Рейтинг тату салонов Москвы 2017 тату тудей

В.П.Вихлянцев

Заметки

 

 

 

                                                                                                                                                                      

     У ж а с

 

(Почти дневниковые заметки:

внешних ли мне судить?)

 

 

Москва, Коптево

 

 

                                                                                       Бог есть дух

 

Когда Хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: «Господи! Господи! отвори нам». Но Он скажет вам в ответ: «не знаю вас, откуда вы». Тогда станете говорить: «мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил Ты». Но Он скажет: «говорю вам: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня, все делатели неправды». (Лк 13.25-27)

 

«Бог есть дух, - сказано в Священном Писании, - и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине». (Ин 4.24)

Сатана тоже есть дух, поэтому служащие ему должны также служить в духе, но только не в истине, а во лжи и во всякой неправде. И вот это как раз и делают все те, кто не служит истине, не ищет ее, не избирает только ее. Лучше уж совсем ничего не делать, чем делать что-то плохо или поступать внешне хорошо, но внутренне не по истине. Или это неизбежно? И только – «каждому свое»? «Jedem das seine» – как говаривал Цицерон? (Это же изречение я видел на воротах Бухенвальда.)

Истина, Отцом которой является Бог, едина и однозначна, пряма и бескомпромиссна, оттого очень многим она кажется неинтересной и скучной. Ложь же, отцом которой является диавол, напротив, удивительно многообразна, способна удовлетворить любой вкус и может принять любой образ от змея до ангела света, поэтому она очень интересна подавляющему большинству людей на земле. Она способна на любой обман - от самого простого до самого изощренного и запутанного, она только никогда не может признать, что является обманом, иначе она не была бы самой собой. Многие легко ее распознают, хотя она постоянно подделывается под истину, но превозмочь ее чары не в силах, другие же, напротив, сознательно берут ее «в оборот», становясь прямыми пособниками сатаны.

Двадцать человек (или около того) собрались однажды «не сговариваясь» (иначе это не было бы служением «в духе») в одном доме и назвали его «церковью» (что по-гречески означает «община», «собрание»). Решили (опять не сговариваясь) произносить только приятные слова из Библии и проводить по расписанию, как принято и в других местах, строго упорядоченные двухчасовые «богослужения», на которых полагается торжественно собирать пожертвования «на дело Божие». И, как и в других организациях, на это служение не допускать непроверенных людей.

Так получилась «духовная» организация. Как и в глубокой древности: наделали люди себе кирпичей и построили башню высотой до неба... (искусственного, конечно).

Эти двадцать человек (или около того) оказались умнее всех остальных, приходящих в тот дом, ибо денег собиралось много, а распределить их нужно было умело и без лишней огласки (как и в других «высоких» организациях)!

Во-первых, они назначили себе и многим своим родственникам «приличные» зарплаты, затем, они стали развивать всякую международную деятельность, которая просто требовала частых одиночных и групповых заграничных поездок узкого круга лиц, наконец, они подняли на недосягаемую высоту всякое гражданское и патриотическое служение, так что с властями и обществом получился полный контакт, а для них самих - «жизнь тихая и безмятежная». В последнее же время вообще был разрешен самый широкий выход на общественность - в тюрьмы и психушки, а также и на телевидение, так что заграничные организации в связи с такой прекрасной «демократией» стали слать и деньги, и гуманитарную помощь, и литературы всякой на продажу уйму, посему председатель Ком. (все фамилии в сокращении) вообще перестал вылезать из-за границы да еще из Крыма, а некоторые другие стали получать - кто награду правительственную, кто «сердечную» признательность общественности, а кто и какую-нибудь почетную степень. А Кол. - один из «старших» так хорошо устроился, что каждую субботу летал домой (в командировку, конечно) в Алма-Ату, а в понедельник возвращался на работу. Однажды его хотели уволить, но он горько расплакался и просил оставить его на работе на «ниве Божией» и его оставили.

Приходящие в тот дом с удовлетворением слушают с высокой резной кафедры приятные и красивые  слова из Библии и отчеты об успешных заграничных командировках, а в прессе и по телевидению видят знакомые лица и слышат те же знакомые приятные слова, поэтому с виду все остаются очень довольны. И в самом деле - какой прогресс! какие возможности! Недовольного тут просто не поймут...

Господь и Спаситель заходил и к больным, и к обездоленным. Апостол Павел говорил однажды в Афинском Ареопаге перед собранием философов, но больше туда не возвращался. Бог неслышным и незримым образом делает Свое дело даже и в таком доме, как и на любом другом месте в мире, открываясь искренне ищущим Его, но не по человеческому расписанию, а по своему благоволению, и блажен тот, кто прозрев, становится требовательным к своей одежде, и, увидев нечистоту того места, где находится, не притворяется и не остается, где грязно, даже если все остальные не способны разглядеть неистинное.

А в том доме грязи накопилось много, ибо никто из его обитателей, особенно с хорошими зарплатами и заграничными командировками, света и истины не любит, не принимает их и уж конечно не учит им, так как хорошо знает, что истина может разрушить все их «дело».

Поначалу я, как по-видимому и многие другие, очень обрадовался правильным словам о любви и братстве. И как было не обрадоваться, когда я услышал после десятилетий блужданий по жизненной пустыне такие слова: «Мы записываем твой адрес, чтобы знать, как найти тебя, помочь тебе или посетить тебя. Мы ведь все братья!» Но они тут же забыли про меня. Позже Бог открыл мне их дела, а главное - их упорное нежелание увидеть и признать истину, и я в ужасе отшатнулся.

Очень тяжело видеть такое жалкое (хотя и самодовольное!) состояние тех, кто, называя себя братьями, вовсе не являются причастниками истины, не только не стремятся к ней во что бы то ни стало (хотя больше других имеют к тому возможностей), но часто просто беспардонно лгут, чтобы сохранить «статус-кво». Не сразу я это смог отчетливо понять, долго сомневался, но Господь дал мне испытать многих из них по несколько раз...

Я, например, долго недоумевал на собраниях в том доме по одному явно неистинному делу, потом решился и написал ведущему Жид. записку: «Почему Вы молитесь и других призываете молиться «за правительство», которое есть аппарат и идеология, а не молитесь за отдельных правителей - человеков и грешников (как и в Писании сказано)?» Опустив вторую часть записки, он прочел первую и буквально «разнес» меня: «тут один против того, чтобы мы молились за правительство!» но никто не возмутился такому распинанию истины, хотя некоторые даже и в «президиуме» сидели с опущенной головой. Я ушел в ужасе в тот раз.

В другой раз я пришел к Кул. и сказал: «Зачем Вы пишете в Братском Вестнике всю эту политическую ерунду?» «Это не я, - ответил он, - я только бытописатель...» И еще я спросил его: «Вот здесь очевидная неточность, дайте поправку». Он: «О, не обращайте внимания... тра-ля-ля...» И после этого он же, ничтоже сумняшися, с высокой резной кафедры торжественно говорит: «Кто произвольно грешит, для того нет больше жертвы за грех!»

В другой раз мне очень захотелось иметь кассету-другую с записью «духовных» песен и я обратился, как мне посоветовали, к Чеп. и Кро., но они (не сговариваясь) ответили мне очень похоже: «Долго будешь ждать, «брат»!» (Чеп.) и «Жуйте пока хлебушек, а песни - это деликатесы...» (Кро.) Ужас...

На собрания в том доме я окончательно перестал ходить, когда с кафедры услышал слова Быч.: «Мы должны держать в одной руке Библию, а в другой - газету «Правда»!» Тогда я вспомнил, что на какой-то мой вопрос или робкую просьбу не вмешиваться в политические и мирские дела, он твердо и даже жестко ответил: «Мы знаем, что делаем!!»

Еще кого-то я спросил: «Почему ты не уходишь оттуда, видя все это?» и получил ответ: «Что ты! Да где еще дадут 250 руб. только за то, чтобы иногда отнести письма на почту да съездить в какую-нибудь организацию?» (В тот период моя зарплата в институте была 120 руб.) Когда я узнал в прошлом году, как завхоз Вор., получив наряд на новую «Волгу» для «церкви», просто отвалил четверть миллиона «своих» за нее и оформил ее на себя, а позже пригрозил председателю разоблачить его махинации со строительством, «если он будет вякать еще», в результате чего преспокойно остался почти в том же положении(!), я ничего больше не могу даже слышать про это нечистое место... Вот, такие там обычаи.

Уверовав в 1981г и найдя вскоре через передачи по радио этот дом, я поначалу пытался как-то войти в «истинное братство» и что-то доброе сделать для находящихся в нем. Отредактировал какие-то статьи для журнала, что-то написал для «Истории братства», составил «Словарь ударений», исправил «Вопросы для крещаемых»... Я даже на радостях свой отпуск попытался посвятить этой «церкви», но так и не нашел там себе применения, ибо все смущались такого невиданного поступка и опасались непонятного вторжения, хотя все хвалили меня за способности и расположение... Лог. мне сказал: «Мы все принимаем с любовью!» но уже вскоре я нигде не мог найти своего «Словаря ударений» («такого нужного для курсов!»), а во вновь перепечатанных «Вопросах для крещаемых» нашел все те же ошибки.

Через некоторое время я закончил Библейский Словарь - немалый труд в 560 страниц, над которым я работал очень часто днями и ночами более пяти лет, первый на русском языке после «Библейской энциклопедии» архимандрита Никифора, вышедшей в 1891 году, - труд моей жизни, но почти ни в ком в том доме я не встретил ни малейшей заинтересованности, только настороженность, подозрительность, в лучшем случае несколько междометий. И это было, конечно, самым главным испытанием.

Изучение Писаний... Разве могут они сопоставить это незаметное занятие с «живой оперативной» работой - собраниями, «проповедями», беседами с неверующими, свадьбами, похоронами и т.п.? А есть еще встречи иностранцев, проводы иностранцев, юбилеи и конференции, съезды и евангелизационные собрания, поездки за границу, отчеты перед Советом и т.д. и т.п.

В моем институте, где я работаю теперь рабочим, меня постепенно вытеснили с должностей преподавателя, научного работника и администратора совершенно ясно почему - за мою нелюбовь ко лжи и всему нечистому, за несоответствие духу, царствующему в мире и обществе, за неприспособленчество.

Почему же меня ни в чем, причем сразу (и не сговариваясь!) не приняли в моей «церкви» эти двадцать (или около того) человек? Почему я ни там и ни там «официально» не пришелся ко двору? Видимо, по одной и той же причине, но в таком случае дух в этих двух местах царит один и тот же! Но в первом случае этого и не скрывают, там о Боге и слышать не хотят. Только для моих гонителей на работе, по крайней мере может быть для некоторых из них, возможное прозрение и спасение еще впереди, в то время как в «церкви» все обстоит наоборот. Там все громко с раннего утра провозглашают о своей любви к Богу (по должности?), но не приемлют истину и не служат ей, предпочитая наживу, борьбу за места и ложную славу, поэтому для них, боюсь, прозрение и спасение уже позади, уже «пройденный этап» и невозвратимое прошлое...

Итак: «Бог есть дух, - как сказано в Священном Писании, - и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине». Сатана тоже есть дух, поэтому служащие ему должны также служить в духе, но только не в истине, а во лжи и во всякой неправде.

1-2.3.90;

14-15.10.92.

 


 

 

 

 

 

Что же это делается?

 

«И суд отступил назад, и правда стала вдали, ибо истина преткнулась на площади, и честность не может войти». (Ис 59.14)

 

«Изумительное и ужасное совершается в сей земле: пророки пророчествуют ложь, и священники господствуют при посредстве их, и народ Мой любит это. Что же вы будете делать после всего этого?» (Иер 5.30-31)

 

По необходимости и безо всякого желания пришел я недавно на одно из заседаний «Лозанны» (одного из многих и частых теперь «международных христианских мероприятий»), проводившееся на этот раз в гостиничном комплексе «Измайлово» в Москве, который предназначен специально для важных и высоких государственных и общественных собраний. У входа сидел милиционер, но он не задержал меня. В зале наверху пели бандуристы, в богатом холле был относительно богатый буфет и была разложена всякая религиозная (так называемая «духовная») литература. Какой размах! Увидел я также довольных и важных «участников», каждый с миниатюрным персональным приемником и с наушниками, и тяжело и еще более неприятно мне стало, заболели сердце и голова. Но что было бы со мной, подумал я, если бы я попал еще и в Сеул нынешним летом на некую «всемирную конференцию» (куда так многие боролись попасть!)? Там ведь всем участникам еще и по «видику» подарили, которые они все здесь продали в комиссионках по 7000 руб. каждый (моя четырехлетняя зарплата рабочего!). Поистине, уже здесь они получают сколько могут награды за свои «труды» (и никто не смущается, и никто не боится)... Для меня все это - что-то мало понятное, очень далекое. Я вне этой официальности. «Мы в обойме!» - так метко сказал мне однажды Куликов (какой-то жуткий кагэбэшный жаргон!), но я не в обойме, поэтому эти «братья» про меня и не вспоминают, и не приглашают, и, по-видимому, даже рады, что я их мало тревожу.

Пришел я на это изысканное сборище потому, что мне была назначена встреча с Цорном из издательства «Свет на востоке», которому я писал раньше и который мне не ответил. Встретиться, конечно, следовало, хотя я понимал, что он вряд ли вдруг изменится и возьмется издавать мой Библейский Словарь, мое дорогое детище. Со своим Словарем я уже обращался во все возможные издательства здесь и за рубежом и нигде пока не добился успеха. Я знал, что Цорн видел его у Епишина, бывшего электромонтера, теперь директора быстро расцветшего издательства «Протестант», и они, видимо, хорошо поняли друг друга.

Конечно, я уверен, что мой Словарь, над которым я работал до изнеможения и с великой радостью более пяти лет и в который я собрал столько интересного материала, что часто его читаю и сам, как посторонний, мог бы быть хорошим подспорьем для серьезно изучающих Библию (но только есть ли еще такие?). Мне о том же говорили многие, даже в Патриархии. В России последний Словарь (Библейская Энциклопедия) архимандрита Никифора был издан в 1891г. В настоящее время курсирует красочный, но не очень полный и неточный переводной словарь Э.Нюстрема, но и тот в очень небольшом количестве.

При первом знакомстве с моим Словарем у него на квартире Епишин, стоя босиком на домашнем коврике и пораженный, очевидно, величием книги, сразу предложил издать его тиражом 50 тысяч экземпляров! (Никитин из Патриархии при первой встрече сказал мне, что и ста тысяч было бы мало!!) Но первые встречи прошли. По мере возмужания «Протестанта», расширения контактов с зарубежными «братьями» и началом поездок нового директора в ФРГ, Канаду и другие такие же симпатичные страны, «Протестант» стал быстро меняться, прекратились его былые нападки на руководство ВСЕХБ за такие же их поездки и обогащение за чужой счет, началось стремительное их сближение. К Епишину уже дозвониться было невозможно и я, чтобы увидеться с ним, решил придти на громоподобное «евангелизационное собрание» (не на само собрание, конечно, но только к его началу), организованное «Протестантом» в спортивном комплексе «с участием В.Гамма и рокк-группы!» Там мне удалось повидаться с теперь уже очень важным Епишиным. Оказывается мой Словарь «рассмотрен на редколлегии, в общем одобрен» (надо же уметь так лгать, прямо глядя в глаза!), мне только остается встретиться с каким-то их знатоком греческого и добавить какие-то греческие обозначения. Но позже оказалось, что этот «знаток», прихватив компьютер, принадлежавший издательству, уехал к себе в Среднюю Азию. Мой экземпляр Словаря так и остался лежать у Епишина по сей день, как впрочем и у Никитина, у Дейнеки (в Чикаго) и в некоторых других местах...

И вот Цорн хорошо все это сформулировал, я ему даже благодарен: «Знаете, я могу очень просто выразить мое отношение к Вашему Словарю. Да, я его видел у Епишина, но детально не знакомился. Если он его не издает, как не издают его православные и другие московские издательства, так зачем же его издавать мне?» (Это уже тьма на востоке!)

Действительно, зачем ему (и его «свету») выделяться и отличаться от «всех», для большинства ведь это главное счастье - не разойтись со «всеми». Зачем же рисковать ради чего-то может быть и ценного, но не проверенного еще начальством и не одобренного «всеми»? (А то, что его самого судьба в этом случае будет одинаковой со «всеми», идущими широкой и проверенной дорогой, он до сих пор, как все они, не понимает.) Ведь дела теперь идут очень хорошо, теперь все так хорошо организовано! Приоткрылись ворота в эту страну и вместе с Библиями в нее хлынул также поток всякой религиозной макулатуры. Кому тут нужна истина, что-то сомнительно ценное, у всех есть захватывающая деятельность! Коллективная и такая веселая! Даже и в самих этих книжонках, особенно детских и юношеских, и Сам Иисус Христос (которого везде дружески называют просто Иисус) постоянно изображается веселым, компанейским, вечно смеющимся этаким рубахой-парнем (да простит мне Господь)! Может быть в этом сказывается вездесущий, оптимистический характер современного американца? Но ведь не в Христе же должен воплощаться человек со своим характером(!!), а человек должен терпеливо ждать, пока в нем отразится Христос (если вообще отразится - см. 1Кор 15.2)! И к тому же только самодовольные слепцы, не потратившие годы для смиренного, кропотливого и молчаливого изучения Писаний, совершенно не понимающие его духа, не видят и не осознают, что Христос есть Сам Одиночка и Господь гонимого народа одиночек. Он вовсе не является предводителем веселой группы развлекающейся молодежи.

Чем же на самом деле заняты все нынешние религиозные деятели, «наши» духовные начальники, руководители, «пасторы», «отцы»? Не думаю, чтобы они случайно заблуждались, неправильно истолковав некоторые места Священного Писания, а другие по невнимательности не заметив. Все более и более отчетливо я вижу вокруг вполне сознательную деятельность. Берется на вооружение совершенно определенный набор цитат из Библии и все более и более точно отшлифовываются методы действий. Огромная, сложная и тяжелая машина официальной религии раскручивает свой ход. Впрягшиеся в нее громко, хором, согласно кричат нужные слова (а в связи с «перестройкой» и начальственным дозволением кричат еще громче). Хотя то, что назначено Богом, совершается абсолютно независимо от их кипучей деятельности (и не совершиться не может), они этого не замечают. Но в их машину ничто и никто посторонний не допускается. Если и появляется где-либо какой-либо новый, неординарный голос, голос истины, его услышать за грохотом машины нельзя. Машина перекричит любого, «коллектив» (у которого все так хорошо идет) обязательно затюкает одиночку. Трудно устоять против машины, поэтому многие приходят к ней, отдавая ей свои таланты, ибо легко пойти легким путем, легко присоединиться к большинству, это же свойственно человеческой природе (см. Исх 23.2)! Но очень трудно быть с меньшинством и как же тяжело быть совсем в одиночестве!

Это так называемый стадный феномен, третье, самое сильное, духовное искушение, как его называл В.Соловьев (см. статью Искушение). На нем обожглись многие «великие» религиозные деятели, оно было предложено дьяволом и Самому Христу в виде «всех царств земных».

Но это как раз и есть испытание на истинность. Истинность ведь еще не доказывается тем, что большинство считает что-то правильным. Наоборот - истинная истина в отличие от «коллективной», одинока, гонима, не признаваема. Сотня подтверждений не доказывает еще правильности какой-либо теории (говорится в науке), но одно единственное опровержение полностью разрушает ее. Ничто истинное не ходит по широким и удобным дорогам и мудрый идет не в шикарный и многолюдный дом веселья, а в тихую и одинокую избу скорби. Пусть я не все детали понимаю с первого взгляда, разглядеть и хорошо сформулировать что-то требует всегда определенного времени, но меня заранее настораживает и отвращает то, что всеми понято и принято. Во всем всеобщем нужно уметь предвидеть обман и вовремя отходить от него.

Сейчас все охвачены стремлением к тотальной евангелизации. Тюрьмы, дома для душевнобольных и психбольницы, вытрезвители и вокзалы, баррикады путчей - ужас! Да еще и ордена за это от правительства получают. Я уже показал в статье «Возвещено», которую многие читали, но которая по тем же известным причинам еще нигде не опубликована, что вся евангелизация уже совершена. Грустно смотреть на всех этих деятелей, которые, не работая собственными руками, разводят кипучую деятельность по всему свету, называя ласково друг друга апостолами, берут ключи разумения в свои жесткие руки, но и сами не входят в это разумение, и другим мешают войти (а то еще и направляют по ложному пути «добрых дел»). При этом стараются всех убедить, что только от их деятельности в конце концов зависит весь успех дела Божия. Бедный, бессильный Бог, не способный без них справиться с проявлением Своей Славы (ср. Мф 3.9)!

Но кто-нибудь может сказать мне: «Как же так? Ведь они постоянно повторяют правильные слова из Библии!» О, если бы они на этом и остановились! И не делали из этого бизнеса! Но они спешат в своем фальшивом рвении добавить к немногим правильным словам потоки словесной мути, которые подхватывают невнимательных и неутвержденных слушателей и уносят их на своих убаюкивающих волнах совсем не в том направлении. И они теряются среди гор и лабиринтов кипучей деятельности, воздвигнутых в огромном множестве за последние века бесконечными религиозными активистами.

Во всем этом есть великий произвол и человеческое самоволие. Заговорить, заглушить, приспособить чистое, простое слово истины! Нагородить обрядов, традиций, течений, учений! От католиков до самых ярых протестантов - все у них формально одинаково! Все по определенной программе, все в официально установленных рамках! Старшие отделяются от младших, ни одна община теперь даже не понимает, что значит жить одним телом, иметь все общее. Все формально-пристойно, «чтобы иметь жизнь тихую и безмятежную»... Подчинение системе, традиции, по-видимому, и есть причина, порождающая возможность коллективного увода от истины. И если появляются какие-нибудь «отделенные», то они отделяются только от власти, сохраняя традицию, обряд и свою собственную, уже созревшую власть.

Все это очень хитрый и коварный ход духа неистинности. Он не стоит больше в стороне и не критикует Библию и земную церковь, напротив, он стал ревностным библеопоклонником и смиренным прихожанином, хотя в Библии, являющейся конкретным переводом Священного Писания на конкретный язык, всегда есть немало неточностей и трудно переводимых мест, которые нужно постигать старательным изучением. Но к настоящему времени любая земная церковь стала всего лишь религиозным клубом, эксплуатирующим какую-нибудь свою теорию, облепленную неизменяемыми цитатами из Библии. Поэтому этот дух неистинности стоит на страже каждой буквы Библии. Он объявляет их священными. Он очень доволен, что ее никто толком не изучает, ее боятся критиковать и изменять. Он подхватывает знакомое место, «освященное» частым повторением и традицией, толкует его привычным образом, не волнуя сонного большинства какими-либо тонкостями, и таким образом уводит это сонное большинство в тихое болото и в трясину.

Наверное, самый потрясающий пример такого огульного, ставшего  традиционным, ослепления - это слова «Да будут все едино...» из Ин 17.21. Всем постоянно вдалбливают в голову и все укрепились в этом понимании (удивительно!), что здесь говорится о горизонтальном единстве, о каком-то организационном, почти партийном объединении, и, как следствие, чуть ли не об одинаковости и верности всех верующих этой объединяющей структуре (организации), хотя здесь Спаситель совершенно определенно и однозначно говорит о единстве вертикальном, персональном и личном единстве, как Апостолов, так и всех истинно верующих с их Небесным Отцом при полном разнообразии талантов, характеров и индивидуальности дел сначала Апостолов, а потом и других верующих. Непривычно? Но ведь это истина, а не общее мнениеѕ Добрые люди, разъединяйтесь (выходите из организаций)!

Можно привести и другой пример - «золотой стих», Ин 3.16: «Бог так возлюбил мир...» Мир! Мир! Дух неистинности громко кричит во все уши: «Конечно, это весь мир, это все без исключения люди, все организации, церкви; надо только всем принять, надо только всем донести...» и т.д. Только крикуны и стадники забывают, что весь этот мир как лежал во зле, так и продолжает лежать и скоро погибнет, прихватив с собой тех, кого удастся обмануть этому духу неистинности и уж, конечно, всех его защитников и украшателей. А «проповедники» продолжают кричать, тащить «христиан» в психбольницы, в подвалы, на вокзалы - лечить мир!

Небезызвестному Б.Грему уже не раз задавали этот вопрос: «Вот на Ваших массовых собраниях, после Ваших «захватывающих» речей «приходят» или просто поднимают руки в знак некоего присоединения к чему-то непродуманному и непережитому в их жизни, в порыве простого эмоционального настроения десятки и даже сотни людей. Ну, а дальше что? Не обманули ли Вы их?» Но ответа нет. Ему это не важно. Он сделал свое дело. Он присоединил их к «церкви», к «христианству» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Он побил еще один рекорд, как пишут о нем его подпевалы и прихлебатели. Он имеет успех, активную деятельность, популярность, толпы людей, институты, деньги, друзей президентов, что еще надо? Деятельность - это безостановочная, жуткая машина. Скольких она перемолола! А его машина построена еще и на эмоциях, порыве, притом фабрикуемых и хорошо подготовляемых, как показала, например, последняя кампания в Москве, название которой умельцы хорошо перефразировали: «Почем У?» И истина тут только помеха. Ему уже говорили о тлетворном и разлагающем влиянии его «проповедей» (см. например, Э.Пикеринг, «Библейский сепаратизм»), но ему, видимо, уже все равно.

О, если бы взявшие в свои руки финансы, радио, журналы, семинарии (ключи разумения) не стремились выковывать послушных обслуживателей машины, системы, а искали истину и помогали в этом другим, не опасаясь провалов и неодобрения кого бы то ни было! Я пошел бы к ним в ученики. Я не очень хорошо знаком с положением отдельных общин и церквей на Западе, но в этой стране, в которой я оказался жить и которая первой в мире удостоилась «чести» заразиться и заболеть коммунизмом и госбезбожием, а затем распространить эту заразу и на весь мир, церковные и религиозные деятели так хорошо спаялись со «своим народом», «своим правительством», «своей страной», что часто не знаешь, где кончаются одни и начинаются другие. Я совершенно потерял интерес к собраниям на Маловузовском, 3 (в официальном баптистском центре) после того, как услышал с кафедры из уст Бычкова такие слова: «Нам нужно держать в одной руке Библию, а в другой - газету «Правда»(?!)!» Думаю, нет надобности хоть теперь разъяснять, какая это наглость называть вообще словом «правда» не просто газетную ложь, но ложь злостную и специально сфабрикованную, и каким же нужно быть нечистым или слепцом, чтобы почитать ее хоть чем-то, похожим на правду, да к тому же еще и пропагандировать ее в церкви (или в том, что по привычке называется все еще «церковью»).

Но, оказывается, это достигает цели и человек может оказаться жестоко обманутым (или воспитанным) такой правдой и такими проповедями. Вспоминаю одного скромного и малообразованного, многолетнего служителя московской церкви, который отказался в свое время от прямого сотрудничества с КГБ и за это остался никуда не выдвинутым, как все остальные «братья». Но он постоянно читал «Правду». Он не мог, казалось, жить без этой привычной правды; если не было газеты два дня, он готов был идти на почту «воевать за Правду», каждый день подолгу читал ее и уклонялся от моих разговоров, когда я начинал говорить ему об отравляющей способности этой и подобных «правд» (сам я, сколько помню себя, не беру такие газеты в руки даже с целью завернуть ботинки). Перед смертью он долго, несколько месяцев болел и мне запомнились его последние слова, которые я услышал, когда он лежал еще в общей палате: «Да что же это такое? Как же хочется еще пожить! Там братья блаженствуют, а я вот... тут...»

Вспоминаю и другой, еще более поразительный случай, говорящий, возможно, о полном отравлении сознания «служителя» внешней действительностью (или, может быть, о предельной степени лицемерия). Пару лет назад собралась из ВСЕХБ группа курсантов посетить Загорск. В автобусе было место и мы с женой присоединились к ним, поскольку нам обещали показать музей семинарии, недавно открытый для посещений. Во вступительной беседе в канцелярии некто «отец» Юрий, ответственный за прием посетителей, среди прочего сказал: «...а вот здесь в книге почетных гостей есть запись знаменитого певца Штоколова - «мы на правильном пути, коммунизм и христианство скоро сольются». Вот какая точная мысль! И мы верим этому». Он, этот «отец», так и сказал: «Мы верим этому!»

Ужас! Ад! Но, может быть, все это творят только начальники наверху, а поместные общины праведны? Нет и нет. Верхушка не может держаться ни на чем. Духовная и экономическая власти переплелись и укрепляют одна другую. Общины и низы боятся центра и верхов, забыли о своей самостоятельности и независимости от кого бы то ни было на земле, питают и поддерживают центр. На местах все так, как предписывается «сверху» (но не свыше). Да если бы они и избавились от центра, порядок оставили бы у себя прежний, привычный (ибо власть и сама по себе сладка). Но иерархия запугивает: «Кому церковь не мать, тому Бог не Отец!» А многие местные начальнички к тому же очень хотят стать центральными, и потому вовсю стараются перед ними. Эта практика тянется в земной официальной церкви с Константина «Великого» и императора Феодосия. Тяжелая и жестокая религиозная римская империя!

А о наживе и циничности верхов страшно и думать. То, что я случайно знаю о «старших» ВСЕХБ (и молодых, стремящихся попасть в эти «старшие»), лучше бы забыть, как кошмарный сон. Какая уж тут истинность, какая духовность и святость? «Покроем все любовью!» - любимое их выражение. И покрывают такое, что узнай непосвященные, у них в ушах бы зазвенело. Бычков, например, в одну из последних своих поездок привез Жигули, а в другую - японский телевизор и компьютер для дочки, да притом безо всяких проблем. Ко времени его прилета в таможню подвозится необходимая справочка из Совета и он идет через дипвыход. Красиво, не так ли? (Ис 56.11)

После окончания строительства молитвенного дома в Кубинке несколько лет назад я услышал от кого-то в собрании просьбу помочь достроить дом Бережному. Он раньше скромно пел у себя где-то в Средней Азии, но потом его «перевели» в Москву. Поехал и увидел, какой же огромный дом ему отгрохали в Подмосковье! А немного погодя я увидел, как он пересел из старенького Запорожца прямо в Мерседес...

Но не только он, теперь и некоторые другие деятели ВСЕХБ, постоянно вращающиеся с иностранцами и имеющие поездки за рубеж, имеют Оппели, Вольвы, БМВ, иногда вместе со старыми Жигулями и Волгами. Одного из них как-то спросили: «Ты владеешь немецким. Не хотел бы ты уехать совсем в Германию?» На что он энергично ответил: «Зачем? Там надо работать, а здесь я ничего не делая вон какой достаток имею, а съезжу раз, другой и еще привезу сколько надо! Зачем мне уезжать отсюда?»

Их зарплаты, премии, приплаты и доплаты, оплата всех их поездок, обмен валюты и т.д. черпаются из средств московской общины и обязательных поступлений всех периферийных общин (плюс богатое поступление от продажи подаренной литературы), следовательно, все это богатство формально принадлежит общине, но оказывается только в нескольких «крепких» руках (и не помышляющих выпускать его)! О какой справедливости или любви здесь можно говорить, если в общине этой, в этом зале, как и во множестве других церквей, которые они грабят, есть немало стариков и старушек, чей доход в месяц составляет 50 руб. а то и меньше! Кто из них, привозя машины, дачи, телевизоры и компьютеры из-за границы на их деньги, хоть чем-нибудь поделился с кем-нибудь из этих бедняков? Разве что изношенное что-нибудь иной раз отбросят... Ведь это ужас, вертеп разбойников, бандитское гнездо!

Как можно верить их словам, которые они говорят привычно и заученно с кафедры? Недаром они постоянно призывают молиться за «наше правительство», с которым они так хорошо сработались. Несутся со своей новой кампанией «милосердия» на телевидение и в дальнюю тюрьму, а рядом в квартире лежит одинокая старуха, которая в окно просит прохожих сходить за хлебом...

А как же они все (эти «старшие», «руководители», духовные деятели) обманывают! С ясными и чистыми глазами, не моргнув ни разу! Я это испытал на себе как тяжелое разочарование многократно. В последний раз это было так (надеюсь, впредь я все-таки буду осмотрительнее). Мне очень хотелось иметь для работы Евангелие на греческом языке и я об этом уже почти год назад просил Дейнеку (издателя из Чикаго) и Паульса (из Библейской миссии, ФРГ). Оба мило, «с любовью» обещали, но их, видимо, уже не дождаться, у них другие, более важные дела. Слава Господу нищих и обездоленных, мне помогли достать эту книгу бедные студенты, а богатые те остались при своем богатстве.

Однажды после собрания (еще до того, как я перестал ходить на эти собрания) я попросил И.М.Сергея, важно идущего от кафедры после окончания, взять у меня письмо для Я.Пейсти, ибо по почте они не доходят. Его дословный ответ: «Нет, нет, я хочу оставаться чистым перед вашими властями, чтобы мне не запретили поездки сюда!» Тогда, еще наивный, я никак не мог этого понять. Но и слушать его «проповеди» мне больше не хотелось...

Я все больше и больше укрепляюсь в мысли, что совсем больше не нужно иметь дела с ними, с этими высокими и официальными и всеми поддерживающими их, ибо это лицемерие и обман, маммона и смерть.

Почему же еще пишу обо всем этом? К кому обратить мне мои слова и кто услышит меня? Ведь не раз уже пытался я говорить и со старыми и с молодыми об этой вопиющей неистинности во всех тех, кто называет себя причастниками Истины, но натыкался только на обиды и настороженность. Бычкову как-то раз сказал: «Почему Вы не оставляете эту борьбу за мир?» на что получил твердый ответ: «Мы знаем, что делаем!» Я постоянно помню теперь эту формулу, но до сих пор надеюсь - вдруг кто-то еще, может быть из не очень испорченных, отстанет от неправды и полюбит истину, ужаснется своей самоуверенности и обратится к истинной любви? В такие моменты я вспоминаю одного успешного теперь деятеля, который в детстве слыл «проповедником», наивно и искренне пересказывая на улице то, что слышал от верующих родителей. Теперь он стал представительным служителем официальной церкви, приобрел Вольву. Разве начало, а не конец венчает дело? Или он не знает этого? Он учился в семинарии за границей и выучил, что «и у Апостолов была в Иерусалиме центральная организация вроде нашего ВСЕХБ и нам надо придерживаться того же» (он так и сказал мне!). Он говорил мне еще, что я «строптивый», если не принимаю этого и не присоединяюсь к этому.

Нужно еще раз и особенно отметить в высшей степени утилитарный, потребительский подход к святому учению, который только и виден во всей этой кипучей деятельности экзальтированных, но не просвещенных людей.

Мы очень часто слышим, как они вкупе с тем же духом неистинности, всегда умильно, елейно и с придыханием говорят: «Все Писание богодухновенно...», но всегда употребляют лишь ограниченное, теперь уже хорошо отработанное, количество мест. Возьмите, например, духовный календарь за какой-нибудь год или запишите все места, упомянутые с кафедры за какой-то период времени, и окажется, что они расположились группами вокруг хорошо известных цитат. Но Вы не встретите совсем (или встретите совершенно случайно) одно из таких важных и строгих мест, как Лев 18.3; Чис 23.9; Вт 23.1-3; Пс 44.11; 147.8-9; Пр 10.18; Ек 7.1-4; Ис 59.4; Иер 5.30-31; 23.21-24,30-32; 48.10; 50.8; 51.6,45; Зах 2.7; Мф 5.18; 6.31,34; 7.21-23; 8.22; 10.34-35,36,37,39; 19.29; Мк 16.17-18; Лк 11.35; 12.33; 13.24,25-27; 14.13; 19.27; Ин 6.44,65; 11.26; 17.9; Деян 2.40; 13.26; Иак 4.4; 5.16а; 1Ин 2.15-16; 2Ин 10-11; Рим 12.2; 1Кор 5.9-12; 7.29,35; 14.34-38; 15.2; 1Фес 4.11; 1Тим 2.11-14; От 18.4 (см. статью «Не проповедуют» в Тематическом Библейском Словаре). Все это можно показать даже на примере всего лишь одного стиха Иак 5.16, из которого последние слова широко известны, но первые почти никому не знакомы. Да где же это видано, чтобы придя в собрание или в другом месте они начали признаваться друг перед другом в своих грехах, проступках, неправоте? Да они все сделают, чтобы только самим ни в чем не признаваться и других от этого отучить! А вот молиться, точнее - «совершать молитву»(!) они любят, даже за океан специально для этого летают.

Войдите в любой молитвенный дом и Вы сразу заметите (если Ваши глаза чем-нибудь не закрыты) предвзятость подбора цитат: на стенах красуются в прекрасном оформлении только добрые, только приятные слова, но никогда нет резких или обличительных. Вы увидите, например, «Бог есть любовь», но никогда «Бог есть огонь поядающий», или «Бог есть свет», или «Бог ревнитель», хотя, конечно, «Все Писание (не перестало быть) богодухновенно...»

Вот передо мной случайно последний номер журнала «Свет на востоке» (No 78, 1990г.). Он, как и все подобные издания, полон сюсюкающего духа умиротворения, гуманизма и практичности. С каждой страницы как будто слышишь: «Уверуйте и Вы исправитесь! Нужно поскорее принять это правильное решение! Обратите особое внимание на нас - к нам нет никаких претензий, мы святые. Вы тоже можете стать хорошим и будете вести правильную жизнь!...» Только это и нужно миру - некую практическую пользу от «веры», религии. На одном из семинаров этой же «Лозанны» так прямо и говорили (к сожалению не понимая истинного смысла происходящего): «Мы уже несколько раз выступали с призывами по телевизору. Вначале с нас брали деньги, а теперь платят нам! - захлебывались от радости выступавшие. - Говорят, то, что вы делаете, очень полезно нам, а то молодежь совсем развратилась». Подумайте (я не к внешним говорю, Бог им судья, я с ними не объединяюсь), не наняли ли они вас на свою работу, если уже вам и платят? Вспомните верного (только Богу) Авраама, который от царя и шнурка не взял. Вспомните также и первых Христиан, которых на аренах цирков римляне умерщвляли дикими зверями. Думаете, согласились бы они делать сальто-мортале через голову на этих же аренах для увеселения и отвлечения от злых дел римской молодежи? А вы позволяете превращать себя, ладно бы уж только себя (вы же имеете «свободную волю»), но вы и само понятие «христианство» даете превратить в некоего слугу и санитара общества.

Для кого же этот журнал «Свет на востоке»? Он не для Христиан, в нем нет ни одного обличения, или вразумления, или исследования трудного места Писания. Он для каких-то полумирян, полу-во-что-то-верующих. Наставления-поучения вроде: «правда без любви есть критиканство». Знакомый напев. Нужно все «покрыть любовью» и не открывать того, о чем они не пишут, стараться быть похожими на них - «да будет все едино». И полезно и приятно. Сюсюкайся как они с миром и не мешай им делать свое дело. Не знаю, может быть я не люблю вас, Бог знает, но как я думал и поступал, так и буду думать и поступать (2Кор 11.11). Если этот ваш «свет» есть тьма, то какова же тьма на самом деле?

И снова я не к внешним говорю, а к внутренним и называющим себя таковыми. Пока еще есть время и если вы действительно не от мира, не смущайтесь и не бойтесь этого, не извиняйтесь перед ним и не подлаживайтесь к нему. Это относится, конечно, не к одной только этой «Лозанне» и не к одному только этому журналу «Свет на востоке». В них ведь только как в капле воды отразилось состояние всего «христианства» - религиозного придатка для цивилизованного мира, и Вавилона - для истинно верующих. Помните, что не слова идут вслед за человеком, а его дела и, конечно, то, что делают его слова.

Но у вас все, как у них, и вас часто не отличишь от них. Я слышу бравое утверждение: «Их же оружием!» Но ведь это лицемерие и ядовитая ложь. Слышал я и такое оправдание: «Но мы и по виду, как они». Не хулите Творца, это Он создал нас одинаковыми внешне и Он знал, что делал. Но когда вы имеете выбор делать то или другое (то есть имеете возможность сами творить) и выбираете не то или еще и лжете при этом - вина за неверный выбор остается на вас (ср. Ин 9.41). Зачем идете в собрание или на конференцию, как у нечестивых или даже с ними вместе? Что вас гонит туда? Не их ли тщеславие? Не лучше ли вам остаться без помпезного съезда, без партийной иерархии и дисциплины, без «видика» и Мерседеса, без придуманных дел на другом конце света? Что вам до мира? Что вы соревнуетесь с ним и ищите у него признания? Разве не понимаете, что всеми этими делами вы включаетесь не просто в дружбу, но в родство с ним? Или вы и в самом деле не на небе (Еф 2.6), боюсь за вас! Зачем торопиться получать награду здесь?

С.З. уже много лет назад знал, что делал, когда отказался стать пресвитером в Наре и с трудом пробился в дьяконы в Москве. Он вначале тоже критиковал наживу служителей через загранпоездки, но теперь, наконец, съездил сам и не только замолчал, но говорит, что его тогда неправильно понимали...

Поистине ужасное и отвратительное творится здесь, в этой, так называемой протестантской, баптистской церкви. После уже упомянутого выступления В.Гамма с рокк-группой даже мирская партийная газета (КП) в интервью с Семченко (одним из команды Епишина) сказала примерно следующее: «На что же это похоже? У вас даже Христос на сцене пляшет, да еще под какую-то непонятную вашу музыку!» На это Семченко не моргнув ответил: «У нас так задумано».

А вот что мы находим в духовном календаре за 1989 год «Каждый день с Иисусом» С.Хуга (Англия) на странице за 18 марта: «Чем больше мы позволяем работать Богу в нас, тем больший получаем эффект... Вы принимаете решение... Это как в автомобиле - пока Вы не включите сцепление, мотор не может Вас и с места стронуть, но когда включите, он повезет Вас и взад и вперед...» То же примерно говорил не раз и «знаменитый» Б.Грем: «Выбор ваш, а сила Божия!» Понимаете, что это значит? Ваше дело, мол, управлять, а Бог будет, как мотор, работать! До чего можно дойти в человеческом высокомерии! Это как в сказке Пушкина о золотой рыбке - после того, как старуха получила от нее все, что хотела, она потребовала и самою золотую рыбку себе в услужение для мелких поручений.

Не боитесь ли остаться у разбитого корыта, голубчики?

В прошлом году, гостя в Англии, мы с женой были приглашены на «евангелизационное» собрание в Лестере, устроенное в огромном концертном зале приезжими студентами из Кембрижда. Много литературы, везде рекламные проспекты. На сцене - оркестр с огромным барабаном. Потом появился проповедник. Но его «проповедь» на этот раз была построена особо (может быть только для нас?) - после нескольких фраз он отходил в сторону и его место ненадолго занимали несколько плясунов, мимиков, певцов, борцов, затем снова вступал он и т.д. Затем все в зале что-то браво пели, поднимая вверх одну руку, и в конце прозвучал «призыв». Человек двадцать молодых людей встали с разных мест и гуськом под гром музыки прошли за сцену. Они «пришли», но к чему? Какому богу они собираются поклоняться? Как они его себе представляют? Как вот этот весь веселый театр на фоне окружающего благополучия и изысканности?

Истинная вера не есть общественное движение или какое-то социальное явление, которые можно надежно научно определить. Поэтому нечего тужиться искать ей место под солнцем - народ Божий, как сказано в Писании, не числится среди народов. Те, кто стремится к популяризации, лишь старается свести небо на землю, поймать «на благо общества» золотую рыбку.

В присылаемых сейчас из-за границы Библиях и Новых Заветах можно найти множество всяких инструктивных приложений, правил, приемов, например: «Как исполняться Духом Святым» или «Как приводить ко Христу мусульман и коммунистов» и т.д. иногда даже с процентом эффективности. В общем - все по науке, читай и действуй, человеку все доступно, человек все может, «человек - это звучит гордо!»

Вглядитесь, вдумайтесь, неужели все это не пугает? Христианство уже давно стало совершенно рядовой, обрядовой религией (Иак 3.1). Взяв на свое знамя самое святое имя во вселенной, оно привлекло, конечно, наибольшее количество людей (и в наиболее развитых странах!), но тем самым оно, как и всякая религия, обмануло, отвлекло пропорционально большую часть населения планеты. Ибо истинное Христианство - принадлежность Христу - не может быть религией, организацией или какой бы то ни было религиозной, духовной или гуманитарной системой.

Нам не предписано вести пропаганду, кричать и зазывать на перекрестках. Свет ведь только светит и светит независимо от того, что высвечивает. Обманщики стараются «достичь каждого», «охватить весь мир» (как же им скучно без него!). Послушаешь их, получается, что со временем широта «евангелизации», «охвата» все увеличивается и к концу века станет по необходимости предельной, как если бы пирамида встала на свою вершину, а расширяющимся основанием обратилась кверху. Но по Писанию все наоборот - в конце войдет лишь один последний, за которым закроется дверь, таким образом пирамида остается стоять своим острием к небу.

В Англии есть Кестон Коллежд - институт по изучению различных религий на земле. Его главные усилия направлены на примирение государств с их религиями путем разоблачения безобразий, творимых первыми по отношению ко вторым, хотя в общем это очень сомнительное дело (ср. Пр 26.17). Мне представляется этот известный и уникальный институт совсем в другом свете - ему следовало бы разобраться в существе самих религий и толково рассказать об этом людям. Но тогда, боюсь, его пришлось бы совсем закрыть, ибо людям это совсем не нужно - они и так все сами знают...

 

24.10.90;

1,13.11.90;

 

P.S. Наблюдение: за прошедшие два года после написания этих слов я заметил впечатляющее изменение на книжных лотках, в киосках и у отдельных книжных продавцов. Тогда, в начальный период разрешенной свободы, на улицы хлынул поток Библий и Евангелий, теперь же на лотках их совсем не увидишь - только секс, коммерция, боевики, искусство и все это в отличных глянцевых обложках! Очевидно, то же делается и во всем обществе. Если раньше еще кто-то иногда исподтишка интересовался истиной, задавал какие-то важные вопросы, то теперь все свободно дискутируют. И приспосабливают... Впрочем, меня во всем этом волнует только то, что называющие себя «братьями» с желанием включаются в эту дискуссию. И в приспосабливание.

 

17-21.11.92.

 


 

 

 

 

 

Без ответа...

 

 

 

 

 

252218, Киев, почт. ящик 17

13 января 1993г.

 

Неизвестные «благодетели»!

Неожиданно получил от вас пакет с письмом, подписанным Цорном, с небольшим календарем и приложенным к сему Евангелием. С чего это вы вдруг включили и меня в число ваших клиентов? Для широты охвата? Вычеркните, пожалуйста, немедленно меня, я не из вашего стада! А Цорну—этому подозрительно преуспевающему «духовному» издателю всякой пустопорожней ерунды, этому мировому прислужнику и развлекателю, вместо ненужной благодарности пошлите во свидетельство одну из моих статей (копию из сборника прилагаю). Пусть она ему напомнит еще раз, что есть вещи поважнее его «духовной» макулатуры, которую он так настырно рассылает по всему своему любимому миру. Он с готовностью издает, например, «духовные» стишки «духовного» поэта Бузинного, и его самого многократно приглашает с женой погостить в Германию (ну как не порадеть родному человечку), но для серьезного и непустого дела он и крохи средств не может выделить. А мне так всегда нужна была помощь...

Но ничего, мне Бог поможет издать мой Библейский Словарь, пусть лишь для нескольких истинно верующих и жаждущих истинного знания, а не временного развлечения картинками, но вы все с вашим фальшивым «Светом», который на самом деле хуже всякой тьмы, так и останетесь на широкой дороге с миром, которому прислуживаете и к которому подлаживаетесь.

Кстати, не рядитесь ли вы уже и под Самого Мессию? Отчего у вас в штампе стоит «Мессионерское», вместо «Миссионерское»? Или просто ошибочка? Вот, не думая и не следя за собой, вы уже много наделали ошибочек, смею вам заметить. Неужели и у вас там, в Киеве нет ни одного хотя бы просто порядочного и серьезного человека?

В.П.

 

 

 

 

Директору Одесской семинарии

Санникову С.В.

270008, Одесса, Серова, 34

26 июля 1993г.

 

Сергей Викторович!

Возможно, мое имя Вам знакомо, поэтому я только кратко напомню, что несколько лет назад я закончил Библейский Словарь (следующий в России после Популярной Библейской Энциклопедии архимандрита Никифора 1891 года) и все эти последние годы потратил (наряду, конечно, с другой работой) на попытки найти издателя, но до сих пор неудачные.

Я знал о Вашем существовании, но не хотел Вас беспокоить, убежденный, что это также бесполезно, но один знакомый американец (из издательских кругов!) настоял послать Вам несколько страниц из моего Словаря для ознакомления («может быть он найдет возможным... ведь ему немало помогают из-за границы...»). Поэтому я и посылаю Вам эти несколько страничек, которые могут дать представление о всем Словаре.

Буду рад (извините за шаблонное выражение) услышать Ваше мнение и узнать Ваши возможности в отношении издания (думаю, Вы не забываете, что время отчета за добрые и недобрые дела близко, особенно для тех, кто взял в свои руки «ключи разумения»—технические, финансовые и организационные средства распространения знания).

С наилучшими пожеланиями,

Владимир Петрович.

 

 

Сергей Викторович!

Вы меня очень порадовали, что ответили на мое письмо (пересылка пакета стоила мне больше 1000 руб., что составило около 15% всей моей месячной зарплаты рабочего с ученой степенью, но они не пропали даром)! Ответы я получаю не часто, Вы проявили мужество и это, конечно, будет поставлено Вам в заслугу. Но Вы лукавите и потому Ваше мужество особого свойства.

Такие же слова, о которых Вы упомянули, как не подходящих для одного Словаря (и упомянули, к сожалению, с грамматическими ошибками), стоят благополучно вместе и у Нюстрема, и у Никифора, и во всех Библейских Словарях на английском языке, какие я только видел.

Дело не в этом. Лукавите Вы уже машинально (а может быть и вполне сознавая это) по другой причине. И последний туземец понимает, что отвечать в конце концов за свои дела надо, но богов много и господ много. И одному из них Вы и служите, но только не Богу, с которым Вы во вражде, потому что все вы - и Вы сами, и все остальные «мы», о которых Вы упоминаете в письме, состоите в великой дружбе с миром. Читайте чаще Иак 4.4!

Мне совершенно точно сказал некогда Савченко: «Мы готовим практических деятелей для практических церквей!» Еще точнее выразил ту же мысль Куликов: «Мы - в обойме!» И совсем хорошо подытожил все Бычков: «Мы знаем, что делаем!» (Это происходило каждый раз, когда я, как наивный слоненок из сказки, еще задавал этим «братьям» свои изумленные их неправдами вопросы).

Вот и Ваши братья с Вами вместе не смогли не усмотреть (не искренне, но «практически») в моих Словарях нечто неподходящее для «практических деятелей практических церквей» (а больше ни о ком другом вы и не заботитесь). Ведь вы же все хотите и завтра кушать также вкусно, как и сегодня. А для этого нельзя делать что-то неординарное, не подходящее для целой системы, именуемой «мировое христианство» (в которой нет ничего от Христа, разве только самовольно присвоенное Его имя), ибо оно есть хорошо устроенная и надежная кормушка для таких профессионалов от религии, как Вы. Где уж там: «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем» или: «Правды, правды ищи...»! Вам другое нужно: систематизированное «богословие», годное для конференций, загранпоездок и семинарий. Если бы Вы «дерзнули» работать собственными руками, то не дерзали бы отчитывать меня, и в Словарях моих нашли бы много для себя полезного, уверяю Вас! Вы хорошо усвоили себе правила поведения и все самые нужные цитаты из Библии и теперь больше не страшитесь употреблять их по всякому поводу, везде и всегда («с любовью»!); вы создали целую систему надежного богословия, признанного «всеми» и позволяющего легко «отбрить» всякого, не укладывающегося в систему.

В общем, вы - часть этого мира, часть русского (или украинского) народа, с ними и ваша дорога. Ничего иного я от Вас и не ожидал, как и от многих, многих других, подобных Вам, крепко держащихся за Вавилон, которому, не забывайте все-таки, прощения нет... (Если б вы хоть только за Египет или Ассирию держались!)

В.П.

 

 

 

 

Bill Bright

100 Sunport Lane

Orlando, FL, 32809

U S A

2 July 1993

 

Mr. Bright,

It's a good chance I think for both of us that God Himself is about to give—for me to publish at last my Bible Dictionary with the help of a man, who calls himself a christian, and for you—to do this good work, because you can, and I need.

I've been working on my Dictionary (the next to archimandrite Nikiphor's, published in Russia in 1891) since I became a Christian in 1981, that is the whole my real life. The Dictionary was ready in 1989. All the last years I've been spending in attempts to find a publisher, but all of them—here and abroad, secular and christian, are only interested in fiction and books with pictures.

But there's a possibility of free publishing. Many publishers in this country now only demand some 6-7 mln roubles and are ready in a week or so «to put 50000 copies near my door». So it's equal only about $6000, or two or three your transatlantic flights. For me—with my «salary» (as a labourer) about 7000 roubles (which is equal $7) you can easily calculate how many centuries I have not to eat and drink to do this (so weigh your chance to come with your good work)!

I showed my Dictionary to Ben Sorrels (one of your «30000 assistants in the world»), and he advised me to address directly to you for help. So I am seeking for your personal, your private help because organizations have already refused to do something for me.

With best wishes to you. Hope to hear from you soon.

Vladimir.

 

 

 

 

Josh McDowell

Box 2410, Julian

CA 92036, U S A

25 July 1993

 

Mr. McDowell,

It's a good chance I think for both of us that God Himself is about to give—for me to publish at last my Bible Dictionary with the help of a man, who calls himself a christian, and for you—to do this good work, because you can, and I need.

I've been working on my Dictionary (the next to archimandrite Nikiphor's, published in Russia in 1891) since I became a Christian in 1981, that is the whole my real life. The Dictionary was ready in 1989. All the last years I've been spending in attempts to find a publisher, but all of them—here and abroad, secular and christian, are only interested in fiction and books with pictures.

But there's a possibility of free publishing. Many publishers in this country now only demand some 6-7 mln roubles and are ready in a week or so «to put 50000 copies near my door». So it's equal only about $6000, or two or three your transatlantic flights. For me—with my «salary» (as a labourer) about 7000 roubles (which is equal $7) you can easily calculate how many centuries I have not to eat and drink to do this (so weigh your chance to come with your good work)!

And I am seeking for your personal, your private help because organizations have already refused to do something for me.

With best wishes to you. Hope to hear from you soon.

Vladimir.

P.S. The «brothers» from your representation «The New Life»(!) demanded that I first find a 25c American stamp to send this letter to you.

 

 

 

 

М.Г.Селезневу

109017, Москва, Пятницкая, 51/14

11 августа 1993г.

 

Михаил Григорьевич!

Получил первый номер Вашего журнала «Мир Библии» и не смог удержаться не задать Вам этот мой вопрос.

С этим письмом я посылаю Вам распечатку статьи «Библия» из моего Библейского Словаря, которая, согласитесь, намного полнее и полезнее для тех, кто действительно интересуется предметом, а не сопутствующими картинками, чем та, что опубликована в журнале. И этот материал не был у Вас совершенно неизвестен.

Так почему же, он до сих пор не опубликован ко благу тех, о ком Вы так печетесь, судя по Вашим заявлениям? Да и должны печься—ведь в Ваших руках оказались ключи разумения: финансы, технические и организационные средства распространения знания. Ведь спросится же! Что Вы скажете?

Владимир Петрович.

 

 

 

 

Л.А.Голодецкому -

редактору издательства Одесской богословской семинарии

270066, почт. ящик 3/4, Одесса, Украина

16 января 1994г.

 

Дорогой Лев Анатольевич!

Благодарю Вас за Ваше любезное письмо и журнал, которые я получил вчера. Признаюсь, Вы несколько озадачили меня - похоже, Вы говорите о моем Библейском Словаре, но я его не посылал в Одессу целиком, только отдельные страницы (оказавшиеся случайно лишними при печати на принтере) для предварительного ознакомления, для начала разговора. Но у меня был лишний целый экземпляр моей следующей работы - Тематический Библейский Словарь, который я и послал С.В.Санникову с теми страницами и моим первым письмом. Тогда я получил ответ, который не похож на Ваше письмо, и потому я посылаю Вам его копию. От себя ли Вы говорите, или от Семинарии? О Библейском Словаре или о Тематическом?

В любом случае, должен Вам сказать следующее. Мой Библейский Словарь, а затем и Тематический (который является дополнением к первому), явились как законченное целое, родились в муках и выстраданы в совершении. Над Словарем я работал более пяти лет, а над Тематическим я продолжаю работать, хотя уже не так напряженно, как раньше (потому что основная работа уже сделана). Когда я начинал эту работу в 1984 году, я после полного дня на основной работе за кусок хлеба (и Вы можете мне поверить, за мной особенно следили, чтобы я отбывал от 9 до 6 часов!) должен был продолжать работать целые вечера и ночи, чтобы успеть сделать все, что мне было дано и открыто. Я сейчас даже больше, чем раньше удивляюсь, какое великое чудо явил мне Господь, дав мне все это сделать! Тогда я еще жил один, не знаю, как я успевал что-то еще делать и для себя. Однажды меня увезли в больницу с подозрением на инфаркт (слава Господу, это оказался просто стресс, перенапряжение); в другой раз я думал, что уже умираю, потому что пережил сильнейший криз (скачок давления), о котором раньше не имел никакого представления.

В общем, это мое детище не подлежит никакой редакции, перекомпановке, подстраиванию под что-то. Оно есть истинное, настоящее дело, и я не хочу делать его искусственным. Помытаришись уже много лет по издательствам здесь и за границей, я хорошо понял, что такой труд, такие книги никому не нужны. Любым религиозным организациям или издательствам годятся только книги хорошо проверенные, согласованные, отвечающие соответствующему «богословию». Поэтому, если кто-то и издаст когда-нибудь мой труд, так только упросив меня и убедив, что нашлись некто, кому он нужен. Все стали лицемерами, приспособленцами (или и были всегда?); никто не печется об истине; религиозные системы заменили собой Бога, а «христианство» просто не понимает, Кто такой Христос! То, что называется «проповедованием» и «возвещением», проповедуется и возвещается только в той мере, в какой все это традиционно принимается публикой.

Есть два разного рода дел: одни можно и нужно делать с определенной и заранее запланированной целью, а другие нельзя. Это, как говорят у вас в Одессе, «есть две большие разницы». Если Вы делаете табуретку и на вопрос: «для чего?» - у Вас есть ответ (например - сидеть на ней), Вы будете иметь награду и от людей, и от Бога. Но если Вы пишите Библейский Словарь или делаете новый перевод Библии и у Вас есть готовый ответ на вопрос: «для чего?» (например, - вручить каждому выпускнику Одесской семинарии), тогда Вы лжец и конформист. Невозможно откровение сделать наукой, или приспособить его для учебных программ, или положить на весы. Это значило бы добиваться славы Прометея. Но если Вы все-таки оказываетесь хорошим в таких условиях, это верный признак, что Вы работаете на самодавлеющую систему, для целей которой Ваш труд оказывается нужным. Понимаете ли Вы меня?

Боюсь, что не понимаете. Вот, Вы мне прислали, видимо, с гордостью Ваш журнал под названием «Богомыслие» (может быть, только потому, что Вы его редактор?). Я уже давно, мягко выражаясь, не воспринимаю такой литературы. Она сплошь елейно-самодовольна, притворна, неистинна. Все как будто сговорились твердить ложь и держаться придуманного, потому что это тешит тщеславие, да зачастую и прибыльно устроено. Я только на минуту открыл его и сразу наткнулся на ваше «Кредо». Если Вы подписываетесь и под ним, мне просто Вас жалко.

На письмо Вашего шефа, копию которого я вам послал, я ответил в свое время, возможно, чуть резче, чем Вам, но смысл тот же. Можете поинтересоваться. Как и ему, говорю Вам: каждому верующему, если он истинно верует, нужно лично (индивидуально, а не в организации) учиться, лично и трудиться, потому что лично предстоит нам отвечать.

Никаких «теоретических» статей в ваш журнал я писать не стану, хотя в разное время я написал несколько небольших статей (для Вас лично посылаю одну из них). По вполне определенному стечению обстоятельств, как Вы догадываетесь, ни одна из них до сих пор не опубликована.

С наилучшими пожеланиями,

Владимир Петрович.

 

 

 

 

DOOR OF HOPE - CANADA

Box 65959, Vancouver, B.C.

Canada V5N 5L3

10 марта 1994г.

 

Друзья!

Вы проделали огромную работу, выпустив «Открытую Библию».

Приятно и соблазнительно взять в руки Библию, которую кто-то прочел по-иному, чем ты, расставил новые заголовки и снабдил обильными примечаниями.

Но всякую серьезную и новую работу всегда делать рискованно и ответственно, а в данной области еще и опасно, ведь может выйти так, что лучше б ее и не делать вовсе - см., например, Иер 48.10!

В вашем коллективе авторов много людей с русскими фамилиями; это поначалу вдохновляет, но в русском народе говорится: «Встречают по одежке, а провожают по уму». В Писании же еще точнее: «Не начало, а конец венчает дело». Все тексты в общем вроде переведены неплохо, но тем обиднее некоторые неточности, которые звучат по-английски. Например, у вас встречается выражение «от РХ» (Введение к Новому Завету и др.), но мы говорим и пишем «после РХ» или «по РХ». Еще: в самом начале вашей книги красуется приглашение: «Добро пожаловать в...» (и дальше эмблема в рамке с текстом: «Открытую Библию»). Здесь все вроде бы правильно, но в других местах (в начале Ветхого и Нового Заветов) эта же эмблема красуется отдельно от приглашения и, поскольку в ней текст не в именительном падеже, она выглядит нелепо. По-английски это, видимо, прекрасно, но по-русски недопустимо. Далее. Мы не говорим «алая нить», но «красная нить» (основная идея чего-то). И почему вы придумали какие-то новые сокращения названий книг? Иис. Н. - просто не понятно, Лук. - полезное растение, Мат. - неприличное слово. И т.д. и т.п.

Что касается самого текста Библии, то наверное лучше всего его иметь безо всяких дополнительных заголовков, подзаголовков и наводящих пояснений.

В общем, все тексты нужно бы еще раз просмотреть хорошему редактору, для которого русский язык является не просто родным, но и действующим языком.

Но совсем уж плохо обстоит дело в отношении справочного и фактического материала. Вот, например, в разделе денег и мер вы выражаете ассарий в унциях и копейках. Нам это ничего не говорит об ассарии, а в отношении авторов вызывает определенное неудовольствие. Унций у нас никто не знает, нужно искать специальные справочники, а копейки - что обозначают эти 1.5 коп? Сейчас говорить о копейках просто смешно, видно, что это бездумный перевод какого-то стародавнего текста, может быть из прошлого века, когда копейки что-то значили. Не следовало ли бы автору немного потрудиться и выразить вес в граммах, а цену - в какой-нибудь относительной покупательной способности или частью другой, основной единицы, хорошо описанной (например: «ассарий по стоимости был равен 1/20 динария, который составлял дневную плату наемного рабочего или солдата, и за который можно было купить небольшую овцу»)? В таком виде это пояснение что-то может дать изучающему, но что могут дать ваши «1.5 коп»?

Далее, за ассарием у вас идет «Бека», которая вовсе не встречается в русской Библии. Если это пояснения к английской Библии, то почему они на русском языке? Не лучше и все остальные меры и веса (весы - это прибор).

Далее, в двух, вроде бы различных разделах - Тематическом указателе и Симфонии - вы даете в общем-то один и тот же материал, но совершенно не понятно, по какому принципу нужно обращаться к одному или к другому из них. В Симфонии первое слово - «агнец», к нему даны лишь несколько мест по вашему выбору. Почему? Что это за симфония? Почему в Симфонии нет других слов до «агнца», которые есть в Тематическом Указателе? Симфония - это перечень мест для данного слова, как я полагаю, но я почему-то не нахожу имен Аарона, Аввакума, Авдия, Авессалома и многие другие слова... А вот «агнец» есть и там, и там, и некоторые места повторяются. Чем оправдывается такая неполнота и рассредоточенность?

Нет, я сторонник другого правила: «Все или ничего». Эти два ваши раздела вместе занимают 430 страниц мелким шрифтом на тончайшей бумаге. Мой Библейский Словарь вместе со всеми приложениями, схемами и таблицами занимает 459 страниц меньшего формата и с более крупным шрифтом, и дает, как я полагаю, кратко всю необходимую информацию по каждому слову, имени и понятию в Библии.

Но уже пять лет минуло, как я закончил мой Словарь, и никак не могу его опубликовать, и только могу мечтать, как он был бы полезен для желающих изучать Библию, если уж и такое издание, как ваше, сразу расходится. Но изучающие, я начинаю думать, ищут что-то другое. Впрочем, если вы заинтересуетесь этим материалом, я заканчиваю вручную приготовление еще одного экземпляра и могу его переслать вам. (Посылаю для ознакомления только одну букву, в которой я по техническим причинам не смог поставить ударения на первых гласных, и потому теперь заменил.)

С наилучшими пожеланиями, Владимир Петрович.

 

 

 

 

Российское Библейское общество

109017, Москва, Пятницкая, 51/14

Президенту А.И.Борисову

3 августа 1994г.

 

Господин Президент!

Еще в конце прошлого года я вручил Вам мой Библейский Словарь, но до сих пор я не получил никакого ответа.

В здании Библейского общества Вас практически застать невозможно, в церковь к Вам я приходил дважды, но ведь там Вы постоянно заняты. Один раз, правда, мне удалось поговорить с Вами (Вы среди многих дел не сразу узнали меня, но потом сказали, что передали мой Словарь некоему Георгию, которого мне разыскать не удалось), а другой раз Ваши помощники сказали мне попросту, что «Вы такими мелочами не занимаетесь и что надо искать других исполнителей». Согласитесь, я как автор могу желать получить вразумительный ответ. Поэтому я и решил наконец написать как бы официальное письмо, на которое Вы хоть как-то да ответите.

Ведь мой Библейский Словарь не какая-то статейка, это огромный, многолетний труд, первый за последние 103 года в этой стране, написанный по-русски и русским автором. Неужели уж он так и не имеет никакого значения? Ведь на словах и в частных беседах многие даже из деятелей и православной и протестантской церквей отзывались о нем очень высоко и заявляли о потребности в таком Словаре.

Не является ли одной из обязанностей всякого Библейского общества распространение Библейских знаний? Не собран ли огромный познавательный материал и в этом Библейском Словаре? Тогда совершенно невозможно понять, почему нет никакой реакции на появление такого труда!

Думаю, я честно выполнил данную мне работу. Призываю и Вас перед лицом Того, Кому мы должны будем давать отчет, выполнить свою работу, за которую Вы взялись, ставши Президентом Библейского общества. Или Российское Библейское общество твердо стоит в своем неприятии истины?

Очень может случиться, что и о моем Словаре, и о нашей переписке через какое-то время станет более известно, чем теперь. Не будет ли Вам стыдно тогда за Российское Библейское общество?

Настоятельно жду Вашего ответа (желательно лично Вашего, а не Руденко, который уже в «Протестанте» что-то непонятное проделал с этим Словарем).

В.П.Вихлянцев.


 

 

 

 

 

Мировое «христианство»

 

 

Один служитель англиканской церкви говорил мне, что в Англии есть понятие Church of England - всеобъемлющей принадлежности всего «христианского» населения страны (то есть без буддистов, мусульман и т.п.) ко всеобщей церкви, поэтому там принято (даже у протестантов) крестить всех детей. Вся Англия является как бы сама членом этой всемирной церкви.

В Германии со всего населения взимается всеобщий церковный налог, из которого выплачивается жалованье, пенсии, страховки и т.д. церковным служителям. Следовательно, это тоже целиком «христианская» страна! Очевидно, и другие цивилизованные страны «христианского мира» представляют вещи подобным образом. Спрашивается, что же это в таком случае за «церковь», членом которой может быть целое государство, да, пожалуй, и весь мир? Конечно, это мировая церковь, это церковь мира, это церковь того, кто правит в этом мире, дружба с которым есть вражда против Бога (Иак 4.4).

И эта «церковь» распространяется вместе с цивилизацией - куда идет цивилизация, туда идет и церковь, куда идет церковь, туда идет и цивилизация. Они не отделимы одна от другой.

Следовательно, можно с полной уверенностью сказать, что оно - это общепринятое, всем известное, уже имеющее многовековую историю «христианство» - полностью ложно и фальшиво. Ну конечно, оно произносит иногда истинные слова, но и патефон и проигрыватель могут делать то же самое, не становясь при этом сами причастниками истины! Да и как же еще может существовать обман, если он не будет рядиться в праведность? Вопрос же в том, с кем мы оказываемся.

Современная «историческая» церковь (при этом не только ее основные направления - католицизм, православие и протестантство, но и все другие очень многочисленные теперь течения и деноминации), объединяет каких-то соглашателей, приспособленцев, людей не вполне искренних, слабохарактерных, эмоциональных или склонных к мистике, а уж руководят этими «церквами» вполне законченные ... (можете поставить сюда определение по своему выбору, если уже узнали их) - дельцы от религии, знающие, что делают, крепко вцепившиеся в свои доходные позиции, окончательно предавшие себя в услужение князю мира сего.

То-то я вспоминаю, как едва приблизившись к этой верхушке, к деятелям московской баптистской церкви, я почувствовал их затаенный, настороженный, недоверчивый дух, даже боязнь и опаску за что-то тайное свое, что я в простоте сердца пытался разглядеть и понять (и усвоить - подумать только! - как образец). Поэтому мы так и не восприняли друг друга. Позже я увидел, что в свою среду они принимают не по вере, не по истине, а только по лояльности к начальству и действующей системе (в точности, как это делается и в мире, не наоборот!).

Все бы это было, как говорится «ничего», не беспокоило бы меня - мало ли предприятий больших и малых на земле, с помощью которых ловкие люди зарабатывают и развлекаются - но здесь начальствующие это делают дважды обманывая всех, ибо называют себя детьми Божиими, берут за основу самое святое, а делают то же самое, что и все люди на земле - устраивают (и хорошо устраивают!) свой быт; учат одному, а сами делают прямо противоположное.

Мир в этом смысле оказывается относительно честнее их. Они чуть не явились для меня причиной великого обмана, который мог засосать меня окончательно в этот притворный формализм. Но нет, слава Богу, я довольно быстро, хотя не сразу, почувствовал обман и как это ни огорчало и ни разочаровывало меня, отошел от них.

Говоря так, я вовсе не обижаю их - среди «христиан» вполне могут быть хорошие семьянины, успешные политики и бизнесмены, артисты и поэты (кем же им еще быть?), но на истинных Христиан, на верных Христовых, все они вовсе не похожи. Ведь это совсем нетрудно видеть, только не нужно притворяться вместе с ними! В них нет истины! Иначе они не лепили бы видимость настоящего, а бежали бы из этого Вавилона и не приспосабливались бы к нему; испытывали бы Духом Истины все ложное и отбрасывали его; работали бы собственными руками, довольствуясь дневной пищей и одеждой, и не учили бы других иному.

Официальное «христианство» везде - от «всемирного» католичества до последних сект вроде «Ветвей Давида», отстаивающих свою правоту с помощью скорострельного оружия, поставлено на служебную, организационную основу, а это уже и есть самый главный обман.

Организация, партия, устав, дисциплина - это сам сатана, Бог же - это любовь. Агитация, «привлечение» - это скорее похоже на партийную кадровую политику, чем на веру, что ко Христу не приходит никто, если его не привлечет Сам Отец.

Совершенно случайно включил я недавно радио и попал на «проповедь» очередного «евангелиста», который теперь уже открыто, нагло и научно вещал примерно следующее: «Если для спасения души человека ему нужно покаяться, то не приложим ли этот же закон и к целому обществу? Конечно приложим! К этому же нас призывает и сам Солженицин. Так не пора ли нашему великому народу принять покаяние...? А то и земля что-то перестала родить, как написано в Библии... Послушаем, что говорит на эту тему пресвитер евангельских христиан баптистов Гнида...» И включил его запись.

Ужас! Я так переживаю все еще за всех этих успешных, плывущих по течению «служителей», которые называют себя «братьями». Скольких же они уже обманули и скольких еще обманут, чтобы продолжать числиться учителями и вести жизнь «тихую и безмятежную»! Я хорошо знаю эту Гниду, и то, как хорошо (за чужой счет) и он сам и другие из его семейства устроены, и противно до дурноты становится... Сам он вскоре отбывает в Америку к своим детям, уехавшим туда несколько раньше, как «беженцы по религиозным мотивам»(??). Там уже и многие другие служители подобные ему, из центральной и поместных церквей.

Но я сам здесь чуть было опять не проявил слабость в своем убеждении - ведь, действительно, если они прислужники лжи, могут ли они назвать себя истинным именем? Конечно нет! (См. 2Кор 11.14-15)

 

Май, 1993;

6.8.93.

 


 

 

 

 

 

Уже история...

 

С 1986 года я не брею бороду и меня иногда спрашивают: «Судя по внешнему виду Вы православный?» А без бороды раньше многим я казался похожим на «прибалта». Тогда может быть я католик? Нет, я просто Христианин! В книге Деяний написано: «...стали называться Христианами» (11.26). Тогда не нужно было выяснять, католик ты, протестант или православный. Это позже, когда церковь стала официальной и срослась с миром, «верующие» стали объединяться во всевозможные структуры. Но всякое объединение непременно влечет за собой ложь (лицемерие) и присвоение чужого (воровство). Объединение необходимо для недобрых дел - объединившись вершить свою волю становится легче. И за большинством всегда кажется спокойнее, безопаснее. Но разве нужно объединяться тем, кто уже соединен в Едином? Никогда и не нужно было. Поэтому можно сказать: «Добрые люди, разъединяйтесь!»

 

Мой отец Петр Евтропьевич родился в 1907 году в семье казака на Кубани в станице (названия не знаю) в окрестностях другой станицы под названием «Прохладная». Мать была из Старой Руссы. Отец рано (в 1918 году) лишился родителей и как потомок казака вынужден был скрываться и ездить по России. Образования не получил, но был мастером на все руки. В войну, например, подрабатывал тем, что ремонтировал людям за небольшую плату (чаще продуктами) бытовую технику, но больше всего чинил часы. Смастерив из старого телефонного аппарата, который еще крутили ручкой, миниатюрный токарный станок с той же ручкой, он вытачивал из патефонных иголок оси для колесиков ручных и карманных часов. Я родился на Урале, в городе Красноуральске (200 км севернее Свердловска), где отец тогда работал чертежником, потом конструктором на Медеплавильном заводе. В 15 лет в 1950 году я поступил в Свердловский строительный техникум МПС, все четыре лета путешествовал, как железнодорожник, по всей стране, по окончании был направлен в Н.Тагил на работу, а через 4 месяца был пострижен в армию. Домой я уже никогда не возвратился. После армии закончил институт в Москве и при нем был оставлен на работу.

Уверовал я своеобразно. Я всегда жил как в пустыне, не был ничьим приверженцем, никто из людей не говорил мне о вере и не руководил мною. Все сделал Сам Бог! Только позже я понял, что Он всегда меня берег, долго готовил, всегда был со мной. А я сам мучался и всегда искал «истину». Искал и в науке, и в философии, и в труде. Стал кандидатом технических наук и старшим научным сотрудником, потом ушел в такси и работал водителем полтора года. Но ничего не находил.

Однажды, это было 28 ноября 1979 года (я это хорошо помню), я подумал, что мне нужно во что бы то ни стало найти и купить Библию. Я поехал к ближайшей церкви (у метро «Сокол») и после недолгих переговоров со сторожем купил свою первую Библию за 125 рублей. Теперь такое событие может показаться заурядным, но тогда просто так купить Библию было невозможно. Мне очень «повезло». Незадолго перед этим вышел очередной небольшой тираж и сколько-то экземпляров попало в церкви. До дома я ее нес в объятиях, как великий клад. Зарплата моя была тогда 110 рублей.

С этих пор я уже больше почти ничего не читал (множества прочитанного до этого мне уже было достаточно). Библию эту я буквально зачитал. Сразу стал делать множество заметок, запоминать слова, точнее их значение, которое обильно открывалось мне. Еще будучи аспирантом (с 1969 по 1972 годы) я имел пропуск во второй научный зал Центральной библиотеки, но читал больше не техническую литературу, а классиков литературы и философии. Несколько раз я упорно заказывал Библию, хотя ее чаще всего просто не выдавали («не по профилю!») или тут же забирали. Но я пару раз получил ее, правда тогда я еще не был готов читать ее, ничего не понял...

Теперь же через Свое Слово Бог Сам приходил ко мне и я это чувствовал.

Помню, как я впервые обратился к Нему, как робко стал на колени и стал молиться... ничего не зная о том, как это делается, все черпая только из Слова Божия. И как же трудно оказалось образованному и гордому человеку стать на колени! Христос принял меня. Это случилось в конце 1981 года. Он открыл Себя мне, простил меня, дал мне спасение и жизнь и Духа Истины - Духа Святого! И мной по-прежнему никто из людей не руководил. Только после этого, зная, что я Христианин, спасенный человек, я начал ходить по церквам (вначале, конечно по православным, других я просто не знал) в поисках братьев, в поисках своих. Конечно, мне очень хотелось общения с себе подобными, взаимодействия и взаимопомощи, разделения радости и познаний. «Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!» Я встречался и с прихожанами и со священниками, но ничего не мог ни понять, ни принять в этих церквах. В это же время я стал натыкаться по радио, которое еще с детства любил слушать, на какие-то песнопения, которые меня чем-то привлекали. Они мне что-то напоминали. Может быть песни матери (а она любила петь для себя, всегда занятая по дому с пятью сыновьями) или может быть еще что-то более глубинное, не знаю. Я стал на них задерживаться, а когда они кончались, были проповеди, в которых простым языком говорилось о Христе и Его Слове. Это были Евангельские проповеди по радио и они вывели меня на путь к Московской баптистской церкви. Там я 14 октября 1982 года принял радостно крещение. Как символ удостоверения моего обращения. (Признаться, позже я не раз задумывался – а стоило ли мне это делать? Ведь я «нашел» все, что мне нужно! Но, видимо, и это все мне еще надлежало испытать.)

При подготовке к крещению «руководящие братья» увидели во мне «образованного брата» и пригласили помогать иногда в библиотеке. После этого я провел много времени, сидя в церкви на третьем этаже, редактируя какие-то статьи.

Поскольку я часто бывал в библиотеке церкви, где выдавались для чтения книги и журналы, и куда приходили верующие, меня иногда о чем-то тоже спрашивали. Запомнился вопрос: «Что это такое - дромадеры?» К удивлению спрашивающего я тотчас ответил и он мне посоветовал побольше записать таких объяснений. Тогда я завел тетрадь и стал записывать пояснения к трудным словам из Библии. Так зародился мой Библейский Словарь (вначале я его даже назвал «Краткий ...»). С тех пор я исписал множество бумажек (часть из них сохранилась), перелопатил множество книг. Часто в церкви я знакомился с иностранцами, помогая им в разговорах с верующими (переводом). Они мне позже присылали некоторые полезные книги - словари и другие справочные материалы.

Спустя некоторое время я приобрел электрическую пишущую машинку и в первый раз отпечатал свой Словарь начисто (560 страниц). Потом внес все накопившиеся исправления и перепечатал его еще раз! В 1990 году он был в основном готов. Позже, уже с окончательными исправлениями, я набрал его на компьютере.

В 1986 году моей женой стала та библиотекарша и редактор журнала «Братский вестник» из церковной библиотеки, которая мне часто помогала различными книгами, подарила свой машинописный экземпляр Библейского Словаря Э.Нюстрема. Со второго машинописного экземпляра мне сделали 10 ксерокопий в церкви и я все их (плюс свои) переплел и кому-то раздал. Но меня удивляло и настораживало отношение моих «старших» и «руководящих братьев» к моему труду. Они знали, чем я занимаюсь, но подчеркнуто не интересовались моим трудом. Похоже было, они смотрели на меня, как на какого-то интервента, посягавшего на что-то недозволенное. Помочь издать уже готовый и всем нравившийся Библейский Словарь (первый со времен Библейской Энциклопедии архимандрита Никифора 1891 года) никто даже не пытался, даже напротив, думаю, еще и мешали. Менониты из Канады (с их представителем В.Завацким я познакомился тоже в библиотеке) были сразу высокого мнения о Словаре и сами предложили издать его у себя (даже официальное письмо прислали), но потом, будто их кто-то «вразумил», они как-то неумело и неловко отказались. У меня хватило ума выпросить у них тогда взамен лазерный принтер для организации собственного настольного издательства, и они мне его тотчас же купили в Москве! Тогда я снова сколько хватило картриджей и барабана печатал и печатал свой Библейский Словарь. Сам научился переплетать и все кому-то по запросам отправлял. До сих пор еще лежат 4 экземпляра, о которых попросил один человек, брат моего школьного друга, эмигрировавший в США несколько лет тому назад, но который услышав мою просьбу немного помочь мне от своих возможностей (я на это решился впервые), перестал писать мне. Так и лежат они пока на полке памятником беспрецедентной жадности американцев.

Делал для своих, но «свои» не приняли. Что стоит только одно заявление Цорна из издательства «Свет на востоке»: «Если Епишин не хочет издавать, так чего я буду?...» Вот какая она тьма на западе (подумал я тогда)! К посторонним также обращался к кому только мог - от последней американской миссии до православных и вновь возникших частных издательств. Экземпляры моего Словаря (как «твердые», так и на дискетах) лежат в Кестон Колледже и в Библиотеке иностранной литературы в Москве (как рукопись с прекрасным отзывом какого-то высокого православного чина), у правозащитника священника Дудко и какого-то американского эмигранта в Вильнюсе. В Италии, Германии, Канаде, Америке и где-то еще. Жалко, не вел списка - он получился бы внушительным. Но я так и не смог издать свой Словарь.

В конце 1997 года я получил возможность доступа в Интернет, создал свою небольшую страницу, где и поставил в сентябре 1998 года свой Библейский Словарь для всеобщего пользования. Отзывы только радуют, слава и хвала за все Господу! Так я «опубликовал» его сам.

Совсем недавно я направил большое количество писем тем верующим, чьи адреса нашел в Интернете, с предложением своего Словаря, но, характерно, что баптисты (с официальных сайтов церквей) даже не отвечали на эти мои письма. Что это за закономерность? Вот тебе и «свои», не переставал поражаться и удивляться я. Но от частных лиц я получил много радостных и благодарных отзывов. Самыми же приятными были отзывы тех, кто случайно нашел мою страницу и «открыл» для себя мой Словарь. Признаюсь, я и сам очень часто смотрю на него как на чудо, явленное Богом. Читая некоторые статьи, я теперь просто не понимаю, откуда я взял столько материала, или как находил и держал в памяти все это количество данных. Не случайно в 1986 году я попал в кардиологическую больницу с колоссальным перенапряжением, которое вначале врачи сочли за инфаркт.

Выйдя на пенсию в 1995 году я вел некоторое время компьютерные курсы в книготорговом техникуме, потом работал недолго в школе, затем одна учительница порекомендовала меня настоятелю православного Знаменского прихода в Ховрине и я перешел туда. Это было накануне Пасхи 1997 года. Он попросил ее напечатать на церковном компьютере несколько поздравительных открыток, но она никак не могла «справиться с принтером и вообще с их компьютером». Я все сделал и он просил меня остаться у него работать (по 4 часа через день). С тех пор он мне немного платит за работу и оплачивает также и мой доступ в Интернет.

Главное теперь оказалось сделанным и, видимо, можно подвести некоторые итоги.

Когда я увидел, работая над Словарем и изучая историю христианства, что оно за время своего существования растеклось по земле более чем в двух сотнях ручейков и потоков разных конфессий да деноминаций, каждая из которых претендует на истину, я понял, что ни одна из них ею не обладает вовсе, даже самые крупные, потому что все живут исключительно традицией и почитанием человеческих авторитетов, Священное Писание вспоминая лишь иногда, «для приличия», и то только хорошо подобранные для конкретного случая места.

Дитя Божие может родиться в любом месте, ибо это делает Бог, а не люди, как я это хорошо знаю по себе. «Официально» же предполагается, что это должно происходить в церкви (в общине), но тогда церковь в ее современном виде - это только место появления детей Божиих, только колыбель, а в колыбели человек не может находиться всегда. Либо он еще не родился, а притворяется, либо не понимает своего нового положения, хотя в это трудно поверить. Общин с другим назначением - для совместной жизни, взаимопомощи и общего труда, как в настоящей семье, где братьям хорошо жить вместе, я никогда так и не встретил, хотя постоянно искал и объездил много мест. Но если такое собрание (община, церковь, приход) предназначено только для проведения точно регламентированных проповедей-лекций, богослужений-представлений, религиозных праздников и т.п., то это лишь религиозный клуб. Ибо вера и религия несовместимы. Вера - это спасение и жизнь вечная, а религия - это приспособление к жизни здесь, низведение неба на землю, как говорил Достоевский.

Я всегда стремился к братскому, семейному общению, потому что всю жизнь жил одиноко, но желанного общения так и не нашел. На всех смотрел доверчиво и наивно, все ожидал встретить настоящего, искреннего брата (братьев), но мне попадались только самодовольные и самоуверенные лицемеры или совсем безликие личности. Старшие устраивались и обогащались, рядовые в лучшем случае пребывали в эмоциях и ничем больше не интересовались.

На собраниях я начал замечать незамечаемые никем ошибки и в песнопениях и в проповедях. Особенно меня поражали угодливость к властям и полное неуважение к истине. Это было мое взросление, но оно никому не было нужно. Начальствующие, старшие как и всюду в мире, не терпят конкуренции.

Уже сразу после крещения, еще полного радостного энтузиазма, меня пригласил к себе старший пресвитер и проповедник с большой седой курчавой головой и мощным голосом по фамилии Гнида и сказал мне: «Может быть мы не будем тебя включать в список крещенных, чтобы тебе не было на работе препятствий?» Я ответил: «А для чего же я принял крещение? Не для свидетельства ли перед небом и землей?» И мне стало очень неловко тогда за него. Позже он эмигрировал в США по статусу «беженец», как гонимый(!), хотя еще накануне в проповеди, говорят, кричал как обычно на весь зал: «Да на что она мне эта Америка?» (видимо, «для отчета»).

Но совсем перестал ходить я на собрания после того, как услышал с кафедры из уст Бычкова, генерального секретаря Союза ЕХБ: «Мы должны держать в одной руке Библию, а в другой газету «Правда»!» Все это было в самом конце 80-х и начале 90-х годов, в период крутых перемен и открытий... Сам он так думал или его заставляли, я даже и не пытался выяснять. Мы редко встречались. Такие люди, я думаю, хорошо понимали мое к ним истинное отношение.

Я пришел в общину - никто этого не заметил, все были заняты своим, и ушел из нее - никто не опечалился. Записывая, говорили: «Это для того, чтобы всегда тебя иметь в виду, помогать тебе, посещать тебя...» Это-то меня и обрадовало тогда - наконец-то я в семье! По призывам с кафедры я много ездил помогать строить и церкви (в Кубинке и еще где-то), и даже частный дом певца Бережного, но ко мне никто никогда так и не приехал чем-то помочь. Даже и не интересовались. Пастыри пасли самих себя.

Ну, значит я не из этой общины, решил в конце концов я. Сделать ее для себя, как и братьев самих, я не в состоянии. Или они есть, или их нет. Значит я из другой, из той единственной общины (в переводе с греческого - церкви), которая есть Церковь Первенцев, которая на небесах.

На настоятеля православной церкви, у которого я работаю, я «произвел впечатление». Он много расспрашивал меня о родителях, о моей жизни в вере, работе над Словарем и заключил: «Да, Вы видно разбираетесь в Писании! Но мы заключим пакт о ненападении...» Он не хотел подвергать испытанию свое окружение и нарушать сложившееся равновесие. Ему просто нужен был хороший работник. В этом он, пожалуй, оказался честнее других. Но я и не собирался бороться с «ветряными мельницами». Я никогда не стремился «бороться за мир», но лишь являть его собой, насколько возможно. С тех пор я добросовестно выполнял все компьютерные поручения, о которых меня просили.

Так и живу я в истинном и полном общении только с Богом, с людьми встречаясь только по крайней необходимости. И вот - я снова в пустыне (земля è общество после моего уверования не изменились), но я теперь с Богом. Раньше я просто не знал этогоѕ

 

Декабрь, 1999 - январь, 2000.

 

Hosted by uCoz