Чарльз Г. Сперджен

Стучите! (проповеди)

 

 

 

                                                                                                                                                                      

 Предисловие

 

 

"Душа без молитвы - это душа без Христа". Вот так - ясно и лаконично - формулирует Ч. Сперджен свое понимание значимости молитвы для христианина. Молитвенная жизнь приравнивается к жизни во Христе. Другими словами, это - одно и то же; и веровать в Бога - это значит молиться Богу. Такова позиция Ч. Сперджена, и так это есть на самом деле, ибо Писание утверждает ту же истину.

Раскрыв Новый Завет, уже с самого начала - из уст Самого Господа - мы слышим призыв: "просите, и дано будет вам"; читаем далее о Господе Иисусе, рассказывающем "притчу о том, что должно всегда молиться", внимаем словам апостола Павла: "всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания перед Богом" и "будьте постоянны в молитве". И этих цитат достаточно, чтобы сказать: молитва безусловно необходима. Она - неотъемлемый элемент подлинного благочестия. И воистину велика премудрость Творца, даровавшего нам саму возможность обращаться к Нему в молитве.

"Все сделал Господь для Себя". Необходимость молитвы логически вытекает из порядка вещей этого падшего мира, из того места, которое мы занимаем в нем, будучи сначала -увы! - "мертвыми по преступлениям и грехам" нашим, т. е. тварями, абсолютно не способными к какому бы то ни было добру (ибо, как сказано, "нет делающего добро, нет ни одного"), - но после вмешательства благодати Божией ставшими рожденными свыше, т. е. Его новым творением, созданным "во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять", но которые - опять увы! - мы сами по себе опять-таки абсолютно не в состоянии исполнить, ибо, как сказал Господь, "без Меня не можете делать ничего".

Но - да святится имя Творца! - ибо Сказавший: "Невозможное человекам возможно Богу" сказал также: "все возможно верующему". О, изумительнейшие слова! Вот она, непостижимая благодать Божия! Ведь это для нас с вами, братья и сестры, сказаны эти слова! Это нам, верующим, говорит Иисус: "все, что ни попросите в молитве с верою, получите"! Вдумайтесь только! Это значит, что каждый из нас - каким бы слабым и ничтожным он ни был - вправе сказать о себе словами апостола Павла: "все могу в укрепляющем меня Христе"! Отсюда ясно, что христианин - это тот, кто, осознав свое великое назначение творить в этом мире добрые дела и в не меньшей степени уяснив свое собственное бессилие для этого, обращается с просьбой о помощи к единственному источнику всякой силы - к Богу, к Его всемогущей милости, которая никогда не оставляет просьбу верующего без ответа, исторгая из его сердца слова благодарности. Таким образом, молитва, т. е. обращение к Богу с просьбой, а затем с благодарением, становится условием жизни верующего, становясь - в определенном смысле - самой его жизнью, по мере того как его жизнью становится Христос. Говоря словами Ч. Сперджена, "молитва - это дыхание жизни каждого спасенного человека".

Подводя итог вышесказанному, заметим, что молитва -это и вернейшее свидетельство принадлежности верующего к народу Божиему, доказательство обитания в нем Духа Святого, ибо "мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными". Как говорит Ч. Сперджен, "мы обращаемся к Богу, потому что это Он Сам призывает нас сделать это".

Возлюбленные, Ч. Сперджен с присущим ему мастерством, дарованным от Бога, творит перед нами воистину чудеса, превращая несколько стихов Писания (иногда буквально несколько слов!) во впечатляющую своим масштабом, своей красотой, а главное - своей убедительностью, картину. Читателю предстоит самому увидеть это, погрузившись в удивительный мир, созданный божественным талантом Ч. Сперджена-проповедника.

Предлагаемые вашему вниманию семнадцать проповедей написаны им в период с 1871 по 1899 г. и так или иначе посвящены теме молитвы. Мы сгруппировали их так, что в начале книги помещены проповеди, посвященные молитве вообще, за ними следуют проповеди о конкретных молитвах конкретных людей, далее - проповеди о молитвах Христа, и наконец - проповеди, тематика которых обширнее темы молитвы, органически, однако, включая последнюю в себя. К четырем проповедям приложены толкования Ч. Сперджена на соответствующие места из Писания, стихи из которых взяты им в качестве заглавных. Проповедь "Небесный образец для нашей земной жизни" прочитана в Лондонском Экзетер-Холле, остальные - в Метрополитен-табернакл. Братья и сестры, мы искренне хотим, чтобы чтение этой книги пробудило, укрепило и усилило в вас желание молиться. Не оставляйте неиспользованным этот небесный дар! Нам выпало жить в несовершенном мире, погрязшем в суете и пороке. Этот мир, пропитанный неверием, не знает, что такое молитва, или же считает ее пустым пережитком прошлого. Не уподобляйтесь ему! Помните, что "время близко". "Неправедный пусть еще делает неправду", но "праведный да творит правду еще, святой да освящается еще". Прислушайтесь и к словам нашего проповедника: "человек начинает молиться, когда нужда, которую он переживает, больше той, которую в состоянии удовлетворить мир". Нашу нужду может удовлетворить только Сам Бог, и Он делает это в ответ на наши молитвы. Истинно, молитва - это именно наш с вами великий удел, именно наше с вами царственное право, именно наша с вами священная привилегия. Воспользуемся же ею, и да поможет нам Господь!

Издатели

Стучите!

"Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам"

(Мф. 7:7).

Я не сомневаюсь, что в весьма строгом смысле эти три призыва этого одного стиха (которые на самом деле суть один призыв) прежде всего предназначались для тех, кто верил в Бога. Именно ученикам своим сказал Господь: "Не бросайте жемчуга вашего пред свиньями". И возможно, некоторые из них, те, кто были нищие духом, обернулись и сказали в ответ: "Господи, у нас мало жемчуга. Мы слишком бедны, чтобы в изобилии владеть сокровищами Твоей благодати. Ты призываешь нас не давать святыни псам, но святость - это скорее то, что мы ищем, а не то, чем владеем". "Да, - говорит Господь, - но вам нужно только попросить, и вы будете иметь. Вы не имеете, потому что не просите. Вам нужно только начать искать, и вы обязательно найдете, ибо святыни, как и редкий жемчуг, обнаружатся, если вы будете искать их. Вам нужно только постучать, и тайны духа откроются вам, даже глубочайшая истина Божия". Каждым из этих призывов Господь призывает нас молиться. Возлюбленные, преуспеем же в нашем молении, ибо неудача в молитве подорвет основу нашего мира и ослабит силу нашего упования. Ибо если мы преуспеем в молитве Богу, мы окрепнем в Господе и будем счастливы в Его любви, став благословением для всех окружающих нас. Должен ли я расхваливать очистилище вам, которые стоят перед ним в ожидании? Воистину, молитва должна стать для вас такой радостью, такой необходимостью вашего естества, такой неотъемлемой частью вашей жизни, что мне едва ли нужно настаивать на ней как на вашей обязанности или же приглашать вас к ней как к вашей привилегии. И все-таки я делаю это, потому что Сам Учитель делает это Своим тройственным призывом. Веревку, свитую из трех нитей, нелегко разорвать - пусть же слова мои будут серьезно восприняты вами. Позвольте мне настоятельно убедить вас в необходимости многократно повторяемой, постоянно усиливающейся молитвы: просите! ищите! стучите! Не переставайте просить, пока не получите; не переставайте искать, пока не найдете; не переставайте стучать, пока вам не отворят дверь. Эти три призыва явно заключают в себе некую градацию. Это - одна и та же мысль, выраженная в разной форме, все более усиливающаяся. Просите - это значит в тишине души вашей поведайте Богу о ваших нуждах, смиренно прося Его исполнить ваши чаяния. Это хорошая и благоугодная форма молитвы. Однако, если вам кажется, что просьба ваша не увенчалась успехом, это означает, что Господь понуждает вас к более концентрированной и более активной форме прошения. Пусть поэтому чаяния ваши призовут себе на помощь ваши знания, вашу мысль, разумение, глубокое раздумье и практическое действие, и научат вас искать чаемого, как люди ищут спрятанные сокровища. Эти блага находятся в сокровищнице, доступной для пылких и горячих умов. Как же до них добраться? Добавьте к вашим просьбам изучение обетовании Божиих, прилежное слушание Его Слова, благоговейное размышление о пути спасения и все благодатное, что может помочь вам получить благословение. Поднимитесь от просьб ваших к поиску. И если после всего этого вам покажется, что вы так и не обрели чаемого, тогда стучите и таким образом переходите к более тесному и изматывающему действию. Используйте не только голос, но - всю вашу душу. Исполнитесь набожности и благочестия, дабы сподобиться милости свыше. Каждым усилием вашим стремитесь обрести то, чего вы так добиваетесь. Ибо помните: дела ваши и есть ваша молитва; ваша жизнь в Боге - это одна из возвышенных форм поиска, а мобилизация всего вашего ума есть ваше стучание. Исполняющим Его заповеди Бог часто дает то, в чем отказывает, живущим небрежно и неосмотрительно. Вспомните слова, сказанные господом Иисусом: "Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам". Святость, непорочность существенны для силы молитвы: жизнь ваша должна стучать, в то время как уста ваши просят, а сердце ищет.

Поясню теперь свою мысль по-другому: просите так, как нищий просит милостыню. Говорят, что попрошайничество - плохое ремесло, но если вы усердно и непрестанно просите у Бога, то никакое другое ремесло не окажется таким же прибыльным. Просьбами человек обретает больше, чем трудом, лишенным молитвы. И хотя я не удерживаю вас от труда, все же я в высшей степени рекомендую вам молиться. Ничто под этим небом не приносит такого дохода, как сильная убедительная молитва. Кто располагает силой молитвы, тот располагает всем. Просите так, как бедный нищий просит, когда он голоден. Затем ищите как купец, который охотится за хорошими жемчужинами, обыскивая все вокруг, готовый отдать все, что имеет, чтобы обрести бесценное сокровище. Ищите как раб, который заботливо блюдет интересы своего хозяина, прилагая для этого все усилия. Ищите со всем вашим старанием, прилагая к страстности нищего осторожную бдительность ювелира, ищущего драгоценный камень. И завершите все это стуком в дверь милосердия - подобно тому, как заблудившийся путник, застигнутый холодной ненастной ночью, в которой не видно ни зги, стучится, ища приюта, чтобы не погибнуть в бурю. Когда вы достигнете врат, ведущих к спасению, просите, чтобы великой любовью Божией вам было позволено войти в них. После этого хорошо рассмотрите, каким образом вы войдете; ищите, как вам войти. И если дверь все еще кажется запертой от вас, тогда сильно и настоятельно стучите в нее и продолжайте стучать, пока вы надежно не обоснуетесь внутри обители любви.

Еще раз: просите о том, что вам нужно, ищите то, что вы потеряли, стучите, чтобы попасть туда, откуда вы исторгнуты. Возможно, именно эта фраза подчеркивает все смысловые оттенки (нашего стиха - Примечание переводчика), представляя при этом их различия. Просите обо всем, в чем вы только нуждаетесь - искренне просящий об истинном и добром всегда получает это. Ищите то, что вы потеряли: то, что потерял в вас Адам своим грехопадением; то, что потеряли вы сами своей нерадивостью, своим отступничеством, своим небрежением к молитве; ищите, пока не найдете благодать, в которой вы нуждаетесь. Затем стучите. Если вам кажется, что вы находитесь вне утешения, знания, надежды, Бога, неба, тогда стучите, ибо Господь отворит вам. Вы нуждаетесь здесь во вмешательстве Самого Господа. Можно просить и обрести, искать и найти, но нельзя стучать и самому отворить - Господь Сам должен отворить вам дверь, или же вы не войдете никогда. Бог готов открыть дверь. Помните - здесь нет херувима с огненным мечом, охраняющего эти врата, но наоборот, Сам Господь Иисус отворяет их, и никто не затворит. Но теперь я должен поставить на этом точку, потому что хочу поговорить с теми, кто еще не получил спасение.

В прошлое воскресенье, когда мы слушали проповедь о славе, перед нами был конец нашего страннического пути. Это было весьма и весьма блаженное время, ибо в мыслях наших мы достигли окраин Небесного Града и познали вкус вечной славы. Сегодня же мы начнем с самого начала и войдем в те врата, которые открывают нам путь на небеса. М-р Баньен пишет в своем "Путешествии пилигрима": "Надпись над вратами гласила: "Стучите, и отворят вам". Его изобретательная аллегория всегда правдива и поучительна, также как и восхитительно-прелестна. Я решил, что это его выражение должно стать темой моей проповеди. Если вышеприведенные слова достойны того, чтобы быть написанными над вратами, с которых начинается путь, ведущий в жизнь вечную, то они должны стать объектом особого внимания для тех, кто еще не начал свой путь к славе, но близок к этому. Пусть же Бог Дух Святой пробудит и наставит их, пока еще слышны слова Господа, говорящего к нам из Своего дворца: "Стучите, и отворят вам".

1. Прежде всего, дорогой друг, кто бы ты ни был, если ты желаешь войти в жизнь вечную, я хотел бы объяснить тебе смысл надписи над вратами. Во-первых, ТЕБЕ МОЖЕТ ПОКАЗАТЬСЯ, ЧТО ДВЕРЬ МИЛОСЕРДИЯ ДЛЯ ТЕБЯ ЗАКРЫТА. Сам стих подразумевает это: "Стучите, и отворят вам". Если бы в твоем сознании дверь представлялась тебе широко раскрытой, то не было бы необходимости стучать в нее. Но если в твоем понимании она для тебя заперта, то это значит, ты должен искать, как тебе надлежащим образом войти в эту дверь: ты должен стучать.

В значительной степени представление о том, что дверь заперта, есть результат наших собственных страхов. Вы считаете, что она заперта, потому что чувствуете, что так должно быть. Вы чувствуете, что, если бы Бог поступал с вами так, как вы поступали с вашими ближними, то дверь Его благости должна бы быть заперта для вас, законопреступников, раз и навсегда. Вы помните, насколько вы греховны, как часто вы слышали Божественный призыв и не отвечали на него, и как продолжали творить зло за злом, и потому вы опасаетесь, что Хозяин дома уже поднялся и запер дверь, опасаетесь, пока не обнаружите подобно упрямцам во дни Ноя, что дверь в ковчег действительно заперта, а вы оставлены погибать во всеобщем разрушении. Грех лежит у двери и не дает открыть ее. Ваши обезнадеживающие чувства, ваше уныние запирают от вас благодатные врата в акте вашего самоосуждения. Хотя на самом деле это не так. Врата эти не заперты и не закрыты на засовы, как вам думается. Хотя в некотором смысле о них можно говорить как о запертых, все же в другом смысле они не заперты никогда. Как бы там ни было, они открываются очень свободно. Их петли не заржавели, на них нет засовов. Господь рад открыть их каждому, кто постучится. Эти врата больше заперты в нашем воображении, чем на самом деле, ибо грех, который не дает им открыться, будет уничтожен, как только верующий грешник осознает и захочет этого. Если бы у вас было достаточно веры, вы вошли бы в эти врата прямо сейчас, в этот же миг, а войдя в них, вы никогда не оказались бы снова выставленными вон, ибо сказано: "Приходящего ко Мне не изгоню вон". Если бы со святой отвагой вы смогли бы достать себе пропуск или разрешение на вход, вас никто никогда не обвинил бы в этом. Страх и стыд стоят на пути грешника, отталкивая его назад, и блажен тот, кого безнадежность и отчаяние заставляют быть смелым.

Одно мы должны помнить, когда боимся, что дверь для нас заперта, а именно: что она заперта не так прочно, как двери наших сердец. Вы все знаете известную картину "Свет миру". Мне кажется, это одна из самых прекрасных проповедей, которую когда-либо видел глаз. Присноблаженный стоит и стучится в дверь души, но петли ее заржавели, а сама дверь прочно закрыта на засовы, и дикие волчцы вместе со всякого рода ползучими растениями густо покрывают ее, доказывая, что дверь долгое время не открывали. Вы знаете, что все это значит: как упорствование в грехе делает для вас все более трудным ваш отзыв на стук Христа, и как ваши пагубные привычки, вползающие одна за одной, удерживают вашу душу так крепко, что она не в состоянии ответить на священный стук. Иисус стучится в сердца многих из вас с тех пор, как вы были еще детьми. И Он все еще продолжает стучать. Я слышу Его благословенную руку прямо сейчас. Слышите ли ее вы? Неужели вы не откроете Ему? Он так долго стучал и еще стучит. Я уверен, вы не стучали в дверь милосердия столько времени, сколько воплощенное Милосердие прождало у ваших дверей. И вы знаете, что это так. Но тогда как вы можете жаловаться, если на молитвы ваши, как вам кажется, не последует скорый ответ? Наоборот, вы должны чувствовать священный стыд за то, что так плохо обошлись с вашим Господом. Теперь вы начинаете понимать, что значит "ждать", что значит "утомиться от долгого стука", что значит вскричать: "голова моя мокра от росы, а волосы от ночного тумана". Это побудит вас раскаяться в вашем плохом поведении, а также заставит вас полюбить сильнее Того кроткого Возлюбленного души вашей, Который выказал такое долготерпение к вам. Для вас не будет потерей то, что дверь некоторое время была заперта, если вы все же обретете кающееся сердце и чуткий отзывчивый дух.

Однако позвольте предостеречь вас: дверь может оказаться закрытой и запертой вашим собственным неверием. Верующий же войдет Христом; кто войдет этой дверью, тот спасется, и войдет и выйдет, и пажить найдет. Так говорит наш Господь в гл. 10 Евангелия от Иоанна.

"Верующий в Него имеет жизнь вечную" - и это неоспоримо; но с другой стороны мы читаем: "Так что они не смогли войти по неверию их". Сорок лет колена Израилевы были в пустыне, идя в Ханаан, но так никогда и не вошли в Землю обетованную из-за своего неверия. А что если и некоторым из вас предстоит сорок лет ожидания благодати? Вы будете приходить и уходить, приходить и уходить, слушать проповеди, наблюдать, как совершаются таинства, вместе с верующими принимать участие в богослужении. Что если и по истечении этих сорока лет вы так никогда и не войдете из-за неверия вашего? Люди, говорю вам: если бы каждый из вас прожил столько, сколько Мафусал, то все равно не смог бы войти, пока не уверовал бы во Христа Иисуса. В тот миг, когда вы уверовали в Него всем вашим сердцем и всей душой, вы уже переступили благословенную дверь дома вашего Отца, но однако, сколько бы долгих лет вам ни пришлось просить, искать и стучаться, вы никогда не войдете, пока к вам не придет вера, ибо неверие держит дверь на цепи, и вам нет входа, если оно владычествует над вашим духом.

Вы, однако, недовольны, что вам придется стучать? Это -установление Всевышнего. Говорю ли я сейчас с теми, ко пребывает в горячей и непрестанной молитве уже несколько месяцев? Могу вам посочувствовать, потому что так было и со мной, но только не месяцы, а даже годы. Сидя во мраке своего ума, окутанный ложными представлениями о Господе, я не находил мира, когда в первый раз начал просить о нем, хотя я искал со всей серьезностью, посещая церковь так часто, как только мог, и ежедневно читая Библию со жгучим желанием познать путь истинный. Я обрел мир, войдя в него, только после того, как долгое время упорно и сильно стучался. Прислушайтесь же поэтому к тому, кто знает ваши проблемы и трудности, и услышьте от меня голос разума. Вправе ли мы ожидать, что сможем войти в славный дом милости без стука в его дверь? Разве так обстоит дело с нашими собственными домами? Может ли каждый незнакомец беззаботно войти к нам? Не есть ли это Божий путь в мире - даровать великие благословения, но всегда вынуждать людей стучаться ради их обретения? Мы хотим от земли хлеба, но крестьянин должен постучаться в ее дверь плугом и всеми его сельскохозяйственными орудиями, пока Бог не сподобит его урожаем. Можно ли в этом мире добиться хоть чего-нибудь без труда? Сколько веков пословице: "без труда не вытащишь и рыбку из пруда" ? А в отношении небесного не должны ли мы ожидать, что по крайней мере эти великие благодати должны быть в буквальном смысле вымолены нами со всем пылом и горячностью, прежде чем они смогут быть дарованы нам? Не есть ли это обычное правило Бога - заставить нас молиться, прежде чем он дарует нам благословение? Да и как могло бы быть иначе? Как смог бы грешник получить спасение без молитвы? Душа без молитвы - это обязательно душа без Христа. Молитвенное чувство, привычка к молитве, молитвенный дух - все это неотъемлемые части спасения. Пока о человеке нельзя будет сказать: "Он сейчас молится", как можно быть уверенным, что он действительно приблизился к своему Богу, примирившись с Ним? Блудный сын вернулся домой не бессловесным, переступил порог отчего дома не в угрюмом молчании. Нет, но как только увидел отца своего, вскричал: "Отче! Я согрешил против неба!" Должны быть слова, обращенные к Богу, ибо Бог не дарует спасение в безмолвии. Кроме того, то, что мы вынуждены стучаться в дверь милосердия, есть само по себе великое благословение для нас самих. Это поистине школа для нас - когда наши молитвы к Богу некоторое время остаются без ответа. Их исступленность и жар возрастают, ибо голод наш увеличивается по мере того, как мы ждем. Если бы мы сразу, после первой же молитвы получили желаемое благословение, оно показалось бы нам слишком дешевым, но когда мы вынуждены взывать и молиться долгое время, мы приходим к лучшему пониманию той милости, которую ищем. Также и большая часть наших собственных недостатков и недостоинств яснее воспринимается именно здесь, по эту сторону врат милосердия, когда мы на грани обморока от страха, и таким образом мольбы наши делаются более страстными и горячими. В то время как сначала мы только просили, теперь мы начинаем искать, и к нашим молитвам и просьбам добавляются наши рыдания и слезы, наше сокрушенное сердце. Так, нашим уничижением и пробуждением мы обретаем благо посредством нашего страдания, несмотря на то, что некоторое время врата для нас были заперты и мы находились вне их. Кроме того, мы обогащаем наш собственный опыт и увеличиваем наши шансы на успех в будущем. Я уверен, что никогда не научился бы утешать взыскующих Бога, которые переносят сильное страдание, если бы мне самому не пришлось долгое время прождать на холоде. Я всегда чувствую благодарность в отношении страданий, которые я перенес, за то, что они дали мне впоследствии. Многие, чей опыт описан в книгах, бесценных для библиотеки христианина, никогда не смогли бы написать их, если бы им самим не довелось провести какое-то время в голоде и жажде, в полноте душевных мук, прежде чем Господь явился им. Давид, этот благословенный человек, который всегда воспринимается как "не кто-нибудь иль кто-то из людей, но - весь наш род, все мы в одном лице" - история всех, выраженная в одном, - посмотрите, каким он изображает себя: как бы вязнущим в тинистом болоте! Все ниже и ниже опускался он, пока не воззвал из глубины, и тогда наконец он был извлечен из страшного рва и ноги его были поставлены на камень, дабы он мог рассказать другим о том, что Господь соделал для него. Сердца ваши должны стать больше, друзья мои. Расширяя разумение ваше, Господь готовит вас к тому, чтобы вы могли стать более достойными христианами. Лопата страданий роет в вашей душе канавы, чтобы удержать в них воду жизни. Вдумайтесь: если корабли ваших молитв возвращаются домой не скоро, то это потому, что они слишком тяжело нагружены благословениями. Молитва, которая долго оставалась без ответа, становится тем более сладостней, когда ответ наконец получен - как плод на дереве, который чем дольше висит, тем лучше созревает. И если вы стучитесь с тяжелым сердцем, то вы еще обязательно воспоете ликующим духом. Не унывайте поэтому и не отчаивайтесь от того, что некоторое время стоите перед запертой дверью.

2. Во-вторых, ДВЕРЬ ПРЕДПОЛАГАЕТ ЕЕ ОТКРЫТИЕ. Ибо зачем дверь, если она все время заперта и никогда не открывается? Стена могла бы обойтись без проема. В некоторых домах и общественных зданиях мне приходилось видеть ложные двери, в которые невозможно войти, сделанные исключительно с декоративной целью, но в доме Господнем нет ничего ложного. Все двери в Его доме открываются и служат для входа, так же как и Его святое Евангелие, предназначенное для того, чтобы мы вошли Им в жизнь и мир. Было бы бесполезно стучать в стену, но можно с пользой стучаться в дверь, ибо она сделана для того, чтобы ее открывали. И если вы продолжаете стучать в нее, вы обязательно войдете, потому что Евангелие - это Благая весть для всех. А разве было бы оно Благой вестью, если бы кто-то обратился ко Христу, прося у Него милости, и получил бы отказ? Боюсь, что Евангелие, проповедуемое некоторыми богословами, воспринимается пробужденными душами скорее как плохая; а не Благая весть, ибо оно требует такой степени прочувствованности, такого уровня подготовленности от грешника, что нисколько не воодушевляет его, не оставляя при этом никакой надежды. Но будьте же уверены, что Господь хочет спасти каждого, кто хочет спастись способом, определенным Им Самим. Один из наших дорогих братьев прекрасно сказал, молясь в понедельник вечером: "О Господи, Ты совершенно удовлетворен Господом Иисусом, Ты принимаешь Его. И если мы принимаем Иисуса Христа, Ты принимаешь нас!" Это - Евангелие, выраженное в нескольких словах. Бог. удовлетворен Христом; и если вы удовлетворены Христом, то Бог удовлетворен вами. Это Радостная весть для каждой души, готовой поверить в искупление, совершенное Господом Иисусом, и желающей облечься в праведность, уготованную Им для нее.

Дорогие друзья, это Евангелие следует понимать как предназначенное для грешников, или иначе его просто бы не существовало. Скажите же только одно: "Я - такой грешник!" Только это. И вы - тот, к кому обращена милосердная весть. Совершенные не нуждаются в Евангелии, безгрешным не нужно прощение. Жертва не требуется там, где нет вины, а искупление - там, где нет преступления. Врач нужен не здоровым, но больным. Дверь надежды, приготовленная Богом, призвана быть вратами, ведущими в жизнь, и она приготовлена для грешников, ибо если дверь эта не будет открыта для грешников, она вообще никогда не будет открыта. Ибо все мы согрешили и поэтому не имеем права войти, пока благодать Божия не удостоит нас, виновных, сделать это.

Я уверен, что эта дверь откроется тем, кому с собой нечего взять. Если у вас нет добрых дел, нет достоинств, нет добрых чувств, нет ничего, что говорило бы в вашу пользу, не отчаивайтесь, потому что именно таким, как вы, Иисус Христос наиболее дорог и, следовательно, доступен, а Ему нравится отдавать Себя тем, кто ценит Его больше всего. Человек никогда не примет Христа, пока живет в собственном достатке, но тот, кто сознательно наг, нищ и жалок, тот воистину Христов, ибо куплен дорогой ценою. Искупленного можно узнать по тому, что он осознает свое рабство, и знает, что должен оставаться в нем, пока искупительная жертва Христова не принесет ему освобождение.

Дорогие друзья, эта дверь надежды откроется вам, даже если вы невежественны, немощны и совершенно не отвечаете никаким высоким условиям. Если сказано: "Стучите, и отворят вам", то это означает, что способ получения благодати прост и доступен обычному человеку. Если мне нужно войти в дверь, которая хорошо заперта, я должен воспользоваться соответствующим инструментом и навыком. Сознаюсь, что я не владею этим искусством, и вам нужно найти того, кто разбирается во всех этих фомках, отмычках и других приспособлениях взломщика. Но если только мне сказано стучать, то пусть я глупец и не знаю, как открыть дверь, стучаться я все же умею. Любой необразованный человек в состоянии постучать в дверь, если это все, что от него требуется. Есть ли среди вас такие, кто не умеют подобрать слова для молитвы? Ничего страшного, друзья, - чтобы стучать в дверь, не обязательно быть оратором. Возможно, кто-то из вас скажет: "Я - не ученый". Ничего страшного - вы можете стучать, даже если вы не философ. Немой может стучать в дверь. Слепой может стучать. Человек с парализованной рукой может стучать. Даже тот, кто абсолютно ничего не знает об этом и ничего не смыслит, все-таки в состоянии поднять молоточек и отпустить его, чтобы он ударил (в Англии XIX века в качестве дверного звонка использовали механическое ударное устройство: молоточек, ударяющий по шляпке специального дверного гвоздя - П. п.). Способ, которым открываются врата на небо, замечательно упрощен для тех, кто достаточно смирен, чтобы отдаться водительству Духа Святого, и просить, искать и стучать с верой. Бог не замыслил спасение, которое может быть понято только учеными, не приготовил Евангелие, для изложения которого потребовалось бы полдюжины томов, - нет, оно предназначено для невежественных, для простаков, для умирающих, так же как и для всех остальных, и следовательно оно должно быть простым как стучание -в дверь. И таким оно и является. Веруйте и живите. Ищите Бога всем сердцем и душой вашей, всей силой вашей, ищите в Иисусе Христе, и дверь Его милости обязательно откроется вам. Врата благодати служат для пропуска неученых и несведущих людей, с тех пор как они открываются на стук.

Я уверен, что эта дверь откроется вам, ибо она уже открылась столь многим до вас. Она открылась сотням из тех, кто сегодня присутствует здесь. Не могли бы вы, братья и сестры, подняться и рассказать, как Господь открыл вам врата Своего спасения? За несколько последних недель эта дверь открылась многим из сидящих здесь. И мы видели тех, кто рассказывал, как Господу было угодно даровать им право войти в Его милость, хотя до этого они и боялись, что дверь заперта, и были готовы в отчаянии пасть духом. Так что, если дверь так часто открывалась другим, то почему бы ей не повернуть свои петли для вас? Только постучите с верой в милость Божию, и скоро она уступит вашей настойчивости.

Дверь благодати открывается ради славы Божией, и это одна из причин, почему мы уверены, что так и будет. Мы не можем ожидать, что Бог сделает что-нибудь умаляющее Его собственное достоинство, но мы с полным правом ожидаем от Него действий, прославляющих Его священные качества. Если Он отворит такому не заслуживающему этого, как вы, то этим Он значительно прославит Свою милость, Свое терпение, Свою любовь, благодать, благость, благосклонность - поэтому стучите. Стучите, ибо Бог благоволит давать. Стучите, ибо дверь каждым поворотом своих петель раскрывает величие Божие. Стучите со святой уверенностью, сейчас, ибо "отворят вам". Это дверь, которая кажется запертой, но так как это дверь, то она должна быть в состоянии открыться.

3. В-третьих, стучите, потому что для этого ПРЕДУСМОТРЕН МОЛОТОЧЕК. Если в помещение можно войти, молоточек обычно устанавливается на двери; если - нет, то делается надпись "ВХОД ВОСПРЕЩЕН". До того как звонок стал обычным явлением, привычка стучать в дверь была повсеместной и многим нравилось слушать, как дверь отзывается на их удары. Дверной молоточек как правило ударял по шляпке дверного гвоздя, и удары эти были настолько сильными, что считались убийственными. Отсюда возникла печальная поговорка: "мертвый как дверной гвоздь". Косвенно она указывает на того, кто стучится в дверь искренне и самозабвенно - так, как я хотел бы, чтобы стучались вы. Стучите в райские врата так же горячо и серьезно, как в давние времена люди стучали в дверь. Лично к вам, в вашу собственную дверь еще наверное никто не стучал так, чтобы стук был слышен во всем доме? Некоторые из наших друзей довольно энергичны и жизнерадостны. Обратите внимание, как они извещают вас о своем приходе. Бывает, что знатный гость так нежно ударит в дверь, что его просто не слышат, и ему приходится ждать, но эти - говорю вам! - никогда не сделают такой ошибки. Свои стуком они напугают всех так, что вы рады впустить их, только бы они не прогромыхали еще раз. Именно так я и призываю вас молиться - честно, прямо и откровенно. И не останавливаясь, пока вам не ответят.

Как я уже сказал, Господь предусмотрел молоточек. Что он собой представляет? Прежде всего его можно увидеть в обетованиях Божиих. Мы уверены в стопроцентном успехе, если молим об обещанном. Хорошо и уместно сказать Богу: "Сделай так, как Ты сказал". Какая сила заключена в словах Бога, обращенных к миру, в Его клятве, Его завете и обетовании! Если один человек дает другому долговую расписку, то последний ожидает получить сумму, указанную в ней, в определяемый ею срок. Обетования и законы Божий неизменны, и Он вовремя и надлежащим образом исполнит их. Никогда еще не было, чтобы Он нарушил закон, не оплатил Свой вексель, и никогда не будет этого. Если только вы отыщете обетование, применимое к вашему случаю, развернете его с верой перед Господом и скажете: "Вспомни тот день, когда Ты дал слово рабу Твоему, которое вселило в меня надежду!", то вы обязательно получите благословение. Просьба об обещанном создает такой стук в райские врата, что они непременно откроются.

Но лучший молоточек - это имя Господа Иисуса Христа. Если бы кто-то обратился к вам от имени вашего горячо любимого сына, который-в настоящее время далеко от вас, если бы он представил вам надлежащим образом составленную доверенность и показал письмо сына, в котором написано: "Отец, того, кто покажет тебе это письмо, прими, пожалуйста, хорошо, прошу тебя", вы обязательно оказали бы ему самый теплый прием. И если бы во имя вашего сына этот человек был уполномочен получить от вас сумму, обещанную вами вашему сыну, то неужели вы не отдали бы ему деньги? Поэтому, когда мы обращаемся к Богу и взываем к имени Христа, этот означает, что мы взываем к силе Христа; что мы просим Бога как бы от имени Христа; что Он даст нам то же, что дал бы Христу. Это нечто большее, чем просить ради Христа. Я полагаю, что вначале апостолы взывали к Богу именно ради Христа, но Иисус говорит им: "До сих пор вы ничего не просили во имя Мое". Это высшая ступень молитвы, и когда мы обращаемся к Отцу во имя Христа, мы славным образом достигаем успеха. На одном из собраний Первоначальной Методистской Церкви один из ее членов пытался молиться, но что-то не получилось, и скоро из угла помещения, где он был, раздался его голос: "Взывайте к Крови, братья! Взывайте к Крови!" Я не очень люблю подобные заминки, но в данном случае она была достойна похвалы, ибо задала верный тон для молитвы и указала молящимся верное направление. Взывайте к драгоценной Крови Иисуса Христа, и стук ваш непременно будет услышан.

"Увы, - скажет кто-то, - я вижу молоточек, ибо знаю некоторые обетования Божий, так же как и Самого нашего Господа, но как я должен стучать?" Рукой веры. Верьте, что Бог исполнит обещанное; попросите Его, чтобы Он сделал это, и таким образом стучите. Верьте в достоинство Иисуса, Чье имя вы призываете, и так и стучитесь в полном уповании, что Бог прославит имя Своего дорогого Сына. "Увы! Рука моя так слаба!" - скажете вы. Тогда вспомните, что Дух Святой помогает нам в немощах наших. Попросите, чтобы Он положил Свою руку на вашу, и так вы сможете стучать с превозмогаюшим все неистовством. Умоляю вас стучать изо всех ваших сил и стучать часто. Если вы еще не во Христе, мои дорогие слушатели, не давайте ни сна глазам вашим, ни отдыха векам вашим, пока не обретете Его. Если вы хоть раз молились, идите и молитесь еще. Если вы молились десять тысяч раз, все равно продолжайте молиться. Стучитесь со всей вашей энергией, со всей силой вашего духа. Просите, как просят о спасении жизни. Стучитесь в дверь, как стучится человек, на которого собирается напасть волк. Стучитесь, как стучался бы тот, кому грозит смерть от холода. Вложите в ваш стук всю вашу душу. Просите Господа: "Умоляю Тебя, помилуй меня и помилуй сейчас! Я слаб и умру, если Ты не явишь мне любовь Твою и не возьмешь меня в дом Твой и в сердце Твое, чтобы я стал Твоим вовеки!" "Стучите, и отворят вам". Молоточек - на месте.

4. Далее, всем вам, которые стучат в дверь, ДАНО ОБЕТОВАНИЕ. Это нечто большее, чем дверь, которая перед вами, или молоточек на ней. Обетование написано простыми словами прямо над дверью. Прочтите же его. Быть может, вы ослабли и утомились - прочтите обетование и вы снова окрепнете.

"Стучите, и отворят вам". Обратите внимание, как ясна и недвусмысленна эта надпись со своим славным "отворят", горящим подобно светильнику, расположенному в самом ее центре. В письмах любви заголовок как бы излучает свет на фоне всей тьмы, которая вас окружает, так же и эти слова: "отворят вам". Когда вы стучите в дверь добрейшего из людей, вы не видите на ней подобного обещания, и тем не менее вы стучите, и стучите с уверенностью. Во сколько же раз большей должна быть ваша уверенность и смелость, если вы приступаете к вратам благодати, над которыми выразительно обозначено: "отворятвам"!

Помните, что это обетование дано по великодушию, безвозмездно, оно воистину есть дар. Вы никогда не просили Господа ни о чем подобном, его исторгла сама благость. Вы не приступали к Иисусу и не взывали об обещании, чтобы вы всегда были услышаны в ваших молитвах. О, более того - вы даже не молились. Возможно, вы прожили на этом свете уже сорок лет и никогда не знали, что такое подлинная настоящая молитва. Но Господь Сам, из Своего сердца, переполненного великодушной любовью, сотворил для вас это обетование: "Стучите, и отворят вам". Так что же вы сомневаетесь? Вы думаете, Он не сдержит свое слово? Бог, Который не может лгать, Которого ничто не заставляло давать какие бы то ни было обеты и обещания, исключительно по великодушию и величию Своей божественной природы, которая есть любовь, говорит бедному грешнику: "Стучите, и отворят вам". О, будьте же уверены, Он исполнит сказанное. Небо и земля прейдут, но слова Его не прейдут; и ни вам, ни любому другому грешнику, который постучит в дверь, не будет отказано во входе.

Эта надпись многим придавала силы для стука в дверь. Когда они были готовы совершенно пасть духом и отказаться от всяких дальнейших поисков, они снова прочитывали эти ободряющие слова "Стучите, и отворят вам", и это воодушевляло их, и они возобновляли свой стук. Вы ведь не думаете, что Бог хочет помучить нас, сделать из нас глупцов; что Он желает вселить надежду в бедных грешников только для того, чтобы потом разочаровать их? Что Своим обещанием Он заставит вас стучаться в Его дверь, а потом насмеется над вами? Сказал ли милосердный Бог хоть раз: "Я звал, и вы приходили; Я протягивал к вам руки, и вы приближались ко Мне. И все же Я хочу посмеяться над вашими бедами и высмею все ваши страхи" ? Даже плохой человек едва ли скажет такое. Слова эти более уместны для сатаны, а не для Бога. Никогда не миритесь с мыслью, что всеблагий Бог может так обойтись с тем, кто ищет Его. И если она оказалась в вашем мозгу, выбросьте ее вон, говоря: "Тот, Кто научил меня молитве, обязался при этом и отвечать на нее. Он не пригласил меня, чтобы я стучался к Нему впустую! Поэтому я постучу еще, только на это раз сильнее обычного, доверяя Его словам и Его правдивости". О, если бы вы никогда не переставали стучать, пока дверь спасения не откроется перед вами! Обетование Господа - это Его благодатный дар. Мы стучимся к Нему, уповая на силу этого обетования, и потому уверены - Господь не отринет Своих верных рабов.

Милость заключается в том, что это обетование адресовано всякому стучащему в дверь - "Стучите, и отворят вам". Господь никому из вас, дорогие слушатели, не отказывает в праве на молитву. Он не говорит, что чьи-то просьбы останутся без ответа. Каждый из вас может постучать и каждый их вас может надеяться, что дверь перед ним будет открыта. Я знаю благословенное учение о предизбрании, и оно есть источник постоянной радости для меня, но оно есть тайна Божия, ибо правило нашей проповеднической деятельности: "проповедайте Евангелие всей твари". Поэтому я хочу сказать каждому присутствующему здесь: "Стучите, и отворят вам". Господь знает, кто постучит к Нему, потому что Господь знает своих. Но стучитесь же, друзья мои, стучите сейчас, и вы скоро увидите, что вы из тех, кто избран Богом. Вспомните историю о Малахии-Корнишинуанце. Один из его друзей-методистов, собиравшийся дать ему деньги, вдруг сказал, улыбаясь: "Малахия, я не думаю, что дам тебе эти деньги, потому что не знаю, предопределено ли тебе их иметь. Скажи же, предопределено тебе это или нет?" Малахия ответил: "Положи деньги в мою руку, и я скажу". Как только сумма оказалась у него в руке, он узнал, что ему было предопределено ее иметь. Но он не мог знать это до того, как получил деньги. Так и тайна изволения Господня раскрывается нашей вере, когда она обретает Христа, но не ранее. Стучите сейчас же. Если вам предопределено войти, я знаю, вы постучите и будете стучать, пока вас не впустят, ибо сказано - и без всяких исключений: "Стучите, и отворят вам". Самим Господом установлено, чтобы стучащему отворили.

Да будет благословен Господь! Слова Его, ставшие темой моей сегодняшней проповеди, сияют как бы лучами звезд и продолжают сиять с рассвета нашей жизни до ее заката. Пока человек жив, если он постучит во врата Божий, они отворятся ему. Возможно, вы долгое время были бунтовщиком, возможно, нагромоздили за собой целую гору грехов, которые, как вам кажется, лишили вас всякой надежды, но всего лишь постучите в Христа, в дверь, которая обязательно откроется. Даже если вы умираете, врата милосердия отворятся на стук вашей слабеющей руки. Но не откладывайте день, в который вы намереваетесь постучать, даже зная о долготерпении и милости Божиих. Стучите сегодня же. Стучите сейчас, сидя в этом зале. И если вам не ответили сразу, пойдите домой и там втайне воззовите к Господу: "Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня! Я погибну, если Ты не найдешь меня; погибну, если не найду моего Спасителя и Господа! Я не играю в молитву, вся моя душа молит Тебя! Я должен обрести Христа, или же я - ничтожный прах, и это все, что я есмь! Я полностью вручаю себя Ему и уповаю на Его искупительную жертву! О, яви мне Себя, милующий Боже!" Я лично поручусь за Бога, как Его заложник, что вам ответят. Я искал Господа, и Он услышал меня, и с тех пор я не сомневаюсь ни об одной живой душе: если только она так же взыщет Господа через Иисуса Христа, она обязательно спасется. Вам нужно только попытаться, и Господь да осенит вас своим благословенным Духом.

5. Заканчивая, остановлюсь еще на одном. Когда дверь откроется, ОНА СЛАВНЫМ ОБРАЗОМ БУДЕТ ОТКРЫТА ДЛЯ ВАС. "Стучите, и отворят вам". Что же будет дальше? Вы сразу же войдете в нее. Если вы стучали искренне, то, как только вы увидите в Христе вашего Спасителя, вы тут же примете Его как вашего Спасителя. Войдите же в Христа верой вашей. Вот, Он отворяет вам дверь - и никто не затворит. Не медлите и входите сразу. До сих пор вы думали, что путь ваш будет усеян многими трудностями и препятствиями, но в действительности это не так. Веруйте и живите. Когда вы увидите, что в ответ на ваш стук дверь начнет открываться, поднимайтесь и не медлите.

Помните, что открытие этой двери дарует вам не только вход, но и обеспечит вашу полную безопасность. Вошедший в Христа однажды спасен навсегда. Только войдите через эти врата, окропленные Кровью, только упокойтесь в доме Доброго Возлюбленного, и вы никогда и нигде больше не заблудитесь. Жизнь, которой Он одарит вас, есть жизнь вечная, поэтому вы не умрете. Ангел смерти, когда бы он ни прилетел, пролетит мимо вас. Только уверуйте - и вы спасены. Только доверьтесь Христу всем сердцем вашим, и душой, и силой - и спасение придет в ваш дом, а вы придете в дом спасения.

Но после этого вы обретете еще одно благословение, потому что будете усыновлены. Раз войдя, вы будете жить во дворце благодати не как посторонний или гость, но - как ребенок живет в доме своих родителей. Вы будете сидеть за Отцовским столом, и есть и пить как сын, как наследник, как сонаследник со Христом. Свобода, изобилие и радость великого дома любви будут вашими. По правую руку Бога собраны нескончаемые удовольствия, и они будут вашим наследством. И более того, когда вы только войдете в дом любви, вы получите доступ в его внутренние комнаты. Даже коридор дома Божиего есть место, где царят покой и безопасность, но после него Хозяин дома введет вас в другие комнаты, покажет Свои сокровища, откроет для вас Свои кладовые, так что вы будете переходить от одной благодати к другой, от познания к познанию, от славы к славе, которые будут непрестанно возрастать. Все это можно понять только на собственном опыте, а опыт можно обрести, только стучась в дверь.

Хочу сказать еще вот что. Некоторые думают, что если они начали молиться и молиться серьезно, то этого достаточно. Нет, молитва - не цель, она только средство. Стук в дверь не есть предел: вы должны еще войти внутрь. Я рад, если кто-то из вас ищет, рад, если кто-то из вас стучит, но если я слышу от вас: "Я полностью удовлетворен тем, что стою у двери и стучу в нее", я опечален, ибо вы глупы в высшей степени, удовлетворяясь средством, как если бы оно было целью. Вы должны войти в дверь, иначе ваш стук в нее будет пустым занятием. Придя в гости к другу, неужели вы удовлетворитесь тем, что простоите час или два у его двери, стучась в нее? Или скажете: "Я удобно усядусь у порога, потом встану и постучу еще немного - больше мне ничего не надо" ? Одним только стуком в дверь не добьешься обеда и не решишь ни одну из своих проблем. Стук - это всего лишь способ, которым можно получить право на вход, но если вы зациклились на стуке, это плохо. Самая ревностная молитва есть только путь, приводящий ко Христу. Суть Евангелия можно выразить в словах: "Уверуй в Господа Иисуса Христа, и спасешься". Поэтому обратитесь ко Христу. Если вы обнаружите, что дверь заперта, стучите, но помните, что она не заперта в действительности, но только в вашем воображении! Райские врата стоят открытыми день и ночь. Уверуйте же прямо сейчас и живите. Уверуйте в подвиг и заслуги Христа, и вы облечетесь ими; уверуйте в Кровь Христову, и вы омоетесь в ней. Вера спасает в один миг. Она прикасается к Иисусу, и исцеляющая благость изливается из края Его одеяния; вера переступает порог, и душа оказывается в безопасности. Дай Бог, чтобы вы вошли немедленно, и тогда это будет нашей радостью, и радостью ангелов, и радостью великого Отца - во веки веков - видеть, что вы спасены от погибели!

27 05 1883

Нищий воззвал, и что из этого вышло

"Сей нищий воззвал, - и Господь услышал и спас его от всех бед его"

(Пс. 33:7).

В утро последнего воскресенья мы трудились с тем, чтобы привести грешников к их Богу; и Господь благословенным образом соделал Свое Слово действенным. Мы открыто призывали заблудших вернуться, умоляя каждого поверить в Слово и обратиться к Господу. Для народа Божиего то было блаженное время. И весьма странен, хотя и несомненен, факт, что простое Евангелие, спасающее грешников, также питает и святых. Никогда не испытывают они большей радости, чем когда слышат те первые истины, которые наставляют грешников на их пути к Богу. Да будет благословен Господь, что это так!

По этому случаю я хочу поговорить о том, что же происходит с теми, кто возвращается к Богу; и именно потому, что многие из присутствующих здесь были обращены -благодаря могущественной благодати - совсем недавно. С некоторыми из них я разговаривал лично и радовался за них чрезвычайно великой радостью. Они говорили мне, что в последний субботний день явственно обрели жизнь вечную и что они ясно осознают, что это значит. Они вышли из мрака на Его изумительный свет; они познали его и не смогли противостоять порыву, заставившему их тотчас же рассказать тем, с кем они сидели на скамьях, что Бог извлек их из ужасного рва и утвердил их ноги на камне спасения. По этой радостной причине, мне думается, мы сделаем еще один шаг дальше и расскажем о блаженствах тех, кто вернулся к своему Отцу, исповедовался в грехах своих, принял великую Жертву и обрел мир с Богом. Мое сердце искренне желает, чтобы те овцы, которые уже пришли в стадо, стали бы средством привлечения других. Вы знаете, как одна овца иногда ведет другую; и может быть, когда некоторые приходят ко Христу, за ними последует множество других. Когда один из наших профессиональных нищих, постучавшись в чью-то дверь, получает добрый прием, то он весьма расположен прислать после себя другого. Я слышал, что бродяги делают особые знаки, стоя у двери благосклонного к ним дома, или же говорят другим о любезности, с которой они были приняты. Если вы хотите иметь в вашем доме множество нищих, то хорошо накормите одного-другого из них, и птицы одного пера слетятся к вам. Возможно, что, пока я рассказываю о том, как Христос принимает несчастных страждущих, другие могут собраться с духом и сказать: "Мы тоже придем". И если они попытаются это сделать, то, без сомнения, получат тот же щедрый прием, что и другие, потому что наш Господь держит Свой дом открытым для всех приходящих к Нему грешников. Он ясно сказал: "Приходящего ко Мне не изгоню вон". Это относится не только к тем, кто пришел, но и к тем, кто уже идет, а также и к вам, дорогие слушатели, к тем, кто еще придет в течении этого часа. Иисус приглашает каждую алчущую и жаждущую душу немедленно придти к Нему и получить удовлетворение от Его полноты. Наш стих рассказывает о том, как преуспели те, кто воззвал к Богу. "Сей нищий возвал, - и Господь услышал и спас его от всех бед его".

1. Первый урок, который мы разучим в это утро, посвящен ПРИРОДЕ И ВЫСОКОМУ ДОСТОИНСТВУ МОЛИТВЫ. "Сей нищий возвал, - и Господь услышал и спас его от всех бед его".

"Молитва - то небесный транспортер, несущий то, что нам Господь дает".

Бог дарует нам молитву как корзину, чтобы затем изливать в нее дары Своей благодати. Из нашего сегодняшнего стиха мы узнаем о молитве побольше.

Как явствует, молитва - это общение с Господом. "Сей нищий возвал, - и Господь услышал его". Он воззвал к Господу, чтобы Он услышал его. Его молитва не предназначалась для людей, так же как и не была она по большей части облегчением для его разума; она была предназначена для уха Божиего и ушла туда, куда была направлена. Стрела желания была выпущена в небо. И она достигла той отметки, которой должна была достичь. Сей нищий воззвал к Господу, а Господь есть истинно Тот, к Кому следует обращаться в молитве. Я боюсь, что многие общественные молитвы остаются неким представлением, разыгрываемым для того, чтобы доставить удовольствие обществу, и когда они сопровождаются музыкой, появляется надежда, что они окажут влияние на людей с утонченным вкусом. Даже уединенная молитва не всегда направлена к Богу так, как следует. Я слышал, как невежественные люди выражаются иногда следующим образом: "Служитель пришел и помолился мне". Это - большая ошибка. Мы молимся не вам, мы молимся Богу. Мы молимся о вас, но не вам. И все же я боюсь, что это заблуждение свидетельствует о прискорбно темном состоянии ума относительно того, что есть молитва и что она совершает. Я боюсь, что многие наши молитвы предназначены лишь для человеческих ушей или же вообще не имеют никакого смысла, кроме того, что их считают неким заклинанием, могущим таинственным образом доставить благо тому, с чьих уст оно слетает. Поверьте мне: мало повторять хорошие слова, бесполезно проговаривать самые лучшие формы молитвословий, если сердце не возвысится до подлинного общения с Богом. Вы должны говорить с Богом, взывать к Нему, состязаться с Ним. Я часто спрашиваю тех, кто собирается стать членом нашей церкви: "Вы говорите, что в вас произошла большая перемена, а произошла ли перемена в ваших молитвах?" И весьма часто слышу в ответ: "Да, сэр. Теперь я молюсь Богу и надеюсь, что Он слышит меня. Я знаю, что Он близко, и я обращаюсь к Нему, тогда как раньше меня просто не заботило, рядом Он или нет. Я проговаривал свою молитву механически, и она совсем не была похожа на разговор с кем-то".

Молитва - это общение с Богом. Лучшая молитва - та, которая теснейшим образом схватывается в борении с милосердным Богом. Молиться - это значит просить у Бога, подобно тому как ребенок просит у своего отца или друг обращается с просьбой к своему другу. О мой слушатель, ты забыл Бога, ты живешь, ни разу не обратившись к Нему с разговором, и так продолжается уже несколько лет. Разве это правильно? Теперь ты познал нужду: приди же и изложи твои проблемы перед твоим Богом, попроси Его помочь тебе. Ты нуждаешься в спасении, проси же Его спасти тебя. Пусть молитва, изойдя из твоего сердца, достигнет престола Божия, а иначе, какой бы продолжительной она ни была, она не сумеет хоть сколько-нибудь действенно благословить тебя. Из нашего сегодняшнего псалма мы узнаПм, что молитва может принимать различные формы. Обратите внимание, как в четвертом стихе Давид пишет: "Я взыскал Господа, и Он услышал меня". Взыскание, разыскивание, поиск - это молитва. Когда вы не можете приблизиться к Богу, когда вы чувствуете, что потеряли Его из виду и не можете найти Его, тогда ваш поиск Его есть молитва. "Я взыскал Господа, и Он услышал меня": Он услышал, как я разыскивал Его; как я возжаждал Его, оказавшись во тьме; как я бегал туда и сюда в попытк-ах найти Его. Поиск Господа - это такая молитва, которую Бог обязательно услышит. Если вся ваша молитва исчерпывается вашими поисками Того, Кого вы пока никак не можете найти, то Господь услышит ее. В следующем стихе Давид выражается так: "Кто обращал взор к Нему". Таким образом, обращение взора к Богу тоже является молитвой. Часто самой лучшей молитвой оказывается взгляд на Бога, взгляд, говорящий: "Господи, я верую в Тебя, я уповаю на Тебя, благоволи же явить Себя мне". Если "во взирании жизнь", то во взирании - дыхание жизни, а молитва и есть это дыхание. Если вы не в состоянии найти слова, то часто весьма блаженным будет просто сидеть молча, глядя на горы, с которых к нам приходит помощь. Я сам иногда чувствую, что не могу выразить словами мои желания, а в другое время я просто не осознаю ни одного из них, кроме того, что я жажду Бога. В таких случаях я просто сижу и молча смотрю ввысь. "Рано предстану пред Тобою, и буду ожидать". Взирание - это превосходная молитва, если это взирание глаз, полных слез, на Спасителя, истекающего кровью.

Мы можем охарактеризовать молитву многими другими способами; например, вот этим: "Вкусите, и увидите, как благ Господь!", о чем мы читаем в восьмом стихе. Вкушение -это высший вид молитвы, потому что оно осмеливается взять то, о чем оно просит. Когда мы с дерзновением приступаем к престолу благодати, то в самом приступании мы имеем вкус благодати. Это весьма благоугодная молитва, смело отваживающаяся поверить, что она имеет исполненным то, о чем она просила у Бога. Верьте, что Бог услышал вас и продолжает вас слушать. Возьмите то благо, которое Бог дает вам, возьмите его себе смело и без боязни. Приступите к престолу небесной благодати со смелостью, дабы найти и обрести. Ухватитесь за то, в чем вы более всего нуждаетесь, и это не будет ни грабежом, ни самонадеянностью.

Но часто, согласно нашему псалму, молитва лучше всего описывается как крик (в оригинале: "a cry", что можно перевести также как "вопль, возглас, призыв, воззвание" и т.п. - П. п.) Что это значит? "Сей нищий возвал (в англ, версии: "cried", что можно перевести и как "вскричал, возопил, возгласил, восплакал" и т.п. - П. п.)". Сей нищий не делал великого возглашения, он просто воззвал. Он был краток: это был только вскрик, возглас. Чувствуя сильную боль, человек обязательно вскрикнет, он не может не сделать этого, даже если бы и хотел. Вскрик или вопль краток, но неприятен. Он исходит из глубины души, он проникнут болью, и его невозможно сдержать. Мы кричим, потому что должны кричать. Сей нищий возвал: "Боже! милостив будь ко мне грешнику". Этот возглас не длинен и не многословен, но в немногочисленные слова здесь вложено довольно много смысла. Возглас: "Господи, спаси, я погибаю!" тоже был кратким, так же как и другой: "Господи, помоги мне!". А "спаси, Господи!" - это довольно хорошо известный вскрик, так же как и "помяни меня, Господи". Многие превозмогающие молитвы похожи на крик, потому что они кратки, пронзительны и непроизвольны. Крик не только краток, но и горек. Крик переполнен страданием, это - язык боли. Мне было бы трудно, стоя здесь на моем месте, попробовать сымитировать крик или вопль. Ведь вопль -это не искусственный, а естественный продукт; он исторгается не из уст, а из души человеческой. Вопль, сопровождающийся потоком слез, горький плач, вздох, исходящий из глубины души - все это молитвы, которые входят прямо в уши Всевышнего. О кающийся грешник, чем больше скорби в твоей молитве, тем больше у нее крыльев, несущих ее к Богу! Вопль краток и горек. Он заключает в себе множество смысла, но совершенно никакой музыки. Невозможно положить вопль на музыку. Его звучание раздражает ухо, раздирает сердце, он вселяет страх и омрачает разум того, кто его слышит.

Вы можете истолковать крик ребенка? О чем он кричит? В его крике слышится переживаемая им боль, естественным образом выраженное желание избавиться от этой боли, томление, с силой заявляющее о себе в звуке; это - взывание, молитва, жалоба, требование. Он не может ждать, он не выносит отсрочки, он никогда не откладывает свою просьбу на завтра. Кажется, что крик взывает: "Помогите мне сейчас! Я больше не могу это переносить! Придите, придите мне на помощь!" Когда человек кричит, он не думает о тоне своего голоса, но выкрикивает себя так, как только может, из самых глубин своей души. О, побольше бы таких молитв!

Крик или вопль - это простое действие. Первое, что делает новорожденный, это - кричит; и он обычно весьма усердно занимается этим на протяжении еще нескольких лет. Нет нужды учить детей кричать, их крик - это крик самого их естества, которое попало в беду. Я никогда не слыхал о каком-нибудь особом классе в Борд Скул (школа в Лондоне - П. п.), который был бы сформирован для того, чтобы обучать детей крику. Кричать умеют все дети; даже те, кто не располагают присущими их возрасту интеллектуальными способностями, тем не менее умеют кричать. Более того, даже звери и птицы могут кричать. Если молитва - это крик, то ясно, что она есть один из самых простейших актов нашей психики. О мой слушатель, в чем бы ты ни нуждался, молись об этом тем способом, который подсказывает тебе твое пробужденное сердце. Бог любит естественный способ выражения, когда мы приходим к Нему с просьбой. Не то, что прекрасно и изящно, но то, что пылает огнем, нравится Ему. Не то, что облачено в красивый наряд, но то, что выпрыгивает из нашей души таким, каким было рождено в нашем сердце, - вот что доставляет Ему радость, когда Он принимает его. Сей нищий не сделал ничего великого, но просто воззвал из глубины души своей.

Крик (в оригинале: "а сгу", в данном абзаце уместен перевод и как "плач" - П. п.) искренен в той же мере, в какой он прост. Молитва не есть имитация крика, она представляет собой нечто настоящее, реальное. У нас нет нужды спрашивать кричащего, будь то мужчина или женщина: "Ты серьезно?" Разве в противном случае могли бы они кричать? Подлинный крик - это порождение реальной боли и выражение реальной нужды; и поэтому он есть нечто реальное. Дорогие души, если вы не знаете, как молиться, то кричите. Кричите, потому что вы не умеете молиться. Кричите, потому что вы есть погибшие по природе и по делам вашим и скоро погибнете навеки, если не вмешается благодать. Кричите с сильным желанием получить спасение от греха, омывшись в драгоценной Крови Иисуса. Излейте сердца ваши как потоки вод перед Господом. Как человек, который берет кувшин и, переворачивая его вверх дном, выливает оттуда всю воду, так и вы переверните вверх дном сердца ваши, давая им опорожниться, пока из них не вытечет последняя капля. "Народ!... изливайте пред Ним сердце ваше". Такое излияние сердца будет криком и молитвой.

А теперь, далее, принимая во внимание природу и достоинство молитвы, заметьте, что молитва слышна на небесах. "Сей нищий возвел, и Господь услышал его". Он был совершенно один, так что, казалось бы, никто не мог его услыхать, но Господь услыхал его - да, именно Господь, Сам Иегова, Всеславный, приклонил ухо Свое к нему. В ушах Божиих непрестанно раздаются песнопения ангелов; более того, Он слышит все голоса всех сотворенных Им тварей, и тем не менее Он наклонился с высоты Своей предвечной славы и обратил внимание на зов нищего. Никогда не считайте, что молящееся сердце взывает к глухому Богу или что Бог настолько далек от человека, что не замечает его просьб. Бог слышит молитвы: Он исполняет желания и просьбы смиренных и кротких. Я не думаю, что мы сможем молиться всерьез, пока не поверим, что Бог нас слышит. Мне иногда говорят, что молитва - это превосходное девоциональное упражнение, в высшей степени полезное и удовлетворяющее нас, но что этим ее ценность исчерпывается, так как нельзя себе представить, что Бесконечный Разум могут тронуть человеческие слезы и плач. Не верьте этой огромной лжи, иначе вы скоро перестанете молиться. Ни один человек не станет молиться просто из-за любви к молитве, если он пришел к осознанию того, что в ней нет иной ценности, кроме той, что она (т.е. молитва - П. п.) обращена к Богу. Братья, среди всех неисчислимых проявлений божественной силы Господь никогда не перестает слушать крик, зов или плач тех, кто ищет лица Его. Всегда истинно, что "взывают праведные, и Господь слышит". Это воистину изумительный факт! Подлинно чудесный факт! Это могло бы превосходить нашу веру, если бы не было записано в Его Слове и не было бы пережито нами самими. Многие из нас знают, что Господь услышал нас. Сомнения на этот счет давно уже погребены под пирамидами наших личных свидетельств. Мы часто возвращаемся от престола благодати, будучи уверенными в том, что Бог нас услышал, так же, как мы уверены в том, что молились. И действительно, когда мы молимся, все наши сомнения лежат вокруг нас, не затрагивая нашей уверенности, что Бог слышит подлинную молитву. Многочисленные ответы на наши моления являются убедительными доказательствами того, что молитва восходит выше сферы земли и времени, достигая Бога и Его бесконечности. Да, это все еще истинно, что Господь слушает голос человека. Это все еще особый титул Иеговы - Бог, слышащий молитвы. Господь услышит вашу молитву, мой слушатель, даже если вы не сможете выразить ее в словах: у Него есть ухо для мыслей, вздохов и скрытых чаяний. Молитва без слов не безмолвна для Него. Бог читает намерения сердца, и они заботят Его более, чем звуки, слетающие с уст. Сей нищий не мог говорить; его сердце было так переполнено, что он мог только вскрикнуть, но Иегова услыхал его.

Кроме того, молитва имеет достоинство, состоящее в том, что она в состоянии добиться ответа от Бога. "Господь услышал и спас его от всех бед его". Бог практически всегда проявляет Свое могущество в ответ на молитву. Мне известны трудности, порожденные осознанием этого факта. Существует строго определенный Замысел Божий, от реализации которого Бог не уклоняется, но это никоим образом не входит в противоречие с превозмогающей молитвой, потому что Бог, определяющий даровать нам благословения, определяет также, чтобы мы молились о них. Молитва и Промысел равным образом установлены предопределением Божиим. Наши молитвы - это тень Божиих даяний. Когда Он собирается даровать нам какое-нибудь благо, то прежде всего пробуждает в нас ревностную молитву о нем. Бог понуждает нас молиться, мы молимся, Бог слышит и отвечает - это и есть процесс действия благодати. Господь в самом что ни на есть подлинном смысле отвечает на молитву. Вчера я прочел некоторые записи, предоставленные мне одним репортером, бравшим у меня интервью несколько лет назад. Он пишет, что он задал мне вопрос: "Так, значит, вы никак не изменили ваши взгляды относительно действенности молитвы?" В своих записях он пометил: "Мистер Сперджен рассмеялся и ответил: "Только в рамках моей веры, которая становится сильнее и крепче, чем раньше. В моем случае это не вопрос веры, а вопрос знания и каждодневного опыта. Я постоянно оказываюсь свидетелем самых что ни на есть безошибочных примеров ответа на молитву. Вся моя жизнь состоит из них. Для меня они настолько обычны, что давно не вызывают никакого удивления, но для многих они показались бы, без сомнения, изумительными. И я мог бы сомневаться в действенности молитвы не более, чем в действии закона тяготения. Первая - это такой же несомненный факт, как и второе, и истинность обоих постоянно подтверждается каждым днем моей жизни". Репортер записал мои слова правильно, и я мог бы повторить мое тогдашнее свидетельство. Но сегодня я мог бы выразиться даже с еще более глубокой уверенностью. Больше сорока лет я испытываю у очистилища обетование моего Господа, и я еще никогда не встречал от Него отказа. Во имя Иисуса я просил и получал, кроме разве что случаев, когда просил некстати. Это правда, что мне приходилось и ждать, потому что мое время было рассчитано неверно, а Божие время - намного совершеннее, но промедления не есть отказы. Никогда Господь не говорил мне - как и любому из семени Иакова - слова: "Ищите лица Моего" напрасно. Если бы я должен был дать свидетельские показания и знал бы, что буду подвергнут перекрестному допросу самыми опытными следователями, то я бы не поколебался засвидетельствовать о том, что посредством множества неоспоримых доказательств Господь доказал мне, что Он слышит молитвы. Но, мои слушатели, если вам нужны свидетельства на этот счет, испытайте самих себя. Вспомните, что Господь сказал: "Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя^и ты прославишь Меня". Вот вам благородный тест. Проведите же честный эксперимент по этому вопросу. Я не сомневаюсь, что обратись я прямо сейчас к сотням из присутствующих здесь, многие не отказались бы подняться и сказать, что Господь слышит молитвы. "Сей нищий возвал, и Господь услышал". Я мог бы обратиться ко многим из присутствующих здесь мужчинам и женщинам, которые торжественно возвестили бы, что они воззвали и Господь услышал их. Присутствуешь ли ты на сегодняшнем собрании, Анна? В прошлое утро ты была здесь со страждущим духом, а теперь я вижу по твоему лицу, что Господь улыбнулся тебе и душа твоя величит Его имя. Молитва сделала это для тебя. Разве не так? Бог отвечает на мольбы Его верующего народа, и все мы свидетели этого. Вот таким образом я разъяснил вам существо этого вопроса, и хотел бы еще напомнить слова Господа Иисуса: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят". Вот чему наставляет нас сегодняшний стих в том, что касается природы и достоинства молитвы.

2. Пойдем теперь дальше и отметим, во-вторых, что стих наш подводит нас к мысли о БОГАТСТВЕ И БЕЗВОЗМЕЗДНОСТИ БОЖЕСТВЕННОЙ БЛАГОДАТИ. Великая благодать явлена в этом утверждении: "Сей нищий возвал, и Господь услышал и спас его от всех бед его".

Богатство и безвозмездность благодати можно увидеть, обратив внимание на то, кем был человек, который молился: "сей нищий возвал". Кто он был? Он был нищий; в какой ужасной степени нищий - этого я не могу сказать. Вокруг нас мы видим множество нищих. Если бы вы вознамерились найти нищего в Лондоне, то скоро бы нашли их больше, чем смогли бы сосчитать за целых двенадцать месяцев. Их множество, хотя статуса нищего никоим образом не домогаются. Никто не хочет быть нищим.

Давид, судя по тому состоянию, которое подразумевается нашим псалмом, был настолько нищ, что был вынужден просить хлеб у священников Господних, и хотя он был воином, он был принужден позаимствовать меч из их сокровищницы. У него не было дома, не было пристанища, не было должности, дохода, страны, не было безопасности для его жизни. Воистину нищим был тот, кто написал эти слова: "Сей нищий возвал". С какой стати люди воображают, что бедность наносит ущерб молитве? Разве Господь будет озабочен ветхостью вашего пальто? Что Ему до того, что карман ваш пуст, а стол скуден? "Сей нищий возвал". Слышит ли Бог нищих? Да, и еще раз да - самых нищих из нищих, нищих духом. Он слышит тех, кто настолько нищ, что даже надежда выпала из их шкатулки, представляя собой последнее, что у них еще осталось.

Сей нищий был также человеком, обремененным бедствиями, так как стих говорит о "всех бедах его"; это - великое "всех", я уверяю вас. Он не знал, что ему делать; он не видел своего пути в этой буре постигших его бедствий; он был окружен трудностями как железной сетью, и он даже не был в состоянии надеяться на избавителя. Он был обременен бедствиями; и так как он был обременен бедствиями, то он воззвал (или возопил, вскричал, восплакал и т.п. - П. п.). Людей удивляет то, что он взывал, но они бы не удивлялись, если бы знали о его внутреннем страдании. Его старые товарищи думали, что он сошел с ума; они говорили, что религия помрачила его рассудок, и держались подальше от него. Сей нищий возвал, и никто не заметил его, потому что он был так нищ и несчастен, но "Господь услыхал его". Он не отворачивается от скорбящих и одиноких, Ему приятно приходить к ним и перевязывать их раны.

Сей нищий был скорбящим человеком: всецело сокрушенным, человеком, который не мог даже держать свою голову прямо. Он переживал стыд и позор - и перед Богом и перед человеком. Все, что он мог делать, оказываясь наедине, это кричать, взывать; и если бы кто-нибудь взглянул на него вблизи в каком-нибудь обществе, то увидел бы, как слезы текли по его щекам, прокладывая свой путь из его сердца к глазам. Сей нищий возвал, так как он был настолько слаб, немощен, покинут, что просто не мог иначе; но "Господь услышал его". Господь услышал его, чтобы соделать этого нищего богатым в благодати.

Мне кажется несомненным также, что "сей нищий" был странным субъектом. Что он хотел добиться своим криком, когда все остальные смеялись? Неприятно и необычно видеть, как сильный человек плачет. Некоторые плачут, потому что они слишком нежны и чувствительны, но многие другие -я убежден - делают это из-за пристрастия к выпивке. Сей человек предавался внутреннему плачу, взыванию, крику, он день и ночь взывал к Господу из-за тайной раны, которая никогда не переставала кровоточить. Люди не могли понять его и стали презирать или же в конце концов сторониться его, но "Господь услышал его".

Он был также изменившимся человеком. И действительно, обычно он заходил к кому-нибудь по вечерам и был весьма интересным собеседником; но теперь он выглядит несчастным, как сова, и никто не жаждет его компании, ведь он воистину убийца всякой радости. "Бедное несчастное создание!" - так говорят о нем люди. Даже его жена вздыхает: "Что случилось с моим бедным любимым мужем? " Он был нищ, и в той же мере печален и странен. Он искал уединенные места и там вздыхал, взывая к Господу. Но тем не менее он был человеком, исполненным надежды. Какая-то надежда должна была жить в нем, хотя он сам не мог этого заметить; ведь люди взывают о помощи, пока еще надеются, что их кто-то услышит. Отчаяние немо; где есть крик молитвы, там есть хоть крупица надежды. Крик - это сигнал бедствия, и человек не водрузит обрывок материи на мачту, если не будет иметь надежду, что проходящее судно заметит его и придет на помощь. Пока человек может молиться - более того, пока он может кричать, - существует надежда не только о человеке, но и в человеке. Если вы всего лишь тоскуете, смотрите, ищете и вздыхаете по Богу, то вы - один из тех нищих, которых я пытаюсь описать, и благо придет к вам. Я вижу сейчас такого нищего. Я знаю его, потому что он родился в моем родном городке и ходил в ту же школу, в которой учился я. Его едва можно было назвать мужчиной, он был скорее юношей. Мне иногда доводилось спать с ним, или скорее бодрствовать с ним по ночам, слушая его стоны. Он много раз молился при мне, и это были весьма нищие, скудные молитвы, но он был в них серьезен. Мне случалось быть с ним за городом, и он рассказывал мне, что он настолько порочная тварь, что, боится, должен будет ввергнуться в ад навеки. Его страшило то, что он не относится к избранному и искупленному народу Божию и что он никогда не сможет поверить в Иисуса. Я знал его, когда он считал себя погибшим. И я знаю его теперь. Я вижу его всегда, когда смотрю в зеркало, и я должен в это утро сказать от его имени: "Сей нищий возвал, и Господь услышал и спас его от всех бед его". О, безвозмездность и богатство благодати, заключающейся в том, что Бог обязательно услышит тех, кого считают никем; что Бог обязательно призрит на того, кто меньше малейшего из всех святых, и даже на первого из грешников!

Если вы и дальше желаете рассматривать богатство и безвозмездность благодати - с помощью Духа Святого, - то прошу вас вспомнить о существе Бога, к Которому возвал сей нищий. Тот, кто молился, был нищ; и молитва его тоже была нищей, но молился он не нищему Богу. Сей нищий был бессильным, но он взывал не к слабому Богу. Сей нищий был опустошенным, но он приступал к полноте Божией. Он был недостойным, но взывал к милости Божией. Наш Бог черпает радость в милосердии; Он ждет случая, чтобы оказать благодеяние; Ему приятно благословлять нуждающихся сынов человеческих. Сей нищий возвал к Спасителю, Который может всегда спасать. О мой друг, не обращай внимания, насколько ты нищ, ведь ты взываешь не к своему нищему "я". Вспомни, тебе ведь не нужно вытягивать воду из твоей собственной пустоты; ты приступаешь к Богу, Который есть источник благодати. Твое достоинство - это сама твоя нищета; но милости Божий - это неслыханные богатства. Сила, которой ты будешь спасен, обретается не в твоем духе, но в Духе Святом. Поэтому взывай с великой надеждой и веруй, что Бог так же велик в Своей благодати, как в Своем могуществе и премудрости.

Поскольку мы размышляем о безвозмездности и богатстве этой благодати, я предлагаю вам обратить ваше внимание на характер благословения. "Господь услыхал и спас его от всех бед его". Он даровал ему спасение от всех его бед. Его грехи были большими бедами для него; Господь спас его от всех их посредством искупительной Жертвы. Последствия и проявления греха были для него другой серией мучительных бед; Господь спас его от всех их, даровав ему возрождение Духом Святым. Он впал в гибельное состояние из-за своих собственных преткновений, и беды плотно и неумолимо обступили его; но в Своем ответе на молитву Господь проложил ему путь выхода и привел его в мир. У него были беды снаружи и внутри, беды в семье и в окружающем его мире, он был уже готов погибнуть из-за них, но Господь избавил его от всех их. Обратите внимание на слово "всех"; оно большое и всеобъемлющее. Если вы внимательно всмотритесь в наш псалом, вы увидите целый ряд этих восхитительных избавлений. В стихе 4 сказано: "и от всех страхов (в русск. синод, переводе: "опасностей" - П. П.) моих избавил меня". Наши страхи иногда болезненнее наших бед. Мы больше страдаем, страшась беды, чем перенося ее; но молитва изгоняет такие страхи. Мы видим, что таким же образом был удален и всякий стыд: "Кто обращал взор к Нему, те просвещались, и лица их не постыдятся". Счастливые люди, ибо стыд от их греха исчез! Их стыд и их страхи исчезли, когда их молитвы были услышаны. Они больше не расстраивались по поводу прошлого, и их больше не тяготил гнев будущего: Он спас их от всех их страхов. Если вы посмотрите дальше, то увидите, что Господь спас их от всех их нужд (ст. 9-10). "Ибо нет скудости у боящихся Его", "ищущие Господа не терпят нужды ни в каком благе". О, быть спасенным от щипков ужасающей нужды внутри самой души - спастись от всех страхов, всего стыда, всех бед и наконец - от всех нужд! Это - великое освобождение! Но это еще не все, потому что сей нищий был спасен от всех опасностей (ст. 20): "Он хранит все кости его; ни одна из них не сокрушится". Он спас его от всякого реального зла. И наконец Он спас его от опасности погибели: "И никто из уповающих на Него не погибнет". Спасение, которое Бог дает в ответ на молитву - это совершенное спасение, и Он дает его безвозмездно, дает его в ответ на крик или вопль нищего, не спрашивая денег или заслуг. Как совершенно избавление Божие!

Вы когда-нибудь обращали внимание, как совершенен был ответ, который Бог дал на молитву Моисея, когда тот воззвал к Нему-ради фараона в один из дней казней Египетских? Когда саранча покрыла землю, Моисей помолился, и мы читаем: "Не осталось ни одной саранчи во всей земле Египетской" (Исх. 10:19). Точно так же было и в случае с жабами, и точно так же с мухами: "И удалил песьих мух от фараона, от рабов его и от народа его: не осталось ни одной". После этого фараон не смог найти во всем Египте ни одной саранчи или мухи. Так же и вас могут пожирать беды, как саранча - землю, и квакать вам в уши, как жабы в спальнях египетских; но когда Господь прикажет им уйти, они покинут вас, и вы окажетесь в покое. Тот, Кто изглаживает беззакония ваши, как туман, и грехи ваши, как облако, скоро прогонит ваши беды, как жужжащий рой мух. "Господь услыхал и спас его от всех бед его". Разве это не дарованная благодать? Разве это не изобилующая милость? И - еще раз - подумайте, что все это пришло благодаря воплю. Вопль, или крик, - это все, что издал этот нищий. Он не предавался какому-нибудь долгому упражнению, он не выполнял некую утомительную последовательность обрядов - "сей нищий возвал, - и Господь услыхал его". Что может быть проще? Но вы полагаете, что вам нужен священник, не правда ли? священник, на которого епископ возложил свои руки? Или же вы воображаете, что должны пойти к святилищу - к куче камней, сложенных в некую архитектурную форму? А возможно вы даже считаете, что должны чахнуть во все дни Великого поста, не надеясь увидеть ни единой радости, пока не дождетесь Пасхи? Какое все это безрассудство! Вам нужно только воззвать, и Господь вас услышит. Есть только один священник, это - Сам Господь Иисус. Есть только одно святилище - Его славная Личность. Есть только одно святое время - это сегодняшний день. Когда Святой Дух производит в сердце нищего вопль, то этот вопль поднимается к небу посредством лестницы Иакова, и в тот же миг по этой же лестнице сходит вниз милость. Наш Господь Иисус Христос и есть эта лестница, соединяющая небо и землю, так что наши молитвы восходят к небесам, а Божия милость спускается вниз, к нам на землю. О, если бы люди удовлетворились этим благословенно простым механизмом благодати: "Сей нищий возвал, - и Господь услышал и спас его от всех бед его"!

3. Теперь я должен кратко изложить мою последнюю тему, которая впрочем весьма важна. Мы рассмотрим НЕОБХОДИМОСТЬИПОЛЬЗУЛИЧНОГО СВИДЕТЕЛЬСТВА Ведь именно Давид говорит эти слова: "Сей нищий возвал". Это он нам рассказывает; он записывает эти слова в книгу, чтобы мы читали; он вплетает их в псалом, чтобы мы пели.

Свидетельство - весьма весомая вещь в деле убеждения и наставления людей; но оно должно быть истинным. Оно должно быть личнъгм, т.е. относящимся к тому, что вы сами знаете: "Сей нищий возвал, - и Господь услышал его". Не обращайте внимания, если вас будут обвинять в эгоизме. Блажен эгоизм, который осмеливается встать и, опираясь на самого себя, смело засвидетельствовать о Боге. "Сей нищий возвал" (а не кто-нибудь у реки) - "и Господь услышал его" (а не кто-нибудь в конце соседней улицы). Чем определеннее и своеобразнее ваше свидетельство, тем оно лучше и убедительнее. Один из наших миссионеров пишет мне, что когда он молился вместе с одним из взыскующих спасение, пытаясь привести его к Иисусу, ему очень помог в этом один рабочий, который, войдя и опустившись рядом с ними на колени, сказал: "Господи, спаси эту несчастную душу так же, как Ты спас сегодня в два часа и меня!" Впоследствии миссионер спросил его, почему он так выразился. Тот ответил: "Тогда я получил спасение. В тот момент, когда часы пробили два, я обрел Спасителя, и мне всегда нравится упоминать, когда это произошло". Так или иначе, но эти "сегодня в два часа" значительно помогли тому ищущему, внеся чувство реальности в происходящее. Он подумал: "Этот человек знает, что получил спасение в два часа дня, так почему я не смогу получить спасение сейчас, в восемь вечера?" Я не говорю, что мы все в состоянии назвать дату нашего обращения, многие из нас не знают ее. Но если мы можем привести эти подробности, давайте же сделаем это, потому что они сделают наше свидетельство выразительным.

Наше свидетельство должно быть исполнено уверенности. Мы должны верить и потому говорить. Не говорите: "Я надеюсь, что я молился. И я... я... верю, что Господь слышал меня". Говорите так: "Я молился, и Господь услышал меня". Если вы начинаете запинаться, свидетельствуя о Господе Иисусе, люди мира сего не поверят вам. Вы уверены в том, что говорите? Если вы не уверены в себе, вы не сможете уверить других. Сила убеждения абсолютно необходима, если вы желаете убеждать. Будьте же уверены в том, что вы воззвали; и будьте уверены в том, что Бог вас услышал; и тогда ваше свидетельство будет основано на том, что вы сами испытали и в чем вы удостоверились.

Произносите ваше свидетельство радостно и воодушевленно. "Сей нищий возвал, - и Господь услышал его". Не говорите ваши слова так, как будто вы читаете список соболезнований, но выговаривайте их как стих какого-нибудь псалма, такого, например, как вот этот, начинающийся словами: "Благословлю Господа во всякое время; хвала Ему непрестанно в устах моих".

Ваше свидетельство должно иметь своей единственной целью славу Божию. Не пытайтесь выставить себя как интересную личность или как человека с богатым опытом. Мы не можем позволить, чтобы благодать Божия была погребена в неблагодарном молчании. Когда Он сотворил мир, ангелы пели от радости; а когда Он спасает душу, мы не останемся равнодушными. Давайте же созовем наших друзей и близких, заставляя их радоваться с нами, ибо наш Господь нашел нас, хотя мы были заблудшими. Вспомните, как отец блудного сына - когда тот вернулся - сказал домашним: "Станем есть и веселиться". Так что, дорогие друзья, радуйтесь от всего сердца, что Господь спас вас, и расскажите другим о том, что Он сделал; говорите им: "Сей нищий возвал, - и Господь услышал его".

Свидетельства, основанные на фактах, имеют большой вес среди людей. Те, чья жизнь посвящена обретению душ, познали на собственном опыте, что факты - великое дело в их священном служений. Когда вы излагаете людям доктрины вероучения, они часто остаются невнимательными к вашим словам и незатронутыми разговором. Но когда вы переходите к фактам, они слушают вас, чувствуя на себе их силу. Не так давно я беседовал с одним из тех, кого мне хотелось обратить к моему Господу, и я рассказал ему некоторые факты, свидетельствующие о том, что Господь слышал молитвы о Колледже и Сиротском приюте (имеются в виду благотворительные проекты Сперджена, успешно реализованные с помощью Божией - П. П.), а также о других моих проектах и начинаниях, предпринятых ради Господа. Я заметил, что эти факты вызвали у него глубокий интерес. Он поверил, что я честный человек, и тогда он не смог удержаться от вывода, что Господь - это Бог, слышащий молитвы. И для себя и для других один факт лучше дюжины умозаключений. Даже самый твердолобый из Градгринд может всего лишь сказать: "То, что мне нужно, это факты". Испытайте молитву на себе и затем смело констатируйте ее результат; и слова ваши будут иметь силу перед людьми.

Личный опыт намного более убедителен, чем простое наблюдение. Говорите о фактах, которые вы сами испытали. "Сей нищий возвал, - и Господь услышал и спас его от всех бед его".

Наше свидетельство будет иметь наибольший вес в разговоре с людьми нашего же круга, т. е. подобными нам. Когда нищий рассказывает о том, что сделал для него Господь, он привлекает к себе внимание и других нищих, вызывая с их стороны доверие. Когда какое-нибудь событие происходит с человеком, подобным мне, меня это заинтересовывает. Нищий рассуждает так: "Я вижу, что этот человек такой же нищий, как и я. И если Бог слышит его, то почему Он не услышит меня?" Разве спасение, обретенное вашим братом, не воодушевляет вас, пробуждая в вас желание также воззвать к Богу? Каким чудесным образом слышал Бог молитвы тех, кто оказывался в неординарных ситуациях! Он слышал Иакова, когда его разгневанный брат Исав приближался к нему с вооруженными людьми. У Иавока Господь услышал его ночью - и утром он встретил своего брата с улыбкой на лице. В Египте Израиль находился в жестоком рабстве, но Господь услышал вопли Своего народа и послал им Моисея, разделил Чермное море и вывел своих избранных. Господь услышал Самсона, когда тот умирал от жажды. Он услышал людей Рувима, воззвавших к Богу во время сражения с Агарянами, "и молитвы их тронули Его, ибо они уповали на Него". Он услыхал Езекию и Исайю, когда Рабсак написал свое богохульное и злое письмо. Мы читаем, что "они молились, взывая к небу. И Господь послал ангела, который поразил могущественных людей Ассирии". Давид молился в пещере, Илия - на Кармиле, а Иеремия -в темнице, и Господь услышал их. А однажды человек попал во чрево кита и чудесным образом остался жив. Огромная рыбина почувствовала себя плохо, ощутив, что внутри ее живой человек, и потому она нырнула на глубину, пока пленник не догадался, что он у самого дна, у самого основания горы. Затем, в поисках целебных водорослей, рыба прошла через морской луг, и Иона воскликнул: "Морскою травою обвита была голова моя". Он находился в странном, мрачном, ужасном месте, и выразился так: "Из чрева преисподней я возопил". Принес ли ему вопль хоть какую-то пользу? Да; мы читаем далее: "Из чрева преисподней я воззвал, и Ты услышал голос мой... молитва моя дошла до Тебя, до храма святаго Твоего". Где бы вы ни были и в какой бы переплет ни попали, Господь услышит ваш вопль и придет к вам на помощь. Если чья-нибудь душа из присутствующих здесь чувствует, что находится, подобно Ионе, в самом чреве преисподней или же имеет опасения попасть туда, то тем не менее вопль ее превозможет небеса, и тогда она узнает, что "у Господа спасение". По телефону Христова посредничества вопль нищего прозвучит в ухо Бога, и Он ответит на него.

Далее, это свидетельство, дорогие друзья, поскольку оно весьма сильно действует на тех, кто подобен нам, значительно увеличит свою силу, если к нам присоединится кто-нибудь еще. Один говорит: "Я воззвал к Богу, и Он услышал меня". "Но, - возражает его оппонент, - это особый случай". Тогда встает другой свидетель, говоря: "Сей нищий вснвал, - и Господь услышал его". "Да, но это всего лишь два случая, а два примера не доказывают правило". Тогда встает третий, четвертый, пятый, шестой, седьмой, и в каждом случае с одними и теми же словами: "Сей нищий возвал, - и Господь услышал его". Поистине, тот, кто отказывается поверить стольким свидетелям, в буквальном смысле закоренел в неверии. Я вспоминаю историю с одним судьей, скептиком, который как-то присутствовал на собрании, посвященном теме, подобной нашей. Он послушал, как целая дюжина людей рассказала о том, что Господь совершил для них, и сказал со своего места: "Если бы это было судебное заседание, то я хотел бы иметь этих добрых людей в качестве свидетелей. Я знаю их всех, это мои соседи, люди простодушные, прямые и честные, и я знаю, что выиграл бы любое дело, если бы имел их на моей стороне". Таким образом тогда он весьма искренне доказал, что то, относительно чего все они проявили согласие, было истинным. Он верил им в другом, но он не мог не доверять им и в этом - в том, что было для них самым важным. Он проверил истинность религии на себе, и Господь услышал его; и очень скоро он снова присутствовал на собрании, добавляя уже свое свидетельство к свидетельствам других. Если бы я сейчас задал этот вопрос моей теперешней аудитории, то каким был бы ответ? Наш друг мистер Стотт только что сказал в молитве, что в это мрачное утро мы представляем собой весьма разнородное общество. Я согласен с ним. Тем не менее я хочу проверить это. Пусть те, кто имел ответ на свои молитвы, скажут сейчас: "Да". (Зал отозвался подобно громовому раскату). Я уверен, что здесь нет никого когда-либо испытывавшего силу молитвы, кто сказал бы: "Нет". Если бы я задал противоположный вопрос, ответа бы не было. Все, кто привык к молитве, проголосуют: "Да". В таком случае мы можем разойтись по домам со словами из нашего псалма в наших сердцах и на наших языках: "Сей нищий возвал, - и Господь услышал и спас его от всех бед его". Слава Богу! Аминь.

08 03 1891

Господь с двумя или тремя

"Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там я посреди них"

(Мф. 18:20)

Этот стих говорит нам о первом церковном, собрании, о котором, как я помню, упоминается в Новом Завете. Спаситель возвещает о Своем собравшемся воедино народе: "Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе".

Несколько верующих, собравшихся от мира сего, встретились во имя Господа Иисуса, чтобы урегулировать здесь внизу дела Его братства. Рассматривался вопрос дисциплины.

Один из братьев согрешил против другого. Обиженный встретился с ним наедине и своим увещеванием попытался вразумить его, но это ему не удалось. Тогда он взял с собой двоих или троих братьев церкви, и они вместе призвали обидчика поступить так, как требует истина, но тот проявляет упрямство. Даже в присутствии двух или трех свидетелей он упорствует в своем грехе, отказываясь уступить доброму наставлению. Теперь им остается одно: они должны рассказать об этом всей церкви. Церковь огорчена; она терпеливо выслушивает суть дела и обращается в молитве к Богу. Она просит Его водительства и наконец, убедившись в бесполезности увещеваний, удаляет из своего тела член, который больше не пребывает в подлинном согласии с остальными, ведя себя так, как будто в нем нет жизни Божией. Это делается в полном соответствии с установлением Христа - справедливо, без лицеприятия, с любовью и молитвой - так что совершенное несколькими мужчинами и женщинами, собравшимися здесь внизу, регистрируется в суде, находящемся наверху. То, что они связали на земле, связывается на небе, а то, что, они разрешили на земле, разрешается также на небе. Это блаженное право - иметь возможность разрешать связанного. Когда покаяние явно выражено, когда отступник возвращен, когда у церкви есть основание верить, что Дух подлинно действует в сердце совершившего проступок, тогда узы разрешаются на земле, и они разрешаются также на небе. Собрания рабов Божиих, призванные поддерживать дисциплину в церкви, - это не пустячные собрания; наоборот - божественная власть пребывает в них, поскольку то, что они делают, делается во имя их Господа Иисуса Христа. О, если бы эти собрания церкви виделись всем в этом священно-возвышенном свете! Далее, мы видим здесь молитвенное собрание - в стихе 19 написано: "Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного". Это весьма малочисленное собрание, меньше которого и быть не может. Здесь только двое, но это двое молящихся, и двое верующих. Это двое рабов Господних, чей главный интерес - Его Царство; двое ревностных людей, которые весьма и весьма желают процветания Церкви. Это двое родственных по духу людей, в любви согласившихся воззвать к Богу и истине; они поговорили о деле, поразмышляли о нем, и теперь, движимые Духом Божиим, решают объединить свои прошения относительно одного важного дела. Будет ли их встреча и молитва тщетной? Так как их только двое, не окончится ли их собрание неудачей в том, что касается ответа Бога? Без сомнения, нет. Господь Иисус Христос ранее оставил им драгоценное обетование о том, что, если они согласятся просить на земле о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Его Небесного. Их только двое, но этого достаточно, чтобы обеспечить им обещанное вспоможение. Возможно, что отчетливая просьба, вознесенная ими, не принесет явного ответа. Помните же, что Бог часто слушает музыку наших молитв и отвечает скорее на нее, чем на сами наши молитвы. Я разумею под этим то, что истинная молитва имеет внутреннюю душу, являющуюся животворным началом, подлинной жизнью истинного моления. Тело молитвы может умереть, но душа ее живет и пребывает во веки. Если меня спросят, о чем молится мое сокровенное сердце, я отвечу, что сердце моей молитвы это - "Да будет воля Господня". Разве не являются эти слова сутью, квинтэссенцией и ядром той молитвы, которой наш Спаситель учил нас молиться? Он требовал, чтобы мы говорили: "Да будет воля Твоя и на земле, как на небе". Разве эти слова не есть завершение всех Его молитв, Его страстная просьба, Его глубочайший и однако в то же время наивысочайший возглас-обращение: "Впрочем не как Я хочу, но как Ты" ? Мы хотим сегодня, чтобы воля Господня совершилась; мы не желаем, чтобы она оставалась тайным постановлением, но - чтобы она действенно исполнилась. И наш долг - каким бы он ни был - перстом молитвы разворачивать один за другим сложенные листы, выставляя их на свет происходящего, так чтобы замысел Божий стал осуществившимся фактом в ответ на молитву народа Его. Имеем ли мы в виду нечто большее, чем это, когда возносим наши моления? Я думаю, что - если при этом мы хорошо наставлены - это ни больше ни меньше того, что содержится в наших намерениях; и если бы это действительно было так и мы собрались бы вместе, радуясь в Господе, то Он с наивысшей несомненностью даровал бы нам то, чего желают наши сердца. Когда мы собираемся вместе, имея наши воли освященными, так что они уподобляются воле божественной, тогда наша молитва становится успешной, поскольку в ней больше нет никакой самонадеянности, даже если мы и осмеливаемся сказать вместе с Лютером то, что он произнес в одной из самых смелых своих молитв: "О мой Господь, да исполнится моя воля сейчас же!" Он отважился так сказать, потому что был абсолютно уверен, что его воля полностью соответствует божественной воле. Только в таком случае мы стоим на твердом основании; только в таком случае мы можем взывать к Богу, не приберегая в запасе никаких просьб об особых благословениях.

Молитвенное собрание - это не фарс, не пустая трата времени, не формально-набожное развлечение. Некоторые в наши дни все же думают обратное, но они в этом случае не могут рассчитывать на сколько-нибудь серьезное уважение. Воистину, они не знают всемогущества, заключенного в молениях народа Божия. Господь взял ключи от Своей царской сокровищницы и вложил их в руку веры. Он вынул Свой меч из ножен и вложил его в руку человека, сильного молитвой. Иногда кажется, что Он передал Свой державный скипетр в руку молитвы. "Спрашивайте Меня о будущем сыновей Моих и указывайте Мне в деле рук Моих". Он позволяет нам высказываться с такой смелостью и дерзновением, что мы превозмогаем молитвой небо, осмеливаясь сказать Ангелу завета: "Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня". Если один Иаков, борясь, оказался в состоянии превозмочь Ангела, то что смогут целых двое? Какую победу могут одержать двое, объединившихся в одном борении! "Один мог бы преследовать тысячу и двое прогонять тьму". В едином молении заключена громадная собранная воедино мощь: двое не только удваивают силу, но умножают ее десятикратно. Как быстро отворяются врата милосердия, когда в них стучатся двое! Каждому из нас Бог дарует молящегося партнера; когда Джон берется за весло молитвы, пусть Джеймс присоединяется к нему в искреннем порыве. Но еще лучше, чтобы мы всегда верили в присутствие нашего Отца на наших молитвенных собраниях, осознав истинность слов Иисуса: "Будет им от Отца Моего небесного".

Наконец, в-третьих, мы приступаем здесь к обетованию, касающемуся каждого собрания любого рода и вида, собранного ради славы Христа. Поскольку это священное собрание благочестивых мужчин и женщин, имеющее своей целью поклонение или служение, молитву или восхваление, или что бы там еще ни было подходящее к этому случаю, то им даровано обетование: "Ибо где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них". Именно оно санкционирует все церковные собрания и дарует успех молитвенным собраниям. Мы ясно видим Пастыря овец, стоящего тенью за каждой благословенной группой избранных, Того, Кто выразительно говорит нам: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них".

А теперь мы поговорим, во-первых, о несущественном в этих собраниях; потом, во-вторых, внимательно рассмотрим самое существенное в них; и, в-третьих, подробно поразмышляем о заверении, которое в высшей степени воодушевляет и ободряет.

1. Итак, прежде всего поговорим о НЕСУЩЕСТВЕННОМ.

От самого начала мы уже знаем, что несущественна численность собравшихся, ибо "где двое или трое собраны во имя Мое, там Я". Для большой церкви очень важно, чтобы и собрания для молитвы были большими, так как, если бы изрядная часть ее членов не пришла, чтобы принять участие в этом святом и благословенном деле, то это явилось бы доказательством пренебрежения к божественному установлению о совместной молитве. Но, тем не менее, там, где такое невозможно - где сама церковь мала; где по различным причинам, которые мы не будем здесь перечислять, для многих нет возможности собраться вместе, - весьма ободряющим будет то, что количество молящихся несущественно для успеха молитвы. "Где двое или трое собраны". Эти числа, я полагаю, упомянуты, потому что они есть наименьшее, из чего может быть образовано общество. Мы едва ли можем назвать двоих обществом - там, где служитель вынужден говорить: "Горячо любимый Роджер, Писание движет нас по разным местам", как мы однажды слышали это от одного пастора. Воистину, это было собрание, состоявшее из двоих, и которое таким образом удовлетворяло требованию Господа, а значит могло рассчитывать на Его присутствие. Но двое из большой церкви были бы жалким признаком упадка. Если бы только два человека пришли на молитву из какой-нибудь большой церкви, то они представляли бы собой прискорбно малое общество, так что благословение могло бы быть удержано от них. Двое или трое упомянуты не для того, чтобы поощрить отсутствие других, но чтобы ободрить тех верных, которые не забывают собраний своих, как есть у некоторых обычай.

И все же это количество имеет преимущество, которое заключается в том, что именно такое общество легче всего собрать. Ведь совсем не трудно собраться вдвоем или втроем. Муж и жена - вот вам двое. Муж, жена и ребенок - вот вам и трое. Или же это могут быть две незамужние сестры или вдова с ребенком - двоим собраться очень легко. Если детей нет, то могут собраться муж, жена и слуга - это уже трое. Если же нет жены, то, возможно, есть два брата или брат и сестра, или, может быть, три сестры. А там, где нет родственников, но, скажем, человек живет один, то, без сомнения, - даже в довольно безлюдной местности - для него не будет невозможным найти одного или двух других, с кем он мог бы объединиться в молитве. Это весьма удобное количество людей, потому что оно может собраться в спальне, оно может собраться на кухне, оно может собраться в небольшой комнате; оно может собраться где угодно, так как оно весьма мало. Оно также легко может быть сокрыто; во время гонений двое или трое могут сойтись в углу, в пещере, в подвале или на чердаке. Для молитвы двое или трое могут объединиться и в тюрьме, молясь в одной тесной камере; или же они могут сделать то, что сделали Латимер и Ридди, когда спиной к спине стояли у столба, вознося свои сердца как бы в едином порыве от одного человека. Это была отважная молитва, когда двое епископов приготовились ради Христа сгореть в пламенном молении, так же как и в пламени костра. Я уверен, что среди них был Иисус, когда они встретились там на вязанках дров. Двое людей могут встретиться на улице или в поле, они могут собраться в углу автобуса иди поезда, чтобы соединить свои мольбы.

Общество из двоих или троих относится к малостям, но кто посмеет презреть то, что благословил Бог? Я рекомендую вам почаще практиковать моление вдвоем или втроем. Я знаю об одном служителе, у которого было малое общество; он называл его "Обществом Аарона и Ура". Оно состояло из двоих людей - один поддерживал его правую руку, другой левую - в то время как он сам, подобно Моисею, стоял на горе, молясь за Израиль. Мы конечно хотим, чтобы эта численность умножалась до любых размеров. Мы хотим, чтобы собравшиеся вдвоем и собравшиеся втроем, так же как и единицы, возносили каждый свое моление, и тогда на всех придет благословение. Но численность вообще не имеет никакого значения. Нам больше нечего сказать об этом, кроме следующего: я хочу обратить ваше внимание на то, что стих говорит: "двое или трое", ибо, как можно заметить, это намного лучше, чем "трое или двое". Ведь если собраны "трое или двое", то их численность, как видно, уменьшается; но если это "двое или трое", то очевидно, что численность растет. Если она увеличилась всего лишь с двух до трех, то ее рост составил пятьдесят процентов, а это уже нечто. Если бы и наше сегодняшнее собрание так выросло, то я не знаю, где мы могли бы собраться в субботу. На вечерних собраниях я имею обыкновение призывать к увеличению количества слушателей, так чтобы заполнились верхняя галерея и все пространство, остающееся свободным. "Двое или трое". Это - численно возрастающее общество; но тем не менее количество не существенно для достижения заметного успеха в молитве.

Далее, статус собравшихся также не важен. Разве сказано: "Где двое или трое служителей собраны во имя Мое"? Ничего подобного. Служители вправе ожидать присутствия Господнего среди них, но-они не имеют особого обетования, которое было бы адресовано к ним как к служителям: они должны предстать пред Господом как простые верующие. "Двое или трое" могут оказаться не в состоянии произнести и одного слова, когда потребуется наставить большое общество, но в обетовании по этому поводу ничего не сказано. Разве оно гласит: "Где двое или трое наставленных христиан - достаточно опытных - собраны вместе"? Нет, такое ограничение не только не выражено, но даже и не подразумевается. В деле молитвы не предусмотрено никакого особого благословения для тех, кто испытан в благодати. Мы не видим, что написано: "Где двое или трое верующих в полном возрасте собраны...", так же как и "Где двое или трое богатых...". Никакого уточнения не делается. Если они люди Божий, и если они те малые, кого Господь называет кроткими и смиренными духом, то, где двое или трое таких собраны во имя Искупителя, "там", - говорит Иисус, - "Я среди них". Может случиться так, что какой-нибудь бедняк и его жена молятся вместе перед тем, как отойти ко сну. Господь - там, среди них. Пара слуг объединила свои мольбы на кухне. Господь - там, среди них. Двое или трое мальчуганов пришли из школы, они любят Господа и поэтому собрались вместе где-нибудь в углу помолиться. Господь - там, среди них. А помните ли вы, как Лютеру удалось вернуть себе бодрость духа, когда он с Меланхтоном пребывал в отчаянии о деле Господнем? Они были ужасно подавлены, но когда Лютер проходил мимо одной комнаты, он услышал детские голоса и остановился. Несколько женщин, жен благочестивых мужей, собрались там вместе с их святыми детьми и возносили Господу молитвы о том, чтобы Евангелие распространялось несмотря на происки папы и всех его друзей из преисподней. Лютер вернулся и сказал: "Все в порядке. Дети молятся Богу, и Господь их услышит. Из уст младенцев и грудных детей Он устроил крепость". Таким образом, вы видите, что в обетовании о божественном присутствии ничего не сказано ни о численности, ни о статусе собравшихся.

Также ни слова там не сказано и о месте собрания; а просто говорится: "Где двое или трое". "Где" означает "где угодно". В любом месте, где двое или трое собрались во имя Христа, там Он. Не в соборе только, но и в сарае, не в скинии только, но и в поле. "Где" означает "везде". В самом уединенном месте, в отдаленном лесу, в верхней комнате или на палубе корабля, или же в больнице.

"Иисус - везде, Он выше стен, Он в тех, кто кроток и смирен. Он дарит душам их покой, Он провожает их домой, врачует их усталый дух и под ноги им стелет пух".

В любом месте Христос будет с вами, когда вы с Ним в молитве. Разве вы никогда не читали о том, как заветники, когда наступило мирное время и они могли проводить богослужения в своей кирке, тем не менее часто с печалью оглядывались на те славные дни, когда они собирались на болотах и на крутых склонах гор, когда за ними охотились драгуны Клаверхауза, а Господь укрывал их всех краями Своего одеяния? [Примечание к слову "заветники": Приверженцы пресвитерианской церкви Шотландии, подписавшие т.н. "Св. Завет" - договор, согласно которому они обязывались поддерживать английское правительство при условии реформирования им англиканской церкви и признания пресвитерианской церкви Шотландии официальной (государственной) церковью Шотландии. (Прим.пер.).] О, представьте себе проповедника, читающего свой текст при вспышке молнии, и услышьте его голос, раздающийся после этого среди густой тьмы! Святые, которые собрались, чтобы услышать Слово Божие, имеют непреодолимое чувство Его присутствия, которое ничто не может превзойти. Где угодно мы можем собраться для молитвы и ожидать, что Иисус будет там среди нас. Место несущественно ни в малейшей степени. Когда я вижу людей, каждое утро бегущих к церкви, это отдает суеверием, которое должно было умереть много лет назад. Когда вы зайдете в церковь, вы не увидите там большого количества собравшихся; обычно настоятель и один-два члена его семьи составляют все общество. Но если бы целому приходу вдруг вздумалось пойти в церковь, я сказал бы, что всем лучите остаться дома и молиться там вместе со своими семьями. Семейная молитва - это установление лучшее, чем позванивание каждое утро в колокол и собирание людей в церковь. Звоните в свой собственный колокол, будьте своим собственным священником, откройте вашу Библию и молитесь с вашими детьми сами, и это будет жертва более благоугодная, чем если бы в вашем суеверии вы помыслили пройти с полмили в так называемое священное место, чтобы насладиться там голосом человека, который считается священником. Посвятите Богу вашу прихожую, освятите вашу комнату для отдыха, претворите вашу кухню в церковь для Бога, ибо святости нет ни в кирпиче, ни в цементе, ни в камне, ни в декоративном стекле. Наружность церкви так же свята, как и ее внутренность. Нашему веку давно уже следовало бы удалиться от бунтарского предрассудка, превращающего дома благочестивых верующих в скверные и нечистые - для того только, чтобы тем самым возвеличить приходскую церковь. Да вернемся мы к простоте Христа! "Не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу". Настанет время, и настало уже, когда в каждом месте Бог увидит духовных поклонников, поклоняющихся Ему в духе и истине.

А теперь заметьте, пожалуйста, что подобно тому, как несущественны количество, статус и место, также несущественно и время. У нас может быть - и должен быть, став нашей святой привычкой - определенный час для молитвы. Но хотя он и должен быть особым и подлинным часом для молений - ибо тот, у кого нет четко означенного времени для молитв, весьма вероятно, может вообще забывать молиться, - однако этот благочестивый обычай никогда не должен вырождаться в суеверие, что, мол, врата небесные открыты для нас только в определенные часы, а во все остальное время дня закрыты. Встречайтесь, когда вам будет угодно; любое время будет приемлемым. Все часы хороши: с двенадцати ночи до двенадцати следующей ночи, и так далее. Час молитвы - это час нужды, час возможности, час желания; час, когда вы в состоянии собраться вместе. Пусть каждый час - если обстоятельства позволяют вам - станет часом молитвы. Я слышал, как в деревнях иногда говорят: "Увы, мы не можем собрать людей для молитвенного собрания, так как они заняты уборкой урожая". Если бы проповедник встал в четыре утра и организовал собрание на самом поле, когда еще роса на траве, то не стало ли бы это собрание самым главным (событием дня - П. П.) для него и для его паствы? Если, допустим, люди не могут собраться в шесть часов вечера, то пусть соберутся в семь, в восемь, в девять, в десять. Возможно, юным членам паствы лучше будет оставаться в постелях в столь поздний час, и поэтому могут иметь место правомерные возражения относительно пригодности некоторых часов для проведения общих собраний; но, тем не менее, двое и трое могут молиться, не ложась спать до сколь угодно позднего времени - как им заблагорассудится, - и ни один полицейский не явится, чтобы заставить их лечь. Наши правители не объявляют нам военное положение. Наш Господь Бог не дремлет и не спит, но всегда ждет случая, чтобы даровать Свою благодать и проявить Свое милосердие.

Еще замечу, что в нашем стихе ничего не говорится о форме, которую должно принять собрание. "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них". "Вон те идут, чтобы, собравшись вместе, преломить хлеб". Очень хорошо, они совершенно свободны сделать это, и если они собрались во имя Господне, Он будет среди них. "Но вон те идут, чтобы послушать проповедь". Прекрасно; они вправе делать и это. Проповедь - это установление Бога, и Он будет среди них. "Но вот эти не собираются молиться, что называется, вслух. Они идут, чтобы прочитать главу из Писания, посидеть и поразмышлять над ней". Совершенно правильно: Господь будет и среди них. "Но вон те не собираются даже читать, петь или молиться вслух. Они идут, чтобы просто посидеть в тишине". Господь будет среди них, если они собрались во имя Иисуса. "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них".

Не позволяйте обманывать себя теми, которые говорят: "Эта форма служения - одна-единственная". Христос так не говорил. И мы не дадим совлечь себя в какое бы то ни было рабство теми, кто называет себя "братьями", но кто в действительности наиболее далеки от того, чтобы быть ими, являясь самыми небратскими из тех, кто когда-либо жил. Они говорят нам, что мьгвсе заблуждаемся: мы не вправе ожидать, что Господь будет с нами. Ответить таковым не трудно. Дорогие братья, мы вообще не огорчены вашими речами, ибо знаем, что заблуждаетесь вы, поскольку мы имеем с нами Господа. Для нас не имеет никакого значения то, что вы говорите, поскольку мы наслаждаемся Его обществом, видя блага, которые Он нам дает. С тех пор как мы уже не спорим друг с другом раз в несколько лет, мы не стремимся и следовать вашим путям и методам, которые отличаются жестокими распрями. С тех пор как мы больше не раскалываемся на в высшей степени жалкие секты, которые постоянно подвергают бесчестью имя Христово, мы не окажемся сильно израненными какими бы то ни было замечаниями, сделанными вами в наш адрес. Осуждайте нас и добро пожаловать, ибо ваши осуждения - это просто-напросто ветер. Да будут ваши обличения благословением для нас, и да успокоят они также и ваши умы, облегчив их хотя бы от какой-то части вашей озлобленности. Мы верим, что любая форма, которую принимает истинное поклонение, - это форма, которую Господь Иисус Христос не только допускает, но и санкционирует, если Его Дух пребывает в ней. Но если вы встречаетесь без этого Духа Божия, то - даже если вы думаете, что форма вашего собрания безупречна и правильна - эта форма принесет вам весьма мало пользы. Я благословляю Бога за великую свободу поклонения, которая дается нам в этом стихе. Я благословляю Бога за то, что Он не утвердил то или иное правило на этот счет, но предоставил Свой народ Своему же собственному Духу. "Где Дух Господень, там свобода". "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них". Вот все, что можно сказать по поводу несущественного. 2. А теперь, во-вторых, перед нами ТО, ЧТО В ВЫСОЧАЙШЕЙ СТЕПЕНИ СУЩЕСТВЕННО, а именно: что собираться должно во имя Христа. Не означает ли это, что собрание должно состоять из христиан, собравшихся для общения с Иисусом Христом и таким образом - друг с другом? Не означает ли это, что они должны собираться в послушании Его воле, как они ее понимают; чтобы исполнять эту волю, как они находят ее в Новом Завете и как Дух Божий открывает им этот Новый Завет? Не означает ли это также, что они должны собираться исключительно для дел, связанных с Господом: для прославления Христа, для возвеличения Его, для поклонения Ему? Они должны собираться не к какому-то мистическому, невидимому, неизвестному Христу, но - во имя Его, ибо у Христа есть имя, есть четко выраженное личностное начало, Его природа и суть, и их следует познавать, любить и славить, а иначе мы собрались не во имя Его. Разве не должны мы собираться, потому что Он повелевает нам это делать и потому что мы имеем Его власть для собраний, Его власть для преломления хлеба, Его власть для крещения, для молитвы, для славословий, для служения словом, для чтения Писаний, для взаимного наставления, или для любой другой формы поклонения, которая покажется нам в достаточной степени уместной? Мы собираемся не для того, чтобы исполнять наши собственные замыслы, но чтобы исполнять то, что установлено нам самим Господом.

И не означают ли эти собрания во имя Его то, что мы должны, во-первых, узнавать друг друга благодаря Его имени, а затем сходиться теснее путем более близкого приближения к Нему? Способ, которым мы должны собираться вместе, -это собираться Им и к Нему. Если все прижимаются к центру, то все прижимаются друг к другу. Если целью каждого будет личное общение с Христом, личное познание Христа, личная вера во Христа, личная любовь ко Христу, личное служение Христу и обретение личного подобия Христу, то тогда мы все собираемся вместе. Когда мы имеем общение с Отцом и Его Сыном Иисусом Христом, мы также имеем общение со всеми святыми. Это должно стать великой целью всех наших собраний - более полно войти во Христа; и каждый из нас должен верить, что Иисус среди нас, и нам следует вместе приступать к Нему. Вы собираетесь вечером не для того, чтобы послушать какого-то проповедника, но потому, что посредством этого проповедника вы можете приблизиться к Господу Иисусу Христу, и поэтому вы рады слышать его голос и рады поклоняться Богу с теми, из друзей, с которыми вы имеете общение во Христе. Вы хорошо делаете, когда приходите на собрание, где до этого обрели Христа; и вы хорошо делаете, когда не посещаете собрание, на котором не нашли Христа. Некоторые, выходя из того места, где они обычно проводят богослужения, принуждены с грустью воскликнуть: "Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его". Не ходите туда, где нет Иисуса; и если вы действительно вынуждены сказать: "Я слышу проповедь за проповедью, но почти без упоминания Его имени. Я хожу сюда уже несколько месяцев, но я не имел ни одной приятной мысли о небесном общении, которая родилась бы из этих служений", тогда не ходите туда больше. Не холите ни в церковь, ни в молитвенный дом только потому, что вы привыкли это делать. Если ваш отец обычно жил в Ислингтоне, но теперь переехал, то вы ведь не считаете необходимым идти и звонить в его пустой дом, не правда ли? Идите туда, где Господь встретился с вами, и где вы можете надеяться, что Он встретится с вами опять. Субботы слишком драгоценны, чтобы их можно было отбросить, сидя и голодая. Даже корову не привязывают в пустом хлеву, а конь не бежит к пустым яслям. Ищите Господа Иисуса и не успокаивайтесь, пока не найдете Его. Мы должны собираться во имя Его, приближаясь к нему ближе и ближе, иначе день Господень пройдет впустую, и бесплодие пожрет наши души.

3. Ну вот, как обычно, я занял слишком много времени двумя первыми темами, тогда как последняя тема - самая важная, а именно: ЗАВЕРЕНИЕ, КОТОРОЕ В НАИВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ ВООДУШЕВЛЯЕТ И ОБОДРЯЕТ - "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них".

Итак, прежде всего и очень коротко: каким образом находится там Господь Иисус? Обратите внимание на ясность Его слов. Уловите их драгоценный смысл. Он не говорит: "Я буду там", но - "Я там". Он - первый в собрании; "где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них". Не "там буду Я", хотя и это истинно; но Он выражается более божественным способом: "там Я". Иисус уже там до того, как придет кто-нибудь еще. Он - первый в этом обществе, первоприбывший в собрании, и таким образом все остальные собираются к Нему. Он - центр, и все приходят к Нему. "Там Я".

Каким же образом Он там? Поскольку собираемся мы, Его люди, то Он там, потому что Он в каждом из нас. Блаженно видеть Христа в Его людях. Пытались ли вы хоть когда-нибудь делать это? Я знаю некоторых, которые пытаются увидеть в народе Христовом ветхого человека. Им не нужно много времени, чтобы увидеть тело греха и смерти; и образ, увиденный ими, не будет для них животворным. Но - о! увидеть Христа в Его народе! -какое это очаровательное зрелище! И я думаю - питая уважение ко всем детям Божиим, которых я знаю, - что смогу увидеть в каждом из них чуть больше Христа, чем в самом себе. Я культивирую в себе практику, которая состоит в попытке увидеть моего Господа во всех Его людях, ибо Он в них и было бы неуважением не прославлять Его там. Он с ними и в них. Почему мы должны сомневаться в этом? Это достойно того, чтобы постоянно быть в нашей памяти. Если столь многие храмы Духа Святого собираются вместе, то, воистину, и сам Святой Дух там, а место, где они стоят, -святое. Иисус в их мыслях, в их целях, в их чаяниях; и более того - в их стенаниях и скорбях, в их духе и в сокровенном средоточии их душ. Где двое или трое собраны во имя Его, там Он среди них.

И далее, Он - с нами в Слове Его. Когда Книга раскрыта, то она - это не просто слова, это живое и "нетленное семя, живущее и пребывающее вовеки", и Христос - в нем, как бессмертная жизнь, как тайный зародыш жизни в каждом семени, которое мы сажаем.

Христос - путь, если мы учим людей дороге на небеса. Христос - истина, если мы проповедуем учение благодати. Христос - жизнь, если мы наслаждаемся и питаемся Его драгоценным именем. Где проповедуется Слово Его, там Он; ибо оно не возвратится к Нему тщетным, но успеет в том, для чего Он послал его.

Христос присутствует в Своих таинствах. Он не устранился от крещения, этого блаженного символа, в котором Его смерть, погребение и воскресение выражены ясно и четко. Он не отделил Себя от другого таинства, в котором мы воочию созерцаем Его страдания, видя способ, благодаря которому мы становимся их соучастниками: вкушая Его Тело и пия Его Кровь.

Он обещал быть с нами до скончания века в соблюдении этих божественных установлений, напоминающих о Его воплощении и искуплении, о Его жизни и Его смерти. Поэтому Господь Иисус Христос присутствует в собрании Своим Духом. Дух - это Его представитель, Которого Он послал как Утешителя для пребывания с нами вовеки. Вы, должно быть, чувствовали, как иногда Он обличал вас во грехе, как смирял и принижал вас; как затем Он ободрял, утешал и просвещал вас, водительствовал вами, облегчал ваше бремя, поддерживал вас и освящал вас. О, какой свет Он дает! Какую жизнь Он дарует! Какую любовь приносит! Какой радостью осыпает! Когда Дух Божий пребывает среди людей Божиих, какими радостными становятся их дни! Подлинно - райскими днями на земле!

Разве тот факт, что Христос находится среди Его людей, не доказывает нам, что Он - Божество? Как может Он находиться везде во всех собраниях Своего народа, если он не вездесущий Бог? Некоторые из исповедующих христианство, возможно, чувствуют некое родство или общность с социнианами, но не я. Я не хочу называть их унитариями, потому что я сам истинный унитарий, причем в такой степени, которая недоступна ни одному из них. Я верую в трех Богов не более, чем в тридцать. Для меня есть только Один Бог, и поэтому в этом смысле я унитарий; социниане же не имеют права называться этим именем, потому что они отрицают божественность Господа Иисуса. Мы веруем, что Отец, Сын и Дух Святой - это один Бог; но Иисус Христос - тоже Бог; и отвергающий эту истину отвергает жизнь вечную. Как может такой человек войти на небо, если он не знает Христа как Предвечного Сына Отца? Он должен быть Богом, поскольку Он пообещал нам быть в десяти тысячах мест в одно и то же время, а ни один человек не способен на такое.

Далее, где пребывает Господь в собрании! Он обещал быть со Своими людьми, но где Он? "Там Я среди них" Не где-то в углу или на возвышении, но здесь, среди них наш Господь. Он - центр, к которому собираются все святые. Он - солнце в небесах, освещающее все вокруг. Он - сердце посреди тела, дающее жизнь всем членам. "Среди них". Разве это не восхитительно? Господь Иисус Христос приходит в собрание Его людей не для того, чтобы благословить только служителя. Нет, вы все в равной степени близки к Нему по мере благодати близости, которую вы получили. Он - среди вас, в центре всех сердец. Подобно центру колеса, от которого исходят все спицы, Иисус Христос есть середина всего общества. Войско помещает царя или своего генерала в самом сердце себя, в месте почета и власти; и сходным образом, когда наше войско выступает на битву, наш Царь находится в центре. Царь - среди святых во всей Своей славе, и Его присутствие - это их сила и уверенность в победе. Да будет слава нашему присутствующему Господу: Он сейчас среди нас.

И если Он среди Своего народа, то что Он намерен делать? - Он там, чтобы освятить каждое малое собрание Своих людей, сказав двоим или троим: "Вы не раскольники, ибо вы встретились со Мной. Вы не нонконформисты, ибо вы в согласии со Мной, и Я - одно с вами. Вы не официальная церковь - вы двое или трое. Я воздвиг вас в Моей предвечной любви; тех, кто встречается во имя Мое, Я воздвиг и одарил их благами; и врата ада не одолеют их. Я освящаю ваши собрания, если вы Мой народ". Он здесь для того, чтобы благословлять тех, кто молится и поклоняется. Но, заметьте, стих не говорит об этом в многословии; и ты, брат, не говори многих слов, когда будешь молиться. Я ведь слышал, как ты обращался к Богу: "Господи, Ты сказал: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них, чтобы благословлять их и благотворить ши"? Эти последние слова - твои собственные. Их нет в Библии; ибо не в правилах Господа говорить то, что не нуждается в том, чтобы быть сказанным. Какое еще благословение мы желаем кроме того, чтобы Христос пребывал среди нас? Если Он там, то благословение не в том, что Он дает, но Он сам - благословение. Не то, что Он делает, но - Он сам. И даже не то, что Он говорит, но -Он сам. О, да благословится имя Его за то, что Он говорит, но еще больше благословится оно, потому что Он Сам возлюбил нас, Сам предал Себя за нас и теперь Сам приходит в средоточие народа Своего.

И теперь, дорогие друзья, если Христос лично находится среди народа Своего, то Он принесет нам мир точно так же, как Он уже сделал это, когда появился в собрании одиннадцати, сидевшем при запертых дверях. Он стал среди них и сказал: "Мир вам!" И когда Он сказал это, то показал им Свои руки и Свои ребра. Это был Он, это был Его собственный мир, и Его собственная Личность, Которые обрадовали Его учеников. Затем Он сказал им: "Как Мой Отец послал Меня, так я посылаю вас". Это было Его собственное повеление, слетевшее с Его собственных уст, обращенное к Его собственным рабам, и сказав это, Он дунул, говоря им: "Примите Духа Святого". И таким образом Его собственное дыхание и Его собственный Дух, сошедшие на них, сделали их крепкими для служения, и именно это Он имеет в виду, когда говорит: "Я среди них".

Разве это не делает наши собрания восхитительными -то, что Христос находится среди нас? Разве это не делает их важными? О, как же должен каждый из нас стремиться попасть на эти собрания! Если мы до этого уже встречались со Христом, то мы уже не вынесем разлуки. Мы будем жаждать новой встречи с Ним, считая великой потерей наше отсутствие (на собрании - П. П.) Разве это не делает наши собрания влиятельными? Собрания людей Божиих - это, воистину, центры влияния. Когда собрание состоит всего лишь из двух или трех, то, если там Христос, там присутствуют также вечная сила и Божество; и с этого Сиона, совершенства красоты, воссиял Бог. Где собраны только двое или трое, но с Ним среди них, "там сокрушает Он стрелы лучников, меч, и латы, и битву". Он даст проявиться Своей силе, и слава Его благодати изойдет на эти небольшие собрания вплоть до концов земли: "Где двое, вняв велению души, сойдутся, чтоб Меня почтить в тиши; где трое соберутся для молитвы неистовой, как вопль на поле битвы; где двое или трое, там и Я, - так говорит Спаситель наш, даря их помыслам небесную свободу, а их телам - блаженную природу, являя им Свой просветленный лик и в радость обращая каждый миг".

"Но, - скажете вы, - кафедра проповедника - тоже великая сила Божия, разве не так?" Я отвечу: так, но все это благодаря молитвам народа Божиего. Да, кто-то может проповедовать, но что из того, если остальные не будут при этом молиться? Проповедь - это установление Божие, Его боевой топор и оружие для сражений; но - насколько вся церковь заинтересована в этом - рука, сражающаяся этим оружием, должна быть молитвой всего тела верных, т.е. собрания святых, собравшихся во имя господа Иисуса Христа. Поэтому "не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай", но будем собираться вместе, как только для этого появится возможность, не пренебрегая при этом другими нашими обязанностями, но гармонически сочетая их друг с другом.

Он говорит: "Ищите лица Моего". Пусть же вашим возгласом будет: "Лица Твоего, Господи, ищем". Когда сэр Томас Эбни был мэром Лондона, то в самый разгар банкета, имевшего место в первый (после его назначения - П. п.) вечер, он вдруг исчез на четверть часа, а когда вернулся, то объяснил обступившим его друзьям, что у него была особая встреча с самым близким другом и поэтому он на некоторое время отлучился. На самом деле он присутствовал на семейной молитве, которую возносил вместе со своими домашними в Мэншн-Хауз (доме, в котором проживает семья мэра Лондона - П. п.), и это молитвенное собрание он никогда и ни по каким причинам не пропускал. Скажите всему остальному: "Вам следует отойти в сторону, так как у меня особая встреча. Я должен встретиться с Господом Иисусом Христом в обществе с двумя или тремя из Его людей. Он сказал, что будет там, и я не хочу, чтобы Ему пришлось спрашивать: "Где Мой раб? Где Мой сын? Где Моя дочь? Неужели они отсутствуют в то время, когда Я здесь?"

Это ведь такое благословение - познакомиться с Господом Иисусом лично. Я слышал об известном неверующем, агностике (т.е. о невежде, человеке, который ничего не знает), что он как-то наведался в один дом для встречи с пожилой леди, имевшей широкую литературную славу. Ему сказали, что она верует в Слово Божие и является верной последовательницей Господа Иисуса, так что он решил поговорить с ней перед своим уходом. "Мадам, - сказал он, - я был удивлен, когда услыхал о вас одну вещь. Я слышал, что вы верите в Библию". "Да, сэр, - ответила она, - в каждое ее слово". "Но ради Бога, мадам, - продолжал он, - как вы пришли к тому, чтобы поверить в эту Книгу? " Она отвечала: "Одна из главных причин того, что я верю в нее, это то, что я близко познакомилась с ее Автором". То был благословенный ответ. Вера знакомится с Христом; и так, зная Христа и встречаясь с Ним среди Его людей, она становится вооруженной против всякого неверия и выступает в своем всеоружии, как победоносная и чтобы побеждать. И так же будет и с вами, возлюбленные, если вы в своих комнатах встречаетесь с вашим Возлюбленным наедине и прибавляете к этому частые посещения святых собраний. Я молю вас, не вынуждайте нас роптать из-за того, что кто-то из вас отсутствует. Приходите всегда. Мое сердце возвеселится, если наши собрания будут наполнены мужчинами и женщинами, ищущими здесь общения с Иисусом. Приходите, ибо Иисус с нами. Приходите, ибо будет весьма невежливо с вашей стороны, если Он здесь, а вас нет. Я молю вас, приходите и соделайте этот дом подобным небесам, наполненным светоносными существами, которые веселятся, потому что Иисус среди них. Аминь.

04 10 1883

Моя личная опора

"Бог мой услышит меня"

(Мих. 7:7).

Обратите внимание, что у пророка нет и тени сомнения. Он не говорит ни "если", ни "но", ни "возможно", но выражается прямо и определенно - как о таком факте, в котором он безошибочным образом убежден: "Бог мой услышит меня". О, какое это блаженство - когда дитя Божие знает и чувствует, что, воистину, в каком бы ином месте его ни постигла неудача, оно все-таки добьется успеха у престола! Если даже всякое дружеское ухо закроется для его слов, то все же Друг из друзей услышит их. Попробуйте потерять уверенность в силе молитвы, и я не знаю, что у вас останется. Если вы вынуждены сказать: "Бог мой не услышит меня", если это тот язык, на котором говорит ваш охваченный неверием-дух, то ваше Ахиллово сухожилие перерезано, и вы не сможете ни стоять с уверенностью, ни тем более бежать с радостью. Имея веру в молитву, вы имеете в вашем распоряжении несметные сокровища небес; но если вы просите сомневаясь, то вам придется убедиться в истинности предостережения: "Сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой: да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа". Вы должны знать с абсолютной уверенностью, что Бог есть и что Он воздает тем, кто усердно ищет Его; в противном случае вы не среди тех, кого Отец ищет для поклонения Ему. Чтобы "быть крепким в Господе и в силе Его могущества", вы должны быть крепкими на коленях. "Бог мой услышит меня" - эти слова вы должны знать наизусть.

Бог, слышащий молитву человека - это весьма обширная тема, и мне потребуется значительное время, чтобы поговорить в частности о том, чьи молитвы услышит Господь, какие молитвы Он услышит, и на каком основании мы считаем, что независимо от Его ответа Он всегда нас слышит.

Но будет намного лучше, если без всяких споров вы окажетесь в состоянии сказать самому себе: "Пусть другие говорят, что им угодно, и рассуждают по этому поводу, как им нравится, я же силою всеблагодатного Духа убежден в том, что Бог мой услышит меня". Если - в той степени, в какой вы отдаете себе отчет в самом себе - вы располагаете этой уверенностью, то ваши ноги утверждены на камне и вам не нужно беспокоиться по поводу песка и тины. Эта уверенность - что "Бог мой услышит меня" - лучше какой бы то ни было помощи от смертных людей, и она есть богатство более значительное, чем могли бы доставить нам все золотые рудники Индии.

Я намерен проповедовать, исходя не только из этих немногих слов (нашего сегодняшнего стиха - П. П.), но также и из их родственности друг другу. Место, занимаемое нашим стихом в Священной Книге, в высшей степени поучительно. Пусть же Автор Книги научит нас и сейчас!

1. В первую очередь я попробую порассуждать О РЕЗУЛЬТАТАХ УВЕРЕННОСТИ В СИЛУ МОЛИТВЫ ВЕРУЮЩЕГО. Если он в состоянии правдиво сказать: "Бог мой услышит меня", то для него отсюда проистекут самые благие последствия. Поразмышляем же о том, что может с ним случиться.

Начнем с того, что в самые худшие времена Бог является прибежищем для верующих в Него. Читая данную главу (т. е. 7 гл. Книги пророка Михея - П. П.), мы видим, что время тогда было удручающим. Люди испортились во всех отношениях: "Не стало милосердых на земле, нет правдивых между людьми". Правосудие стало открыто продажным, взятки принимались без зазрения совести, и их даже требовали открыто. В деловых отношениях повсюду царила бесчестность: "Лучший из них как терн, и справедливый - хуже колючей изгороди". В семейной жизни не было ни верного друга, ни мужа, ни жены, ни сына, ни дочери. Вся страна развратилась. Видя все это со слезами на глазах, пророк не сумел найти ничего, что было бы достойным для его взгляда. И тогда он воскликнул: "А я буду взирать на Господа, уповать на Бога спасения моего: Бог мой услышит меня". Его убеждение в том, что Бог услышит его молитву, было его последним утешением, и оно заставило его закрыть глаза на зрелище вселенского зла и смотреть на небо и только на небо. Если вы имеете веру в молитву, то в пасмурный и мрачный день вы найдете себе утешение во взирании на Бога, Который есть блаженное Солнце, от Которого наступит более ясный день. Вместо того, чтобы поддаться сомнению, вы соберете всю вашу веру, которая в противном случае будет оставаться разбросанной среди людей, и полностью утвердите ее на Боге, Который остается истинным, верным и святым. Те, кто имеют уверенность в молитве, имеют своих вечных посыльных у престола, ибо они обильно претерпевают от людского беззакония и потому ищут еще более обильные милости от Господа. Оказавшись в тяжелых обстоятельствах, такие люди прибегают к их Отцу, сущему на небесах, с просьбой о хлебе насущном; и если им дается много, то с той же ревностностью они молятся о том, чтобы их изобилие при этом было освящено свыше. В любом случае верующий имеет весьма многочисленные причины для того, чтобы молиться не переставая. Если у человека нет уверенности в молитве, обратится ли он к Богу в свой наитяжелейший час, равно как и в наисчастливейший? Станет ли искать избавления от зла или освящения в добре? Я думаю, нет. Мы обращаемся к Богу, потому что это Он призывает нас сделать это. Мы принимаем Его метод дарования нам благословений посредством молитв, потому что воспринимаем молитву как часть Божественного промысла. Тот самый Бог, Который определяет даровать нам то или иное благословение, определил также, что мы должны за него молиться. Мы не ожидаем изменения воли Божией, но веруем, что наша молитва есть часть Его воли. Молитва не противоречит нашему предопределению, но она сама есть его часть. Подобно тому, как грядущие события бросают на нас свою тень, так и грядущая милость бросает на наши сердца желание молиться. То, что я должен молиться, есть в такой же мере Божественный замысел, как и то, что просимое благословение должно придти ко мне. Слово Господне, относящееся к верующему, это: "зови, и Я буду отвечать".

Таким образом, промысел Божий подобен двустворчатым воротам: наша молитва и Божий ответ на нее размещаются на одной петле Предвечного замысла.

Далее, если у человека нет уверенности в молитве, то в мрачное время он не будет взирать на Бога. Ища повсюду в каких-нибудь других местах, он будет искать свет более низкой природы, которого он мог бы еще достичь. Если ухо Господне слишком высоко, или если сам Он слишком велик или же слишком далек для наших просьб, то давайте в таком случае обращаться к твари. Мы должны вытаскивать из водоема, если мы не в состоянии получать от источника. А что еще нам остается? Если призыв к высшему и лучшему абсурден, то разве здравый смысл не вынудит нас оставить его, обратя наше упование на тех, кто нас услышит? Я знаю, что в Писании сказано: "Проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою", и это заставляет меня чувствовать, что в уповании на Бога должна быть некая сила. Братья, плохо обстоит с нами дело, если воистину молитва для нас это просто форма; но нам нет нужды впадать в отчаяние, ибо наше положение не таково. Нам нет нужды бежать к святым, или ангелам, или друзьям, ибо истинно есть Бог, Который слышит молитвы.

Во все века святые обращали свои глаза к Господу Богу, и я не могу считать их безумцами. И однако что может быть безумнее обращения к Богу, Который не видит взгляд веры, не слышит голос моления, не в состоянии действенно откликнуться на упование поклоняющегося Ему? Возлюбленные, мы взираем на Господа во все времена, потому что Тот, Кто сотворил глаз, несомненно, и Сам видит; Тот, Кто сотворил ухо, определенно и Сам слышит; а Тот, Кто повелел нам молиться, не оскудеет настолько, чтобы не заметить нас. И по одной этой причине я торжественно заявляю: "А я буду взирать на Господа".

Другое благословение, которое мы извлекаем из уверенности, что Бог слышит наши молитвы, заключается в том, что наши глаза научаются взирать на Бога с надеждой. Мы поворачиваемся к Господу не только потому, что не имеем другого убежища, но потому что смотрим на Него с радостным ожиданием. Пророк говорит: "А я буду взирать на Господа, буду уповать на Бога спасения моего". Мы смотрим на нашего Бога не как на потерянную надежду, но как на верный источник нашего спасения. Многое берется от нас, но надежда всегда остается в ящике, принадлежащем не Пандоре, но Иегове. Одно из самых лучших наших благословений заключается в том, "чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду". Нашего Бога называют Богом надежды. Мы имеем надежду, что Бог услышит нас, потому что Он - Иегова, Я ЕСМЬ СУЩИЙ. Мы знаем, что Он есть, и что Он может справиться с любым нашим бедствием, каким бы оно ни было. Даже в час смерти мы говорим: "И ныне чего ожидать мне, Господи? надежда моя на Тебя". Когда мы не в состоянии увидеть какое бы то ни было иное основание для надежды, мы находим хороший якорь-захват в обетовании Господнем, так что восклицаем: "Только в Боге успокаивайся, душа моя! ибо на Него надежда моя". Ведь это именно Он производил столь частые избавления для Его молящегося народа, что мы взыскуем Его милости подобно людям, ожидающим утро. Это далеко немало - сохранять живую надежду в груди человеческой; и это тяжелейшее из бедствий - когда надежда умирает. Откуда берется самоубийство - прыжок в мрачные волны или же алая рана, выпускающая душу из тела? Не открываются ли эти врата неумолимой смерти именно тогда, когда улетает надежда? Откуда это равнодушие, эта летаргия, это отсутствие энергии, это отдача себя течению, влекущему к погибели? Все это из-за того, что надежда оставила руль и корабль несется на скалы. Убейте в человеке надежду, и вы убьете в нем самое лучшее. "Дух человека переносит его немощи; а пораженный дух - кто может подкрепить его? " Поэтому твердое убеждение, что Бог услышит молитву, - это Его спасительный буй для тонущей надежды. Кто верит, что его Бог услышит его, тот никогда не сдаст всех позиций. Он не впадет в отчаяние, пока престол милости продолжает оставаться источником надежды, а сам он еще располагает своим собственным основанием для нее. Вы услышите, как он рассуждает сам с собой: "Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего". Воистину, это два отборных благословения - иметь право всегда обращаться к Богу и всегда взирать на Него с надеждой. Но пойдем дальше. Полная убежденность, вытекающая из уверенности в том, что Бог услышит наши молитвы, помогает нам ожидать с долготерпением. "Буду уповать на Бога спасения моего". Он может не ответить мне сегодня, но Он услышит меня. Завтрашний день может не принести мне ожидаемое избавление, но оно придет. Хотя бы посещение и замедлило, я все же буду ждать его; ибо оно обязательно придет, а исходя из расчетов бесконечной премудрости, оно в действительности даже и не замедлит. Велика пунктуальность живого Бога. Он никогда не опережает Свое время, но и никогда не опаздывает. Он не только присутствует среди нас, когда мы в Нем нуждаемся, но мы находим, что Он -"скорый помощник в бедах". Мы считаем ожидание благом, потому что не имеем страха перед разочарованием. Полное убеждение в том, что молитва будет услышана, позволяет нам сесть рядом с Иовом в пепле и благословлять Господа, Который взял от нас то, что до этого дал. Оно позволяет нам укрепиться на ложе болезни и воспевать вместе с Иаковом: "На помощь Твою надеюсь, Господи!" Оно дает нам возможность ободряться в Господе среди праха нашего Секелага. Оно дает нам мужество войти с Иеремией в низкую темницу и тем не менее говорить: "Благ Господь к надеющимся на Него, к душе, ищущей Его". Оно дает нам право надеяться вместе с Ионой тогда, когда всякая надежда, казалось бы, погибла, пока мы наконец не засвидетельствуем: "Из чрева преисподней я возопил, и Ты услышал голос мой". Во всех затруднениях и при всех неудачах мы будем в состоянии терпеливо переносить волю Господню, если пребудем в твердой уверенности, что Господь слышит наши молитвы. Я часто цитирую строки Ральфа Эрскина:

"Я знаю: меня слышит Бог,
мой каждый шепот, каждый вздох.
Его молчанье - то ответ
(таинственный, как лунный свет).
И пусть я бедами стеснен,
я знаю: меня любит Он".

Все это именно так. Господь не удержит ни одного блага от тех, кто благочестив и ходит в истине. И поэтому, если наша молитва осталась без ответа, то только потому, что просимое нами не могло быть для нас действительным благом. То, что формально выглядит категорическим отказом, по существу может представлять собой полный и совершенный дар, если разуметь все наши молитвы как разновидности одной: "да будет воля Твоя", и это является постоянным коррективом для всего, просимого нами некстати. Таким образом, если в нашей молитве мы не обретем Божией воли каким-то одним путем, то обязательно получим ее другим способом, ибо мы всегда - в самой глубине нашей души - молимся: "Впрочем не как я хочу, но как Ты". Господь или даст нам то, о чем мы просим, или совершит для нас что-нибудь лучшее. Верьте в молитву с упорством, которое ничто не может поколебать. Стойте на том, что Он всегда слышит вас, и не давайте себе пошатнуться. Надейтесь всей вашей надеждой и уповайте до предела вашего упования. Не держите в себе притворной и ложной веры, но пусть твердым, торжественным, непоколебимым убеждением вашей сокровенной души будет: "Бог мой услышит меня".

Если теперь перейти к стиху, следующему за только что упомянутым, то мы получим другую серию мыслей, иллюстрирующих результат исполненного уверенности убеждения в том, что Бог слышит наши молитвы. Обратите внимание, как это убеждение помогает нам дать отповедь нашим врагам: "Не радуйся ради меня, неприятельница моя! Бог мой услышит меня". Недруг увидел, как я упал и поспешил утвердить на мне свою ногу, но я не лежу перед ним отчаявшимся, готовясь принять гибель от его руки, потому что "Бог мой услышит меня". С какой храбростью можем мы подвергнуть осмеянию саму насмешку или излить презрение на тех, кто нас презирает - даже если они и пребывают в расцвете славы, - когда мы твердо уверены, что Господь слышит нашу молитву! Враги считают, что мы побеждены, что у нас нет никого, к кому мы могли бы обратиться за защитой, что нас никто больше не услышит, и способы, которыми они высказывают нам эти свои жестокие соображения, весьма искусны и изобретательны. Мы же отвечаем им смелым заявлением, что наш небесный Отец услыхал наши вопли, и что рано или поздно Он даст понять это даже нашим врагам. "И увидит это неприятельница моя и стыд покроет ее, говорившую мне: "где Господь Бог твой? " Мы ведем битву, основанную на ожидании. Фабий ожиданием спас Рим, и мы также спасены надеждой, которая уповает на Господа и ожидает время верного обетования. Святой - это не Цезарь, горделиво изрекающий: "Veni, vidi, vici"; донесения святого написаны пером долготерпения, и вот одно из них: "Я ожидаю Господа моего, душа моя ожидает Его, и на слово Его я надеюсь". Мы - из колена Гадова, о котором написано: "толпа будет теснить его, но он оттеснит ее по пятам". А как ободряюще вот это обетование: "когда он будет падать, не упадет, ибо Господь поддерживает его за руку". Нашим противникам лучше не смеяться, пока дело не подойдет к концу. У нас в запасе оружие, которое мы пока еще не применяли. Это оружие - молитва. Мы откликаемся на их победные крики одной-единственной фразой: "Бог мой услышит меня". Столы еще будут опрокинуты, попиравшие окажутся попираемыми, а плен сам станет пленником. Возможно, нам долго придется ждать, пока Господь разрешит спор вокруг Своего завета, но Он отомстит за Своих избранных, взывающих к Нему день и ночь, даже если Он и замедлит при этом. Что касается меня, то мое сердце совершенно спокойно под градом поношений, вызванных тем, что я защищаю истину Господню, ибо рано или поздно Он оправдает меня. И если Он не сделает это вскорости, то все же сделает это в конце концов. Более того, я счастлив ожидать этого даже после своей смерти, ибо я знаю, что Оправдатель мой жив, и что - хотя черви в могиле будут пожирать мое тело - все равно мой Господь оправдает меня и всех остальных, кто был верен Его истине. Но что бы сталось с нашим долготерпением после нашего поражения? Что бы мы ответили нашему противнику, если бы мы не были уверены в том, что - без всяких сомнений - Бог услышит нашу молитву? Мы отдали наше дело в Его руки, и теперь нас не поколебать ни сарказмом, ни насмешкой, ибо наше дело в безопасности, будучи охраняемо Самим Предвечным. Кривись же в ухмылке, философствующий скептик. "Бог мой услышит меня".

Итак, наша уверенность в Боге, слышащем наши молитвы, питает нас яркой перспективой нашего восстановления, когда мы оказываемся повержены. Что говорит пророк? "Не радуйся ради меня, неприятельница моя! хотя я упал, но встану".Что из того, что я поскользнулся? Что из того, что под тяжестью боли и страдания дух мой упал во мне? Что из того, что я сломлен и сокрушен? Я, тем не менее, могу молиться и я молюсь, и Бог мой услышит меня; а значит, я поднимусь снова. О, блаженная мысль! Христианин может пасть весьма низко, но под ним мышцы вечные. Поскольку эти мышцы под ним, они остановят падение и поднимут нас вверх. Мы поднимемся, восстанем. И кто может сказать, каким высоким будет это восстание? Даже если мы упадем в могилу, да будет благословен Бог, мы не сможем упасть ниже; а затем последует восстание из мертвых, восстание к престолу.

Мой дух ликует во мне при одной мысли о том, как убеждение, что Бог слышит наши молитвы, порождает в нас радостную уверенность, что мы не будем оставлены лежать во прахе, но обязательно поднимемся, отряхнемся и оденем наши прекрасные одеяния. Бог, пообещавший услышать нас, снова выведет нас из Васана; более того, Он снова выведет нас из глубины морской. Наша поверженность временна, но наше восстановление вечно. Мы вернемся поющими, и непреходящая радость будет на наших головах. Вера подвигает нас на моление, а моление подвигает все небеса к труду по извлечению нас из рва, нас же самих оно подвигает к горнему.

Твердое убеждение в том, что Господь слышит молитву, дает душе уверенность, что к ней придет свет. Пророк говорит: "Хотя я во мраке, но Господь свет для меня". Это восхитительное ожидание проистекает из одной небольшой фразы: "Бог мой услышит меня". Если я погружен во тьму, я все же буду молиться; а так как Господь услышит меня, то Он дарует мне свет. Молитва зажигает свечи там, где их нет. Вопли и стенания угнетенного Израиля, хотя они едва ли были молитвами, тем не менее положили конец долгому мраку их Египетского рабства. Петр лежит во тьме, скованный цепями, но церковь молится о нем в доме госпожи Марк, и свет вдруг возгорается в темнице, и ангел будит его своим прикосновением и выводит на улицу к его собратьям. Бог мой - свет мой. Невозможно, чтобы христианин был во тьме и в то же время имел с собой своего Бога; потому что, если его Бог будет с ним, то вокруг него должен быть свет. Радость и утешение должны бить ключом в самой бесплодной нищете, если мы умеем молиться. Пустыня возликует, расцветя как роза, если ноги мольбы коснутся ее. Говорят, что там, где ступала нога Тартара, трава усохла; но мы можем сказать, что там, где земли касаются колени верующего, все становится плодоносящим. Да сохранит нас Бог в этом убеждении, ибо я повторяю: если это действует, то действует все. Если же в молитве больше нет силы, то религия превращается или в ничто, или в род фанатизма, или в шарлатанство священства. Если Божий ответ на молитву всего лишь праздная мечта, то кто же мы? Несчастные одинокие дети, взывающие во тьме к Отцу, Который нас не слышит. Несчастные дети, легко ввергаемые в ужасающий механизм событий, втягиваемые в него и им сокрушаемые, так как никакая Отцовская рука не протянется, чтобы спасти нас! Мунго Парк, оказавшись в пустыне, воодушевился, когда увидел небольшой участок земли, покрытый мхом, ибо это говорило ему о том, что Бог близко. Но согласно современной теории все это было заблуждением, так как Бог не вправе, не может и не будет вмешиваться в ход событий, отвечая на зов детей Своих. Провозглашено царство закона, но Законодатель остается вне нашей досягаемости. Мы взываем, но Он не слышит; никто кроме старомодных фанатиков не может представить себе, что Он слышит нас. Или, если каким-то образом Он слышит, то все же вероятность того, что Он ответит, еще меньше, - так они говорят. Если по всему видно, что молитва получила ответ, то это - простое совпадение, счастливая случайность, радующая набожный рассудок. Меня тошнит от подобных жестоких разговоров. Братья, мы знаем лучше. Мы уверены в действии закона, согласно которому наш Бог слышит наши молитвы, мы -каждый из нас - лично уверены в том, что "Бог мой услышит меня" в той же степени, в какой мы уверены в том, что закон тяготения удерживает все на своих местах. Мы имеем личное провидение, личного Бога, и притом - личного Бога, слушающего наши молитвы; и мы поэтому убеждены, что все должно содействовать ко благу, и что мы должны выйти из тьмы, и что даже во тьме Господь будет светом, сияющим вокруг нас.

Это поддерживает наш дух в самых великих бедствиях и дарует нам наши песнопения в ночи. Все это результаты того, что мы твердо придерживаемся учения о действенной молитве; и для нас это - самые превосходные результаты.

2. От этого я перехожу, во-вторых, к ОСНОВАНИЮ ВЕЛИКОЙ УВЕРЕННОСТИ, КОТОРУЮ ВЕРУЮЩИЕ ПРОЯВЛЯЮТ В ДЕЛЕ МОЛИТВЫ. Они говорят не без основания, когда произносят: "Бог мой услышит меня". Итак, почему же мы верим в это?

Мы верим в это прежде всего и главным образом из-за верного Обещавшего. Сущность Господа Бога, обещавшего отвечать на молитвы, правдивость Господа Иисуса, сказавшего: "И если чего попросите... во имя Мое, то сделаю", и премудрость Духа Святого, производящего в нас молитву, - словом, сущность Самого Бога принуждает нас полагаться на Его слово, не ведая при этом никакого сомнения. В богодухновенном Писании истины снова и снова провозглашаются, что "ищущий найдет, и стучащему отворят". У нас есть повеление: "Просите, и дастся вам". Нам сказано, что "должно всегда молиться и не унывать". Нас заверяют, что "много может усиленная молитва праведного". Более того, нам не только говорят об этом, но все это также представлено нам в ряде действительных примеров, таких как Илия, Авраам, Моисей, Давид, Даниил и многие другие. То, что Бог услышит молитвы детей Своих, вытекает из Его завета, заключенного с ними. "Зови, и Я буду отвечать". Верен ли Господь? Истинен ли Он? Стоит только получить ответ на два этих вопроса - и проблема разрешена. Остается ли Бог тем же, что и в прошлые века? Может ли и будет ли Он соблюдать Свое слово, как прежде? И у нас есть только один вариант ответа на эти вопросы: Он - Иегова и Он не изменяется. Я лучше буду иметь одно небольшое обетование где-нибудь в уголке Библии, которое бы поддерживало мою веру, чем все философские системы ученых людей, которые обосновывали бы мои мнения. История философии - это, в кратком изложении, история безумцев. Все эти сонмы философов, когда-либо живших на земле, более всего оказывались успешными в опровержении тех, кто жил до них, чем в чем бы то ни было другом. Это хорошо, когда дети Аммона и Моава выступают против жителей горы Сеир, чтобы полностью погубить и уничтожить их. Враги Бога всегда преуспевают в деле уничтожения друг друга. Через несколько лет эволюционисты будут разбиты в прах какими-нибудь новыми фантазерами. Философы, господствующие над умами в настоящее время, заключают в себе настолько большую жизнеспособность своего безумия, что они всегда будут оставаться вечными объектами презрения. И я рискну предсказать, что еще до того, как мое тело окажется в могиле, едва ли сыщется хотя бы один выдающийся человек, который бы не умыл руки в той теории, которая господствует (в научном мире - П. п.) в нынешнее время. То, чему с несомненностью учат сегодня ученые мужи, скоро окажется столь же опровергнутым, сколь и попираемым подобно грязи на улицах. Истина Господня живет и царствует, но человеческие измышления рождаются, чтобы просуществовать всего лишь час. Я не пророк и не сын пророка, но поскольку за свою жизнь мне уже довелось увидеть поразительные изменения, происходившие с философскими догмами, то я надеюсь увидеть еще больше.

Посмотрите, как они утверждали себя. Например, нам часто говорили, что естественная испорченность рода человеческого есть миф; высмеивалась сама идея того, что мы рождены во грехе, и с глубоким чувством объявлялось, что каждое милое дитя обладает совершенством. А что говорят нам теперь? А то, что если мы не наследуем первородный грех Адама или какого-либо другого предка, то мы однако несем в себе наследственные результаты развития первобытных устриц или каких-то других существ, от которых мы произошли, прогрессируя или регрессируя. Мы несем в наших телах - если не в душах - следствия всех ужимок тех обезьян, чье будущее было даровано нам эволюцией. И ученые сообщества воспринимают эту бессмыслицу с терпением, мы же - с почтением, тогда как простые высказывания Священного Писания считаются мифическими или невероятными. Я упоминаю об этом безрассудстве только для того, чтобы продемонстрировать, как противники Слова Божия постоянно меняют свою позицию подобно зыбучему песку у устья реки; но все они равным образом опасны, какую бы позицию ни занимали. В утверждении своего учения о наследственности философская мысль лишила себя всякой силы, с помощью которой могла бы хоть как-то противостоять Библейскому учению о первородном грехе. Для нас, которых не заботят их доводы и возражения, это учение не порождает никаких последствий, но для них в нем сокрыты некоторого рода намеки. Согласно современным мыслителям, то, что истинно в понедельник, может оказаться ложным во вторник; и то, что несомненно в среду, может стать сомнительным в четверг, и так далее и во веки веков. С каждым изменением фазы луны наблюдается изменение в учениях нового богословия. В старые времена добрая крепкая гипотеза служила человеку в качестве конька целых двадцать лет, но сегодня их жалкие клячи едва протягивают каких-нибудь двадцать месяцев. Не говорил я разве, что малейшее из обетовании Божиих дороже всего, чему когда-либо учили или будут учить философы-скептики и разные там спекулятивные богословы? Да будет истинным Господь, но каждый человек - это лжец. Какая бы истина ни содержалась в науке, Бог истинен, и на Его обетовании мы возводим нашу уверенность. Мы будем с недоверием относиться к свидетельствам всех людей и ангелов, но мы не можем и не смеем не доверять Господу.

Я чувствую, что стыдно добавлять что-нибудь к первому и в высшей степени внушительному основанию для веры, ибо его одного достаточно, и даже более чем достаточно. Но поскольку вера так часто оказывается слабой, мы можем подставить под нее и другую опору. Мы верим в силу молитвы благодаря нашему прошлому опыту. Некоторые из нас просто не смогли бы сказать меньше чем: "Бог мой услышит меня", так как в этом случае оказались бы изменниками по отношению к тому, о чем свидетельствовала вся их жизнь. Я не буду превращать нашу встречу в собрание по обмену опытом, но если бы я сделал это, то каких только свидетельств об ответах на молитвы мы бы здесь не услышали! Я не буду даже цитировать подборку из многочисленных великих и особенных ответах, которые получил лично я, но все святые Божий едины в своих свидетельствах по этому вопросу. Я прошу позволения сказать, что молящиеся люди - это, как правило, честные и правдивые люди, подобно как и те джентльмены, которые отрицают достоинство молитвы. Так вот, эти люди - и я среди них - торжественно свидетельствуют, что Бог услышал их молитвы и ответил на них; и мы говорим это не в моменты фанатической горячности, когда находимся в молитвенном экстазе, но утверждаем это трезво, как простой факт. Если бы мы оказались при смерти, мы были бы вынуждены утверждать это так же ревностно. И для нас это также истинно, как если бы мы стояли пред Богом. Об этом утверждении - что Бог услышал наши молитвы и ответил на них - мы готовы говорить так же несомненно, торжественно и осмысленно, как в случае, если бы мы посчитали правильным призвать Бога, чтобы поклясться в истинности нашего свидетельства. Мы поэтому не расположены к тому, чтобы наши свидетельства во всей их совокупности отвергались как не имеющие ценности. Мы заявляем, что как люди мы имеем право на то, чтобы нам верили. В любом случае мы будем держаться фактов, испытанных нами на опыте, и истины, которую они доказывают, и если нас высмеивают за это, то мы будем относиться к этому с равнодушием. Когда один философ сказал, что материальные объекты не существуют, то, ударившись головой о столб, тут же вынужден был убедиться в обратном; и когда другой великий теоретик говорил, что не существует духовных реалий, то, пережив духовный кризис со всеми сопутствующими ему страданиями, он уже не мог вернуться к своему прежнему мнению. Трудно спорить с нашим опытом и нашим сознанием. Нас закаляет все, что происходило и происходит с нами. Как гласит креольская пословица, "когда москит пытается укусить крокодила, он зря теряет время". Точно так же в и случае, когда неверующие говорят с нами. Необходимо убедить нас, что факты это не факты, что избавления от бед это не избавления, что дарования нам необходимого не были дарованием. Я готов не верить моим глазам, ибо они часто обманывали меня; я готов не доверять моим ушам, ибо они вводили меня в заблуждение; но я не могу не верить моему личному опыту, особенно если он состоит не из нескольких разрозненных случаев, но представляет собой цепь фактов. Господь слушал мой голос, когда я взывал к Нему, и я знаю это с такой же несомненностью, как и то, что я живу на этой земле. Поэтому я верю, что "Бог мой услышит меня" и в настоящем и в будущем.

Возлюбленные, мы уверены, что Бог нас услышит, потому что имеем в нас чувство сыновства к Богу. Он - наш Отец, и мы знаем это. Отсюда мы заключаем, что если мы, будучи злы, умеем давать благие даяния детям нашим, то Он также даст нам из Своих рук то, что нам нужно, если мы воззовем к Нему. Имея это в виду, я не нуждаюсь в дальнейших доводах. Поскольку отцовство Бога относится к каждому из нас, то Он должен слышать наши молитвы. Скажите, что Он не ваш Отец, и я не буду говорить, что Он вас услышит.

Кроме того, мы верим в силу молитвы, возносимой с верой, из-за победоносности нашего Ходатая. Сам Иисус Христос предстательствует за нас пред лицем Божиим. Он восшел на небо с тем, чтобы представлять Свой народ у престола благодати, ходатайствуя за него, и мы никогда не сможем себе представить, что будучи великим Первосвященником, облагодатствованным Своим Отцом, Он молится впустую. Когда мы просим во имя Его, ставя на наши просьбы Его печать, мы должны выиграть, мы обязательно выиграем наше дело. И нам следует быть уверенными в этом так же, как в небесной жизни и в неограниченных достоинствах нашего Господа. Наши молитвы поддерживаются и подтверждаются Его обожаемым именем, а это нечто совершено другое, чем если бы они были простыми просьбами какого-нибудь грешника. Наши молитвы должны быть услышаны. Иисус, когда Ты Сам представляешь мое дело, "Бог мой услышит меня".

Кроме того, мы имеем водительство в молитве, потому что молиться нас учит Святой Дух. Сам Бог вкладывает в наши сердца благочестивые желания, давая нам таким образом знать, о чем мы должны молиться, если вообще должны; и воистину, такие молитвы не могут остаться без ответа. Мы молимся о даровании нам помощи свыше, чтобы мы могли победить грех; а это желание было взращено в нас благим Духом, и разве не будет оно исполнено? Мы просим о том, чтобы мы были соделаны святыми и получили право прославлять Бога. Подлинно, Бог насадил в нас эти желания не для того, чтобы насмеяться над нами, дав нам устремления, которые Он никогда не намеревался исполнить. Сделать нас алчущими и жаждущими благословений, которые Он не смог бы или не хотел бы нам даровать - это означало бы подвергать нас пытке прежде времени; а мы не можем себе представить, что Бог способен на это. Действие Духа, которое принуждает нас молиться, не есть некий пляшущий блуждающий огонек, поднимающийся из болота суеверия и влекущий нас в фанатизм; но это есть чистый и истинный свет, следуя за которым ни один человек никогда не оказывался невыведенным к миру и безопасности. Страдал ли кто-нибудь из вас от ущерба, нанесенного молитвой? Поднимался ли хоть кто-нибудь из вас с колен, став хуже, чем был, от того, что имел общение с Богом? Уходили ли вы хоть когда-нибудь из собрания верных молящихся, чувствуя, что нравственно упали, приняв участие в их горячих молениях? Я уверен, что нет. Если что-нибудь и помогало вам в борьбе с грехом, в несении бремени жизни, то это было именно ваше приближение к Богу. Поэтому - святым действием молитвы - я заклинаю вас верить в то, что она есть нечто чистое и истинное. Такая святая вещь, посаженная в вас Самим Богом, не может быть сорняком, который Он вырвет и с презрением выбросит из сада. Бог ни в коем случае не учил нас молитве с тем, чтобы она оказалась обманом для нашей доверчивости и развлечением для Его высшего разума. Такое предположение есть просто богохульство, и мы говорим о нем с отвращением. Этот благословенный опыт, в котором я имею освящающее и возвышающее меня общение с Предвечным, не может быть заблуждением. Воистину, "Бог мой услышит меня".

3. Я завершаю свою проповедь третьей подтемой. И мы рассмотрим сейчас, каково ПРОЯВЛЕНИЕ ЭТОЙ УВЕРЕННОСТИ В МОЛИТВЕ. Я показал вам результаты этой уверенности и несколько оснований для нее. Давайте же теперь посмотрим, к чему приведет нас проявление этой уверенности. Что мы собственно делаем, когда претворяем эту уверенность в действие?

Нашу уверенность в том, что Господь слышит наши молитвы, можно увидеть в нашем взирании - во-первых и прежде всего - на Него во всякое время. Чтобы обрести вечное спасение, мы взираем единственно на Бога, принимая ту божественную систему, в которой - посредством воды и крови - верою мы спасены от греха. Наша уверенность заключена не в наших собственных решениях, нравственных достоинствах или духовных достижениях, но в Том, к Кому мы взываем в молитве: "Подними меня, и спасусь". Мы рады помощи наших друзей, когда дело касается менее важных вещей, но даже там наше первое прибежище - это наш Бог, сущий на небесах, ибо каждый из нас чувствует, что его главная защита - это: "Бог мой услышит меня".

Это приводит нас также к уверенности в том, что Бог является нашим Богом. Мы живем присваиванием нашего Бога. Мы можем без ужаса смотреть, как нате состояние уменьшается, как наши друзья покидают нас, а наши самые любимые люди уходят, но для нас было бы воистину ужасом, если бы мы потеряли нашего Бога и никогда больше не смогли бы сказать: "Бог мой". Другие могут выбирать себе то, что им нравится, следуя зову своего сердца, но мы не намерены отдавать честь и уважение нашей души никому кроме Иеговы. "Этот Бог есть наш Бог во веки веков". Если это Бог другого человека, то я не смогу обрести в Нем покой, но если это "Бог мой", то я уверен, что Он услышит меня. Таким образом, наша уверенность в молитве принуждает наши души вцепиться в Него стальными крючьями. Короче говоря, "Бог мой" - это наше небо здесь внизу.

Это также побуждает нас к действительной молитве. Так как Бог нас услышит, то мы будем молить Его, и мы делаем это. Увы! У нас много грехов по отношению к молитве. Наша вялость в молитве, наше недоверие к ее силе - это преступления, по причине которых наши лица должны бы быть покрыты позором. Но когда мы ходим перед Богом в истине, когда мы исполняем Его заповеди и пребываем в Его любви, тогда Он дает нам жизнь, радость и силу в молитве, и именно тогда мы обретаем уверенность в успехе у престола. Имея эту дарованную нам силу, мы приступаем к молитве с такой же естественностью, с какой ребенок плачет. Да, мы должны устанавливать себе определенные часы для нашей личной молитвы, и это в высшей степени полезно для нас, но я задаю вопрос: разве не являются нашими лучшими молитвами те, которые абсолютно безотносительны ко всякому времени? Когда человек молится не потому, что пробило семь утра, но потому, что чувствует в этом настоятельную нужду; когда он молится не потому, что настало время ложиться спать, но потому, что ему хочется поговорить с Богом, тогда он воистину молится. Когда человек имеет постоянную уверенность в превозмогающей силе молитвы, то он отказывается от попыток найти помощь и поддержку у кого-то из людей. Кто уверен в молитве, тот, идя по улице с сокрушенным и стенающим духом, открывает свое чаяние Всевышнему. Возможно, Чипсайд является для некоторых из вас Вефилем, а ваша мастерская - храмом. Подлинно живая молитва естественным образом исторгается из омраченного печалью сердца, а не приходит согласно установленному времени. Я слышал об одном служителе, который имел обыкновение помечать на полях своей проповеди: "Здесь - плакать", а в другом месте - "Здесь - поднять глаза ввысь". Эта проповедь должна была быть ужасной, поскольку она регламентировала чувства; и это же истинно и в отношении молитвы. Страшно, если вы не в состоянии подлинно молиться, пока часы не известят вас: "Настало время для молитвы". Я не думаю, что мы всегда можем согласовывать время на часах нашей души с временем на часах камина, поэтому я считаю, что самая живая молитва - это та, которая совершается действием в нас Духа Божия именно в то время, когда она более всего необходима. Однако возглас "помолимся!" никогда не бывает несвоевременным. В самом деле, какое время могло бы считаться неподходящим для подобного призыва? Когда молитва могла бы быть невыгодной? Господь всегда слушает нас, поэтому будем же всегда молиться тем или иным образом. Молиться, невзирая на то, что о нас говорят; невзирая на то, какую мы имеем от этого радость или в каком обществе мы находимся. Молитесь непрестанно, потому что всегда остается истиной то, что "Бог мой услышит меня". Вы ведь все знаете, что говорили об одном святом, проходившем по улицам: "Вон идет человек, который может получить от Бога все, о чем бы он ни попросил". Это и есть тайна всякой великой жизни. Проиграйте здесь - и вы проиграете везде. Предайтесь молитве на горе, подняв руки ввысь, и Амалик в долине потеряет все шансы на успех. Но как мы сможем обрести эту силу, не имея неоспоримой уверенности в том, что если мы попросим чего-нибудь соответствующего Его воле, то Он услышит нас? Братья, чтобы вам быть крепкими и счастливыми, повторяйте эти слова: "Бог мой услышит меня" до тех пор, пока вы не сможете выговорить их всей вашей душой.

Что же касается вас, несчастные души, которые не в состоянии сказать: "Бог мой", то скажу ли я вам, что вы не вправе молиться? Ничего подобного! Если у вас есть желание молиться, поддерживайте это желание. Но помните, что это молитва, а не простая формальность. Пусть сердце ваше возносится к Тому, Кто говорит вам: "Ищите Бога, пока Его можно найти". Вместо того, чтобы удерживать вас от молитвы, я хочу наставить вас, как должно молиться. Прежде всего, вам необходимо иметь Бога, к Которому можно было бы возносить молитвы; ибо в противном случае вы не сможете сказать: "Бог мой услышит меня". Бог может стать вашим в спасительном для вас смысле только посредством того, что вашим станет Христос. Иисус сказал: "Никто не приходит к Отцу, как только через Меня". Бог становится нашим Богом благодаря вере, которая присваивает Его Таким, Каким Он явил Себя в Своем Сыне Иисусе Христе. Обратитесь к Иисусу, так как Он есть очистилище, а значит, путь к Богу в молитве. Евангелие, которое мы проповедуем вам, не есть: "молитесь", но - "веруйте". "Уверуй в Господа Иисуса Христа, и спасешься". После этого, обретя спасение, вы окажетесь в состоянии молиться с уверенностью в своем триумфе. Приступайте к Богу посредством Крови Иисуса, и тогда молитва грешника будет услышана. Молитва - это дыхание жизни каждого спасенного человека, так же как вера есть жизнь и кровь его души. Прямо сейчас приступите к Богу посредством Иисуса Христа. Вы - грешник, осужденный грехом; Христос пришел в мир, чтобы спасти грешников: примите же Его как Спасителя, упокойте в Нем вашу душу и попросите, чтобы ради Него вы смогли бы получить благодатный дар вечной жизни. Вы - пустой, жалкий, голый и несчастный грешник; возьмите же Господа Иисуса во всей Его полноте и благословенности, чтобы Он стал вашим навеки, и тогда великий Бог приклонит к вам Свое ухо - да, даже к вам; и вы тоже будете причислены к тем, кто имеет силу Божию. Здесь, на этом месте, я призываю вас воскликнуть: "Боже! будь милостив ко мне грешнику". Пусть просьба эта совершится в тишине и молчании, даже если при этом вы не посмеете поднять глаза на небо. Ну же, братья, пусть каждый из нас исторгнет из себя эту просьбу, и тогда к каждому из нас придет оправдание намного более приятное и великое, чем если бы мы стояли там наверху среди грешников, говоря: "Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди". О мой Господи, услышь же эту мою молитву, чтобы те, кто слышит или читает эту проповедь, смогли бы сказать точно так, как и Твой недостойный раб, говорящий с великим дерзновением: "Бог мой услышит меня". Даруй же им это, молю Тебя, ради Иисуса. Аминь.

10 02 1889

Просьба Ахсы, или образец молитвы

"И сказал Халев: кто поразит Кириаф-Сефер и возьмет его, тому отдам Ахсу, дочь мою, в жену. И взял его Гофониил, сын Кеназа, младшего брата Халевова, и Халев отдал ему в жену Ахсу, дочь свою. Когда надлежало ей идти, Гофониил научил ее просить у отца ее поле, и она сошла с осла. Халев сказал ей: что тебе? (Ахса) сказала ему: дай мне благословение; ты дал мне землю полуденную, дай мне и источники воды. И дал ей (Халев) источники верхние и источники нижние"

(Суд. 1:12-15).

Мы часто видим, как жизнь дома Божиего находит свое образное отражение в жизни семьи. Я уверен, наши наблюдения не случайны, ибо наш Спаситель говорил: "Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него". Бог есть Отец и Его отношение к нам - это отношение Отца к детям.

Мы, верующие, являемся Божиими детьми, и нам дозволено вести себя с Богом так, как ведут себя с нами наши дети, и ждать от Него такого же отношения, какое проявляем к ним мы.

Короткая история о дочери и ее отце запечатлена в Библии дважды. Вы встречаетесь с ней в 15 главе Книги Иисуса Навина и в открытой перед нами первой главе Книги Судей. Для этого повторения есть серьезные причины. Сегодня вечером я собираюсь остановиться на одной из них, а именно: отношения между пришедшей с просьбой дочерью и милостиво принявшим ее отцом, которые являются для нас уроком, показывающим, как нам следует приходить к Отцу нашему Небесному и, приходя так, на что нам следует рассчитывать.

Сегодня моим примером, наглядной для вас иллюстрацией будет эта добродетельная женщина Ахса. Наш образец - Ахса, дочь Халева. Она олицетворяет собой поистине успешного просителя у Отца нашего, сущего на небесах.

1. Итак, первое, на что я прошу обратить ваше внимание, это ПРОДУМАННОСТЬ ПРОСЬБЫ АХСЫ, прежде чем она обратилась с ней к отцу.

Она только что вышла замуж, и полученный от отца удел земли был тем приданым, которое она доставила своему мужу. Естественно, ей хотелось, чтобы на этой земле было все, что облегчало бы труд и способствовало плодородию, и, оглядев ее, она увидела, чего здесь не хватало. Прежде чем молиться, осознайте свою нужду. Человек, который впопыхах и бездумно опускается на колени, встанет с них точно таким, каким опустился; его усилия останутся бесплодными. Направляясь к отцу, эта молодая женщина хорошо знала, о чем она его будет просить. Она не открывала уст, пока сердцем не уразумела все, что ей было необходимо. Она поняла, что без источников воды земля окажется мало полезной ей и ее мужу. И потому она идет к отцу, и ее просьба звучит предельно ясно: "Дай мне и источники воды".

Мои дорогие друзья, всегда ли перед тем, как молиться, вы задумываетесь о том, что собираетесь просить? "О! - говорит кто-то, - я говорю какие-нибудь красивые слова". Но нужны ли Богу ваши слова? Обдумайте то, о чем собираетесь просить, прежде чем начнете молиться, и затем молитесь как деловой человек. Эта женщина не обращается к отцу: "Отец, послушай меня", чтобы потом произнести небольшую изысканную, но ни о чем не говорящую речь. Нет, она знает, о чем собирается просить, и почему она будет просить об этом. Она видит свою нужду и хорошо осознает ценность просимого. О вы, много пребывающие в молитве, смотрите не бросайтесь в святой труд "как конь, бросающийся в сражение", не рискуйте выходить в море молитвы, не зная, где находится ваш порт! Я верю, что Бог во время молитвы напомнит вам о многом, Дух подкрепит вас в немощах ваших и подскажет другие просьбы, но перед тем, как с уст ваших сорвется первое слово, я советую вам сделать то, что сделала Ахса - осознать, в чем вы действительно нуждаетесь.

Перед тем, как отправиться с просьбой к отцу, эта добропорядочная женщина попросила поддержки у своего мужа. Придя к нему, она предложила ему самому обратиться к ее отцу с просьбой. Да, Гофониил был очень храбрым человеком, но очень храбрые люди обычно очень застенчивы. Это трус часто лезет вперед и наглеет, но Гофониил был настолько застенчив, что не захотел просить у своего дяди Халева чего бы то ни было еще. Это было бы похоже на алчность. Он получил от него жену, он получил от него землю и, судя по всему, его ответом жене было: "Нет, дорогая, я понимаю твое желание, чтобы я пошел с тобой, но я больше ничего не могу просить для себя". Тем не менее, прислушайтесь, милые жены, к этому уроку и побуждайте ваших мужей к совместной молитве. Братья, зовите ваших братьев молиться вместе с вами. Сестры, старайтесь не стоять у престола благодати в одиночку, но приглашайте с собою вашу сестру. Молитва становится сильнее, когда вы обе договариваетесь молиться о чем-нибудь касающемся Царства Христова. Молящиеся души, плотным кольцом окружившие престол благодати, обязательно будут успешны в молитве! Один мой брат недавно признался мне: "Мой дорогой пастор, всегда, когда у меня не получается молиться за себя - а у меня бывают такие моменты, когда мои уста не открываются на молитву о себе, - я начинаю молиться о вас: "Боже, благослови его!", и, едва начав молиться о вас, я уже чувствую, что могу молиться о себе". Мне хотелось бы почаще упоминаться вот в таких отрывочных молитвах. Каждый раз, когда вы завязнете в какой-нибудь грязи, молитесь за меня. Это будет во благо вам, а я получу благословение. Вспомните, что написано в Книге Иова: "И возвратил Господь потерю Иова, когда он помолился за друзей". Пока он молился о себе, он оставался в узах бедствия, но когда он помолился за своих неверных друзей, Господь улыбнулся ему и послал избавление. Итак, в молитве очень полезно уподобляться этой женщине Ахсе. Уразумейте, в чем ваша нужда, и просите других присоединиться к вашей молитве. Жена, особенно проси об этом мужа; муж, особенно проси об этом жену. Я думаю, на свете нет прекрасней молитвы, чем когда муж и жена вместе молятся о своих детях, и когда они просят о благословении друг для друга и для дела Господнего.

Далее Ахса вспомнила, что тот, к кому она собирается идти с просьбой, - ее отец. Я полагаю, она вряд ли пошла бы к кому-нибудь другому, но здесь она сказала себе: "Иди, Ахса, Халев - твой отец. Не чужого человека, который не знает меня, собираюсь просить я о благодеянии, но отца, который растил и нежил меня с колыбели". Эта мысль должна укреплять нас в молитве, и она укрепляет нас, когда мы помним, что идем просить не у врага, и не к чужому взываем, но говорим: "Отче наш, сущий на небесах". Говорите ли вы это всей душой? Действительно ли вы верите, что Бог - ваш Отец? Ощущаете ли в вашем сердце дух усыновления? Если да, то ваша молитва будет обязательно звучать уверенно. Ваш Отец даст вам все необходимое. Если бы мне что-нибудь понадобилось и я обратился к своему дорогому отцу, я думаю, что он, несмотря на то, что стар и слаб, сделал бы для меня все, что в его силах. И, несомненно, наш великий и преславный Отец, с которым мы неразлучны с момента нашего возрождения, даровал нам столько благодеяний, что мы должны просить смело, будучи по-детски уверены, что наш Отец не станет раздражаться из-за наших просьб. По сути дела Он прежде прошения нашего знает, в чем мы имеем нужду. Итак, эта благонравная женщина Ахса, зная, что человек, к которому она едет с просьбой - ее отец, и видя, что ее муж не решается присоединиться к ней в ходатайстве, поспешила отправиться в путь одна. "Ну что ж, Гофониил, хоть мне и хотелось, чтобы ты был рядом, но раз ты отказываешься, я поеду одна". Она садится на осла - такой способ передвижения был для женщин привычным в те дни - и направляется к отцу. Величавый старик видит приближающуюся дочь и по тому, как она себя держит, понимает, что ее приезд связан с каким-то делом. Ее взгляд раньше слов говорит ему о том, что она едет с какой-то просьбой. Она и раньше не раз обращалась к нему с просьбами. Он знал, как изменялось выражение ее лица, когда она собиралась о чем-нибудь просить его. И вот он выходит ей навстречу, и она в знак глубокого почтения сходит с осла, как в свое время сошла с верблюда Ревекка, когда увидела Исаака. Вся она -выражение глубокого преклонения перед этим замечательным человеком, быть дочерью которого - высокая честь. Халев пережил Иисуса Навина и, хоть был стар, ходил на войну с хананеями и завоевал Хеврон, который Господь предал в его руки. Ахса благоговеет перед отцом, но при этом полна решимости изложить ему все дело, по которому приехала.

Примите же, дорогие друзья, от этой доброй женщины еще один урок молитвы. Она обращалась смиренно, но ревностно. Если другие не хотят с вами молиться, молитесь одни, но когда молитесь, молитесь очень благоговейно. Нет более позорного понятия, чем неблагоговейная молитва. Ты на земле, а Бог - на высоте небес; не нагромождай слова, будто говоришь со своей ровней. Не обращайся к Богу так, как будто Он твой слуга и ты можешь командовать Им и требовать исполнения твоих желаний. Низко преклонись перед Всевышним, признай себя недостойным приблизиться к Нему и говори тем тоном, каким говорит человек, умоляющий о великом милосердии, но, пребывая в смиренном духе, поднимай к Нему жаждущий взор и исполненное надежды лицо. Молись, как человек, который твердо намерен получить то, о чем просит. Не говори, как говорят некоторые: "Я прошу только один раз и, если не получаю того, что мне нужно, больше никогда не повторяю просьбы". Такие слова недостойны христианина. Взывай без устали, если уверен, что то, о чем ты просишь, праведно. Будь как та назойливая вдова, приходи снова, снова и снова. Будь как слуга пророка: "Продолжай это до семи раз". И в конечном счете ты получишь просимое. Этой женщине не пришлось проявлять настойчивость. Отец по одному ее виду понял, что у нее есть нужда, и спросил: "Что тебе?" Я полагаю, наши первые шаги к размышлению уже подвели нас к очень полезным для наших молитв наставлениям. Применив их на практике, вы уже получите благословения, даже если к ним больше не будет прибавлено ни одного слова. Даруй нам, Боже, осознавать наши нужды, стремиться обрести помощь братьев по вере, но помнить, что, поскольку мы идем к Отцу, то, если другие откажутся к нам присоединиться, мы можем, благодаря Господу нашему Иисусу Христу, приходить no-одному, неся нашему Небесному Отцу свои молитвенные просьбы!

2. Теперь, во-вторых, обратите ваше внимание на ЕЕ ВООДУШЕВЛЕНИЕ. Мы читаем здесь: "И она сошла с осла. Халев сказал ей: Что тебе?"

"О! - восклицает кое-кто, - уж я бы нашел, о чем попросить, если бы мой отец сказал мне: "Что тебе? " Именно этот вопрос задает в этот вечер каждому из вас ваш великий Отец: "Что тебе?" Со всем великодушием Своего великого сердца Бог являет Себя каждому молящему Его мужчине или взывающей к Нему женщине, спрашивая: "Что тебе? О чем просишь? Какая у тебя просьба?"

Что же означает для меня этот вопрос: "Что тебе? " А вот что. Он указывает на* то, что вы должны прежде всего осознать свою нужду. Смогли бы некоторые из присутствующих здесь христиан ответить Богу, если бы Он спросил их сейчас: "Что тебе?" Не кажется ли вам, что найти молитвы носят иногда такой расплывчатый и трафаретный характер именно потому, что мы не совсем четко осознаем, в чем наша нужда? Если с вами все обстоит именно так, не надейтесь быть услышанными, пока не осознаете, что вам нужно. В основу вашей просьбы положите четкую, ясную, глубоко осознанную потребность и не спускайте с нее вашего мысленного взора, зная, что это есть то, что вам обязательно нужно получить. Это является благословенной подготовкой к молитве. Халев сказал тогда дочери: "Что тебе?" Сегодня же тебе говорит Иисус: "Дорогое дитя, что тебе нужно от Меня? Искупленная Кровью дочь, чего ты от Меня хочешь? " Разве не начнут те из вас, у кого не окажется на языке готовой просьбы, извлекать их прямо из души? Я надеюсь, что в уголках ваших сердец лежит множество просьб, и они не замедлят наполнить ваши уста.

Во-вторых, вы должны не только знать, что вам нужно, но вы должны это просить. Бог дает нам по нашей просьбе. Я думаю, Он поступает так для того, чтобы дать нам вдвойне, ибо сама молитва - такое же благословение, как и ответ на нее. Иногда нам в такой же степени полезно молиться о благословении, как и получать благословение. Во всяком случае, это установленный Богом путь: "Просите, и дано будет вам". Даже Своего Собственного Сына, нашего благословенного Спасителя, Он подчиняет этому же правилу, ибо говорит Ему: "Проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе". Итак, это правило, в котором нет исключения: вы должны знать, что вам нужно, и вы должны просить об этом. Сделай же это, мой друг, ведь Господь спрашивает тебя: "Что тебе?"

И когда Халев сказал: "Что тебе? ", разве он не сказал этим Ахсе: "Ты получишь все, о чем просишь"? Давайте же молиться. Сегодня чудный, благостный для молитвы вечер. Я не знаю вечера, который бы не был таковым, но сегодня воистину восхитительный для молитвы вечер. Вы получите то, о чем попросите. "И все, чего ни попросите в молитве с верою, получите". Все желания, начертанные в вашем сердце Святым Духом, будут исполнены. Итак, помните об этих трех вещах: вы должны знать, что вам нужно, вы должны просить то, что вам нужно, и вы получите то, что вам нужно. Ваш Отец говорит каждому из вас, как Халев говорил Ахсе: "Что тебе?"

Итак, еще раз, Отцу вашему будет приятно услышать вашу просьбу. Вот перед нами Халев, этот благородный, храбрый, величественный муж, и он говорит своей дочери: "Что тебе?" Ему нравится, когда она открывает свои милые уста, он любит слушать музыку ее голоса. Отцу радостно слышать, когда его дитя делится с ним своими желаниями, и вашему Богу не будет неприятна ваша сегодняшняя молитва. Ему доставляет радость принимать ваши развернутые прошения. Многие отцы предпочитают, чтобы дети не досаждали им перечнем своих нужд. И в самом деле: чем меньше у них нужд, тем счастливее родители. Но наш Отец Небесный рад восполнить всякую нашу нужду, ибо даяния не обедняют Его, а удерживания нисколько не обогатили бы. Ему нравится давать, так же как солнцу нравится светить. Осыпать щедротами - неотъемлемая суть Бога. Идите же и молитесь Ему. Он будет радоваться этому больше, чем вы сами. Мне хочется, чтобы мои слова сегодня заставили каждое дитя Божие сказать: "Проповедник говорит это мне. Он считает, что я должен молиться, и Бог услышит и благословит меня". Да, именно так я и считаю. Прими же мой совет, брат, удостоверься в этот вечер сам и убедись в том, что Бог действительно радуется твоей жалкой, слабой, запинающейся молитве и удовлетворяет твою смиренную просьбу.

Итак, мы рассмотрели продуманность молитвы Ахсы и ее воодушевление, побуждающее молиться.

3. Теперь следует САМА МОЛИТВА.

Как только отец милостивейшим образом приклонил к ней ухо, она сказала ему: "Дай мне благословение". Мне нравится такая просьба. Это прекрасное начало: "Дай мне благословение". Мне хочется вложить эту молитву в уста каждого верующего. "Дай мне благословение. В чем бы Ты мне ни отказал, только не отказывай в благословении. Что бы Ты мне ни даровал, не забудь даровать благословение". Благословение отца - наследие для любящего ребенка.

"Дай мне благословение". Что такое благословение Божие? Если Он скажет: "Благословляю тебя", ты можешь не бояться проклятий дьявола. Если Господь называет тебя благословенным, ты благословен. Ты благословен, даже если, как Иов, весь покрыт язвами. Ты благословен, даже если умираешь, как Лазарь, чьи струпья лизали псы. И если тебе придется умереть под камнями жестоких врагов, как умер Стефан, то чего лучшего еще можно желать, если тебя благословляет Бог? Да, Господи, пока со мной Твои благословения, поступай со мной, как Тебе угодно. Лишай меня всего, что посчитаешь нужным, только дай мне Твое благословение. Если есть на мне Твое благословение, то я и в бедности богат. Итак, Ахса сказала отцу: "Дай мне благословение". Мне хочется, чтобы сегодня каждый сидящий здесь помолился этой молитвой. Если вы никогда еще не молились, пусть это будет вашей первой молитвой, пришедшие сюда печатники. "Господи, дай мне благословение". Солдаты, просите вашего милосердного Бога дать вам благословение. Юноши и девушки, отцы и деды, сегодня вечером примите в сердце эту молитву Ахсы. "Дай мне благословение". О, если Господь услышит эту молитву из уст каждого, кто здесь присутствует, каким благословенным собранием мы станем, а потом разойдемся по домам, чтобы стать для всего города Лондона таким благословением, каким мы никогда еще до этого не были!

Посмотрите далее, как умело сочетает Ахса в своей молитве благодарение и прошение. "Дай мне благословение; ты дал мне землю полуденную". Когда нас о чем-нибудь просят, нам приятно слышать: "Вы ведь уже помогли мне месяц назад". Но если к вам подходят и совершенно забывают, что вы когда-то помогли им, и даже никогда не благодарят вас, никогда не говорят ни слова о вашей помощи, но снова и снова просят у вас о чем-то еще, вы скажете себе: "Ведь я помог ему месяц назад! А он даже не упоминает об этом". "Разве мы с вами ни разу не встречались?" "Нет, сэр, не думаю". "Ах, так! - думаете вы, - больше он ничего от меня не получит. Он неблагодарный". Я действительно верю, что неблагодарность запечатывает источники благословений. Если мы не хвалим Бога за то, что уже получили от Него, то мне кажется, Он обязательно скажет: "Я не собираюсь метать бисер перед свиньями. Я не буду раздавать Мои драгоценности тем, кто их не ценит". Когда вы молитесь, предавайтесь также и восхвалению; этим вы обретете необходимую вам силу. Готовясь к длинному прыжку, человек отходит на почтительное расстояние назад, и уже потом бросается для прыжка вперед. И вы отойдите назад в благодарственном восхвалении Бога за то, что Он совершил для вас в прежние дни, а потом обретите разбег для вашего прыжка за будущим или же за настоящим благословением. Примешивайте благодарение ко всем вашим молитвам.

В молитве этой женщины была не только благодарность, Ахса использовала прежние дары как довод в пользу еще больших: "Ты дал мне землю полуденную, дай мне и..." О, воистину, это великий аргумент в разговоре с Богом: "Ты дал мне, поэтому дай мне еще". Его нельзя все время использовать в разговоре с людьми, потому что, напомнив им о многих дарах, уже полученных от них ранее, вы услышите: "Я думаю, теперь вам следует обратиться к кому-нибудь еще. Постучите, пожалуйста в соседнюю дверь". Но у Бога не так. В разговоре с Ним у вас есть только один довод: "Господи, ты сделал это для меня. Ты всегда Тот же. Твоя вседостаточность не умалилась. Поэтому сделай еще раз то, что Ты уже сделал!" Каждое даяние, которое Бог дает вам, сделайте доводом в пользу другого даяния, а когда получите другое, сделайте его доводом в пользу следующего. Богу нравится, когда вы так делаете. Каждое дарованное благословение содержит в себе яйца других благословений. Вы должны взять благословение, найти в нем спрятанные яйца и с помощью вашей ревностности высидеть из них целый выводок, который появится из одного-единственного благословения. Помните об этом.

Но эта добропорядочная женщина использовала свой довод особым образом. Она сказала: "Ты дал мне землю полуденную, дай мне и источники воды". Это было то же самое, как если бы она сказала: "Хотя ты дал мне землю полуденную, за которую я благодарю тебя, она бесполезна для меня, пока у меня не будет вода для нее. На этой земле очень жарко, и ее нужно орошать. Мы с мужем не сможем обрабатывать ее, пока ты не дашь нам источники воды". Видите, как вы должны молиться?

"Господи, Ты дал мне уже так много, но все это не принесет мне никакой пользы, если Ты не дашь мне еще больше. Если Ты не завершишь, то мне остается пожалеть, что Ты когда-то начал. Ты даровал мне очень много милостей, но если у меня не будет их еще больше, то вся Твоя щедрость окажется для меня бесполезной. Ты ведь не начинаешь строительство, если не рассчитываешь его завершить. Поэтому я и пришел к Тебе, чтобы сказать: "Ты дал мне землю полуденную, но она суха. Дай мне также и источники воды, чтобы я мог извлечь из земли реальную пользу". В молитве Ахсы есть и конкретность: "Дай мне и источники воды". Она знала, о чем молилась, и так следует молиться всегда. Прося Бога, просите отчетливо: "Дай мне источники воды". Вы можете сказать: "Дай мне мой хлеб насущный". Вы можете воззвать: "Дай мне почувствовать, что грех мой прощен". Вы можете отчетливо просить обо всем, что Бог пообещал нам, но смотрите, чтобы, подобно этой женщине, вы были ясны и просты в том, что просите у Бога: "Дай мне источники воды''.

Мне кажется сейчас, что я тоже могу помолиться этой же молитвой: "Дай мне источники воды". "Господи, Ты дал мне землю полуденную, все это общество, слушающее меня воскресенье за воскресеньем, все множество этих людей. Но, Господи, как я могу им проповедовать, если Ты не дашь мне источники воды? "Все мои источники - в Тебе". Что пользы от того, что меня слушают, если слушателей не благословит сила Духа Святого, действующая вместе со Словом? Дай мне источники воды". И далее, я могу предположить, что и преподаватель воскресной школы, присутствующий здесь, также говорит: "Господи, благодарю Тебя за мои интересные занятия и за внимание, которые ученики проявляют к тому, что я им рассказываю. Но, Господи, что мне пользы от учеников, если ты не дашь мне источники воды? О, если бы из меня самого, из самой моей души потекли для моих дорогих учеников потоки воды живой, и чтобы я, уча других, имел силу Духа Святого! Дай мне источники воды". Я могу себе также представить, что кто-то из родителей-христиан, слушающих меня здесь, также говорит: "Господи, благодарю Тебя за мою жену и детей. Благодарю Тебя за то, что Ты дал мне слуг, которые мне послушны. Благодарю Тебя за все это, но что пользы в том, что я глава семьи, если Ты не дашь мне источники благодати, чтобы подобно Давиду я мог благословлять всех домашних, видя, как мои дети возрастают в страхе Твоем? Дай мне источники воды". Главное в этой просьбе следующее: "О Господи, то, что Ты дал мне, не принесет мне сколько-нибудь заметной пользы, пока Ты не дашь мне что-нибудь еще". О дорогие слушатели, если Бог дал вам деньги, молитесь же, чтобы Он дал вам и благодать, которая помогла бы вам использовать их правильно, иначе, если вы накопите или истратите их, это может - в каком-то случае - оказаться для вас проклятием! Молитесь: "Дай мне источники воды, дай мне благодать, чтобы я правильно использовал свое богатство". Некоторые из сидящих здесь располагают многими талантами. Богатство ума относится к самым лучшим из богатств. Благодарите Бога за ваши таланты, но воззовите к Нему: "Господи, дай мне Твою благодать, чтобы я мог использовать свои таланты для Твоей славы. Дай мне источники воды, иначе таланты мои останутся сухой и безводной землей, не производящей плодов для Тебя. Дай мне источники воды". Вы видите, эта молитва не просто о воде, но об источниках воды. "Дай мне непрестанный, вечный источник, который не прекращает течь. Дай мне благодать, которая никогда не оскудеет, но будет течь, течь и течь во веки. Дай мне постоянное восполнение моих нужд. "Дай мне источники воды".

Таким образом, я рекомендую вам молитву этой женщины для повторения. И да. получит для этого каждый из вас благодать!

4. А теперь, наконец, посмотрите на ЕЕ УСПЕХ. На этом я не буду задерживать вас более одной или двух минут. "И дал ей (Халев) источники верхние и источники нижние".

Обратите внимание: отец дал ей то, что она просила. Она просила источники, и он дал ей источники. "Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею, вместо рыбы? " Бог дает нам то, что мы просим, когда в таком даянии явлена Его премудрость. Иногда мы ошибаемся и просим неправильного. Но и тогда Он проявляет достаточно доброты, перечеркивая нашу просьбу пером, вписывая в нашу молитву другое слово и отвечая скорее на эту исправленную молитву, чем на ее первую - неразумную - редакцию. Халев дал Ахсе то, что она просила.

Далее, он дал ей много. Она просила источники воды, а он дал ей верхние источники и нижние источники. Господь "может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем". Некоторые, используя этот стих в молитве, цитируют его неправильно: "больше того, чего мы просим, или даже о чем помышляем". В Библии не так, потому что вы можете просить или даже помышлять обо всем, что вам захочется; но сказано: "больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем". Наша просьба или помышление всегда несовершенны, но даяние Божие - никогда.

И отец дал ей все это, ни единым словом не укорив ее. Он не сказал: "Послушай, Ахса, ты всегда что-нибудь просишь у меня!" Он не сказал: "Теперь, когда я отдал тебя в жены твоему мужу, это слишком некрасиво с его стороны -посылать тебя ко мне, чтобы просить чего-то большего. Я ведь и так уже достаточно дал вам". А есть и такие ворчливые старики-отцы, которые ответили бы своим дочерям примерно так: "Нет, нет! Уходи, этого не будет! Ты и так получила хороший удел, моя девочка, и мне еще надо думать и о других". Нет, Халев дал ей верхние и нижние источники, и никогда не произнес ни единого слова упрека; но наоборот - я должен сказать, что он улыбнулся ей, когда сказал: "Бери верхние и нижние источники, и пользуйся ими со своим мужем! В конце концов ты только попросила то, что мое сердце радо было отдать вам!" Итак, пусть Господь сподобит нас сегодня попросить у Него в премудрости, и пусть Он при этом не укорит нас, но даст все виды благословений и верхних и нижних источников, и неба и земли, и вечности и времени, и даст их даром, не вымолвив ни единого слова нам в укор!

Я закончу эту последнюю тему, когда задам вам один простой вопрос, или же два. Дорогие друзья, почему так случилось, что сегодня некоторые из вас располагают весьма пересохшим наследством? Трава не хочет расти, хлеб не хочет расти; и, кажется, вообще ничего хорошее не растет. Вы вспахиваете, перелопачивая, весь ваш участок, засеваете его, пропалываете, и однако ничего с него не имеете. Вы -верующие, и у вас есть наследство, но вы не слишком-то предаетесь пению, вы не слишком воодушевлены, не слишком счастливы. Вы сидите здесь в этот вечер и напеваете на манер Иова:

"Как никудышня, как жалка земля, которая не производит плод!"

Но почему так? Ведь этого не должно быть. Ваш небесный Отец не хочет, чтобы вы пребывали в этом жалком состоянии. Ведь есть нечто такое, что вам следует обрести, и оно поднимет вас из этого состояния, совершенно изменив весь ваш настрой. Пусть же каждый из присутствующих здесь детей Божиих идет к своему Отцу, так же как Ахса пришла к Халеву! Излейте сердца ваши перед Господом со всей непринужденностью и естественностью доверчивого и любящего ребенка.

Вы говорите: "О, я не смогу так!" ? Тогда я задам вам вот этот вопрос: "Подлинно ли мы дети Божий, если никогда не чувствуем по отношению к Нему хоть какое-то святое дерзновение?" Вам не кажется, что каждое дитя должно относиться к своему отцу с некоторой степенью уверенности? Если и есть в этом мире такой сын, который скажет: "Нет, я... я... я на самом деле не смог бы так сказать моему отцу", я не буду задавать ему никаких вопросов, но я знаю, что в доме, в котором он живет, что-то не так, что-то неладно или с его отцом или с самим мальчиком. Где бы ни находился дом, полный любви, там никогда не услышишь от сына или дочери: "Вы знаете, я... я... я не смог бы попросить моего отца". Надеюсь, никто из нас не оказывался в такой ситуации по отношению к своему земному отцу; пусть же никто из нас не окажется в этой ситуации по отношению к нашему небесному Отцу.

"Проси Того, Который есть любовь! Пусть твое сердце все Ему расскажет! Он пролил за тебя святую Кровь, так неужели в чем-нибудь откажет?"

Так идите же сегодня - прямо с ваших скамей, перед тем как мы соберемся у стола причащения, - и представьте Ему ваши прошения с детской доверчивостью, в надежде, что они будут услышаны и что в этот вечер мы будем иметь общение с Отцом и с Его сыном Иисусом Христом.

А вы, бедные грешники, не умеющие молиться как дети, что делать вам? Вы ведь помните, что сказал Спаситель женщине сирофиникиянке: "Не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам". Но она сказала Ему: "так, Господи; но и псы под столом едят крохи у детей". Сегодня вы пришли сюда за крохами, но если человек удовлетворен тем, что ест крохи вместе с псами, то Бог не будет удовлетворен, пока не даст ему есть хлеб вместе с детьми. Если вы хотите занять низшее место, то скоро Бог захочет дать вам высшее место. Приступите же к Иисусу и веруйте в Него отныне и навсегда. Аминь.

11.06.1893

 

 

 

 

 

Hosted by uCoz