эти цари, ужаснувшись мужества и могущества своих противников, обратились в бегство. Писание говорит: и побеже царь Содомский и Гоморрский, и падоша тамо, где были колодцы [12]: оставшиися же бежаша в горняя. Видишь, какова сила этих людей, как одним видом своим они навели на врагов ужас и обратили их в бегство? Смотри же, как они, по обращении всех в бегство захватили без всяких препятствий все, что у них было, и возвратились домой. И одержаша, говорит Писание, и горняя взяша же вся конныя Содомския и Гоморрския и все брашна их, и отыдоша. Взяша же и, сына брата Аврамова, и имение его, и отыдоша: бе бо в Содомех живый. Вот, о чем я говорил вчера, то ныне и сбылось на деле: Лот нисколько не получил пользы от выбора лучших мест, но самым делом научен был не искать лучших мест. Не только ему не было от этого никакой пользы, но вот еще он сделался пленником и узнал на опыте, что гораздо лучше было бы ему жить вместе с праведником, чем, отделившись от него и живя на свободе, испытать столько бедствий. Вот он отделился от патриарха и думал пользоваться большею свободою, владеть лучшими местами, жить весьма богато - и вдруг сделался пленником, бездомным, лишенным своего крова, чтобы ты знал, какое зло - раздор и какое благо - согласие, и что лучше не гнаться за большим, а любить уничижение. Взяша же, говорит Писание, Лота и имение его. Во сколько раз лучше было для него жить вместе с патриархом и потерпеть все, лишь бы только не расторгнуть взаимнаго согласия, чем, отделившись от него и выбрав себе лучшия места, тотчас подвергнуться таким опасностям и подпасть под иго иноплеменников! Пришед же, говорит (Писание), един от уцелевших, возвести Авраму пришельцу, иже живяше у дуба Мамврийскаго, Омора [13] брата Эхоля, и брата Авнаня, иже беша союзницы Аврамовы. Почему патриарх (сам) не узнал о возникновении такой войны? Вероятно, (между ним и местом битвы) было большое разстояние, поэтому он и не знал. Пришед же един, возвести Авраму пришельцу; (Писание говорит так), чтобы напомнить нам, (что эта весть сообщена была Аврааму), переселившемуся из Халдеи. Так как жилище имел он по ту сторону (pe/ran) Евфрата, то и назывался пришельцем (pera/thj). Такое наименование дали ему родители еще с самаго начала, предзнаменуя тем его переселение оттуда (из Халдеи). Так как ему надлежало перейти [14] чрез Евфрат и идти в Палестину, то и назван он Аврамом.

4.
Смотри, как родители, даже неверные, и сами не зная, по руководству высочайшей премудрости Божией, дали такое имя своему сыну, как и Ламех Ною. Это дело Божия человеколюбия, что Он часто и посредством неверных за долгое время предвозвещает будущее. Пришед един, сказано, возвести Авраму пришельцу о случившемся, о плене его племянника, о великом могуществе царей, о разорении Содома и о постыдном бегстве (побежденных). Он же живяше у дуба Мамврийскаго, Омара брата Эсхоля, и (брата) Авнаня, иже быша союзницы Аврамовы (ст. 14). Иной, может быть, стал бы здесь доискиваться, почему из всех обратившихся в бегство содомлян один только праведный Лот отводится в плен? И это не просто и не без причины, но чтобы Лот на самом деле узнал добродетель патриарха, а чрез него спаслись бы и прочие (жители Содома), и чтобы (Лот) научился не искать лучших мест, но довольствоваться меньшим. Послушаем же, что было потом, дабы познать и добродетель праведника и несказанное содействие (ему) Божие. Только выслушайте, что вам будет сказано, со вниманием и напрягите ваш ум. Отсюда можно получить много пользы, - и во первых, из случившагося с Лотом можно научиться не смущаться, если иногда праведные впадают в искушения, а нечестивые и злые избегают их, ни в каком случае не искать первенства, и ничего не считать драгоценнее сожития с праведными, напротив, хотя бы и нужно было жить в рабстве, только бы вместе с добродетельными мужами, почитать эту жизнь полезнее жизни на свободе. А затем можно отсюда узнать крайнее незлобие патриарха, его необыкновенную любовь, великое мужество, презрение к богатству и неизреченную силу Божия содействия. Слышав же Аврам, яко пленен бысть Лот братаничь его, сочте домочадцы своя триста осмнадесять, и погна в след их даже до Дана. И нападе на ня нощию сам, и отроцы его: и порази их [15], даже до Ховала, иже есть ошуюю Дамаска: и возврати вся конныя Содомския, и Лота братанича своего возврати, и вся имения его, и люди, и жены (ст. 14 - 15). Подумай здесь, возлюбленный, о доблестном мужестве праведника, как он, положившись на силу Божию, не убоялся могущества врагов, когда узнал о сделанном ими поражении, как, т. е., они сначала возстали против всех народов, одолели амаликитян и всех прочих, потом напали на содомлян, обратили и их в бегство и похитили все их имение. Для того-то божественное Писание и разсказало нам предварительно все это, сколько, т.е., они успели сделать силою своего мужества, чтобы ты познал, что патриарх поразил их не телесною силою, но верою в Бога, ограждаемый помощию свыше, совершил это не посредством оружия, копьев, стрел и натянутых луков, но с своими только домочадцами. Но для чего, скажешь, божественное Писание показало и число домочадцев - триста и восемнадцать? Для того, чтобы ты знал, что он взял не всех, кто только случился, но домочадцев, которые воспитывались вместе с Лотом, дабы они с большим усердием совершили мщение, сражаясь как бы за своего господина. Усматривай и безмерную силу Божию из того, как легко одержана победа. Нападе на ня, сказано, нощию сам и отроцы, и порази их, и гони их. Вышняя десница ему помогала и споборала. А потому и не нужно было ему ни оружия, ни воинских хитростей, но, едва только он явился с своими слугами, как одних (из врагов) поразил, других обратил в бегство, и то и другое совершил с полным успехом: никто не противодействовал ему; возвратил он и конницу царя содомскаго, и племянника своего Лота, и все имущество, и жен. Видишь, для чего (Господь) попустил одному Лоту быть в плену, тогда как другие спаслись бегством? Для того, именно чтобы и явлена была добродетель патриарха, и ради Лота получили спасение многие другие. И вот возвратился Авраам с великими и славными трофеями, ведя за собою, вместе с Лотом, и конницу, и жен, и прочее имение, громко проповедуя пред всеми и звучнее трубы возглашая, что он сделал нападение и одержал победу не человеческою силою, не телесною крепостию, но всесовершающею вышнею десницею. Видишь, как праведник постоянно делается более и более славным, и каждый раз всем показывает Божие о нем попечение. Посмотри, наконец, как он делается учителем благочестия и для содомлян. Изыде же, сказано, царь Содомский [16] в сретение ему, повнегда возвратитися [17] ему от сеча Ходологоморскаго, и царей сущих с ним (ст. 17). Смотри, что значит быть добродетельным и пользоваться Божиим благоволением. Царь выходит на встречу страннику старцу и воздает ему все по чести. Он узнал, что нет ему пользы и в царском достоинстве, когда нет у него вышняго поборника, и что никто не может быть могущественнее того, кому помогает десница Господня. И Мелхиседек, царь Салимский, изнесе хлеб и вино, бяше же священник Бога вышняго (ст. 18).

5.
Что значит это замечание - царь Салимский и священник Бога вышняго? Был он, сказано, царь Салимский. Его описывает нам и блаженный Павел в послании к уверовавшим евреям (Евр. VII, 1), и обращая внимание на его имя и город, истолковывает значение имени его с помощию словопроизводства, говоря, что Мелхиседек значит - царь правды, так как на еврейском языке мелхи значит царство, а седек - правда. Потом, перешедши и к имени города, называет Мелхиседека царем мира, так как салим значит мир. Священник же он был, вероятно, саморукоположенный (таковы тогда были священники), или ближние его предоставили ему (эту) честь по его престарелому возрасту, или сам он заботился о принесении жертв, как Ной, как Авель, как Авраам, которые приносили жертвы. С другой стороны, ему предстояло быть и образом Христа, каковым изображает его и Павел, говоря: без отца, без матере, без причта рода, ни днем, ни животу конца имея: уподоблен же Сыну Божию, пребывает священник выну (Евр. VIII, 3, 4). Но как, скажешь, возможно человеку быть без отца, без матери, и не иметь ни начала дней, ни конца жизни? Ты слышал, что он был образом; итак, не изумляйся и не ищи в образе всего: он не был бы и образом, если бы имел все, что только свойственно самой истине. Что же, однакож, значит сказанное об нем? То, что как он, поскольку не помнил своих родителей, называется не имеющим ни отца, ни матери, и поскольку не имел родословной, - безродословным, - так и Христос, поелику не имел ни матери на небесах, ни отца на земле, называется и есть безродословным. Смотри же, как чрез почесть, оказанную патриарху внушается нам некоторая тайна. Изнесе хлеб и вино (Мелхиседек). Видя образ, помышляй об истине, и дивись силе божественнаго Писания, как оно заранее и задолго открыло нам то, чему надлежало быть впоследствии. И благослови, сказано, Аврама и рече: благословен Аврам Богом вышним, созда небо и землю, и благословен Бог вышний, иже предаде враги твоя под руки тебе (ст. 19). Не только благословил его, но и прославил Бога; сказав: благословен Аврам Богом вышним, иже созда небо и землю, он открыл нам в творении могущество Божие, потому что, если Бог есть тот, кто сотворил небо и землю, то уже не боги те, которым поклоняются люди (язычники): бози сказано иже небесе и земли не сотвориша да погибнут (Иерем. X, 11). Благословен Бог, иже предаде враги твоя под руки тебе. Замечай, как он не только восхваляет праведника, но и указывает на содействие Божие, потому что без небесной помощи Авраам не мог бы одолеть столь сильных врагов. Иже предаде, сказано, враги твоя: Он-то совершил все, Он сделал сильных слабыми, Он вооруженных низложил чрез безоружных, от Него (изошла) помощь, даровавшая им такую славу. Иже предаде враги твоя под руки тебе. Видишь, как Писание выражает доброе расположение и любовь Авраама к Лоту, как показывает, что он (врагов Лота) считал своими врагами за то, что они сделали его племяннику? И даде, сказано, ему десятину от всего. То же самое говорит и св. Павел: видите же, елик сей, емуже и десятину дал есть Авраам патриарх от избранных (Евр. VII, 4). То есть, из добычи, которую Авраам нес с собою, он уделил Мелхиседеку, именно отделил ему десятую часть всего, что нес, и чрез это стал для всех наставником в том, чтобы быть благодарными (Богу) и приносить ему в дар начатки от всего, что Он нам дарует. Затем царь содомский, изумленный великодушием патриарха, говорит ему: даждь ми мужи, а кони возми себе (ст. 21). Прекрасна признательность царя, но посмотри и на любомудрие праведника. Рече же Авраам к царю Содомску: воздвигну руку мою ко Господу Богу вышнему, иже сотвори небо и землю: аще от нити до ременя сапожнаго возму от всего твоего, да не речеши, яко аз обогатих Аврама (ст. 22). Велико презрение патриарха к богатству. Для чего же он с клятвою отказывается (от предлагаемаго царем), говоря: воздвигну руку мою ко Господу Богу вышнему, иже сотвори небо и землю?

6.
Двум вещам он хочет научить царя содомскаго - тому, что он выше даров его, чем и выказал великое любомудрие, и тому, что он желает быть ему наставником в богопочтении, и как бы так учит его: я ничего не возьму от тебя, и призываю тебе во свидетели Того, Кто сотворил все, чтобы ты познал сущаго над всем Бога и не считал богами (вещи) сотворенныя руками человеческими. Он - Творец неба и земли, Он даровал успех и этой брани и есть виновник этой победы. Итак, не ожидай, чтобы я решился взять что-либо из твоих даров: я совершил отмщение не из-за награды, по прежде всего по любви к племяннику, а потом по долгу справедливости, (который обязывает) похищать несправедливо увлеченных в плен из рук их врагов. От нити, говорит, до ремня сапожнаго не возму от всего твоего, то есть, ничего, даже самаго малаго, самаго ничтожнаго, потому что ремнем обыкновенно называется узкая верхняя часть обуви, которую обыкновенно употребляют грубые народы. Потом представляет и причину, почему он отказывается (от даров): да не речеши, говорит, яко аз обогатих Аврама. Есть у меня Податель безчисленных благ; я пользуюсь помощию свыше, и не имею нужды в твоем богатстве, не нуждаюсь в человеческой щедрости, доволен благоволением ко мне Божиим и знаю щедрость Его в дарах. Уступив Лоту малое и незначительное, я удостоился великих и неизреченных обетований, и теперь, не принимая от тебя даров, надеюсь приобрести и большее богатство, и большее благоволение Божие. Для того-то, думаю, он и употребил клятву, сказав: воздвигну руку мою ко Господу Богу вышнему, чтобы тот не подумал, будто он только притворяется, как это обыкновенно бывает, но дабы познал ты, что он именно решился - не воспользоваться и малою частию из предлагаемаго царем содомским. И исполнил он заповедь, данную И. Христом ученикам: туне приясте, туне дадите (Мат. XIX, 8). Я, говорит, в этой брани не употребил с своей стороны ничего больше, кроме готовности и усердия; а победу, трофеи и все прочее совершил (Господь) Своею силою. Потом, чтобы царь не подумал, будто Авраам не принимает от него даров по гордости и презрению, (патриарх), являя и в этом случае свою кротость и душевное любомудрие, говорит: кроме сих, яже снедоша отроцы, и части мужей, иже ходиша со мною, Есхол, Авнан, Мамврий: сии да возмут части своя (ст. 24). Им, говорит, позволю взять некоторую часть, потому что они представили с своей стороны свидетельство великой дружбы. Сии, сказано, быша союзницы Аврамовы т. е. связаны были с ним узами дружбы, как это видно из того, что они решились разделять с ним опасности. Поэтому желая наградить их, он позволяет им взять некоторую часть из добычи, и этим опять исполняет апостольский закон, который говорит: делатель достоин мзды [18] своея (Мат. X, 10). Но и им не позволяет он взять более, чем нужно: кроме сих, говорит он, яже снедоша отроцы, и части мужей, иже ходиша с мною, Есхол, Авнан, Мамврий: сии да возмут части своя. Видите совершенство добродетели патриарха, как он показал в отвержении богатства и любомудрие и смиренномудрие, и все сделал так, чтобы не подумали, будто он отверг дары по гордости и презрению, надмеваясь одержанною им победою?

7.
Ему-то будем, прошу, и мы подражать, постараемся хранить себя неукоризненными, так, чтобы под предлогом добродетели не навлечь на себя подозрения в гордости, или под предлогом смиренномудрия не пренебречь добродетели; во всем будем соблюдать меру и в основание совершаемых нами дел полагать смирение, чтобы безопасно созидать нам здание добродетели. То и добродетель, когда она соединена бывает со смирением. Положивший в основание своей добродетели смирение может безопасно воздвигать здание, до какой ему угодно высоты. Оно (смирение) есть величайшее ограждение, стена несокрушимая, крепость непреодолимая; оно поддерживает все здание, не позволяя ему пасть ни от порыва ветров, ни от напора волн, ни от силы бурь, но ставит его выше всех нападений, делает как бы построенным из адаманта и неразрушимым, и на нас низводит щедрые дары от человеколюбиваго Бога. Им-то патриарх получил от Бога столь великия обетования. Из последующих поучений вы, если будет угодно Богу, узнаете, как он и теперь за то, что не принял даров от царя содомскаго, удостоился великих и несказанных даров от Бога. И не он только один, но и все другие праведники прославились чрез смирение. В этом может удостовериться каждый из вас, любящий упражняться в чтении Св. Писания. Человеколюбивый Владыка наш, когда увидит, что мы не заботимся о настоящих благах, и их дарует нам с щедростию, и наслаждение благами будущими предуготовляет. И так обыкновение бывает и в отношении к богатству, и в отношении к славе настоящей жизни, и в отношении ко всем временным благам. Итак, презрим настоящее богатство, дабы приобресть богатство истинное; презрим суетную эту славу чтобы удостоиться той истинной и прочной славы; будем посмеваться настоящему благополучию, чтобы получить те неизреченныя блага; за ничто будем считать настоящее, чтобы быть нам способными воспламениться любовию к будущему. Тому, кто привязан к настоящему, невозможно и питать в себе любовь к тем неизреченным благам: у него пристрастие к настоящему омрачает разум, точно так, как какая-нибудь нечистота залепляет телесные глаза, и не позволяет ему видеть, что нужно. И наоборот, невозможно, чтобы тот, кто питает любовь к тем прочным и неизменным благам, имел пристрастие к благам временным, которыя прежде, чем появятся, отлетают и изчезают. Проникнутый любовию к Богу и питающий сильное желание будущих благ на настоящую жизнь смотрит другими глазами и знает, что вся настоящая жизнь есть обманчивый призрак и нисколько не отличается от сновидений. Поэтому и блаженный Павел в одном послании своем сказал: преходит образ мира сего (1 Кор. VII. 31), показывая, что все человеческое есть только призрак и проходит, как тень, или сон, потому что не имеет в себе ничего истиннаго и твердаго. Не детскому ли же уму свойственно гоняться за тению, гордиться сновидением и привязываться к тому, что мгновенно изчезает? Преходит бо, говорит, образ мира сего. Когда ты слышал, что преходит, то для чего еще ищешь (благ мира)? Когда ты слышал, что все человеческое есть только призрак, не имеющий истины, то зачем добровольно сам подвергаешь себя обольщению? Почему, размышляя о переменчивости и непрочности (здешних благ), не презираешь их и не устремляешь своего желания к тем благам, постоянным, твердым, прочным и не подлежащим никакой перемене?

8.
Чтобы постигнуть тебе мудрость учителя вселенной, посмотри, какое выражение в другом месте он употребил, когда хотел показать, что все, даже и самое славное в настоящей жизни, есть ничто. Видимая, - укажешь ли на огромное богатство, на славу, знатность, первенство, господство, на самое царство, на облеченнаго диадемою, и на высокий трон, - все это видимое, говорит, временно, является на краткое время и ненадолго доставляет нам наслаждение. Так чего же ты хочешь (заставить) нас искать, если все видимое временно? Тех, говорит, невидимых благ, не этих видимых, но тех, которых не видят телесныя очи. Но кто же, скажи, убедит нас пренебречь видимым и искать невидимаго? Самая, говорит, природа вещей пусть учит вас тому, что здешния блага, хотя и видимы, но скоро преходят, а тамошния, хотя теперь и невидимы для нас, но вечны, имеют бытие непрестающее, не знают ни предела, ни конца, ни каких-либо перемен, всегда прочны и непоколебимы. Может быть, я представляюсь уже и тягостным, потому что каждый день предлагаю советы; но что же мне делать? Велика зараза греха, велика сила любостяжания, заметна скудость добродетели. Поэтому хочу я хоть безпрестанными увещаниями одолеть недуг и привести к совершенному здоровью приходящих сюда. Для того и изъяснять Писание стараюсь, и представляю образцы добродетели праведных, и не перестаю часто повторять вам одно и тоже, чтобы как-нибудь расположить вас к подражанию праведникам. Подумаем же, хоть и поздно, о нашем спасении, воспользуемся, как следует, данным нам временем настоящей жизни и, пока есть время, поспешим к покаянию и исправлению своих грехопадений, употребим избыток своих стяжаний на пользу своих душ и, что нам не нужно, то отдадим нуждающимся. Для чего, скажи мне, позволяешь ты быть снедаему ржавчиною золоту и серебру, которыя следовало бы передать в руки бедных, чтобы, положив их в это безопасное хранилище, в свое время, когда особенно будешь нуждаться в их помощи, мог ты получить от них пособие? Напитанные тобою здесь, они в тот день отверзут тебе двери дерзновения и примут тебя в вечные кровы свои. Не допустим также, чтобы и одежды наши снедаемы были молью, или без употребления тлели в кладовых, когда столь многие нуждаются в одежде и ходят почти нагими. Предпочтем моли наготствующаго Христа и оденем Его, неимущаго одежды ради нас и нашего спасения, чтобы, удостоившись одеть Его, услышать нам в тот день: наг бех, и одеясте мя (Мат. XXV, 36). Ужели обременительны и тягостны эти заповеди? Эти блага, говорят оне (заповеди), гибнущия, согнивающия, напрасно и без нужды расходуемыя, постарайся употребить с пользою, чтобы тебе не потерпеть убытка от их потери, а приобресть от них, напротив, величайшую прибыль. Крайне и даже безмерно безчеловечно - тратя столь многое для своего наслаждения, излишнее заключать в сундуки и кладовыя, не желать облегчить нужды единокровных, отдавать лучше ненужное нам на съедение моли, или червям, на расхищение ворам, и подвергнуться за это наказанию, чем распорядиться им по надлежащему и получить за то награду. Не будем, умоляю, простирать до этого нашу безпечность о спасении своих душ, но, уделив излишнее бедным, приобретем себе заблаговременно великое дерзновение, да удостоимся насладиться неизреченными теми благами, по благодати и человеколюбию Господа нашего И. Христа, с Которым Отцу, со Св. Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

БЕСЕДA XXXVI
По глаголех же сих, бысть слово Господне ко Авраму в видении нощию [1], глаголя: не бойся Авраме; аз защищаю тя, мзда твоя многа будет зело (Быт. XV, 1).
1.
Добродетель праведных подобна сокровищнице, заключающей в себе многое и несказанное богатство. Как из такой сокровищницы, хотя бы кто и малую часть взял, может устроить для себя не малое благосостояние, так и в добродетели этого патриарха (Авраама) тоже всякий найдет. В самом деле вот, почти каждый день предлагая вам наставление из жизни его, и притом сообщая вам это наслаждение в великом обилии, мы доселе еще не могли пересказать даже и малой части его добродетелей. Так обильны его доблести! И как из источника, изливающаго обильные потоки, хотя и все черпают, не только не уменьшают вытекающих из него потоков, но чем больше бывает черпающих, тем с большею силою устремляется течение вод, - так тоже самое видим и в этом досточудном праотце. Сколько, начав от его времени и до настоящаго, почерпают из источника его совершенств, - и не только не истощили потоков, но совершенства его еще обильнее открываются. Как некую златую цепь, находим мы в божественном Писании ряд сказаний о нем, в таком порядке, что сперва видим доказательства его собственной мудрости, а потом немедленно за ними следующия воздаяния (ему) от Бога. И чтобы вы убедились, что это именно так, необходимо повторить вам вкратце уже сказанное прежде о нем, и вы увидите как преимущественную силу веры праведника, которую он показал относительно обетований Божиих, так и щедрыя ему воздаяния от человеколюбиваго Бога. Подлинно, один этот праведник достаточно научает всех нас с ревностию быть готовыми на подвиги добродетели, в надежде на воздаяние свыше, и видя, как щедр в воздаяниях наш Владыка, с благодушием переносить все, что в настоящей жизни кажется тяжко, питаясь надеждою воздаяний. Вникните же, прошу вас, как он (Авраам) в самом начале приготовил себя, помощию только врожденнаго нашему естеству разума, не имея никакого посторонняго наставника, но еще будучи воспитан неверными родителями, приготовил, говорю, себя к тому, что удостоился божественнаго откровения. Так как он еще в раннем возрасте ни в чем не последовал заблуждениям отца, но показал ревность к угождению Богу, то еще в земле халдейской удостоился небеснаго посещения. Об этом весьма ясно свидетельствует блаженный Стефан, говоря: Бог славы явися отцу нашему Аврааму, сущу в Месопотамии, прежде даже не вселитися ему в Харрань (Деян. VII, 2). Ты знаешь, как это явление воззвало его оттуда (из Месопотамии)? Конечно, он, благоугождая Богу, оказывал почтение и к родителям своим; но и (сам) был так много любим отцем своим, что ради его (и отец) удалился оттуда, и по любви к сыну решился оставить отечество свое и поселиться в чужой стране. Но посмотри со вниманием, как самое это посещение Божие, бывшее ему (Аврааму) за первыя его добродетели, соделывает те же его добродетели после того еще более блистательными. Он решился оставить отечественную страну и поселиться в чужой, чтобы исполнить повеление Божие. И готов был, мне кажется, даже без родственников, один сам собою предпринять странствование, но, как я прежде сказал, добродетель этого мужа и его любовь к родителям побуждала и отца сопутствовать ему. Когда они пришли в Харран, то поставили здесь кущу. А по смерти Фарры (так было имя его отца), Бог снова повелевает ему выйти оттуда. Изыди, говорит, из земли твоей, и от рода твоего, и иди в землю, юже ти покажу (Быт. XII, 1). Так как он со всем домом переселился в Харран, то Повелевающий ему оттуда выйти присовокупил: из земли твоей и от рода твоего, показывая тем, что Ему (Богу) угодно, чтобы он один только совершал странствие и не брал с собою ни брата, то есть Нахора, и никого другаго. Из земли твоей, сказал (Бог), - потому что, прожив там не малое время, они устроили себе в той земле жилище, как бы уже в своем отечестве. И хотя он еще оплакивал родителей, хотя странствование тогда было во многом затруднительно и неудобно, однако он со всею ревностию поспешил исполнить повеление Господа, не зная даже, где будет конец его странствованию. В самом деле, Господь не сказал ему: иди в ту или эту землю, но - юже ти покажу. И не смотря на то, что так неопределенно было повеление, он, нисколько не изследывая, исполнил повеленное. Он повел с собою племянника (Лота), показав и в этом свою добродетель: взяв его еще юнаго, он мало-по-малу образовал в нем подражателя своей добродетели, и для того не хотел его оставить, но принял его в участники своего странствия; если отец, разсуждал он (Авраам), будучи неверным, по любви ко мне решился оставить свое отечество, где мы родились и возрасли, последовал за мною и кончил жизнь в чужой стране, то тем более я не могу оставить здесь (в прежнем отечестве) сына (моего) брата, юношу, уже с ранних лет обнаруживающаго в себе постепенное возрастание в добродетели.

2.
Когда, таким образом, во всем показывая свою любовь к Богу, он (Авраам) совершил такое странствие, и наконец пришел в Палестину и вступил в пределы хананейские, Бог, желая укрепить его ревность и простереть к нему руку помощи, явился ему и сказал: семени твоему дам землю сию (Быт. XII, 7). Чего он желал и сильно хотел, то есть продолжения своего рода, то ему Бог немедленно и обещает, вознаграждая его за столь великие труды. Так как по естеству [2] он не имел детей и лета уже не позволяли ему надеяться иметь их, то Бог Своим обетованием ободряет подвижника, соделывает его еще более мужественным и как бы возвращает ему юность для дальнейших подвигов. И смотри, как этот праведник, после такого обетования, предпринимает еще новый подвиг. Когда наступил голод и была великая скудость в земле ханаанской, он поспешил в Египет; но желая там найти средства к утолению голода, подвергся еще большим опасностям. Благообразие и красота жены его Сарры угрожали ему смертию. Поэтому, егда еще приближися внити во Египет, он говорит ей: вем, яко добролична еси (Быт. XII, 11), знаю красоту лица твоего и опасаюсь невоздержания египтян. Итак, если они увидят тебя и узнают, что я обращаюсь с тобою, как женою, тебя они оставят в живых, чтобы удовлетворить своей безумной страсти, меня же умертвят, чтобы без боязни совершить свое беззаконие, потому что тогда некому будет открыть его. Итак скажи, что я брат твой. Замечай адамантовую душу, замечай сердце, крепчайшее железа. Не поколебало его духа предстоящее несчастие; он и не подумал, и не сказал сам себе: для того ли я оставил свое отечество и, показав столь великое послушание, пришел в чуждую страну, чтобы подвергаться таким бедствиям? Не обещано ли было мне незадолго пред тем: семени твоему дам землю сию? Вот страх прелюбодеяния и смерти возмущает наши души. Но ничего такого он и помыслить себе не позволил. Одно только имел он в виду при таком опасном приключении, как бы из двух предстоящих ему опасностей избежать по крайней мере одной. Таким образом и сам он употребил все свое благоразумие и мужество, и жена, показывая любовь к мужу и повиновение, содействовала (ему), поступая так, как было придумано. Но когда они сделали уже все, от них зависящее, и тем не менее, по-человечески, могли потерять всякую надежду, так что беззаконное намерение (египтян) уже почти приведено было в исполнение, тогда показано великое о нем (Аврааме) промышление Божие. Бог не только жену его исхитил от поношения, явил гнев Свой на царя и на весь дом его, но и патриарху помог возвратиться из Египта в Палестину с великою славою. Смотри, как человеколюбивый Господь, подавая подвижнику среди искушений Свою помощь, соделывает его еще более крепким для дальнейших подвигов; никогда не оставляя его без Своей помощи, Он во всем ясно показывает такое промышление, что тот, перенося немногое, вознаграждается многим и весьма многим превосходящим человеческия силы. Видишь терпение праведника? Смотри теперь, по возвращении его из Египта, как велико было его смирение и как много было в нем кротости. Когда он возвратился из Египта с великим богатством, и был не один, а и племянник сопровождал его, то не вмещаше их, сказано, земля жити вкупе (Быт. XIII, 7), так как у них много было имения, от чего и произошла ссора между пастухами Лота и Авраама. Тогда праведник, показывая кротость души и высоту любомудрия, призвав Лота, говорит ему: да не будет распря между мною и тобою, и между пастухи твоими, и между пастухи моими, яко человецы братия мы есмы (9). Как бы так он сказал Лоту: нет ничего лучше мира и нет ничего хуже ссоры; итак, чтобы устранить всякий повод к ссоре, избери, какую сам хочешь, часть земли, а мне оставь другую, и мы далеки будем от всякой ссоры и распри. Видишь добродетель мужа? Юноше он уступил выбор лучшей земли, а сам удовольствовался худшею. Посмотри же теперь, сколь великую он получил награду за такой поступок свой. Лишь только совершилось разделение и Лот удалился, Бог говорит Аврааму: воззрев очима твоима, осмотри всю эту землю, со всех сторон, яко всю (землю), юже ты видиши, тебе дам ю, и семени твоему до века (Быт. XIII, 14-15). Смотри, какой великой он удостоивается почести за смирение, которое показал в отношении к своему племяннику. Уступив малое, он удостоился гораздо большаго; а тот (Лот), избрав лучшую часть, спустя немного, подвергся опасностям, и не только не приобрел ничего от своего выбора, но неожиданно попал в плен, лишился (всего) и остался без крова и жилища, и тогда на самом деле познал высокую добродетель праведника и сам научился впредь никогда так не делать (как сделал). В самом деле, едва Лот устроил себе жилище в Содоме, возгорелась жестокая война: цари соседственных народов, напав с великою силою, совершенно опустошили всю ту страну. Избив исполинов и изгнав амаликитян, они и царя Содома и Гоморры заставили обратиться в бегство, овладели всеми высотами и, захватив конницу царя содомскаго, взяв в плен Лота и жен со всем их имением, удалились.

3.
Но смотри опять, как велико промышление Божие. Желая освободить и Лота, прославить и патриарха (Авраама), Бог возбуждает праведника на помощь племяннику. Узнав о случившемся, праотец с своими домочадцами устремился на тех царей, без труда поразил их и освободил Лота, и жен, и всю конницу царя. Одержав столь славную победу, он всем ясно показал Божие о нем промышление, и то, что столь великое дело он совершил не собственною силою, но укрепляемый вышнею помощию. Впрочем, он успел сделаться учителем благочестия для всех живших в Содоме, чрез свои беседы с царем их. Когда царь, встретившись с ним и воздавая благодарность за сделанное им, обещал уступить ему всю конницу, а себе взять только людей, - примечай здесь опять великую душу праведника, как он в одно и то же время и являет свою мудрость, показывая, что он выше таких даров, и ведет его (царя) к познанию благочестия, - то праотец не просто сказал ему: я не позволю себе взять что-нибудь от тебя, потому что я не имею нужды ни в какой подобной награде, но что? Воздвигну руку мою к Богу вышнему (Быт. XIV, 22). Он как бы внушал царю: боги, почитаемые тобою, не суть боги, но камни и дерево; один есть над всеми Бог, который сотворил небо и землю. От нити до ремня не возьму от тебя (ст. 23), чтобы ты не подумал, что я только для этого совершил отмщение за тебя, и чтобы ты не мог сказать, что ты обогатил меня. Тот, Кто мне даровал победу и предоставил торжество, дарует мне и средства к обогащению. Смотри, какую бы пользу царь мог получить от слов патриарха, если бы захотел: он поучал его не надеяться впредь на свою силу, но познавать Виновника всяческих, презирать рукотворенныя божества и служить Богу всяческих, Творцу всего и источнику благ. И вообще во всем царь мог видеть добродетель Авраама. Так, чтобы тот не подумал, что он (Авраам)презирает его дары по гордости и высокомерию, он говорит ему: я ничего не возьму, потому что не имею нужды, и не желаю, чтобы богатство мое от других умножалось, но тем, которые участвовали со мною в опасностях, я позволю взять несколько, чтобы они имели хотя малое вознаграждение за свои труды Так отвечал праведник царю содомскому. Но когда Мелхиседек, царь салимский, вынесши хлеб и вино, предложил ему (так как он был, сказано, священник Бога вышняго), он (Авраам) принимает от него предложенное, и желая возблагодарить его за полученное от него благословение и за прославление Бога (так как Мелхиседек сказал, как написано: благословен Аврам Богом вышним, и благословен Бог, иже предаде враги твоя под руки твоя, Быт. XIV, 20), дает ему десятину от всего, что получил из добычи. Видишь, как во всем открывается благочестие праведника; от царя содомскаго он не хотел взять ничего - от нити до ремня, а предложенное от Мелхиседека взял, взаимно воздав ему и от себя. Этим он научает нас наблюдать большую разборчивость, а не просто без разбору принимать от всех. Царь содомский, хотя дарами выражал свои добрыя чувства, но был неверный и имел нужду в назидании. Поэтому (Авраам) дары его отверг, но употребил все старание привести его к истинному богопознанию, и тем самым, что отказал принять дары, и тем, что ему говорил. От Мелхиседека же он принимает (дары) справедливо, потому что божественное Писание свидетельствует о добродетели этого мужа, говоря: бяше же священник Бога вышняго. С другой стороны, это событие было прообразованием Христа, и даже то самое, что было принесено (Мелхиседеком), предзнаменовало нечто таинственное. Потому так и надлежало быть, чтобы и Авраам, приняв (дары) и взаимно вознаградив (Мелхиседека), показал величие своей добродетели. Дал Мелхиседеку десятину, выражая и в этом мысль благочестивую. Может быть, наше слово распространилось слишком много, но не напрасно и не без причины. Мы вкоротке пересказали с самаго начала вплоть до настоящаго чтения о мужестве праведника, о его великодушии, о необыкновенной его вере, о мудрости его разума, о величии его смиренномудрия, удивительном презрении к богатству, о непрерывном промышлении и благоволении к нему Божием, и о том, как все бывшия ему посещения (свыше) каждый раз обнаруживали в праведнике более и более величия, более и более прославляли его. Но если вы желаете и не утомляетесь, займемся тем, что было только что читано, и предложив немногое, окончим слово, чтобы вы узнали, какое воздаяние получает он (Авраам) за непринятие даров царя содомскаго. Что же сказано? По глаголех же сих бысть слово Господне ко Авраму. Почему так начато: по глаголех сих? После каких глаголов, скажи мне? Не ясно ли, что после тех, которыя он говорил царю содомскому, т. е. после презрения и отвержения даров его, после назидания, которое он сделал чрез отвержение даров, направляя его к благочестию и познанию Творца всяческих, - по глаголех сих, т. е. после того, как дал десятину Мелхиседеку? Когда, говорит Писание, исполнил он все это с своей стороны, тогда-то, по глаголех сих, бысть слово Господне ко Авраму в видении нощию, глаголя: не бойся Авраме; аз защищаю тя, мзда твоя многа будет зело.

4.
Примечай человеколюбие Господа, как скоро и не медля Он вознаграждает Своими благодеяниями подвижника Своего, укрепляя таким образом и обновляя силы его. Бысть слово Господне в видении нощию. Для чего ночью? Для того, чтобы слова его (Господа) были приняты в безмолвии. И говорит ему: не бойся Авраме, - примечай особенное попечение (Божие). Для чего сказал: не бойся? Так как он, мало заботясь о дарах царя (содомскаго), презрел столь великое богатство, то Бог и говорит ему: не бойся, что ты презрел такие дары и не думай, чтобы от того уменьшилось твое стяжание. Не бойся. И чтобы еще более возбудить его дух, говоря с ним, присовокупляет к слову и его имя: не бойся Авраме. И то ведь не мало служит к ободрению, если произносится имя того, кто призывается. Потом говорит: аз защищаю тя. И это изречение многозначительно. Я, который воззвал тебя из земли халдейской, Я, который привел тебя сюда, Я, который освободил тебя от опасностей в Египте, Я, который несколько раз обещал дать тебе и семени твоему эту землю, Я защищаю тебя. Я, который каждый день более и более прославляю тебя пред всеми, Я защищаю тебя, то есть, Я подвизаюсь за тебя, Я побораю по тебе, Я промышляю о тебе и все тяжкое соделываю для тебя легким, аз защищаю тебя, мзда твоя многа будет зело. Ты не захотел взять награды за труды, которые понес, подвергая себя столь великим опасностям, но презрел дары царя (содомскаго), - так Я дам тебе награду не такую, какую ты мог (от царя) получить, но великую, очень великую. Мзда твоя, сказано, многа будет зело. Видишь щедрость Господа? Видишь многозначительность слов? Видишь, как Он воодушевлял подвижника благочестия? Видишь, как Он укреплял его дух? Ведущий сокровенная сердца видел, что праведник имел нужду в таких утешительных словах. В самом деле, смотри, что говорит патриарх, ободренный такими словами: рече же Аврам: Владыко, что ми даси; аз же отпущаюся безчаден (Быт. XV, 2). Когда Господь обещал ему награду, и награду великую, очень великую, тогда он, обнаружив скорбь своей души и постоянно томившее его уныние по причине безчадия, сказал: Господи, что такое Ты мне дашь? Вот я уже достиг глубокой старости, и отпущаюсь (a0polu/omai) безчаден? Смотри, как еще в древности любомудрствовал праведник, называя исход из здешней жизни отпущением (a0po/lusij). Подлинно те, кто со тщанием подвизается в добродетели, когда переселяются из здешней жизни, то, поистине, как бы отпускаются на свободу от злостраданий и от уз: для живущих добродетельно смерть именно есть переход от худшаго к лучшему, от жизни временной к непрестающей, безсмертной и нескончаемой. Аз же, говорит, отпущаюся безчаден. И чтобы преклонить Господа к милосердию, он не остановился на этом, но и что еще сказал? Сын же Мазек [3] домочадицы моея, понеже мне не дал еси семени, сей наследник мой будет (Быт. XV, 3). Великую скорбь души показывают такия слова; он как бы так говорит Богу: я не удостоился и того, чего удостоен мой раб; я умру бездетным, и безродным, и вот этот раб мой будет наследником и того, что уже мне дано от Тебя, и того, что Ты мне несколько раз обещал, говоря: семени твоему дам землю сию. Примечай и здесь добродетель праведнаго. Имея такие помыслы в душе, он никогда не досадовал, никогда не роптал; нет, и теперь, ободренный словами Божиими, он с упованием приступает к Господу, объявляет ему смущение своих помыслов и показывает рану своей души, - почему и получил скорое врачевание: и абие, сказано, глас Господень бысть к нему (Быт. XV, 4). Заметь точность Писания: сказано: абие, т. е. Господь не попустил праведнику и малое время скорбеть, но подает скорое утешение и облегчает беседою с ним тяжесть печали: и абие, сказано, глас Господень бысть к нему глаголющий: не будет сей наследник твой, но иже изыдет из тебе, той будет наследник тебе (ст. 4). Этого ли, говорит, ты убоялся? Это ли умножает твою скорбь? Итак знай же, что не этот будет наследник твой, но иже изыдет из тебе, той будет наследник тебе. Не смотри на природу человеческую, не думай ни о своей старости, ни о безплодности Сары, но веруя в силу Того, Кто обещает тебе, перестань унывать, утешься и будь уверен, что будешь иметь наследника, который родится от тебя. Потом, так как обетование было выше естества и превышало человеческий разум (потому что много возмущало дух его препятствие от самого естества, и собственная старость его, и заматеревшее уже безплодие Сары), то Господь еще далее простирает силу Своих обетований, чтобы праведник, видя щедрость обещающаго, имел тем более надежды. Изведе же его вон, и рече ему: воззри на небо и изочти звезды, аще возможеши исчести я. И рече: тако будет семя твое. И верова Аврам Богу, и вменися ему в правду (Быт. XV, 5-6). Для чего замечено: изведе его вон? Так как выше было сказано, что Бог явился ему нощию в видении и беседовал с ним, а теперь он хочет указать ему на безчисленное множество звезд на небе, то и сказано: изведе его вон, и рече: воззри на небо и изочти звезды, аще возможеши исчести я. И рече: тако будет семя твое. Откровение возвышенное, обетование великое! Но если помыслим о силе Обещающаго, то оно нам ни мало не покажется чрезвычайным. Тот, Кто образовал тело из земли, Кто из несущаго произвел все видимое, Тот мог даровать (Аврааму) обетование, превышающее природу.

5.
Видишь милосердие Господа? Когда праведник сказал: отпущаюся безчаден, и уже находясь как бы при самых дверях смерти и не видя никакой возможности иметь детей, произнес в таком расположении духа слова: Мазек, сын домочадицы моея, наследник мой будет, - тогда Господь, желая воскресить его дух и укрепить сердце, освобождает его от подавляющаго его страха, возвышает его мысль и обетованием и самым величием дара; указывая на множество звезд и возвещая, что столько же произойдет от него потомства, возвращает ему утешительныя надежды. Услышав такое обетование Господа, праведник оставил всякое человеческое разсуждение, и, уже не обращая внимания ни на себя самого, ни на Сару. представлявшую много препятствий к исполнению обетования, но став выше всего человеческаго и зная, что силен Бог даровать и сверхъестественное, поверил сказанным (от Господа) словам, не допустил в себе никакого сомнения и нисколько не поколебался в вере относительно того, что было ему сказано. Вот признак истинной веры: когда обетования бывают выше человеческаго понятия и мы твердо уповаем на силу обещающаго. Вера есть, как говорит блаженный Павел, уповаемых извещение, вещей обличение невидимых (Евр. XI, 1). И в другом месте: еже бо видит кто, что и уповает (Рим. VIII, 24). Итак, вера состоит в том, когда мы верим невидимому, утверждая мысль на непреложной верности обещающаго. Так и сделал этот праведник (Авраам), - показав великую и искреннюю веру касательно обещаннаго ему, за что и восхваляет его божественное Писание, так как оно тут же присовокупляет: и верова Аврам Богу, и вменися ему в правду. Видишь, как, еще прежде исполнения обетований, он получил соразмерное воздаяние, за то только, что поверил? Ему вменилось в правду то, что он поверил обетованию Божию и не испытывал человеческими разсуждениями сказаннаго Богом. Итак, научимся и мы от праотца веровать словам Божиим и уповать на Его обетования, не изследовать их по собственным соображениям, а показывать благодушие. Это может нас и праведными сделать, и скорее предуготовить к получению обещаннаго (от Бога). Аврааму Бог обещал, что от семени его произойдет великое множество (потомства), и обещание это было выше естества и порядка человеческих дел, почему вера и доставила ему (Аврааму) оправдание пред Богом. Но нам, если будем внимательны, обещано гораздо большее, - такое, что может далеко превзойти всякое человеческое понятие; только будем веровать в силу Обещающаго, чтобы и оправдание приобрести от веры, и получить обещанныя блага. То, что нам в особенности обещано, превышает всякий человеческий разум и превосходит всякое разсуждение. Так велики обетования! В самом деле, не в настоящем только веке нам обещает Господь продолжение жизни и наслаждение видимыми благами, но и после отшествия отсюда и разрушения тел, когда наши тела обратятся в прах и пепел, обещает (Господь) воскресить их и водворить в большей славе. Подобает бо, говорит блаженный Павел, тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в безсмертие (1 Кор. XV, 53). А после воскресения тел, Господь обещает даровать нам наслаждение царствия, общение со святыми, безконечный покой и те неизреченныя блага, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша. Итак видишь ли, сколь велико превосходство обещаний? Видишь ли величие даров?

6.
Размышляя об этом и зная неложность обещаннаго, со тщанием приготовим себя к подвигам добродетели, чтобы можно нам было насладиться обещанными благами; спасению нашему и наслаждению столь великими благами не предпочтем благ временных, не станем разсуждать о трудах добродетели, а будем помышлять о воздаяниях; не станем смотреть на трату денег, когда их нужно бывает давать бедным, а представим себе происходящия отсюда последствия. Для того-то божественное Писание и уподобило милостыню семени, чтобы мы с радостию и великою охотою ее творили. Если те, которые бросают в землю и разсевают собранныя и хранимыя семена, делают это с великою радостию, питаясь благими надеждами и представляя себе колосья, полныя зерен, то гораздо больше прилично радоваться и восхищаться тем, кто удостаивается сеять духовное, - потому что они, сея на земле, пожнут на небе, бросая деньги, получают прощение грехов и приобретают залог упования, и подавая здесь (милостыню), приготовляют себе вечный покой и сожитие со святыми. А если мы изберем целомудрие, то не станем обращать внимания на то, что эта добродетель соединена с трудом, или что девство требует великаго подвига, но помыслим об ожидающем нас наследии; разсуждая всегда об этом, будем обуздывать порывы злых пожеланий, побеждать влечения плоти и облегчать тяжесть трудов надеждою воздаяний. Подлинно, надежда получить какия-либо блага дает смелость отваживаться и на явныя опасности; а тем более она поможет нам мужественно препобедить трудности в добродетели. В самом деле, если размышлишь, что, потрудившись немного и сохранив горящий светильник девства, можешь удостоиться в будущем блаженной жизни, и войти с женихом (в царство небесное), если только будешь иметь светильники возженные и в них достаточно елея, то есть, добрых дел, то как тебе не перенести со всею легкостию все тяжкое (в жизни), припоминая и сказанное блаженным Павлом: мир имейте и святыню со всеми, ихже кроме никтоже узрит Господа (Евр. XII, 14)? Видишь ли, как апостол соединяет мир с святостию? Чтобы мы разумели, что он требует не только чистоты тела, но и мира, он благовременно упомянул о том и другом, желая утвердить (в нас) то и другое, чтобы мы и помыслы свои удерживали, не допуская в себе никакого возмущения или смятения (душевнаго), а провождали жизнь спокойную и безмятежную, и чтобы со всеми другими обращались мирно, были тихи, кротки и снисходительны, так чтобы все черты добродетели отражались на нашем лице. Таким образом мы можем презирать и славу настоящей жизни, предпочитая ей славу истинную, а более заботиться о смиренномудрии, и считать за ничто всякое счастие здешней жизни, чтобы насладиться счастием истинным и прочным и удостоиться узреть Христа. Блажени, сказано, чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Матф. V, 8). Итак, очистим нашу совесть и со тщанием позаботимся благоустроить свою жизнь, чтобы, проведши настоящий век во всякой добродетели, удостоиться за здешние подвиги наград в будущем веке, благодатию и человеколюбием Господа нашего И. Христа, с Которым Отцу, со Св. Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

© 2003
Библиотека Церкви ЕХБ
г.Дзержинский, М.О.
web-master:
asterix16@narod.ru
Hosted by uCoz