Сергей Худиев

Об уверенности в спасении

 

 

 

                                                                                                                                                                      

 О СОБЛЮДЕНИИ КО СПАСЕНИЮ

силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому

открыться в последнее время (1 Петр. 1:5).

То, что мы выяснили в отношении предопределения ко спасению,

поднимает еще один вопрос: может ли человек быть уверен, что Хри-

стос сохранит его в Своей руке и не даст ему отпасть? С одной сторо-

ны, мы можем найти в Писании утверждения, что Бог не допустит

верующему отпасть и погибнуть, например:

Избавит Господь душу рабов Своих, и никто из уповающих на

Него не погибнет (Пс. 33:23).

И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не по-

хитит их из руки Моей (Ин. 10:28).

Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни

Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни дру-

гая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во

Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8:38-39).

Но верен Господь, Который утвердит вас и сохранит от лукаво-

го (2 Фес. 3:3).

Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить

залог мой на оный день (2 Тим. 1:12).

И избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для

Своего Небесного Царства; Ему слава во веки веков. Аминь

(2 Тим. 4:18).

Который и утвердит вас до конца, чтобы вам быть неповинны-

ми в день Господа нашего Иисуса Христа. Верен Бог, Которым

вы призваны в общение Сына Его Иисуса Христа, Господа наше-

го (1 Кор 1:8-9).

Таковы обетования, в которых мы не должны колебаться невери-

ем. Вместе с тем Писание содержит ясные предостережения об опас-

ности отпадения:

А упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с

радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем

веруют, а во время искушения отпадают (Лук. 8:13);

если только пребываете тверды и непоколебимы в вере и не от-

падаете от надежды благовествования, которое вы слышали,

которое возвещено всей твари поднебесной, которого я, Павел,

сделался служителем (Кол. 1:23).

Ибо невозможно — однажды просвещенных, и вкусивших дара

небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вку-

сивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших,

опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе

Сына Божия и ругаются Ему. Земля, пившая многократно схо-

дящий на нее дождь и произращающая злак, полезный тем, для

которых и возделывается, получает благословение от Бога; а

производящая терния и волчцы негодна и близка к проклятию,

которого конец — сожжение (Евр. 6:4-8).

Ибо если мы, получив познание истины, произвольно грешим, то

не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожида-

ние суда и ярость огня, готового пожрать противников

(Евр. 10:26-27).

Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спаси-

теля нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и по-

беждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже

первого (2 Петр. 2:20).

Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, поща-

дит ли и тебя. Итак видишь благость и строгость Божию:

строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в

благости Божией: иначе и ты будешь отсечен (Рим. 11:21-22).

Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть

(1 Кор. 10:12).

Мы не можем сказать, что все те, о ком здесь говорится, — лице-

меры, у которых с самого начала не было подлинной веры

(1 Ин. 2:19). Предостережения обращены именно к верующим. Ясно,

что отпадение от веры — совершенно реальная опасность, от которой

нас со всей серьезностью предостерегают Апостолы.

Значит ли это, что Бог в Своем слове противоречит Сам Себе, то

обещая сохранить нас в Своей руке, то говоря, что мы можем отпасть?

Никоим образом!

Внимательно рассмотрим, что говорит Писание:

а) Бог предопределил верующих к спасению; Он обещает сохра-

нить в Своей руке тех, кто доверился Ему.

б) Отпадение от веры является реальной опасностью; нам пове-

лено со всем тщанием ее избегать.

Есть ли в этом противоречие? Нет. Обетования относятся к тому,

что сделает Бог; предостережения — к тому, как Он это сделает. Бог

сохраняет верующих от опасности отпадения не извне — устраняя

саму опасность, но изнутри — пробуждая в них спасительный страх и

желание во что бы то ни стало избежать этой наихудшей из бед:

И заключу с ними вечный завет, по которому Я не отвращусь от

них, чтобы благотворить им, и страх Мой вложу в сердца их,

чтобы они не отступали от Меня (Иер. 32:40).

Мы, например, напоминаем детям об опасности попасть под ма-

шину именно затем, чтобы они под нее не попали. При этом мы не

можем знать наверняка, насколько действенны будут наши увещева-

ния. Бог всегда точно знает, какое действие произведут Его слова.

Как дождь и снег нисходит с неба, и туда не возвращается, но

напояет землю, и делает ее способною рождать и произращать,

чтобы она давала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест:

так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, — оно не воз-

вращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно,

и совершает то, для чего Я послал его (Ис. 55:9-10).

Поскольку Он знает, что, услышав Его грозные предостережения,

мы устрашимся, и станем, по Его благодати, избегать греха, Он может

твердо обещать нам, что в итоге мы не отпадем.

Приведу пример. Бог, через ангела, обещал Деве Марии, что Ее

Ребенок «будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его

не будет конца» (Лк. 1:33). Через некоторое время ангел повелевает

Иосифу взять Младенца и Матерь Его и бежать в Египет, «ибо Ирод

хочет искать Младенца, чтобы погубить Его» (Мф. 2:13). Была ли

опасность, которой подвергался Младенец, реальной? Конечно, была,

иначе зачем же среди ночи бежать в Египет! Бог определенно хотел,

чтобы Иосиф отнесся к ней, как к реальной. Как же Бог обещал, что

Иисус будет царствовать вовеки? Потому, что Он определенно знал,

что через послушание Иосифа Иисус избежит смерти во младенчест-

ве.

Итак, зачем же Бог дает нам обетование сохранить нас до конца?

Чтобы мы не колебались в нем неверием. Зачем Он нас предостерега-

ет? Чтобы мы остерегались. Дорога, на которой во всех опасных мес-

тах расставлены яркие и издалека заметные предостерегающие знаки,

по-настоящему безопасна. К тому же Бог, в отличие от дорожной ин-

спекции, может не только установить предостерегающие знаки, но и

вложить в нас желание и способность избежать опасности.

Например, Господь обещает:

И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не по-

хитит их из руки Моей (Ин. 10:28).

А Апостол предостерегает:

Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол

ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Петр. 5:8).

Есть ли здесь противоречие? Блаженный Августин объясняет, что

нет:

Явился искуситель, было место, было и время; но что я не согла-

сился на козни их, Ты меня удержал. Пришел темный искуситель,

и что я его презрел, Ты меня укрепил. Пришел искуситель воо-

руженный и сильный; но что он меня не одолел, Ты его обуздал.

Пришел искуситель, преобразившийся в светлого ангела; и что

меня не обманул, Ты ему воспретил; и что я узнал его, Ты меня

просветил (Цветы благодатной жизни, стр. 116).

Таким образом Бог сохраняет нас в спасении, научая нас трез-

виться и бодрствовать, и не давая нам впасть в неверие или пребывать

в нераскаянном противлении. Он заверяет, что вполне в состоянии это

сделать:

Могущему же соблюсти вас от падения и поставить пред сла-

вою Своею непорочными в радости, Единому Премудрому Богу,

Спасителю нашему чрез Иисуса Христа Господа нашего, слава и

величие, сила и власть прежде всех веков, ныне и во все веки.

Аминь (Иуда 24-25).

Как и блаженный Павел свидетельствует:

И избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для

Своего Небесного Царства; Ему слава во веки веков. Аминь

(2 Тим. 4:18).

Апостол выражает уверенность, что Господь сохранит его для не-

бесного Своего Царства. Каким же образом? Избавив Его от всякого

злого дела, то есть не дав ему впасть в тяжкий грех, который отторг

бы его от Царства. Таким образом, Божии обетования о сохранении в

спасении никоим образом не означают, что любой человек, претен-

дующий на то, что он — верующий, будет спасен независимо от сво-

его поведения; они означают, что Бог сохранит в вере и послушании

тех, кто доверился Ему. Если бы верующий отрекся от Христа

(Мф. 10:33) или стал бы вести образ жизни, несовместимый с насле-

дованием Царства (1 Кор. 6:9-10) и пребыл бы в таком состоянии не-

раскаянно до самой смерти, он бы действительно погиб. Но Бог не

допустит, чтобы это случилось с тем, кто доверился Ему (Ин. 10:28).

Как прекрасно выразил эту мысль св. Иоанн Златоуст:

Итак, если Христос привел нас к Богу, когда мы были от Него да-

леко, то тем более Он нас удержит, когда мы оказались близко

(Беседы на послание к Римлянам, стр. 584).

Но скажешь — «как же это удержит, когда у меня есть свободная

воля, а значит, я могу в любой момент отвернуться от Бога и погиб-

нуть! Бог, конечно, верен, но я не могу быть уверен в своей собствен-

ной вере и твердости настолько, чтобы не сомневаться, что претерплю

до конца». Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Здесь, на мой взгляд, возникает непонимание, связанное с истол-

кованием «свободы воли». Подлинная свобода выбора предполагает

возможность принимать необратимые решения. Если я действительно

могу распорядиться собой, то могу распорядиться собой раз и навсе-

гда. Падший человек сохраняет свободу самоопределения только в

одну сторону — он может раз и навсегда избрать погибель, совершив

самоубийство, но не может раз и навсегда, таким же необратимым об-

разом, избрать спасение. Если я не могу быть уверен, что устою в мо-

ем раз и навсегда принятом решении последовать за Христом, то у

меня просто нет той свободы, на которую ссылается это возражение.

Подлинная свобода — какова свобода Бога, святых ангелов и спасен-

ных на небесах — означает невозможность грешить, способность на-

всегда пребыть в изначально избранном добре (здесь я, главным

образом, пересказываю мысли бл. Августина). Обладает ли Бог свобо-

дой воли? Да! Тем не менее о нем ясно говорится, что Он не может

солгать (Евр. 6:18) и не может отречься от Самого Себя (2 Тим. 2:13).

Путаница в этом вопросе связана с представлением, что человек, в

своем нынешнем состоянии, свободен, а привлечение и сохранение

благодатью означало бы насилие над его свободой. Писание, насколь-

ко я могу понимать, не подтверждает такого представления. Падший

человек описывается как раб греха, а Христос — как Тот, Кто прихо-

дит, чтобы его освободить (Ин. 8:31-36, Рим.6:20, Тит. 3:3). Говорить,

что мы и так свободны, — значит говорить, что мы не нуждаемся в

Освободителе.

Приведу уже цитировавшиеся слова бл. Августина:

Итак, мы становимся подлинно свободными, когда Бог создает

нас, т. е. образовывает и творит не так, чтобы мы были людьми,

это Он уже сделал, но чтобы были добрыми людьми, что делает

Он теперь Своей благодатью, чтобы мы были новой тварью во

Христе Иисусе (Гал. 5:16), сообразно чему сказано «сердце чис-

тое сотвори во мне, Боже» (Пс. 50:12) (Энхиридион, гл. 31).

Как говорят отцы II Аравсийского собора:

О восстановлении свободной воли. Свобода воли в первом чело-

веке ослабленная, не может восстановиться, кроме как через бла-

годать; «ибо упущенное, не может быть возвращено, кроме как

Тем, Кто мог его дать раньше. Посему Истина сама глаголет:

«Если вас Сын освободит, тогда истинно будете свободны»

[Ин 8, 36] (Аравсийский собор, кан. 13).

Свобода падшего человека — это свобода от праведности, свобо-

да для гибели:

Ибо, когда вы были рабами греха, тогда были свободны от правед-

ности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне са-

ми стыдитесь; потому что конец их — смерть (Рим. 6:20-21).

Напомню аргументы, которые уже были приведены, когда мы го-

ворили об ответственности падшего человека. Обычно «свобода» по-

нимается как «свобода поступать по своей воле, без внешнего

принуждения». В таком, внешнем, смысле падший человек, в опреде-

ленных пределах, свободен. Человек действует по своей, никем извне

не принуждаемой воле, но эта воля настолько разрушена грехом, что

человек не знает и знать не желает Бога (Рим. 3:11), избирает грех и

погибель (Еф.4:19) до тех пор, пока благодать Божия не восстановит в

нем подлинную свободу, свободу пребывать в любви Божией:

Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу,

плод ваш есть святость, а конец — жизнь вечная (Рим. 6:22).

Напомним, что свобода в библейском понимании — это не свобо-

да выбирать между грехом и праведностью, но свобода от греха

(Лк. 4:18; Ин. 8:31-36; Рим. 6:22-23).

Свободно служит тот, кто охотно исполняет волю своего господи-

на. А потому, кто — раб греха, тот и свободен для того, чтобы гре-

шить. Поэтому для делания правды он будет свободен только в том

случае, если, освободившись от греха, станет рабом правды. Это и

есть — истинная свобода, так как правое дело совершается с радо-

стью, это же, вместе с тем, благоговейное рабство, так как сохраня-

ется подчинение закону (бл. Августин. Энхиридион, гл. 30).

Как мы уже отметили, Бог в высшей степени свободен, — но Его

свобода не означает, что Он может (тяжело и сказать такую нелепость)

согрешить. «Свободная воля» — это воля, которая всегда желает блага

и всегда может устоять во благе. Называть «свободной» волю неус-

тойчивую и шатающуюся, волю, которая не может постоянно пребы-

вать в добре, — это просто жестокая насмешка. Грех — это никоим

образом не проявление свободы, но порабощенности. Чем более чело-

век свободен во Христе, тем дальше он от отпадения.

Даже гораздо свободнее будет та воля, которая совсем не будет в

состоянии служить греху. И не нужно порицать волю, не нужно

говорить, что воли нет, или что она — несвободна, коль скоро мы

так желаем быть счастливыми, что не хотим себе несчастья, и не

можем хотеть (бл. Августин. Энхиридион, гл. 105).

Верующий всегда обладает свободным выбором и, таким обра-

зом, возможностью отвергнуть благодать Божию. Но сама благодать

формирует его личность так, что он не хочет ее отвергать; более того,

он страшится и ужасается ее утратить. Христианин по своей воле

пребывает в благодати, но эту волю в нем создает и поддерживает са-

ма благодать. Вот что говорят Отцы II Аравсийского собора:

Канон 3. Если кто скажет, что по призыванию со стороны чело-

века может быть дарована благодать Божия, а не сама благодать

делает так, чтобы мы ее призывали, тот противоречит Исайи про-

року или Апостолу то же самое говорящему: «Я был обретен не

искавшими Меня; открылся не вопрошавшим обо Мне»

[Рим. 10:20; ср. Ис. 65:1].

Канон 4. Если кто утверждает, что наша воля ожидает Бога, что-

бы нам очиститься от греха, а не исповедует также, что именно

по излиянию в нас и действию Святого Духа происходит наше

желание очиститься, тот противится самому Святому Духу, гово-

рящему через Соломона: «Приготовляется воля Господом»

(Притч. 8:35 согласно Септуагинте) и Апостолу, спасительно

проповедующему:

Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволе-

нию (Флп. 2:13).

Канон 5. Если кто скажет, что как приращение, так и начало ве-

ры, и само движение души к вере, из-за которого веруем в Того,

Кто оправдывает нечестивого, и к возрождению посредством свя-

того крещения приходим, не по дару благодати, то есть по вдох-

новению Святого Духа, направляющего нашу волю от неверия к

вере, от нечестия к благочестию, но по природе в нас присутству-

ет, тот изобличается противником Апостольских догматов, ибо

говорит блаженный Павел:

будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет со-

вершать его даже до дня Иисуса Христа (Флп. 1:6); и то место:

вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать

за Него (Флп. 1:29),

Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий

Дар (Еф. 2:8).

Ибо те, кто говорят, что вера, коей веруем в Бога, является при-

родной, всех тех, которые чужды Церкви Христовой, некоторым

образом считают верными.

Канон 6. Если кто скажет, что без благодати Божией нам, ве-

рующим, волящим, желающим, стремящимся, трудящимся, мо-

лящимся, бодрствующим, усердствующим, просящим, ищущим,

стучащим, милосердие божественно даруется, а не исповедует,

что мы веруем, волим, или все это, как нужно, можем делать, в

нас происходит по излиянию и вдохновению Святого Духа, и ли-

бо к смирению, либо к послушанию человеческому присоединяет

помощь благодати, а не соглашается, что является даром самой

благодати то, что мы являемся послушными и смиренными, тот

противится Апостолу, говорящему:

Что ты имеешь, чего бы не получил? (1 Кор. 4:7); и:

Но благодатью Божией есмь то, что есмь (1 Кор. 15:10).

Как объясняет блаженный Августин, сама благодать делает так,

чтобы мы ее не отвергали:

Сия благодать, даруемая тайно сердцам человеческим по божест-

венной щедрости, никаким жестоким сердцем не отвергается.

Ибо она для того и дается, чтобы сперва было снято ожесточение

сердца. Итак, когда Отец изнутри слышим и научает прийти к

Сыну, то Он убирает сердце каменное и дает сердце плотяное,

как обещал через проповедь пророка (Иез. 11,19). Так творит Он

сынов обетования и сосуды милосердия, кои прежде уготовал к

славе (О предопределении святых, гл. 8).

Итак, именно Бог, как уже неоднократно говорилось, сохраняет и

утверждает нашу волю в добре. Ибо псалмопевец обращается не к

своей свободной воле, а к Богу со словами:

Утверди стопы мои в слове Твоем и не дай овладеть мною ника-

кому беззаконию (Пс. 118:133).

Рассмотрим также, что говорит Бог через пророка:

Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили коле-

ни перед Ваалом (3 Цар. 19:18; Рим. 11:4).

Слово Божие не говорит, что, мол, эти семь тысяч мужей хорошо

воспользовались своей свободной волей и сами себя соблюли посреди

великого развращения. Несомненно, они по своей воле, а не по како-

му-то внешнему принуждению остались верными Богу, однако Бог

объявляет это не их заслугой, а Своим благодеянием. То же самое го-

ворится в Ис. 1:9:

Если бы Господь Саваоф не оставил нам небольшого остатка,

то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре.

Пророк не говорит: если бы не нашлось среди нас людей, которые

по своей свободной воле пожелали пребыть в вере и благочестии, но

если бы Господь Саваоф не оставил нам небольшого остатка, указы-

вая но то, что сохранение их в вере и благочестии есть дело милости

Божией, без которой мы были бы то же, что Содом, уподобились бы

Гоморре.

Наша уверенность в том, что Бог «сохранит нас от падения и по-

ставит перед славою Своею непорочными в радости» (Иуда, 24), оп-

ределяется тем, на кого мы на самом деле полагаемся в этом

вопросе — на Бога или на самих себя. Ибо если я скажу «я не могу

быть уверен в своей собственной вере и твердости», то тем самым за-

явлю, что считаю веру и твердость «своей собственной» и полагаюсь

в вопросе ее сохранения на себя, а не на Бога. Такая позиция была бы

проявлением того неосознанного пелагианства, к которому мы все

склонны по природе. Отцы II Аравсийского собора были особенно

озабочены тем, чтобы сохранить нас от этого заблуждения:

Никто не имеет ничего своего, кроме обмана и греха. Если что,

однако, имеет человек истинного и праведного, это происходит

от того источника, которого должны мы жаждать в сей пустыни,

чтобы от него словно некими каплями орошаемые, не ослабли в

пути (Канон 22).

Вера и твердость является Божиим даром;

потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него,

но и страдать за Него (Флп. 1:29),

как получивший от Господа милость быть Ему верным

(1 Кор. 7:25),

и как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по дей-

ствию державной силы Его (Еф. 1:19).

Бог производит нашу веру, удивительным образом действуя в

сердцах наших, чтобы мы уверовали (бл. Августин. О предопре-

делении святых, гл. 2).

В разрешении этого вопроса возникли затруднения, связанные со

свободной волей человека; но победила благодать Божия: и нель-

зя было прийти к чему-либо еще, кроме как к тому, чтобы понять

прозрачнейшую истину, сказанную Апостолом: «Ибо кто отлича-

ет тебя? Что имеешь, чего бы не получил? Если же получил, что

хвалишься, как будто не получил?» (1 Кор. 4, 7). Мученик Ки-

приан также, желая показать это, все заключил в одном заголов-

ке, говоря: «Ни в чем не следует хвалиться, поскольку ничто не

является нашим» (К Квирину, кн. 3, гл. 4). Вот почему я ранее

сказал, что этим свидетельством Апостола также я сам был обли-

чен, в особенности когда мудрствовал об этом деле иначе, неже-

ли мне открыл Бог в разрешении этого вопроса в письме, как я

сказал, к епископу Симплициану. Итак, данное свидетельство

Апостола, сказавшего для смирения человеческой гордости: «Что

имеешь, чего бы не получил?» — не позволяет кому-либо из вер-

ных сказать: «Имею веру, которую не получил». Потому что спе-

сивость этого ответа совершенно подавляется Апостольскими

словами (Там же, гл. 4).

Или, если Бог не творит желающих из нехотящих, зачем Церковь

молится по заповеди Господней за своих преследователей

(Мат. 5, 44)? Ибо святой Киприан так хотел понимать даже те

слова: «Да будет воля твоя и на земле, как на небе» (Мат. 6, 10),

то есть, как среди уже уверовавших, которые словно небо, так и

среди неверующих, которые из-за этого еще земля. Итак, почему

мы молимся за не хотящих уверовать, кроме как из-за того, что

Бог в них производит и само желание (Фил. 2, 13)? Об Иудеях

определенно молится Апостол: «Братия, желание сердца моего и

молитва к Богу об Израиле во спасение» (Рим. 10, 1). Так зачем

он молится за неверующих, если не затем, чтобы уверовали? (Там

же, гл. 8).

Как еще говорит Аравсийский собор:

Является Божиим даром, когда мы право мыслим и стопы наши

от лжи и неправды удерживаем; ибо сколько раз мы делаем доб-

ро, столько раз Бог с нами и в нас творит, чтобы мы творили (Ка-

нон 9).

Ибо является твердым и кафолическим то, что во всяком благе,

коего главой является вера, нас, еще нехотящих, предваряет бо-

жественное милосердие, чтобы мы хотели, присутствует в нас,

когда хотим, последует также, чтобы в вере устояли, как Давид

пророк говорит: Бог мой, милующий меня, предварит меня

(Пс 58, 11); и в другом месте: И истина Моя и милость Моя с

ним, и Моим именем возвысится рог его (Пс 88, 25). Подобно и

блаженный Павел говорит: кто дал Ему наперед, чтобы Он дол-

жен был воздать? (Рим 11, 35) (Заключение деяний II Аравсий-

ского собора, составленное Цезарием, епископом Арелатским).

Таким образом, если я буду «не уверен в своей собственной вере

и твердости», то отнюдь не проявлю смирения перед Богом, но, на-

против, предамся нелепому самомнению. Представим себе человека,

который говорит: «Боюсь и трепещу, что мне не хватит средств на

приобретение острова в Тихом Океане!» Решим ли мы, что этот чело-

век смиренно исповедует свою нищету? Напротив, он нескромно по-

хваляется огромным богатством! Фактически, этот скромник

утверждает, что его средства соизмеримы с теми, на которые можно

купить целый остров. Если я говорю: «боюсь, хватит ли у меня веры и

твердости, чтобы претерпеть до конца», — я тем самым претендую на

то, что для меня, в принципе, вполне возможно самому сохранить себя

в спасении. Самоупование, даже когда оно облачается в маску под-

черкнутого и демонстративного смирения, всегда ведет к краху.

Кто надеется на себя, тот глуп (Притч. 28:26).

Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на че-

ловека и плоть делает своею опорою (Иер. 17:5).

Более того, лично мне кажется проявлением крайнего непочтения

к Богу заявлять Ему: «я еще могу отпасть по своей свободной воле».

Если бы Ваша жена сказала Вам: «У меня свобода воли, я еще могу от

тебя уйти», или Ваш ребенок заявил, что еще может, по своей свобод-

ной воле, от Вас отречься, порадовало бы Вас таковое их смирение?

Как же можно говорить такое Богу? Будет ли правильно вместо того,

чтобы со смиренной благодарностью принимать Божии обетования,

заявлять в лицо Богу, что, может быть, ничего у Него и не выйдет, и

слово Его окажется ложным, из-за того, что мы со своей «свободной»

волей можем Ему противостать? Неужели Бог совсем упустил это из

виду, когда давал Свои обетования? Кто лучше знает, отпадем мы или

нет — мы или Бог? Если Он говорит

Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за

Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто

не похитит их из руки Моей. Отец Мой, Который дал Мне их,

больше всех; и никто не может похитить их из руки Отца Мое-

го. Я и Отец — одно (Ин. 10:27-30),

то может ли Он лгать или ошибаться? Господь говорит, что Его

овцы не погибнут вовек, и представляет порукой тому Божие всемо-

гущество: то, что овцы даны Ему Отцом, по Его замыслу и воле, то,

что Он Сам, Иисус Христос, есть всемогущий Бог, то, что Он есть

Пастырь добрый и полагает за них жизнь (Ин. 10:11). Невозможно

дать более твердого обетования. Те же самые люди, которых Он пре-

дузнал, предопределил, призвал и оправдал, будут прославлены

(Рим. 8:28-30), ничто не послужит им к погибели, но все послужит ко

благу. Даже опасность отпадения — вполне реальная — послужит ко

благу, ибо научит их со страхом и трепетом искать — и находить —

надежное и непоколебимое прибежище в Боге. Может ли конкретный

христианин быть уверен, что эти обетования относятся лично к нему?

Бог затем и дает обетования, чтобы каждый конкретный христианин в

них верил.

Но как же, спросите Вы, мы видим, что иные временем веруют, а

после отпадают? Нет ничего более ужасного и невыносимого, чем ве-

роотступничество, и мне глубоко неприятна эта тема, но, чтобы ут-

вердиться в нашем уповании на Господа, Который и сохранит нас до

конца, мы должны рассмотреть и этот вопрос. В Писании можно най-

ти места, где говорится о людях, которые были верующими, а потом

отпали(1 Тим. 1:19; 4:1; 5:12). Согласование этих мест Писания с теми

обетованиями о сохранении в спасении, которые мы рассмотрели,

представляет определенную трудность. Я не претендую на то, что мо-

гу раз и навсегда разрешить этот вопрос, но хотел бы предложить

объяснение, которое лично мне представляется обоснованным. Эти

люди заявляли о своей вере, были в общении с Церковью, были на-

ставлены в здравом учении, находились под его нравственным влия-

нием, и, в этом смысле, придерживались веры, от которой потом

отошли. О них вполне естественно сказать, что они «отступили от ве-

ры» или «отвергли веру». Эти слова правильно описывают их поведе-

ние. Что же касается духовной реальности, которая стоит за таким

поведением, то Апостол Иоанн говорит об этом: «Они вышли от нас,

но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами;

но они вышли, и через то открылось, что не все наши.» (1 Ин. 2:19).

«Они вышли от нас» т.е. из среды христиан, причем до того, как их

отступничество стало явным, даже сам Апостол не знал, что они «не

наши». Он говорит «если бы они были наши, то остались бы с на-

ми» — подлинные овцы Христовы навсегда останутся в Его стаде.

Плевелы — это не отпавшая пшеница; они были похожи на пшеницу,

но никогда ей не были. Мы знаем, что некоторые люди, которых на

самом деле Господь никогда не знал (Мф.7:22-23), могут проявлять

определенные признаки христианской веры (стих 22). Отделять пше-

ницу от плевел — не наше дело (Мф. 13:29); нам ясно запрещено су-

дить других членов Церкви (Мф.7:1; Рим.14:13; 1 Кор.4:5). Нам

повелено испытывать в этом отношении самих себя (2 Кор. 13:5), а не

других людей. Мы не можем знать, кто на самом деле является лож-

нообращенным, пока это не откроется совершенно явным образом

(1 Ин.2:19). И даже в этом случае мы должны надеяться на то, что эти

люди еще покаются, потому что любовь всегда надеется.

Блаженный Августин считал, что те, кто добровольно отошел от

Христа, никогда не имели подлинной веры.

Потому что все наученные Богом приходят ко Христу: поскольку

они слышали и научились от Отца через Сына, Который ясно

сказал: «Всякий слышавший от Отца и научившийся приходит ко

Мне». Из этих же никто не погибает, поскольку из всего, что дал

Ему Отец, Он не погубит ничего (Ин. 6, 45, 39). Итак, всякий, кто

оттуда, определенно не погибает; и не был оттуда тот, кто погиб.

Вследствие чего сказано: «Они вышли от нас, но не были наши-

ми; ибо, если бы были нашими, то остались бы с нами» (1 Ин. 2,

19) (О предопределении святых, гл. 16).

Для того чтобы можно было говорить, что Христос, вопреки Сво-

ему слову, потерял некоторых из Своих овец, мы должны были бы

точно знать об отпавших две вещи: во-первых, то, что их обращение

было подлинным — они не просто заинтересовались древними обы-

чаями или решили приобщиться к «традиционным ценностям», а под-

линно пришли ко Христу; во-вторых, то, что они находятся не во

временном (как Давид (2 Цар.11), Петр (Мк. 14:66-71), или коринф-

ский блудник (1 Кор. 5:1-5; 2 Кор. 2:7-8)) , а в окончательном отпаде-

нии. Ни того, ни другого мы знать не можем: нам не дано заглянуть в

чужое сердце. Мы можем твердо знать только одно: Бог верен, Его

обетования истинны. Тот, кто доверится Его слову, не будет обманут.

Он есть истинный и верный Пастырь. Его овцы не погибнут вовек.

Приведу пример. Я видел распавшиеся браки; но я уверен, что, по

благодати Божией, мой брак не распадется, иначе я просто не мог бы

давать брачных обетов. Ничто не создает для брака такой угрозы, как

мысль о том, что развод хотя и нежелателен, но все же возможен. Бу-

дет удивительно, если сама эта мысль не разрушит брак. Более того,

брак, с самого начала предполагающий возможность развода, с хри-

стианской точки зрения вообще не брак. Если же супруги с самого на-

чала исходят из того, что развод в принципе невозможен, то они

найдут пути решения всех семейных проблем. Именно вера в неру-

шимость брака в большой степени и обеспечивает его нерушимость.

Даже на этом уровне каждый получает по своей вере.

То же, но еще с большим основанием, можно сказать и о сохране-

нии в спасении. Насколько вообще серьезным является обращение,

при котором человек еще резервирует для себя возможность уйти от

Христа? На мой взгляд, именно неверие в то, что Бог силен нас сохра-

нить, и подвергает человека опасности отпадения. Обетования не

принадлежат тем, кто отказывается в них верить. Да, я «вижу от-

ступников и сокрушаюсь», но это не мешает мне доверяться Христу в

том, что «никто из уповающих на Него не погибнет» (Пс 33:23).

 

ВНУТРЕННЕЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО

СВЯТОГО ДУХА

Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом; не

верующий Богу представляет Его лживым, потому что не веру-

ет в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне

Своем. Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам

жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия)

имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни

(1 Ин. 5:10-12).

Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии. Потому

что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе,

но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!»

Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети

Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сона-

следники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним

и прославиться (Рим. 8:14-17).

Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем,

о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас

воздыханиями неизреченными (Рим. 8:26).

А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Сво-

его, вопиющего: «Авва, Отче!» (Гал. 4:6).

Итак, Писание говорит о том, что верующий в себе самом имеет

свидетельство Святого Духа. Это внутреннее свидетельство освобож-

дает верующего от страха наказания и позволяет ему с дерзновением

взывать к Богу как к родному Отцу (Рим. 8:15), удостоверяет его в

том, что он во Христе усыновлен Богу (Гал. 4:6) и имеет в Нем веч-

ную жизнь (1 Ин. 5:10-12). Христианин достоверно и опытно знает о

своей принадлежности Христу:

Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня

(Ин. 10:14).

На основании свидетельства Святого Духа овцы точно знают, что

Господь Иисус — их Пастырь, а они Его овцы. Об этом свидетельст-

вует не человек, не ангел, но сам Бог. Внутреннее свидетельство име-

ет «верующий Богу» (1 Ин. 5:10), любой, кто усыновлен Богу во

Христе (Гал. 4:6; Рим. 8:14-16), овцы Его стада (Ин. 10:3-4). У ве-

рующих, таким образом, есть надежное основание для того, чтобы не

колебаться в этом вопросе между страхом и надеждой, но пребывать в

твердой уверенности, что они точно прощены, усыновлены, имеют

жизнь вечную и приняты в число овец Христовых. Лично я не пред-

ставляю себе, как можно совместить эти (да и многие другие) стихи

Писания с утверждением, что христианин не может быть уверен в

своем спасении.

А когда свидетельствует Дух, какое может быть недоумение? Ес-

ли бы это обещал человек, или ангел, или архангел, или другая

какая-нибудь подобная сила, то для некоторых сомнение, пожа-

луй, было бы возможно, но когда высочайшее Существо и даро-

вало это и свидетельствует нам об этом тем словом, которое

повелено произносить в молитве [т.е. Отче наш], тогда кто может

сомневаться в достоинстве? Когда царь кого-нибудь жалует и

пред всеми объявляет о его чести, то осмелится ли кто-нибудь из

подданных ему противоречить? (Св. Иоанн Златоуст. Беседы на

послание к Римлянам, стр. 661).

Это внутреннее свидетельство совершенно не означает какой-то

эмоциональной эйфории. Верующий может быть испуган (2 Кор. 7:5)

или опечален (Флп. 2:27), он может испытывать глубокое сожаление о

своих грехах (2 Кор. 7:10); но глубже любого его эмоционального пе-

реживания лежит дарованная Святым Духом уверенность в оконча-

тельном спасении:

Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни

Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни дру-

гая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во

Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8:38-39).

Уверенность в личном спасении приходит именно на основании

этого внутреннего свидетельства. Конечно, когда речь идет о каком-то

духовном опыте, мы всегда должны быть готовы обосновать его доб-

рокачественность и подлинность. Не секрет, что приверженцы куль-

тов, оккультисты и просто люди с неуравновешенной психикой могут

ссылаться на свой духовный опыт, подлинность которого у них самих

не вызывает никаких сомнений. В отличие от всех этих субъективных

переживаний, внутреннее свидетельство Святого Духа имеет четкий

объективный критерий — слово Божие, Библию. Святой Дух не со-

общает нам какой-то дополнительной информации; Он «напоминает»

то, что уже сказал Иисус (Ин. 14:26). Свидетельство Святого Духа

всегда проявляется вместе со свидетельством Писания — когда ве-

рующий плотскими своими ушами слышит слово Божие, Дух в глуби-

не его сердца свидетельствует ему: «это непреложная истина и это ис-

тина по отношению к тебе лично». Когда Апостол свидетельствует:

Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и

быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал

Его. Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось,

что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны

Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1 Ин. 3:1-2).

Дух Святой побуждает христианина верить этим словам и с дерз-

новением взывать «Авва, Отче». Всякое провозглашение Благой вести

будет пустым сотрясением воздуха, если Дух изнутри не будет свиде-

тельствовать слушателю об истине того, что говорит проповедник.

Значит, когда провозглашается Евангелие, некоторые веруют, не-

которые же нет: но верующие вместе с голосом проповедника,

который приходит извне, изнутри слышат Отца и научаются; не-

верующие же извне слышат, изнутри же не слышат и не научают-

ся. Ибо «никто», говорит [Господь], «не приходит ко Мне, если

Отец, пославший Меня, не привлечет его» (Бл. Августин. О пре-

допределении святых, гл. 8).

Никакие аргументы не пробьют стену человеческого неверия, ес-

ли эту стену не разрушит Святой Дух.

Если кто утверждает, что силой природы что-либо доброе, отно-

сящееся к спасению и жизни вечной, можно мыслить как полез-

ное, или избирать, или приветствовать, то есть с евангельской

проповедью соглашаться, без озарения и вдохновения Святого

Духа, Который дает всем приятность в том, чтобы соглашаться и

верить истине, тот обманывается еретическим духом, не разумея

гласа Божия, в Евангелии глаголющего: «без Меня не можете

делать ничего» (Ин. 15:5) и то слово Апостола «не потому, что-

бы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от

себя, но способность наша от Бога» (2 Кор. 3:5) (II Аравсийский

собор, кан. 7).

Это так и в отношении уверенности в спасении. Можно приво-

дить слова Писания, но невозможно заставить человека поверить этим

словам. Уверенность может дать только Сам Бог. Как и все, относя-

щееся к спасению, это Божий дар, а не человеческое достижение. Уве-

ренности невозможно добиться личными усилиями; ее можно только

попросить и получить, как и все остальное, из чистой милости.

Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям

вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святаго просящим

у Него (Лк. 11:13).

Почему же многие христиане не имеют (или не слышат) этого

внутреннего свидетельства? Этому может быть несколько причин. Ес-

ли человеку внушили, что иметь уверенность в своем усыновлении

неправильно, он будет скрывать это внутреннее свидетельство от всех

и даже от себя самого. Он может не иметь его по другой причине: ес-

ли он продолжает фактически надеяться на себя и на свои нравствен-

ные достижения. Дух Святой приходит, чтобы прославить Иисуса

(Ин. 16:14), а не нас самих и наши духовные подвиги. Бог также мо-

жет временно лишить человека этого свидетельства, чтобы побудить

его признать и исповедать свой грех (Пс. 31:3-4). Можно дать очень

простой совет человеку, который хочет обрести это внутреннее свиде-

тельство:

Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите, и получите,

чтобы радость ваша была совершенна (Ин. 16:24).

 

ОБ ИСХОДЕ ДУШИ ИЗ ТЕЛА

О том, что ожидает нас непосредственно по завершении нашего

земного странствования, Писание говорит относительно немного:

Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон, и

каждый день пиршествовал блистательно. Был также некото-

рый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в

струпьях; и желал напитаться крошками, падающими со стола

богача; и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий и отне-

сен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили

его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали

Авраама, и Лазаря на лоне его. И, возопив, сказал: «отче Авраа-

ме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил ко-

нец перста своего в воде и прохладил язык мой; ибо я мучаюсь в

пламени сем». Но Авраам сказал: «чадо! вспомни, что ты полу-

чил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь злое; ныне же он

здесь утешается, а ты страдаешь. И сверх всего того между

нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие

перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не пере-

ходят». Тогда сказал он: «так прошу тебя, отче, пошли его в

дом отца моего; ибо у меня пять братьев; пусть он засвиде-

тельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения».

Авраам сказал ему: «у них есть Моисей и пророки; пусть слуша-

ют их». Он же сказал: «нет, отче Аврааме; но, если кто из

мертвых придет к ним, покаются». Тогда Авраам сказал ему:

«если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мерт-

вых воскрес, не поверят» (Лк 16:19-31),

Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушит-

ся, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный,

вечный. Оттого мы и воздыхаем, желая облечься в небесное на-

ше жилище; только бы нам и одетым не оказаться нагими. Ибо

мы, находясь в этой хижине, воздыхаем под бременем; потому

что не хотим совлечься, но облечься, чтобы смертное поглоще-

но было жизнью. На сие самое и создал нас Бог и дал нам залог

Духа. Итак мы всегда благодушествуем; и как знаем, что, во-

дворяясь в теле, мы устранены от Господа, — ибо мы ходим ве-

рою, а не видением, — то мы благодушествуем и желаем лучше

выйти из тела и водвориться у Господа. И потому ревностно

стараемся, водворяясь ли, выходя ли, быть Ему угодными; ибо

всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каж-

дому получить соответственно тому, что он делал, живя в те-

ле, доброе или худое (2 Кор. 5:1-10).

Если же жизнь во плоти доставляет плод моему делу, то не

знаю, что избрать. Влечет меня то и другое: имею желание раз-

решиться и быть со Христом, потому что это несравненно

лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас (Флп. 1:22-24).

Справедливым же почитаю, доколе нахожусь в этой телесной

храмине, возбуждать вас напоминанием, зная, что скоро должен

оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос от-

крыл мне (2 Петр. 1:13-14).

Что мы можем узнать из этих стихов?

После смерти души христиан отправляются на небеса (понятно,

имеются в виду небеса как духовная, а не астрономическая реаль-

ность) (2 Кор. 5:1), где оказываются со Христом (Флп. 1:22-24; см.

также Ин. 14:3) и предстают перед Его судом (2 Кор. 5:10), чтобы в

результате этого суда или получить награду, или потерпеть ущерб

(1 Кор. 3:10-15). Причем даже те, чьи дела будут найденными подоб-

ными соломе (1 Кор. 3:15), будут спасены, хотя и «как бы из огня».

Апостолы говорят как о чем-то твердо известном, что наше жительст-

во — на небесах (2 Кор. 5:1; Флп. 3:20), что мы воздыхаем, желая об-

лечься в небесное наше жилище (2 Кор. 5:2). Ап. Павел твердо уверен,

что после смерти будет со Христом (Флп. 1:23), что ему готовится ве-

нец правды (2 Тим. 4:8), и не только ему, но и всем, «возлюбившим

пришествие Его».

Итак, Апостол ожидает смерти с радостной надеждой и поощряет

к тому же своих адресатов. При рассмотрении новозаветных свиде-

тельств об исходе души из тела неизбежно возникает вопрос: как со-

вместить свидетельство Апостолов с теми описаниями посмертного

опыта, которые можно найти в средневековой византийской литерату-

ре? Книгу «Мытарства преподобной Феодоры» можно найти почти в

каждом церковном киоске, многие люди начинают свое знакомство с

Православием именно с нее. Пытаясь разобраться в отношении уве-

ренности в спасении, мы не можем обойти вопрос о мытарствах. Не-

сомненно, многие мудрые, благочестивые и лично святые люди

верили — и продолжают верить — в существование мытарств, то есть

испытаний, в ходе которых бесы указывают на грехи, совершенные

человеком при жизни, и заявляют свои права на его душу, ангелы же,

со своей стороны, указывают на его добрые и благочестивые дела и

оспаривают притязания бесов. В результате этих испытаний (исход

которых не может быть известен заранее) душа или заточается бесами

в адские темницы из-за своих грехов, или, благодаря своим добрым

делам и заступничеству святых, благополучно минует все испытания

и входит в Царство Небесное. Во многих средневековых текстах хри-

стиане выражают свой ужас перед предстоящими им мытарствами.

Вот, например, текст, приписываемый святому Кириллу Александрий-

скому:

Воображаешь ли, душа моя, какой страх и ужас обымет тебя в тот

день, когда увидишь страшных, диких, жестоких, немилостивых

и бесстыдных демонов, которые будут стоять перед тобою, как

мрачные мурины? Одно видение их ужаснее всяких мук. Смотря

на них, душа смущается, приходит в волнение, старается укрыть-

ся, чтобы не видеть их, прибегает к ангелам Божиим (Слово об

исходе души и о страшном суде).

Это действительно важный вопрос: кого мы встретим по исходе

своем из тела — всеблагого Господа нашего Иисуса Христа (как счи-

тает Павел) или всезлобных бесов (как считают авторы средневековых

текстов)? Если, согласно преданию, Матерь Божия перед блаженным

Своим успением со страхом и слезами молилась об избавлении ее от

воздушных мытарств, и Господь исполнил Ее прошение, явившись к

Ее смертному одру — как это, вроде бы, изображено на иконе Успе-

ния, — то как понимать бесстрашие Павла? Ведь нелепо — и нечес-

тиво — было бы предполагать, что Матерь Божия была то ли грешнее,

то ли слабее в вере, чем Апостол Павел.

Итак рассмотрим этот вопрос подробно.

Сообщает ли Писание что-либо о мытарствах?

Хотя Апостолы ясно учат о существовании бесов и необходимо-

сти духовного противостояния им (например, Еф. 6:10-17), совершен-

но никаких упоминаний о мытарствах как таковых в Библии нет. В

отрывке Еф. 6:10-17, в котором иногда усматривают намек на мытар-

ства, речь идет о борьбе христианина в ходе его земной жизни: в са-

мом деле, такое повеление, как «обуть ноги в готовность

благовествовать мир» (Еф. 6:15), никак не может относиться к ситуа-

ции прохождения мытарств. Все учение о мытарствах целиком и

полностью основано на внебиблейских источниках. Это еще нельзя

считать строгим доказательством его ложности, но крайне трудно

объяснить: почему Апостолы, с великой любовью и заботой наставляя

адресатов своих посланий, постоянно забывают предупредить их о

такой важной вещи, как мытарства, даже когда прямо говорят о пред-

стоящем исходе из тела?

Совместимо ли учение о мытарствах с Писанием?

Но предположим, что изустно Апостолы передали исключитель-

но важное учение, о котором и словом не обмолвились в своих писа-

ниях. Тогда это учение не должно, по крайней мере, противоречить

тому, что они писали. Давайте сопоставим учение о мытарствах с

учением Апостолов, как оно представлено в священном писании Но-

вого Завета. Мне удалось ознакомиться со следующими описаниями

мытарств:

1) Видение преподобной Феодоры

2) Слово об исходе души (св. Кирилл Александрийский)

3) Видение св. Бонифация (в книге С. Роуза «Душа после смерти»)

4) Невероятное для многих, но истинное происшествие (там же)

5) Видение воина Пелусиота (там же).

В этих описаниях:

а) Бесы заявляют свои права на душу, предъявляя ей ее грехи

(1 – 5),

б) Ангелы предъявляют ее добрые и благочестивые дела (1, 2, 3,

5), так что своим избавлением человек обязан своим добрым

делам, которые творил при жизни,

в) во всех приведенных источниках ни душа, ни ангелы не обра-

щаются с молитвой к Богу,

г) совсем поразительная особенность — нигде в этих текстах не

упоминается ни искупительное служение нашего Господа, ни

даже само имя Иисуса Христа. Мне кажется, что это серьезная

причина задуматься — почему в текстах, посвященных про-

блеме спасения, так упорно игнорируется Спаситель?

Теперь рассмотрим эти пункты по порядку:

А) Могут ли бесы предъявлять обоснованные права на душу хри-

стианина? Обратимся к Писанию:

Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем

Моим будут изгонять бесов… (Мк. 16:17);

Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю си-

лу вражью; и ничто не повредит вам (Лк. 10:19);

И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не по-

хитит их из руки Моей (Ин. 10:28).

Итак покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от

вас (Иак. 4:7).

Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их.

Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную

Бога, Он и ходатайствует за нас. Кто отлучит нас от любви

Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или наго-

та, или опасность, или меч? как написано: «за Тебя умерщвляют

нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание».

Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен,

что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни на-

стоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая

тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Ии-

сусе, Господе нашем (Рим 8:33-39);

благодаря Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии

святых во свете, избавившего нас от власти тьмы и введшего в

Царство возлюбленного Сына Своего. (Кол. 1:12-13);

истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было про-

тив нас, и Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту. Отняв

силы у начальств и властей, властно подверг их позору, востор-

жествовав над ними Собою (Кол. 2:14-15);

А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял

оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти,

то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти

через всю жизнь были подвержены рабству (Евр. 2:14-15).

Итак, Писание говорит, что искупительное служение Христа ли-

шило бесов всякой власти над нами. Бесы не могут обвинять нас

(Рим. 8:33), не могут отлучить нас от любви Божией (Рим. 8:38-39), не

могут похитить нас из руки Христа (Ин. 10:28). Напротив, это хри-

стианам Господь дает власть над бесами — власть наступать на них и

не терпеть от них никакого вреда (Лк. 10:19), изгонять их именем Ии-

суса Христа (Мк. 16:17), противостоять им и вынуждать их к бегству

(Иак. 4:8). Лично я не вижу здесь оснований считать, что такая власть

принадлежит только особо «продвинутым» христианам. Господь не

говорит «вот, вы добились» или «вот, вы достигли», или «вот, вы стя-

жали», но говорит «вот, Я даю вам». Безопасность овец не в том, что

они освоили некое «овечье карате», так что готовы и сами дать по зу-

бам любому волку, но в том, что их приобрел Себе и защищает истин-

ный и верный Пастырь, который ни в коем случае их волку не выдаст

(Ин. 10:11-12). Если же бесы, по свойственной им лживости, наглости

и бесстыдству, дерзнут предъявлять нам рукописания наших грехов,

то Апостол научает, что рукописания эти — фальшивые, ибо настоя-

щее рукописание раз и навсегда истреблено смертью и воскресением

Спасителя (Кол. 2:14).

Как прекрасно говорит об этом св. Иоанн Карпафский:

С угрозою и бранью дерзко нападает враг на душу, только что

исшедшую из тела, являясь грозным и страшным обличителем в

падениях ея. Но можно видеть тогда и то, как боголюбивая и вер-

ная душа, хотя многократно прежде уязвлена была грехами, не

боится его нападений и угроз, но паче его является сильною в

Господе, окрыляется радостью, воодушевляется мужеством, видя

сопровождающие ее небесные силы и как стеной ограждающий

ее свет веры, и с великим дерзновением взывает против злого

диавола: что тебе и нам, чуждый Богу? Что тебе и нам, свержен-

ный с неба и раб лукавый? Не имеешь ты власти над нами; власть

над нами и над всем имеет Христос, Сын Божий; Ему мы согре-

шили, Ему и ответ дадим, имея ручательством милосердия Его к

нам и спасения в Нем честный Его крест. Ты же беги дальше от

нас, окаянный. Ничтоже тебе и рабам Христовым. — От таких

дерзновенных слов души убежит наконец диавол, раздирающий

испуская крик, в бессилии устоять против имени Христова; душа

же, превыше его сущи и паря над врагом, заушает его, как так на-

зываемый быстрокрыл над вороном. — После того она в радова-

нии переносится божественными Ангелами в определенное ей по

ее состоянию место (св. Иоанн Карпафский. Увещательные гла-

вы, гл. 25).

В самом деле, Господь со всей определенностью утверждает:

дана Мне всякая власть на небе и на земле (Мф. 28:18).

Христос искупил нас ценой Своей крови. Мы являемся Его за-

конной собственностью, и никто не может этого оспорить.

Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию

Своею (Деян. 20:28),

Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не умирает для се-

бя; а живем ли — для Господа живем; умираем ли — для Господа

умираем: и потому, живем ли или умираем, — всегда Господни.

Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы влады-

чествовать и над мертвыми и над живыми (Рим. 14:7-9).

Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в

телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии (1 Кор 6:20).

Как мы уже видели, невозможно быть «частично искупленными»:

если мы Христовы, то диаволу не на что претендовать. Может быть,

ты самая паршивая из Христовых овец, но ты из Его овец.

Б) Может ли человек искупить свои грехи своими добрыми дела-

ми?

Это вопрос уже рассматривался, когда мы говорили об искупле-

нии; сейчас можно только напомнить кое-что из того, что говорит Пи-

сание:

и не входи в суд с рабом Твоим, потому что не оправдается пред

Тобой ни один из живущих ( Пс 142:2);

что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо

законом познается грех (Рим. 3:20);

Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали

от благодати (Гал. 5:4),

Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий

дар: не от дел, чтобы никто не хвалился (Еф 2:8-9).

В) Ибо «всякий, кто призовет имя Господне, спасется»

(Рим. 10:13),

Объяли меня болезни смертные, муки адские постигли меня; я

встретил тесноту и скорбь. Тогда призвал я имя Господне: Гос-

поди! избавь душу мою (Пс 114:3-4).

Бесчисленное множество раз Писание (особенно псалмы, которые

постоянно на слуху у каждого православного христианина) наставляет

нас взывать к Богу. Известно, что в стесненных обстоятельствах даже

самый закоренелый безбожник начинает молиться. Тем более странно,

что этого не делает преподобная Феодора. Невероятно, но ни ей, ни

другим душам на мытарствах не приходит в голову такая простая

вещь — «призвать имя Господне».

Г) Апостолы проповедовали «Иисуса Христа, и притом распято-

го» (1 Кор. 2:2), и возвещали, что «нет ни в ком ином спасения» (Де-

ян. 4:11-12). Повествования о мытарствах — казалось бы,

посвященные проблеме нашего спасения — не упоминают ни Господа

Иисуса, ни Его искупительную жертву. Надежда на спасение в них

связывается с собственными добрыми делами человека, с заступниче-

ством святых — с чем угодно, только не с крестом Христовым. Текст,

приписываемый святому Кириллу Александрийскому, и вовсе утвер-

ждает:

Тогда (т.е. в день суда) никто не будет ходатайствовать за нас

(Слово об исходе души из тела).

Не знаю, нужно ли напоминать читателю, что Апостолы Павел и

Иоанн были на этот счет другого мнения: Рим 8:34; 1 Ин. 2:2.

Вместо искупления во Христе Иисусе рассказы о мытарствах со-

вершенно прямо провозглашают самоискупление:

Добро тем, которые помнят Священное Писание и творят мило-

стыню или делают какие-либо иные благодеяния, которые впо-

следствии могли бы искупить их от вечных мук ада. …Если не

имеют за собой благих дел, которые могли бы вырвать их из рук

диавола (то ввергаются в адские темницы) (Мытарства преп.

Феодоры. Цит. по книге «Грех и покаяние последних времен»,

стр. 80-81).

О том, что христиане вырваны из рук диавола искупительной

жертвой Христа (напр., Кол. 1:14), «мытарства» предпочитают умал-

чивать. Это и понятно: призывание благословенного имени Господа

нашего Иисуса Христа заставило бы все бесовские страхования ис-

чезнуть, как дурной сон.

Но вы скажете — страшно пренебречь такими грозными расска-

зами. Не страшнее ли пренебречь словом Божиим? Не пред Его ли

словом мы должны трепетать? (Ис. 66:2) Не впаду ли я, мягко говоря,

в неискренность, если на богослужениях буду петь:

Господь свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь

крепость жизни моей: кого мне страшиться? (Пс. 26:1),

а сам буду трепетать «страшных, диких, жестоких, немилостивых

и бесстыдных демонов»? Не одного ли Бога должен трепетать хри-

стианин? Мне доводилось читать книги, авторы которых упрекали в

неверии тех христиан, которые думали, будто кто-то может причинить

им вред при помощи магии и колдовства. Упрек совершенно справед-

ливый: Бог не предаст на поругание бесам тех, кто полагается на Не-

го. Этот же упрек будет справедлив и по отношению ко мне, если я

буду думать, что Бог предаст меня бесам по исходе из тела.

Иногда говорят, что неверие в мытарства есть признак рациона-

лизма. Под «рационализмом» в этом случае, очевидно, понимается

неверие в сверхъестественную реальность. Я нимало не сомневаюсь в

существовании ангелов и бесов — о них говорит как Писание, так и

опыт Церкви. Ужасающие последствия, которые проявляются в жизни

людей, практикующих оккультизм, слишком наглядны, чтобы можно

было сомневаться в реальности стоящих за этим духовных сил зла. Но

давайте подумаем, кому на самом деле принадлежит власть над душа-

ми христиан? Бесам или Христу? Мне кажется уместным вспомнить

обетование, которое Господь дал умирающему грешнику — грешнику,

который уже ничего не мог сделать, кроме как уверовать и просить о

милости:

И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Цар-

ствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же

будешь со Мною в раю (Лк. 23:42-43).

Вот как описывает исход христианской души из тела блаженный

Августин:

Блаженна та душа, которая, освободившись от земной темницы,

восходит на небо и лицом к лицу видит Тебя, сладчайшего Гос-

пода. Она не поражается страхом, но радуется нетлению вечной

славы; она спокойна и безопасна и не боится ни врага, ни смерти.

Она получила Тебя, благого Господа, Которого долго искала и

всегда любила. Она, соединившись с хором певцов, всю вечность

воспевает сладостные песни вечного торжества в похвалу славы

Твоей, Царь благой, Иисусе Христе, ибо она упоена потоком сла-

дости от обилия дома Твоего (Бл. Августин. Цветы благодатной

жизни, стр.152).

 

 

 

 

 

 

Hosted by uCoz