Чарльз Г. Сперджен

Как приводить души ко Христу

 

 

 

                                                                                                                                                                      

Препятствия на пути приобретения душ

Я уже говорил вам, братья, в прошлых беседах о том, что приобретение душ является тем занятием, которое наиболее достойно царственного звания. Пусть же все мы станем в этом смысле "сильными охотниками пред Господом" и приведем к Спасителю многих грешников! На этот раз я желаю сказать несколько слов о том, какие существуют ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ ПРИОБРЕТЕНИЯ ДУШ ДЛЯ ХРИСТА.

Их очень много, и я не собираюсь составлять каталог; но самое первое и самое трудное препятствие, без сомнения, это — равнодушие и апатия грешников. Правда, не все люди одинаково равнодушны; фактически, есть некоторые люди, у которых, очевидно, имеется своего рода религиозный инстинкт, оказывающий на них влияние в лучшую сторону еще задолго до того, как у них появляется подлинная любовь к духовным интересам. Но в некоторых местностях, особенно в сельских, равнодушие преобладает; то же самое состояние наблюдается во многих частях Лондона. Это нельзя назвать неверием, но люди не придают религии должного значения и даже противятся ей. Они не обращают внимания на то, о чем вы проповедуете, так как у них нет к этому никакого интереса. У них нет мыслей о Боге, нет никакого дела ни к Нему, ни к служению Ему; они употребляют имя Бога лишь при ругательстве. Я часто замечал, что в тех местах, где есть проблемы с занятостью населения трудом, плохо обстоят дела и с религией. Например, среди негров на Ямайке, там, где они мало занимаются работой, плохо процветают и церкви. Я могу назвать районы, не слишком отдаленные отсюда, где предпринимательство не на высоте, и вы можете убедиться, что там очень мало сделано в духовном отношении. Повсюду в окрестностях Темзы есть места, где проповедник может говорить так, что сердце вырывается из груди, до изнеможения, но от этого мало пользы по той причине, что там нет рабочих мест для населения.

Итак, всякий раз, когда вы, мои дорогие братья, встречаетесь с равнодушием в тех местах, где проповедуете, — это равнодушие действует также и на вашу собственную паству, и даже ваши диаконы, кажется, слегка поддаются его влиянию, — что вы должны в таких случаях делать? Скажу вам, что единственное средство победить в данном случае — это быть самому вдвойне усердным.

Всеми силами старайтесь поддерживать ваше собственное усердие, чтобы оно было жизнеспособным, и более того — страстным, пламенным, ярким, всепоглощающим. Трясите своих людей, как только можете; и даже если ваше усердие кажется напрасной тратой сил, — все равно горите ярко; а если и это не производит действия на ваших слушателей, идите в другое место, куда направит вас Господь. Это равнодушие или апатия, овладевшая сердцами некоторых людей, возможно, будет оказывать вредное воздействие на вашу проповедь; но мы должны всеми силами бороться против этого и стараться пробуждать и себя, и своих слушателей. Мне бы лучше встретиться с человеком, который искренне и пылко противится Евангелию, чем с беспечным и равнодушным.

Вы не сможете оказать слишком большое влияние на человека, если он не говорит против религии или если он не желает прийти и послушать ваши речи о Боге. То же самое относится и к откровенно неверующему человеку, покрытому, как левиафан, чешуей богохульства, а также и к такому, который, извиваясь, как червяк, увиливает от встречи с вами.

Следующее серьезное препятствие в деле приобретения душ — это неверие. Вы знаете, как в Евангелии сказано, что когда Господь Иисус пришел в свое отечество, Он не мог сотворить много чудес из-за неверия людей. Это зло живет в каждом невозрожденном сердце, но в некоторых людях оно приобретает весьма ярко выраженную форму. Они думают о религии, но они не верят в ту Божью истину, которую мы им проповедуем. Собственное мнение имеет для них больший вес и заслуживает большего доверия, чем боговдохновенное Слово Божие, и они не желают принимать ничего того, что открыто в Писании. На таких людей весьма трудно оказать какое-либо влияние; но я хотел бы предупредить вас, чтобы вы не сражались с ними их же оружием. Я не считаю, что неверующего человека можно победить силой доказательств; а если такое и случается, то очень редко. Лучшим доказательством, убеждающим людей в реальности религии, является святость и искренность тех, кто считает себя последователем Христа. Как правило, неверующие забаррикадировали свой разум, чтобы туда не попали никакие доводы, и если мы будем использовать кафедру для спора с ними, то от этого будет больше вреда, чем пользы.

Вероятнее всего, наши доводы поймет лишь небольшая часть слушателей, и в то время как мы пытаемся убедить неверующих, скорее всего, получится, что мы научим неверию тех, кто о нем еще не знает, и первейшие сведения о тех или иных ересях они услышат из наших уст. Кроме того, может получиться, что мы опровергали заблуждение не самым лучшим образом, и в результате многие юные души, слушая наши неудачные попытки разоблачения, сами попадут под его влияние. Я убежден, что вы сможете быстрее искоренить неверие вашей верой, а не разумом; если вы будете верить и действовать согласно своим убеждениям, то от этого будет больше пользы, чем от всех ваших доводов, какими бы сильными они ни были. В нашей церкви есть один человек, который приходит слушать мои проповеди почти каждое воскресенье. "Я хочу тебе признаться, — обратился он ко мне однажды, — что ты единственный человек, с которым связано что-то доброе в моей жизни. Но все же, по моему мнению, ты ужасный человек, потому что у тебя нет ко мне никакого сочувствия". Я ответил: "Да, правда, я действительно не имею к тебе сочувствия, то есть, точнее сказать, к твоему неверию". Он продолжал: "Мое неверие заставляет меня приходить и слушать твои проповеди.

Видишь ли, мне кажется, что я так и останусь неверующим; но все же когда я наблюдаю за твоей спокойной верой и вижу, как Бог благословляет тебя, когда ты употребляешь свою веру, и как много ты делаешь силой этой веры, тогда я говорю сам себе: "Джек, ты глупец!" Я ответил ему: "Ты вынес себе совершенно правильный приговор; и чем скорее ты начнешь мыслить так же, как я, тем лучше, ибо нет большего глупца, чем тот, кто не верит в Бога". Я надеюсь, что в очень скором времени он обратится; и хотя между нами происходит постоянная борьба, я никогда не отвечаю ни на один из его доводов, не вступаю в спор. Однажды я сказал ему: "Ты можешь считать меня лжецом, если хочешь, но я говорю тебе то, что знаю, что я сам видел и испытал. Я не хочу любой ценой добиться своего, поэтому мне нет смысла обманывать тебя". Этот человек уже давно разгромил бы меня, если бы я стрелял в него бумажными шариками интеллектуальных доводов. Итак, я вам советую, вести бой с неверием — верою, и с ложью — истиной, однако никогда не следует урезывать Евангелие и пытаться приспособить его под капризы и вкусы людей.

Третье препятствие на пути приобретения душ — это роковое промедление, которое часто случается у людей. Может быть, это зло распространяется еще шире и делает вреда больше, чем вышеупомянутое равнодушие и неверие. Многие люди говорят нам то же самое, что сказал Феликс Павлу: "Теперь пойди, а когда найду время, позову тебя". Такой человек уже стоит на приграничной полосе и, кажется, находится всего лишь в нескольких шагах от страны Эммануила, однако он парирует наш ловкий удар и прогоняет нас прочь словами: "Да, я подумаю над этим вопросом, и мое решение не заставит себя долго ждать". Нет ничего важнее, чем побуждать людей к незамедлительным действиям и призывать их решить этот жизненно важный вопрос сразу же. Мы поступаем правильно, если проповедуем то, что говорит Бог в Своем слове: "Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения".

Данные размышления заставляют меня упомянуть еще одно препятствие на пути приобретения душ для Христа, которое представляет собой то же, что и вышеупомянутое, но в несколько иной форме, — я имею в виду плотскую самоуверенность. Многие люди воображают, что у них все в порядке в духовных вопросах, но на самом деле они просто не проверили фундамент, на котором построено их здание, и не убедились, насколько он глубок и прочен, и, тем не менее, они уверены, что у них все обстоит хорошо. Если они и не являются хорошими христианами, то, по крайней мере, считают себя намного лучшими, чем иные христиане, или те, которые называют себя христианами; а если у них и есть те или другие недостатки, то их можно в любой момент устранить, и таким образом быть готовыми явиться перед Богом. По этой причине у них нет страха, а если и есть какой-то страх, то они не чувствуют ужаса вечной погибели от лица Господня и от славы могущества Его, который будет их уделом, если они не покаются и не уверуют в Господа Иисуса Христа. Для таких людей мы должны говорить громогласно и днем, и ночью. Им надо ясно сказать, что неверующий грешник "уже осужден" и со всей определенностью погибнет навеки, если не поверит во Христа. Мы должны проповедовать так, чтобы заставить трепетать каждого грешника, сидящего на нашем собрании; и если он не придет к Спасителю, то, по крайней мере, пусть у него появятся серьезные мысли о Нем и пусть они не дают ему покоя, пока он остается вдали от Христа. Я опасаюсь, что мы иногда проповедуем слишком гладко, успокаивающе и приятно, и не раскрываем как должно перед людьми реальную опасность, в которой они находятся. Если мы избегаем объяснять им всю волю Божью в данном отношении, то, по крайней мере, часть ответственности за их погибель будет лежать на нашей совести.

Следующее препятствие на пути приобретения душ — это пессимизм, потеря надежды. Маятник качается то в одну сторону, то в другую, и человек, который вчера не имел страха, сегодня не имеет смелости. Есть тысячи людей, которые слышали Евангелие, и, тем не менее, они как бы не смеют и думать, что когда-либо испытают на себе его силу. Может быть, они выросли в семьях, где их учили, что спасение зависит только от Бога, а не от грешника, и поэтому они говорят, что если им суждено спастись, то они когда-нибудь спасутся. Вы знаете, что в учении о предопределении содержится великая истина, но взятое само по себе, без пояснения, оно становится ужасным заблуждением. Но не предопределение, а фатализм заставляет людей говорить, что им, якобы, ничего не надо делать или что они не могут ничего делать. Вряд ли может спастись человек, который говорит: "Если спасение для меня предназначено, оно придет ко мне в нужное время". Вы можете встретить немало людей, которые рассуждают подобным образом, и даже после того, как вы объяснили им истину, они остаются, словно в стальном чехле, без малейшего отклика, потому что в их душе не ожила надежда. О, если бы они поверили, что могут получить милость как только попросят, если бы пришли и повергли свои виновные души к ногам Христа, — какое было бы благословение! Будем же проповедовать спасение, даруемое во всей полноте каждому, кто верует в Иисуса, чтобы, если возможно, достичь сердец и этих людей. Может быть, подобной проповедью будут злоупотреблять люди с плотской самоуверенностью, зато в некоторых из пессимистов мы сможем пробудить надежду, чтобы они собрались с духом и отважились прийти ко Христу.

Нет сомнения в том, что огромным препятствием в приобретении душ является любовь ко греху. "У дверей грех лежит". Есть много людей, которые не могут получить спасение из-за какой-нибудь тайной плотской похоти; например, может быть, они живут в прелюбодеянии. Я хорошо помню случай с одним человеком, о котором я был уверен, что он придет ко Христу. Он уже вполне испытал на себе силу Евангелия и, казалось, находился под воздействием проповеди Слова Божьего; но потом я узнал, что он связался с женщиной, которая не была его женой, и жил в грехе, заявляя в то же время, что ищет Спасителя. Когда я узнал об этом, мне сразу стало понятно, почему он до сих пор не имеет мира в душе: всякий раз, когда его сердце располагается к покаянию, эта женщина удерживает его в узах греха.

Некоторые люди повинны в нечестных сделках; и вы не увидите их спасения, пока они продолжают так поступать. Если они не прекратят заниматься мошенничеством, они не могут быть спасенными. А иные не могут бросить пьянство. Пьющие люди, как вы знаете, часто очень легко поддаются влиянию проповеди; у них влажные глаза, пьянство сделало их слабохарактерными, и они слезливы во хмелю; но до тех пор, пока человек пьет из чаши дьявола, он вряд ли придет ко Христу. Есть люди, для которых большим препятствием является тайный грех или скрытое пристрастие. Один говорит, что не может избавиться от вспышек гнева, другой признается, что не может бросить пить, а на самом деле корень зла заключается в том, что они связаны с блудницами, которые и перекрывает для них дорогу к спасению. Во всех таких случаях мы можем только продолжать проповедовать истину, и Бог поможет нам пустить стрелу в слабое место на доспехах грешника.

Следующее препятствие на нашем пути — это самоправедность.

Самоправедные люди не совершили ни один из вышеперечисленных грехов, они соблюли от юности все заповеди — чего им еще недостает? В их сердце совсем нет места для Христа. Когда человек с головы до ног закутан в собственную праведность, он не имеет нужды в праведности Христовой, — по крайней мере, не осознает эту нужду; и если Евангелие не убеждает его в этом, то должен прийти Моисей с законом и показать ему его истинное состояние. Такое состояние служит препятствием в очень многих случаях; человек не приходит ко Христу, потому что не сознает, что он погибший; он не просит, чтобы его подняли, потому что не знает, что он — падшее создание; он не чувствует ни малейшей нужды в божественной милости и прощении и потому не ищет его.

И еще одна причина, из-за которой все, о чем мы говорим, не производит действия — это чрезмерная мирская озабоченность.

Эта озабоченность бывает двух видов. В среде бедных людей она является результатом угнетающей нищеты. Когда у человека не хватает средств на пропитание и одежду, когда, придя домой, он слышит плач малых детей и видит изможденное непосильной работой лицо своей жены, мы должны проповедовать поистине замечательно, чтобы заставить его слушать и думать о вечности.

"Что нам есть? Что пить? Во что одеваться?" — эти вопросы гнетут бедного человека весьма тяжко. Когда у Христа был хлеб в руках, Он относился к голодным с великим состраданием. Именно так наш Господь поступил, когда преломил хлеб и рыбу для толпы, ибо Он не считал ниже Своего достоинства накормить голодных. Так и мы должны поступать в тех случаях, когда у нас есть возможность хотя бы элементарно помочь обездоленным и тем облегчить их участь, чтобы у них появилась возможность слушать и воспринимать Евангелие Христово. Другой вид мирской озабоченности бывает тогда, когда человек имеет слишком много от этого мира или, по крайней мере, стремится иметь слишком много. Такой человек считает, что он должен выглядеть светским джентльменом, его дочери должны одеваться в наилучшем стиле, его сыновья должны уметь танцевать и т.п. Этот вид мирской озабоченности представляет собой сущий бич в среде наших нонконформистских церквей.

А вот перед нами человек несколько другого сорта: он с раннего утра и до поздней ночи усердно работает в своем магазине, и, кажется, он ничего больше не желает знать в жизни, кроме своего бизнеса; он просыпается рано и поздно ложится, старается экономить на еде, чтобы больше делать денег. Чем можно помочь таким алчным людям? Можно ли вообще надеяться затронуть сердце человека, единственная цель которого — быть богатым, ради чего он дрожит над каждой копейкой? Быть экономным хорошо, но есть такая экономия, которая становится скряжничеством, и это скряжничество у подобных жалких людей превращается в привычку. А некоторые из них даже ходят в церковь, потому что это считается хорошим и приличным делом, и заодно рассчитывают заиметь в церкви своих клиентов. Иуда остался необращенным даже в обществе Иисуса Христа, также и среди нас имеются некоторые люди, для которых звон тридцати сребреников звучит в ушах так громко, что они не слышат звуки Евангелия.

Я могу упомянуть еще одно препятствие в приобретении душ, а именно то препятствие, которое для некоторых людей представляют их привычки, времяпровождение и компания. Можем ли мы, например, представить себе рабочего человека, который приходит домой и сидит целый вечер в комнате, где он и живет, и спит?

Там, наверное, плачут двое или трое детей, сохнет белье, и вся обстановка причиняет раздражение. Человек заходит в дом, а там бранится жена, кричат дети и сохнет белье. Что бы вы делали, оказавшись на его месте? Представьте, что вы не христианин, — разве не пошли бы вы в таком случае искать более приятное место? Вы выходите на улицу, а там, как известно, есть и та уютная комната с яркими огнями в публичном доме, и тот винный магазин на углу, где так светло и весело и где уже собралась хмельная компания. Конечно же, вам не стоит надеяться, что вы станете средством для их спасения, пока они ходят в такие места и встречаются с такой компанией. Все хорошее, что они получили в воскресенье от услышанных гимнов, улетучивается, когда они слушают вульгарные песни в пивнушках, и вся память о богослужении стирается сомнительными историями, которые они слушают в баре за столом. И какое великое счастье, если рабочие имеют возможность посетить места, где можно просто спокойно посидеть или где собирается общество трезвенников, и хотя такие собрания не состоят из одного только пения, проповеди и молитвы, все же в какой-то мере все это там присутствует. Здесь человек может освободиться от прошлых привычек, которые прочно держат его в плену. А вскоре он вообще перестанет заходить в публичный дом, и сможет обзавестись хотя бы двумя комнатами, или, может быть, маленьким домом, чтобы его жена могла сушить белье во дворе, и чтобы дети не плакали, как раньше, потому что мать может больше уделять им времени. Все это потому, что человек изменил свое времяпровождение. Я уверен, что действия христианского служителя вполне оправданы, когда он употребляет всевозможные хорошие и законные средства, чтобы отвлечь людей от худых сообществ, иногда даже полезно сделать что-то такое, что может показаться необычным, если это поможет приобрести людей для Господа Иисуса Христа. Это должно быть нашей целью во всем, что бы мы ни делали; и какие бы препятствия ни встречались на нашей дороге, мы должны просить помощи Святого Духа и устранять их, чтобы души были спасены, и Бог был прославлен.

Как побудить верующих приобретать души?

Братья, я уже говорил вам раньше о том великом деле нашей жизни, которое называется приобретение душ. Я старался показать вам разные пути приобретения душ, качества, которые требуются от нас по отношению к Богу и людям, проповеди, наиболее подходящие для этой цели, а также препятствия на пути приобретения душ. А теперь я хотел бы поговорить с вами о следующем вопросе нашей темы, а именно: КАК МЫ МОЖЕМ ПОБУДИТЬ ВЕРУЮЩИХ ПРИОБРЕТАТЬ ДУШИ?

Каждый из вас стремится стать в свое время пастором церкви, если Господь не призовет на служение евангелиста или миссионера для язычников. Начало вашего служения похоже на сеятеля одиночку, который рассевает семена Царствия собственными руками из собственной корзины. Но все же вы хотите стать духовными фермерами, иметь собственный участок и сеять уже не в одиночку, а вместе с помощниками. И тогда вы скажете своему слуге: "Иди", — и он пойдет, или же: "Приди" — и он тут же придет; и вы будете стараться помочь им овладеть искусством и таинством посева, чтобы в скором времени у вас было много людей, делающих это благое дело, и чтобы еще больший участок мог возделываться для великого Господина жатвы. Есть здесь среди нас те, кто по благодати Божьей получили столь великое благословение, что теперь нас окружает великое множество людей, получивших духовную жизнь через наше служение, людей пробужденных, наученных и получивших силу благодаря нам, людей, которые служат Богу, как верные слуги.

Позвольте мне предупредить вас, чтобы вы не рассчитывали получить такое благословение сразу же, потому что это — дело времени. Не ожидайте получить в первый же год вашего пастырского служения то, что должно быть наградой за двадцать лет тяжкого непрерывного труда на одном и том же месте. Молодые люди иногда делают очень грубую ошибку в том, как они разговаривают с людьми, увидевшими их впервые каких-нибудь несколько недель тому назад. Вы не можете говорить с властью, как человек, который был для них отцом в течение двадцати или тридцати лет. Если вы все же будете так говорить, то это будет с вашей стороны глупым обезьянничанием. С другой стороны, было бы глупо рассчитывать, что ваши люди моментально станут такими, как будто их четверть века учил хороший благочестивый служитель. Правда, вы можете попасть в церковь, где кто-то верно трудился и сеял доброе семя многие годы, и вы найдете свое поле в самом благословенном и процветающем состоянии. И вы будете счастливы, если сможете занять место этого доброго служителя и продолжить следование той дорогой, которую он уже проложил. Считается хорошим знаком, когда кони не замечают, что у них новый кучер. Точно так же и вы, мои дорогие, хотя и неопытные братья, будете очень счастливы, если такова будет ваша доля; но вполне возможно, что вы попадете в такую церковь, которая была доведена почти до развала или же находится в полнейшем запустении.

Может быть, вы попытаетесь заставить наиболее влиятельного диакона подражать вашему усердию; и когда вы будете в состоянии белого каления, а он — холоден, как сталь, вы будете похожи на кусок раскаленного железа, опущенного в ведро с водой. Возможно, он поделится с вами воспоминаниями о других служителях, которые поначалу тоже были такими же горячими, как вы, но вскоре остыли, а потому он не удивится, если то же случится с вами. Этот диакон очень хороший человек, но он стар, а вы молоды, и мы не можем посадить молодую голову на старые плечи даже при всем нашем старании. Может быть, следующим вашим шагом будет попытка привлечь к труду кое-кого из молодых людей, чтобы добиться больших успехов; но они не поймут вас из-за своей нерасторопности и замкнутости, и вскоре бросят это занятие. Не удивляйтесь, если с вами все это случится. Весьма вероятно, что вам придется самим делать почти все, связанное с данным трудом; в любом случае, рассчитывайте на это, и тогда Вы не разочаруетесь, если случится именно так. Может случится и наоборот, но с вашей стороны будет мудрым, если вы, начиная свое служение, не станете тешить себя надеждой на слишком большую помощь в деле приобретения душ. Рассчитывайте на то, что вам придется делать это самому и в одиночку. Оказавшись единственным работником, сейте семя, обходите ваше поле с молитвой к Господину жатвы о благословении на ваш труд и ожиданием того времени, когда ваши усилия, при Божьем благословении, превратят кусок земли, ныне покрытый крапивой, усыпанный камнями, поросший сорняком и терновником и наполовину затоптанный, — в хорошо возделанный участок, где можно сеять семя с наибольшей отдачей и с минимальным количеством помощников. Но все это — дело времени.

Я должен сказать вам вполне определенно: не рассчитывайте на все это, по крайней мере, пока не пройдет несколько месяцев с момента начала вашего служения. Пробуждение, если только оно настоящее, не приходит к нам, как только мы свистнем. Попробуйте свистнуть ветру, чтобы он пришел к вам, и увидите, что из этого получится. Большой дождь был ниспослан в ответ на молитвы Илии, но даже и для Илии это не был ответ на первую же молитву. Так и мы должны молиться, молиться и молиться, и затем, наконец, появится облако, и из облака пойдет дождь. Жди, продолжай работу, будь усидчивым, и в свое время ты получишь благословение и увидишь церковь такой, о какой ты мечтал, но все это не придет в один момент. Я вспоминаю брата Джона из Бирмингема, который вряд ли мог видеть много плодов в течение многих лет своего служения. Насколько я знаю, та церковь не слыла знаменитой до того, как он начал в ней проповедовать, но он твердо продолжал проповедь Евангелия и, в конце концов, вокруг него собралась компания благочестивых людей, которые помогли ему стать самой влиятельной фигурой на то время, ко благу города Бирмингема. Попробуйте и вы сделать то же самое, но не рассчитывайте увидеть сразу все то, что этот верный служитель со своими помощниками смог достичь только спустя многие годы.

Для того, чтобы собрать вокруг себя такую группу христиан, которые впоследствии сами станут приобретать души, я бы посоветовал вам не работать по каким-либо строго установленным правилам, ибо то, что хорошо в одно время, будет неразумно для применения в другое время; и то, что лучше всего подходит на одном месте, не будет столь же хорошим на другом. Иногда наилучшим методом планирования работы будет членское собрание церкви, где вы можете сказать членам церкви, чего бы вы хотели добиться и убедительно пояснить им, что каждый должен стать приобретателем душ для Бога. Скажите им: "Я не желаю быть вашим пастором только для того, чтобы проповедовать для вас одних; я жажду видеть спасенные души, и я хочу, чтобы те, кто уже спасен, искали возможности привести других к Господу Иисусу Христу. Вы знаете, каким образом было получено благословение Пятидесятницы: это случилось, когда вся церковь единодушно собралась на одном месте, и пребывала в молитве и молении, и на них излился Дух Святой, в результате чего тысячи были спасены. Разве не можем и мы собраться таким же образом вместе и вопиять к Богу о ниспослании благословения?" Такое обращение к церкви помогло бы вам мобилизовать ваших членов. Созыв собрания, горячий призыв к труду, объяснения задачи и молитва к Богу могут быть подобны спичке для сухого хвороста; но может случиться и так, что из этого ничего не получится, если у людей нет желания к приобретению душ. Они могут сказать: "Это было прекрасное членское собрание, наш пастор очень на нас рассчитывает, и мы все желаем, чтобы у него получилось то, на что он рассчитывает", но на этом все их желания и закончатся.

Итак, если у вас из этого ничего не получится, тогда, возможно, Бог поможет вам начать с одним или двумя человеками. В каждой церкви, как правило, найдется "молодой и красивый" юноша, и вы, заметив в нем более глубокую духовность, чем у остальных членов, можете предложить ему: "Не желаешь ли ты прийти ко мне в гости вечером, и мы проведем немного времени в молитве?" Постепенно можно увеличить круг до двух или трех богобоязненных молодых людей, если будет возможность, или же вы можете начинать это служение вместе с некоторыми благочестивыми пожилыми сестрами, которые живут в более близком общении с Богом, чем любой брат, и чьи молитвы помогут вам больше, чем молитвы братьев. Заручившись их поддержкой, вы можете сказать им: "Давайте попытаемся повлиять на всю нашу церковь, давайте начнем работу с наших членов перед тем, как пойдем к тем, кто вне церкви. Давайте постараемся сами всегда бывать на молитвенных собраниях, чтобы показать пример остальным, а также организуем молитвенные кружки в наших собственных домах и пригласим на них братьев и сестер. Вот вы, дорогая сестра, могли бы собрать у себя полдюжины сестер; и вы, брат, могли бы предложить своим друзьям, чтобы вместе молиться за вашего пастора". Иногда лучший способ поджечь дом — это разлить в нем керосин и зажечь, как делали в Париже леди и джентльмены во времена Коммуны; и иногда самый быстрый метод поджога дома — зажечь его сразу с четырех сторон. Правда, я ни разу в жизни не пробовал делать ни то, ни другое, но все же я себе представляю, что это делается именно так. Я люблю зажигать не дома, а церкви, потому что церкви не сгорают дотла, они горят и не сгорают, если огонь в них тот, что надо. Когда куст терновника всего лишь куст терновника, и ничего больше, тогда он быстро сгорает, если его поджечь; но когда этот куст горит и не сгорает, мы знаем, что там присутствует Бог. Точно так же случается и с церковью, которая горит святым усердием. Ваше дело, братья, каким-то образом зажечь в церкви огонь. Вы можете сделать это, обращаясь к членскому собранию или же к нескольким доверенным людям, но вы должны каким-то образом зажечь огонь. Пусть у вас для этой святой цели имеется тайное общество преданных людей, решивших низвести на всю церковь огонь с неба. Когда вы станете так действовать, дьяволу это не понравится, поскольку вы будете причинять ему беспокойство, и он будет стараться разрушить ваше единодушие, чего он больше всего желает; мы же будем бороться не на жизнь, а на смерть, чтобы мир с его привычками и устоями не проник в церковь. И снова я повторяю, что на все это уйдет время. Я видел, как некоторые братья начинали делать дело так быстро, что вскоре стали похожи на взмыленную лошадь, и на них поистине было жалко смотреть; так что вам нужно время, братья, поэтому не надейтесь на то, что все, чего вы желаете, сбудется сразу же.

Я думаю, что в большинстве церквей проводятся молитвенные собрания по понедельникам вечером. И если вы со своими членами церкви желаете приобретать души, старайтесь всеми силами поддерживать ваше молитвенное собрание. Не будьте похожи на некоторых служителей в пригородах Лондона, которые говорят, что не могут собрать народ на молитвенные собрания и на библейские уроки, и поэтому они проводят в своей церкви одно собрание на неделе, на котором совмещают молитву и короткое наставление. Один такой нерадивый служитель как-то сказал, что нет нужды устраивать собрание среди недели, чтобы давать наставления или говорить проповеди, поэтому он объединил молитвенное собрание и библейские уроки в одно, и получилось ни молитвенное собрание, ни уроки, как говорится, ни рыба, ни мясо, ни курица, ни селедка; а потом он прекратил и эти комбинированные собрания и сказал, что они не нужны, — и я уверен, что его члены церкви имеют об этих собраниях такое же мнение. После всего этого почему бы ему не прекратить и одно из воскресных собраний? Ведь о них можно рассуждать точно так же, как и о собраниях среди недели. В одной из американских газет я прочитал следующую заметку: "Есть верный слух, что в церкви Сперджена в Лондоне рядовые прихожане не приходят на воскресное вечернее собрание один раз в каждые три месяца, чтобы предоставить место для гостей. И притом они делают это без всякого самовосхваления, обычно присущего англичанам. Ну, а наши американские христиане столь "благородны" в этом отношении, что предоставляют место для гостей каждое воскресенье в году".

Я надеюсь, братья, что с нашими людьми этого не случится ни на воскресных, ни на молитвенных собраниях.

На вашем месте я бы сделал молитвенное собрание главной характерной чертой своего служения; пусть это будет такое молитвенное собрание, подобного которому не найдется в радиусе семи тысяч миль. Не ходите на молитвенное собрание, как на прогулку, как делают многие, чтобы говорить кое-как, что придет в голову на тот момент. Наоборот, старайтесь сделать все возможное с вашей стороны, чтобы собрание было интересным для всех, кто его посетит. Не постесняйтесь сказать тому пожилому брату, что с Божьей помощью вы не позволите ему молиться двадцать пять минут. Убеждайте его сократить молитву, а если он не может, остановите его. Если в мой дом зайдет человек с намерением перерезать горло у моей жены, я попытаюсь разубедить его в этом и сказать о последствиях, а затем предприму все меры, чтобы он не сделал моей дорогой жене никакого зла. Я люблю церковь почти так же сильно, как свою жену, поэтому если человек молится долго, пусть он молится где-нибудь в другом месте, но не на собрании, за которое я несу ответственность. Скажите этому брату, чтобы он закончил свою молитву дома, если не может молиться с разумной продолжительностью на собрании. Если люди выглядят скучными и сонными, спойте какой-нибудь гимн из репертуара Муди и Санкея, а после, когда они выучат эти гимны наизусть, не пойте их, а вернитесь к своему обычному сборнику гимнов.

Поддерживайте ваше молитвенное собрание, даже если из-за него причиняется ущерб каким-то другим занятиям; это наилучший ваш вечер в течение недели, наилучшее служение между воскресными днями, — постарайтесь, чтобы так и было. В сельской местности вы можете организовать хорошее собрание в половине четвертого утра. А почему бы и нет? В пять часов утра придет больше людей, чем в пять часов вечера. Я уверен, что на молитвенное собрание в шесть часов утра соберется много людей, занятых сельским хозяйством; они придут, скажут несколько слов в молитве и будут рады такой возможности. А можно собрать людей и в двенадцать часов ночи; некоторые люди не смогут прийти ни в какое другое время. Попытайтесь проводить собрания в час, в два, в три, в любое время дня и ночи, чтобы так или иначе собрать людей для молитвы, а если не сможете привлечь их на собрание, идите к ним домой и скажите: "Я желал бы провести в вашем доме молитвенное собрание". "О, Боже мой, моя жена будет очень переживать о том, что в доме беспорядок". "Ничего страшного! Скажите ей, что мы не пойдем ни в сарай, ни в сад, ни куда-нибудь еще, но нам обязательно надо провести молитвенное собрание, и мы проведем его прямо в прихожей!" Если люди не придут на молитвенное собрание сами, тогда мы должны пойти к ним. Представьте себе, как полсотни людей устало идут по улице и устраивают собрание прямо под открытым небом; но это еще не самое трудное. Вспомните, как в Америке женщины боролись против продажи спиртных напитков: они молились прямо в торговых точках, пока не добились своего. Если мы не можем поднять дух людей иначе, как чем-то необычным, то во имя всего доброго и великого будем делать необычные вещи, только бы всеми средствами поддерживать молитвенные собрания, так как они являются великим источником силы как от общения с Богом, так и от общения с людьми.

Мы должны всегда сами подавать пример усердия. Медлительный служитель не созиждет живую и усердную церковь, я в этом уверен. Человек равнодушный или такой, который прилагает к своей работе как можно меньше старания, не вправе ожидать, что его члены церкви будут усердствовать в приобретении душ. Я знаю, что вы, братья, желали бы иметь рядом с собой группу таких христиан, которые жаждут спасения своих друзей и соседей, круг тех лиц, которые всегда заинтересованы, чтобы Бог благословил ваши проповеди, которые наблюдают за выражением лиц слушателей, чтобы увидеть, какое они получили впечатление, и которые будут глубоко опечалены, если нет покаяний и если души не спасаются. Может быть, они не станут жаловаться вам, если такое происходит, но будут взывать к Богу со слезами в молитве о вас. Но возможно, что они будут говорить о таком положении дел и с вами. Я помню, как однажды в воскресенье вечером перед Вечерей Господней, когда мы принимали в церковь всего лишь четырнадцать душ, один из моих диаконов сказал мне: "Начальник, сегодня у нас плохая прибыль". Мы привыкли к тому, что принимали по сорок или пятьдесят человек ежемесячно, и этот дорогой брат остался недоволен меньшим числом. Я согласился с ним, что в будущем, если сможем, мы должны принимать больше людей. Я предполагаю, что некоторые братья чувствуют досаду, когда им делают подобные замечания; но мне было приятно выслушать то, о чем сказал мой добрый диакон, ибо то же самое чувствовал и я.

И затем мы желали бы иметь рядом с собой таких христиан, которые готовы помогать всем, чем только они могут, в деле приобретения душ. Есть много людей, которых пастор не может охватить своим служением. Вы должны постараться приобрести таких христианских работников, которые смогут как бы "пристегиваться" к людям, вы понимаете, о чем я говорю. Я имею в виду такие близкие отношения между людьми, когда вы можете держать своего друга за прядь волос или за пуговицу на его одежде. Авессалому было не так-то легко убежать, когда он зацепился за дуб волосами своей головы. Поэтому старайтесь подойти к грешникам на близкую дистанцию, говорите с ними по-доброму, чтобы, в конце концов, рассказать им о Царстве небесном, вложить в их уши благословенную весть, которая принесет мир и радость их сердцам. Нам нужен в Церкви Христовой отряд снайперов, которые берут людей по одиночке, которые всегда наблюдают за теми, кто приходит на собрание, и не надоедают им, но стараются, чтобы они не ушли домой без личного предупреждения, личного приглашения и личного призыва прийти ко Христу.

Нам надо воспитывать всех членов церкви, чтобы сделать из них не одну Армию Спасения. Каждый мужчина, женщина или ребенок в наших церквях должен быть занят делом для Господа. Тогда они не будут удовлетворяться одними красивыми проповедями, как американцы, но они скажут: "Тьфу, какая болтовня! Мы не желаем слушать такое!" Чего желают люди, убирающие урожай на поле, от грома и молнии? Они желают просто отдохнуть немного под деревом, вытереть пот с лица после своих трудов, а потом снова взяться за работу. Наши проповеди должны быть похожими на обращение главнокомандующего к своей армии: "Вот там находится враг; завтра его там не должно быть". Надо сказать что-то краткое, что-то приятное, что-то побуждающее и впечатляющее — и это будет именно то, в чем нуждается наш народ.

Мы обретаем уверенность в желаемом благословении тогда, когда вся атмосфера, в которой мы живем, располагает к приобретению душ. Я помню, как один брат сказал мне на вечернем собрании: "Сегодня мы наверняка получим благословение, потому что кругом так много росы". Я желаю, чтобы вы почаще проповедовали там, где много росы! Один ирландец как-то сказал, что бесполезно поливать, когда светит солнце, потому что, по его наблюдениям, всякий раз, когда идет дождь, небо покрыто облаками, и солнца не видно. В этом наблюдении много истины, больше, чем может показаться с первого взгляда. Действительно, дождь приносит пользу растениям тогда, когда все приготовлено к тому, чтобы шел дождь: облачное небо, влажная атмосфера, общее ощущение сырости; если же вылить аналогичное количество воды, когда ярко светит солнце, то листья, наверное, пожелтели бы, сморщились и увяли. Любой садовод скажет вам, что он всегда старается поливать цветы вечером, когда солнце не светит на них.

В этом причина того, что искусственное орошение, какое бы оно ни было хорошее, не приносит такой же пользы, как дождь. Если мы желаем, чтобы растения и цветы получали пользу от поливания, этому должна благоприятствовать вся окружающая обстановка. То же самое происходит в духовной жизни. Я часто замечал, что когда Бог благословляет и необычным образом расширяет мое служение, большинство членов моей церкви пребывают в молитве. Великое дело — проповедовать в атмосфере, наполненной росой Духа Святого! Я знаю, что значит проповедовать в такой атмосфере, но — увы! — я знаю также, что значит проповедовать без нее. Тогда это похоже на горы Гелвуйские, на которых нет ни росы, ни дождя. Вы можете проповедовать, вы можете надеяться, что Господь благословит вашу проповедь, но все без пользы. Надеюсь, братья, что с вами так не случится. Возможно, вам выпадет жребий попасть туда, где какой-то хороший брат уже давно трудился для Господа в поте лица и с молитвой, и вы увидите, что все люди уже подготовлены к тому, чтобы получить благословение.

Я часто чувствую, выходя проповедовать, что мне нельзя приписать никаких заслуг, потому что все обстоятельства расположены в мою пользу. Люди сидят на скамьях с открытым ртом, ожидая благословения, почти все ожидают от меня чего-то доброго, и поскольку они этого ожидают, оно к ним и приходит; и когда я закончил проповедь, они продолжают молиться о благословении и получают его. Если посадить человека на скачущего коня, ему ничего не останется делать, как ехать верхом дальше; именно так случалось много раз со мною: я получал благословения, когда все вокруг содействовало этому. Вы можете убедиться, что зачастую хорошие результаты получаются не только благодаря проповеднику и его проповеди, но также благодаря всем обстоятельствам, которые сопровождали проповедь. Так было в день Пятидесятницы, когда проповедь Петра привела ко Христу три тысячи душ, и с тех пор еще никто не произнес лучшей проповеди. Хотя она представляла собой обычное личное свидетельство, но, тем не менее, обличила людей в грехе против Спасителя, Которого они предали смерти. И, однако, я не приписываю обращение трех тысяч одним лишь словам апостола, потому что там были облака, воздух был влажным, как сказал мой друг, там было много росы. Разве ученики не пребывали в продолжительной молитве и прошении о ниспослании Духа и разве Святой Дух не снизошел на всех них, так же, как и на Петра? И когда пришло время, благословение Пятидесятницы излилось на них преизобильно. Так всякий раз, когда церковь приходит к такому же состоянию, как апостолы и ученики в то замечательное время, тогда на этом месте сосредоточивается вся небесная энергия. И однако, как вы знаете, даже Сам Христос не мог совершить многих великих дел в некоторых местах из-за неверия людей. Я уверен, что такие же препятствия время от времени встречают все Его слуги, которые трудятся с усердием. У некоторых братьев, сидящих здесь, есть в церквях люди, озабоченные мирским, не имеющие Христа; но, тем не менее, я не считаю, что братья должны убегать от таких людей.

Я думаю, надо обратить на них внимание и попытаться, если возможно, сделать их более похожими на Христа.

Да, правда, у меня тоже были случаи не столь радостные, как я описывал выше. Помню, как однажды я проповедовал на вечернем собрании в одной церкви, где временно отсутствовал служитель. Когда я прибыл в эту церковь, мне не было оказано ни малейшего гостеприимства. Руководящие братья получили от моего посещения если не духовное благословение, то, по крайней мере, хороший денежный сбор, но они не оказали мне абсолютно никакого радушия, а наоборот, сказали, что на их членском собрании, хотя большинство было за то, чтобы пригласить меня, диаконы были против, потому что не считали меня "здравым". Там присутствовали некоторые братья и сестры из других церквей, которые явно были довольны и получили пользу от моей проповеди, но местные члены церкви не получили благословения. Они не ожидали его, а потому и не получили. После собрания я зашел в братскую комнату и там увидел двух диаконов, стоящих по обе стороны камина. Я спросил их: "Вы диаконы?" Они ответили: "Да". "Дела в вашей церкви идут не очень успешно, правда же?" — сказал я. "Да, правда", — ответили они. "Я думаю, что вряд ли они пойдут лучше с такими диаконами, как вы", — сказал я им.

"А вы знаете о нас что-нибудь плохое?" — спросили они. "Нет, — ответил я, — но я не знаю о вас ничего хорошего". Я рассчитывал на то, что смогу поговорить если не со всеми диаконами, то хотя бы с одним или двумя из них. Мне было приятно узнать впоследствии, что моя проповедь или беседа пошла на пользу; в этой церкви совершает служение один наш брат, и на сегодняшний день дела у него идут хорошо. Один из диаконов был настолько раздражен моим замечанием, что оставил свое служение, другой же был раздражен в верном направлении, он остался на своем месте и начал усердно работать и молиться, пока не наступили лучшие времена. Да, трудно грести против ветра и волн, но еще труднее это делать, когда к лодке привязан конь на берегу, который тащит ее в другую сторону. Но ничего, братья, если такое случится с вами, нажмите на весла еще сильнее и стащите этого коня в воду.

Помните также, что если вам удалось создать благоприятную атмосферу, то вам будет трудно поддерживать такую атмосферу.

Как вы заметили, я сказал "если", и это слово напоминает нам, как мало мы можем сделать, а точнее, мы ничего не можем делать без Бога, ибо это Он управляет атмосферами, Он Один может их создавать и поддерживать, а потому наши глаза должны быть постоянно обращены ввысь, к Тому, от Кого придет наша помощь.

Может случится так, что кто-нибудь из вас проповедует очень хорошо и усердно, и, казалось бы, эти проповеди должны быть благословенными, но грешники не спасаются. Что ж, не оставляйте проповедь, но скажите сами себе: "Я должен попытаться собрать вокруг себя побольше людей, которые будут молиться вместе со мной и за меня, которые будут рассказывать своим друзьям о нуждах дела Божьего и которые будут жить и трудиться так, что Господь пошлет дождь благодати, потому что все обстоятельства будут содействовать получению благословений." Я слышал мнение некоторых служителей, которые говорили, что когда они проповедовали в нашей церкви, то там царил такой необъяснимый дух, который производил на них удивительно сильное воздействие. Я считаю, что мы имеем это благодаря нашим прекрасным молитвенным собраниям, потому что у верующих есть дух усердной молитвы, а также и потому, что многие из них внимательно присматриваются к душам. Особенно выделяется один брат, который всегда смотрит, нет ли среди слушателей тех, на кого проповедь произвела впечатление; я называю этого брата своим охотничьим псом, и он действительно всегда готов поднять и принести ко мне птицу, которую я подстрелил. Я наблюдал, как он захватывал их одну за другой, чтобы привести ко Христу, и я радуюсь, что у меня есть такие хорошие друзья. Однажды два наших брата, Фуллертон и Смит, проводили серию евангелизационных собраний, на которых проповедовал весьма известный евангелист, говоривший о себе, что он имеет дар "ускорять принятие решения прийти ко Христу". Он имел в виду то, что Господь благословил его уменьем побуждать людей к скорейшему принятию решения прийти ко Христу. Конечно, это прекрасно, когда у человека есть такая способность, но точно так же прекрасно, когда у него есть целая группа людей, которые на каждом собрании обращаются к слушателям с вопросами: "Ну, приятель, как тебе понравилась проповедь? Было ли в ней что-нибудь интересное для тебя? Спасен ли ты? Знаешь ли ты, как надо спастись?" Ваша Библия должна быть всегда наготове, чтобы сразу открыть текст, который вы желаете прочитать для ищущих Бога. Я не раз видел, как этот мой друг, о котором я только что говорил, открывал Библию и читал самые подходящие места, которые были у него всегда наготове и под рукой, так что он знал, когда какое место прочесть, чтобы оно попало в цель. Вы знаете те тексты, которые я имею в виду и которые жаждут услышать ищущие души: "Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее". "Верующий в Сына имеет жизнь вечную". "Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха". "Всякий, кто призовет имя Господне, спасется". Так вот, этот брат имел при себе целый ряд таких мест Писания, напечатанных жирным шрифтом и прикрепленных к Библии изнутри, так что он мог сослаться на них, не листая Библию, и таким образом, он привел много обеспокоенных душ к Спасителю. Не будет неразумным с вашей стороны, если вы сможете позаимствовать у него некоторые подобные методы, которые оказались столь полезными на деле.

И, наконец, братья, не бойтесь, если вы придете в какую-либо церковь и найдете ее в очень плохом состоянии. Для молодого проповедника будет хорошим началом сразу же иметь дело с явно плохими перспективами, потому что если он будет хорошо трудиться, то рано или поздно дело у него пойдет на лад. Если вы придете в церковь и увидите, что она почти пуста, то, вероятнее всего, состояние этой церкви такое, что вряд ли бывает хуже, и у вас есть возможность стать тем средством, через которое некоторые люди придут в церковь, и таким образом дела в ней улучшатся. Если бы мне представилась возможность выбирать себе место для труда, я бы выбрал его прямо на краю озера огненного, ибо я уверен, что работа среди тех, которые считаются худшими грешниками, принесет большую славу Богу. Если Бог благословит вас возможностью служить людям такого сорта, они наверняка останутся вашими самыми верными друзьями на всю жизнь; но наихудший сорт людей — это те, которые долгое время считали себя христианами, но были лишены благодати, они имели имя, будто живы, будучи на самом деле мертвы. Увы, такие люди есть среди наших диаконов и членов церкви, и мы не можем от них избавиться; и до тех пор, пока они остаются, они будут оказывать самое пагубное влияние. Как ужасно иметь мертвых членов, когда каждая часть тела Христова должна быть преисполнена божественной жизнью; однако во многих случаях дело обстоит именно так, и мы бессильны избавиться от этого зла. Мы должны оставить плевелы расти вместе с пшеницей до жатвы; и самое лучшее, что можно сделать, если нельзя искоренить плевелы, — это поливать пшеницу, ибо лучшее средство для сдерживания роста плевелов — это хорошая и сильная пшеница. Я знал некоторых нечестивых людей, которые почувствовали, что у них горит земля под ногами, и были рады убежать из той церкви. Они говорили: "Такие проповеди для нас слишком строги, а эти люди слишком сильно придерживаются пуританских взглядов и чересчур многого от нас хотят". Какое благословение, когда церковь находится в таком состоянии! Мы не хотим прогонять людей, проповедуя им истину, но если они уходят по собственному решению, мы не желаем, чтобы они возвращались в церковь в таком же состоянии; пусть живут, как хотят, а мы будем молиться Господу, чтобы Он по великой Своей милости обратил и привел их к Себе от путей заблуждения, и тогда мы будем рады, если они придут к нам, чтобы вместе жить и трудиться для Господа.

Как воскрешать мертвых

Дорогие соработники в винограднике Господнем, позвольте мне обратить ваше внимание на одно из самых поучительных чудес, совершенных пророком Елисеем, о чем записано в 4 Царств, 4. Гостеприимство сонамитянки было вознаграждено тем, что она получила в подарок сына; но — увы! — нам не дано знать, как долго мы будем пользоваться нашими земными благами, — и через некоторое время дитя заболело и умерло.

Несчастная мать, тем не менее, имела веру, и сразу же поспешила к человеку Божию. Через этого человека Бог дал ей обетование, соответствующее желанию ее сердца, и она решила рассказать ему все, как есть, чтобы он, в свою очередь, изложил это перед Господом Богом и получил для нее успокаивающий ответ.

Действия Елисея записаны в следующих стихах: "И сказал он Гиезию: опояшь чресла твои и возьми жезл мой в руку твою, и пойди; если встретишь кого, не приветствуй его, и если кто будет тебя приветствовать, не отвечай ему; и положи посох мой на лице ребенка. И сказала мать ребенка: жив Господь и жива душа твоя! не отстану от тебя. И он встал и пошел за нею.

Гиезий пошел впереди их и положил жезл на лице ребенка. Но не было ни голоса, ни ответа. И вышел навстречу ему, и донес ему, и сказал: не пробуждается ребенок. И вошел Елисей в дом, и вот, ребенок умерший лежит на постели его. И вошел, и запер дверь за собою, и помолился Господу. И поднялся и лег над ребенком, и приложил свои уста к его устам, и свои глаза к его глазам, и свои ладони к его ладоням, и простерся на нем, и согрелось тело ребенка. И встал и прошел по горнице взад и вперед; потом опять поднялся и простерся на нем. И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои. И позвал он Гиезия и сказал: позови эту сонамитянку. И тот позвал ее. Она пришла к нему, и он сказал: возьми сына твоего. И подошла, и упала ему в ноги, и поклонилась до земли; и взяла сына своего и пошла" (4Цар.4:29-37).

В данном случае Елисей находился в точно таком же положении, как и вы, братья, если говорить о вашем труде для Христа.

Елисей имел дело с мертвым ребенком. Правда, в данном случае смерть была естественной, но и та смерть, с которой соприкасаетесь вы, не менее реальна, хотя это духовная смерть. Вот эти мальчики и девочки, которые посещают ваш класс, взрослеют и становятся "мертвыми по грехам и преступлениям". И пусть каждый из вас вполне ясно отдает себе отчет в том, каково естественное состояние всякого человеческого существа! Если у вас не будет четкого представления о полной испорченности и духовной мертвости ваших детей, вы не сможете принести им благословение. А потому я прошу вас: идите к ним не как к спящим, которых вы можете разбудить собственными силами, но как к духовным мертвецам, оживить которых может только божественная сила. Великая задача Елисея состояла не в том, чтобы омыть мертвое тело, и не в том, чтобы помазать его благовониями, завернуть в чистое полотно, уложить подобающим образом и затем оставить его таким же мертвым телом: нет, он поставил своей целью ни много, ни мало, но возвращение ребенка к жизни. Возлюбленные учителя, я желал бы, чтобы вы никогда не останавливались на второстепенных благих намерениях, но чтобы стремились достичь величайшей из всех возможных целей — спасения бессмертных душ!

Ваше дело — не просто учить детей в вашем классе читать Библию, или внушать им правила морали, или даже преподать евангельские истины, но ваше высокое призвание заключается в том, чтобы быть средством в Божьих руках для передачи небесной жизни в их мертвые души. Ваши уроки воскресной школы будут бесполезными, если дети останутся мертвыми в грехах. В мирских школах хорошее владение знаниями служит доказательством того, что старания учителя не были напрасны; но у вас дело обстоит совершенно иначе, и даже если ваши юные воспитанники вырастут хорошими членами общества, более того, станут регулярно посещать церковь, — вы все же не будете уверены, что ваши молитвы о них услышаны, желания исполнены и высшие цели достигнуты до тех пор, пока не скажете со всей уверенностью: "Господь воскресил их со Христом".

Итак, наша цель — воскресение! Наша миссия — воскрешать мертвых! Как у Петра в Иоппии и у Павла в Троаде, у нас есть юные Тавифы и Евтихи, которых надо вернуть к жизни. Как же нам выполнить столь необычную работу? Если поддаться влиянию неверия, то можно прийти в ужас от того очевидного факта, что дело, к которому призвал нас Господь, абсолютно превосходит наши личные силы. Мы не можем воскрешать мертвых. Если бы кто-то попросил нас это сделать, то мы могли бы только разорвать одежды, как царь израильский, и сказать: "Разве я Бог, чтобы умерщвлять и оживлять?" Но, с другой стороны, мы имеем сил не меньше, чем было у Елисея, ведь он не сам же смог воскресить сына сонамитянки. Правда, мы не можем своими силами заставить забиться духовной жизнью сердца наших учеников, но ведь и Павел и Аполлос были бы точно так же бессильны это сделать. Должно ли это нас обескуражить, или же направить к истинному источнику силы, чтобы мы перестали уповать на нашу собственную сомнительную силу? Надеюсь, мы вполне понимаем, что человек, живущий верой, живет в мире чудес. Творить чудеса — это профессия веры, это ее естественное дело.

Вера мост живой возводит Между небом и землей; Верой житель мира ходит По путям волны морской.

Итак, Дух Божий почил на Елисее, призвал его к работе и стал посылать ему Свою помощь, и с тех пор Елисей уже не был прежним заурядным человеком. Так и ты, дорогой учитель, посвятивший себя Богу и пребывающий в молитвенной заботе о душах, — ты уже не заурядный человек, но удивительный храм Святого Духа, в тебе обитает Бог, и ты, благодаря вере, вступил на путь творца чудес. Ты послан в мир не для того, чтобы делать то, что могут делать все остальные, но чтобы делать невозможное, то, что Бог совершает через верующих Своим Духом. Ты должен творить чудеса, совершать удивительное. А потому не смотри на дело воскрешения этих мертвых детей, которым во имя Бога ты должен дать жизнь, как на что-то невероятное и трудное, помня Того, Кто совершает это дело через твой немощный сосуд. "Что же? Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых?" Когда вы еще с самого раннего возраста встретитесь с испорченностью, ветреностью и упрямством ваших детей, неверие будет вам нашептывать: "Оживут ли кости сии?" Но вашим ответом должны быть слова: "Господи Боже! Ты знаешь это". Доверяя все в руки Всемогущего, вы должны заниматься своим делом: говорить слова пророчества сухим костям и небесному духу, и тогда в скором времени вы так же, как Иезекииль, увидите в долине вашего видения признаки торжества жизни над смертью. Так давайте же займем подобающее нам место и обдумаем план наших действий. Вот, перед нами мертвые дети, и наши души жаждут вдохнуть в них жизнь. Мы хорошо понимаем, что весь процесс воскрешения может совершить только один Господь, и если Он желает нас употребить для совершения чудес Его благодати, в смирении попросим, чтобы Он показал нам, что мы должны делать.

Хорошо, если бы Елисей вспомнил о том уроке, который преподал ему Илия, — тогда он не послал бы Гиезия с посохом, но действовал бы сразу так, как ему пришлось действовать позже. В 3 Царств, 17 вы можете найти рассказ о том, как Илия воскресил мертвого ребенка, из которого видно, что Илия как учитель оставил для своего слуги вполне завершенный пример, и до тех пор, пока Елисей не последовал ему в точности, чудотворная сила не была проявлена. Я считаю, что Елисей поступил бы мудро, если бы с самого начала подражал примеру своего учителя, милоть которого он носил. И я убежден, мои дорогие соработники, что было бы тем более хорошо, если бы мы, учителя, подражали нашему Учителю, — если бы мы изучили образ действий и методику нашего прославленного Господа и научились у Его ног, как приобретать души. Подобно тому, как Он с глубочайшим сочувствием вступил в самое близкое общение с нашим несчастным человеческим родом, снизойдя с участием к нашему плачевному состоянию, — так должны и мы подойти поближе к душам, с которыми желаем иметь дело, чтобы томиться о них Его томлением, плакать над ними Его слезами, если мы хотим видеть их воскресшими от греховного сна. Только при условии подражания духу и методам Господа Иисуса мы станем мудрыми в приобретении душ.

Однако Елисей забыл об этом и решил поначалу пойти своим собственным путем, который лучше высветил бы его пророческое достоинство. Он дал свой жезл Гиезию, своему слуге, и повелел положить этот жезл на ребенка, с чувством уверенности, что исполнен божественной силой настолько, что она будет действовать через него любым способом, и, стало быть, его личное присутствие и усилия необязательны. Но Господь думал иначе. Я боюсь, что очень часто те истины, которые мы проповедуем с кафедры или в классах воскресной школы, представляют собой нечто постороннее, не наше личное, как жезл, который мы держим в своих руках, но который не является частью нашего существа.

Мы берем библейскую истину, касающуюся вероучения или практической жизни, подобно тому, как Гиезий взял жезл, и затем кладем ее на лицо ребенка, но сами лично не боремся за его душу.

Мы употребляем то или другое поучение, истину, пример, иллюстрацию, метод обучения и способ подачи материала, но до тех пор, пока преподаваемая нами истина будет для нас посторонним предметом, без взаимосвязи с нашим внутренним человеком, — до тех пор она будет производить на мертвого ребенка не больше воздействия, чем жезл Елисея. Увы, я боюсь, что часто случалось так, что хотя я проповедовал Евангелие на этом месте, хотя я был уверен, что это Евангелие моего Господа — истинный пророческий жезл, — однако результата не было, потому что, к сожалению, я не проповедовал с той страстностью, убедительностью и сердечностью, которые должны быть присущи проповеди Евангелия. Разве вам не приходилось преподавать истину, зная, что это действительно библейская истина, имеющая ценность для вашей собственной души, — и все же безрезультатно, потому что, преподавая истину, вы не вкладывали в нее сердца, и дети, которым она была адресована, чувствовали это. Вы были похожи на Гиезия, который равнодушной рукой положил посох на лицо ребенка. Неудивительно, что вы вместе с Гиезием вынуждены были сказать: "Не пробуждается ребенок", ибо та сила, которая действительно пробуждает, не смогла найти себе выход через вашу безжизненную проповедь. Мы не знаем, был ли Гиезий действительно уверен в смерти ребенка, потому что он говорил так, как будто ребенок уснул и нуждался только в пробуждении от сна.

Бог не благословит тех учителей, которые всем сердцем не осознали реальность греховного состояния своих детей. Если вы считаете, что ребенок не испорчен, если вы придерживаетесь глупого понятия о невинности ребенка и достоинстве человеческой природы, то не удивляйтесь, если вы остаетесь пустыми и бесплодными. Как может Бог благословить вас на совершение воскрешения, если вы будете неспособны понять его славную сущность даже в случае, когда Господь совершит его через вас? Если бы ребенок поднялся, это не удивило бы Гиезия, поскольку он подумал бы, что тот всего лишь пробудился от необычно крепкого сна. Если Бог станет употреблять для обращения душ проповеди тех, кто не верит в полную испорченность человека, то они скажут всего лишь то, что Евангелие содержит высокие моральные стандарты и производит самое доброе влияние, но они не будут славить и величать возрождающую благодать, с помощью которой Сидящий на престоле творит все новое.

Обратите внимание на то, что сделал Елисей, когда его первая попытка потерпела неудачу. Когда мы терпим неудачу, мы не должны из-за этого бросать свою работу. Если у вас, дорогой брат и сестра, нет успеха, вы не должны делать вывод, что у вас нет призвания к труду, точно так же, как Елисей не пришел к выводу, что ребенка нельзя воскресить. Урок, который надо извлечь из неудачи, заключается не в том, что надо бросить работу, но в том, что надо сменить метод работы. Беда не в неспособном человеке, а в неразумном плане действий. Если вам не удалось осуществить свое желание, вспомните школьную песенку: Если сразу не выходит, Пробуй, пробуй снова!

Но не повторяйте свои действия тем же способом, разве что вы уверены, что этот способ наилучший. Если же первый метод работы не принес успеха, постарайтесь улучшить этот метод. Проверьте, в чем именно была причина неудачи, измените ваш подход или ваш характер, и через эту перемену Господь может приготовить вас к такому плодотворному служению, которого вы и не ожидали. Узнав, что дитя не пробудилось, Елисей не стал предаваться унынию, но подпоясался и принялся за свое дело с удвоенной энергией.

Обратим внимание на место, где лежало дитя: "И вошел Елисей в дом, и вот, ребенок умерший лежит на постели его." Это была та самая постель, которую гостеприимная сонамитянка приготовила для Елисея, — знаменитая постель, которая так же, как стол, стул и светильник никогда не будет забыта в Божьей Церкви. Эта знаменитая постель была употреблена для цели, о которой добрая женщина вряд ли могла подумать, когда, из любви к пророку, готовила ее для его отдыха. Я люблю размышлять о том, что мертвый ребенок лежал именно на этой постели, потому что она символизирует то место, на котором должны быть помещены и наши необращенные дети, если мы хотим, чтобы они спаслись. Если мы хотим стать для них благословением, они должны быть помещены в наших сердцах, — они должны быть на нашем попечении и ночью, и днем. Мы должны носить образы своих детей в самых сокровенных уголках нашего сердца, размышлять о них в ночные стражи, из-за тревог о них лишаться сна, наполнять ими наши полуночные переживания. Наши постели должны быть свидетелями наших слезных прошений: "О, хотя бы Измаил был жив пред лицом Твоим! О, хотя бы эти дорогие мальчики и девочки из моего класса могли стать детьми живого Бога!" Илия и Елисей учат нас, что мы не должны помещать дитя вдали от самих себя, где-то за дверью или в склепе холодной забывчивости, но если мы желаем им воскресения к жизни, мы должны поместить их в самый теплый, согретый сочувствием уголок нашего сердца.

Читая дальше, мы видим, что он "…вошел, и запер дверь за собою, и помолился Господу". Теперь пророк делает свое дело в правильном ключе, и у нас есть прекрасная возможность поучиться у него искусству воскрешения детей из мертвых. Если вернуться к рассказу об Илии, то можно увидеть, что Елисей в данном случае воспользовался правильным библейским методом. Мы читаем: "И сказал он ей: дай мне сына твоего. И взял его с рук ее, и понес его в горницу, где он жил, и положил его на свою постель, и воззвал к Господу и сказал: Господи, Боже мой! неужели Ты и вдове, у которой я пребываю, сделаешь зло, умертвив сына ее? И, простершись над отроком трижды, он воззвал к Господу и сказал: Господи, Боже мой! да возвратится душа отрока сего в него!

И услышал Господь голос Илии, и возвратилась душа отрока сего в него, и он ожил". Секрет великого успеха в большой мере зависит от усиленной молитвы. "Он вошел, и запер дверь за собою, и помолился Господу". Старая поговорка гласит: "Каждая истинная кафедра проповедника основана в небесах", а это значит, что всякий истинный проповедник проводит много времени с Богом.

Если мы не молимся Богу о благословении, если кафедра не утверждена на личной молитве проповедника, тогда наше публичное служение не будет иметь успеха. Так и у вас: сила всякого истинного учителя должна исходить свыше. Если вы никогда не ходатайствовали за своего ребенка перед престолом благодати, то как вы можете рассчитывать на то, что Бог благословит вас его обращением? Я считаю, что весьма подходящим методом для работы с детьми был бы следующий: вы в буквальном смысле берете каждого ребенка отдельно, приводите его в свой кабинет и молитесь вместе с ним. Вы увидите обращение ваших детей, если с Божьей помощью будете работать с ними индивидуально, если будете болеть душой за них, если за закрытой дверью будете молиться за них вместе с ними. Молитва, произнесенная в присутствии ребенка наедине, производит гораздо большее воздействие, чем публичная молитва в классе, — конечно же, имеется в виду воздействие не на Бога, а на ребенка. Такая молитва часто становится как бы ответом на саму себя, ибо в то время как вы изливаете свою душу перед Богом, Он может сделать вашу молитву тем молотом, который разобьет душу, даже если ее не затронули ваши проповеди. Молитесь с вашими детьми по отдельности, и это станет верным средством получения великого благословения. Если же это невозможно, то все равно молитесь, молитесь много, молитесь постоянно, молитесь горячо, молитесь такой молитвой, которая не может быть отвергнута, подобно молитве Лютера, которую он назвал бомбардировкой небес; то есть, надо как бы поставить пушку у ворот небесных, чтобы заставить их открыться.

Только такой молитвой люди могут превозмочь, и они не отойдут от престола благодати, пока не воскликнут вместе с Лютером: "Я победил, я получил то благословение, за которое боролся!" "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилия восхищают его". Так будем же возносить такие усиленные молитвы, которые побуждают Бога действовать и подчиняют небеса, — и Господь не допустит, чтобы мы искали Его лица напрасно!

Кроме молитвы, Елисей предпринимал действия. Молитва и действия должны сопутствовать друг другу. Действия без молитвы — это самонадеянность! Молитва без действий — лицемерие! Итак, вот перед нами лежит ребенок, и рядом с ним стоит уважаемый человек Божий. Посмотрим на его странные действия: вот он наклоняется над мертвым телом и прикладывает свои губы к губам ребенка. Теплые, живые губы пророка прикоснулись к холодным мертвым губам ребенка, и животворящий поток чистого, горячего дыхания начал вливаться в холодные, окаменевшие проходы мертвого рта, горла и легких. Далее, святой человек, исполненный святого рвения и оптимизма, приложил свои глаза к глазам ребенка, и свои руки к его рукам. Теплые ладони старца покрыли холодные ладони отошедшего ребенка. Затем он распростерся над ребенком и покрыл его всем своим телом, словно желая передать собственную жизнь безжизненному телу и решившись либо умереть вместе с ним, либо вернуть его к жизни. Возможно, вы слышали рассказ об одном охотнике, который сопровождал робкого путешественника, и когда они приблизились к самому опасному участку дороги, охотник крепко прижал к себе путешественника и сказал: "Либо мы оба, либо ни один!" — то есть, либо оба останутся в живых, либо никто, поскольку теперь они составляют одно целое. Так и здесь, подобным образом пророк установил таинственную взаимосвязь между собою и ребенком, и решил в самом себе, что либо сам будет охвачен холодом его смерти, либо ребенок воспримет теплоту его жизни. Чему мы можем научиться из этого примера?

Здесь много очевидных уроков. Мы видим здесь прообраз того, что если мы желаем дать ребенку духовную жизнь, нам надо очень живо представлять его истинное состояние. Ребенок мертв! Бог хочет, чтобы вы чувствовали, что ребенок мертв в грехах и преступлениях так же, как и вы когда-то были мертвы. Бог желает, дорогие учителя, чтобы вы соприкоснулись с этой смертью, проявив при этом ваше личное мучительное, сокрушающее, смиряющее соучастие. Я уже говорил вам, что для приобретения душ нам надо приглядеться к тому, как работал с душами наш Господь.

Как же Он с ними работал? Что надлежало Ему сделать, чтобы воскресить нас из мертвых? Ему надо было Самому умереть, и другого пути не было. Так должны поступать и мы. Если мы желаем воскресить этого мертвого ребенка, нам самим надо ощутить холод и ужас его смерти. Умирающий должен воскресить умирающего. Я не представляю себе, что можно выхватить из огня горящее полено, не протянув руку к огню и не ощутив его жар.

Вы должны иметь более или менее ярко выраженное чувство ужаса от гнева Божия и грядущего суда, иначе вам не будет хватать энергии для работы, то есть вам будет недоставать одного из существенных слагаемых для успеха в работе. Я не могу себе представить, чтобы проповедник говорил хорошо на данную тему, и не чувствовал при этом бремени от Господа, возложенного лично на него. "Я проповедовал, находясь в оковах, для людей, находящихся в оковах", — говорил Джон Буньян. Вы можете быть уверены, что если смерть, присутствующая в ваших детях, тревожит, удручает и сокрушает вас, значит, Бог вскоре ниспошлет вам Свое благословение.

Осознавая это состояние ребенка, мы должны затем приложить свои уста к его устам и свои руки к его рукам, что значит, насколько это можно, приспособить себя к природным склонностям, привычкам и характеру ребенка. Вы должны говорить таким языком, который будет понятным для ребенка; ваши глаза должны смотреть на мир глазами ребенка, ваше сердце должно уметь чувствовать то, что чувствует детское сердце, чтобы стать его близким другом; вы должны сочувствовать переживаниям детей; вы должны, насколько это возможно, войти в мир детских радостей и горестей. Не надо бояться трудностей, связанных с этим трудом, не надо также чувствовать себя униженным такой работой, ибо если вы сочтете что-либо тяжким бременем или унизительным для вашего достоинства, то вам не место в воскресной школе. Если от вас требуется выполнение трудной работы, вы должны делать ее, не считаясь с трудностями. Бог не сможет воскресить через вас мертвого ребенка, если вы не желаете стать всем для этого ребенка, чтобы только спасти его душу.

Далее написано, что пророк лег над ребенком и простерся на нем. Невольно возникает мысль, что здесь должно было быть написано, что "он сжался над ребенком"! У пророка был рост вполне взрослого человека, а у ребенка был детский рост. Разве не следовало здесь написать "он сжался над ним"? Нет, здесь написано, что "он простерся на нем", и я скажу вам, что для взрослого человека нет задачи сложнее, чем "простереться" над ребенком. Тот, кто имеет дело с детьми, не должен быть глупцом; притворяющийся простаком очень сильно ошибается, если думает, что его глупые выходки могут заинтересовать мальчиков и девочек. Работа с детьми требует с нашей стороны и первосортного остроумия, и основательной подготовки, и самых серьезных мыслей, и вполне зрелых сил. Вы не сможете пробудить дитя к жизни, если не распростретесь над ним, — как ни странно это звучит, но это факт. Самый мудрый человек должен употребить все свои способности, если желает быть учителем малых сих.

Итак, мы видим, что Елисей прочувствовал реальность смерти ребенка и что он приспособил себя к своему делу, но превыше всего, мы видим в нем проявление сочувствия. В то время как Елисей чувствовал холод мертвого тела, его собственное тепло стало проникать в ребенка. Хотя само по себе это не давало жизни, но Бог действовал через этот процесс: тепло тела пророка проникало в ребенка и становилось средством его оживления. Пусть каждый проповедник взвесит хорошенько следующие слова Павла: "Мы могли явиться с важностью, как Апостолы Христовы, но были тихи среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими. Так мы, из усердия к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божие, но и души наши, потому что вы стали нам любезны". Настоящий ловец душ понимает, что это значит. Так случалось и со мной, что когда во время проповеди я исчерпал все свои доводы, когда уже выпалил в собравшихся все свои мысли, как снаряды из пушки, так что моя пушка раскалилась докрасна, — тогда я часто заряжал в пушку свою собственную душу, и, выстреливая ее, с Божьей помощью одерживал победу. Да поможет нам Бог силой Духа Святого прилагать сердце к Его истине, которую мы провозглашаем, чтобы эта истина сделала то, что сама по себе, произнесенная холодным тоном, она никогда не сможет сделать. В этом и заключается секрет. Вы должны, возлюбленные учителя, вложить душу в детей; у вас должно быть такое чувство, как будто гибель ребенка — это ваша собственная гибель. Вы должны прочувствовать, что если ребенок останется под угрозой гнева Божьего, это будет таким же горем, как если бы вы сами находились под такой угрозой. Вы должны исповедовать грехи ребенка перед Богом так, словно это ваши собственные грехи, и стоять как священник перед Господом с ходатайством о его прощении. Ребенок был покрыт телом Елисея, и вы должны покрыть ваш класс своим состраданием, распростершись перед Господом в усиленной молитве о детях. Так совершается чудо воскрешения мертвых. Дух Святой действует тайно, но применение внешних средств описано здесь вполне понятно.

Вскоре проявился результат усилий пророка: "и согрелось тело ребенка". Должно быть, Елисей был очень доволен этим результатом; но мы не видим, что из-за такого приятного чувства он ослабил свои усилия. И вы, дорогие друзья, ни за что не удовлетворяйтесь тем, что ваши дети подают вам хорошие надежды.

Может быть, девочка из вашего класса пришла к вам и говорит: "Учитель, помолитесь обо мне!" Что ж, радуйтесь, потому что это хороший знак, но ожидайте большего. А может быть, вы видели, как у мальчика текли слезы из глаз, когда вы говорили о любви Христа? Благодарите Бога за то, что тело начинает согреваться, но не останавливайтесь на этом. Можно ли расслабиться в данный момент? Подумайте: вы ведь еще не добились главного результата! Вам нужно видеть жизнь, а не только потепление! То, к чему вы должны стремиться, возлюбленные учителя, — это не просто убеждение, но обращение; вы должны желать увидеть не только произведенное впечатление, но возрождение, — жизнь, жизнь от Бога, жизнь Иисусову! Именно в этом нуждаются ваши ученики, и ничто меньшее не должно вас успокаивать.

Но вернемся снова к Елисею и понаблюдаем за его действиями: "И встал и прошел по горнице взад и вперед". Обратите внимание на взволнованность человека Божия; он никак не может успокоиться. Ребенок согрелся (слава Богу за это, но он еще не ожил); и вместо того, чтобы сесть на свой стул возле стола, пророк стал ходить беспокойными ногами по горнице, встревоженный, вздыхающий, с учащенным сердцебиением и нетерпеливым желанием, чтобы скорей прошло время вынужденного покоя. Он не мог спокойно смотреть на безутешную мать и слышать ее вопрос: "Ожил ли ребенок?" Он продолжал мерить шагами комнату, словно показывая, что его тело не может успокоиться до тех пор, пока не удовлетворена душа. Подражайте этому священному беспокойству! Когда вы видите, что мальчик в вашем классе как будто поддается вашему влиянию, не успокаивайтесь и не говорите: "Слава Богу, ребенок подает большие надежды, и я вполне удовлетворен этим". Вы никогда не завоюете драгоценный камень спасенной души, если будете рассуждать таким образом. Вы должны чувствовать печаль, беспокойство, тревогу, если только желаете быть духовным родителем в вашей церкви. Вот одно из выражений Павла, которое трудно объяснить словами, но вы должны понимать его значение своим сердцем: "Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!" О, пусть Святой Дух даст вам такие же внутренние муки, такое волнение, тревогу и святое беспокойство, пока вы не увидите ваших учеников, подававших надежды, полностью обращенными!

После короткого времени хождения взад и вперед пророк "опять поднялся и простерся на нем". То, что уместно было сделать однажды, уместно сделать и во второй раз. А что годится дважды, пригодится и семь раз. Надо проявить настойчивость и терпение. Вы были старательны в прошлое воскресенье; не будьте же ленивы в следующее. Как легко можно потерять сегодня то, что мы строили вчера! Если в воскресный день я с Божьей помощью смог убедить ребенка в своем усердии, то пусть не получится противоположное этому в следующее воскресенье. Если в прошлом тело ребенка стало теплым благодаря моему теплу, то не дай Бог, чтобы в будущем моя холодность сделала сердце ребенка опять холодным! Точно так же, как тепло перешло от Елисея к ребенку, может переходить и холод от вас на ваш класс, если вы не горите душой к своему делу.

Елисей снова распростерся над ребенком со многими молитвами и вздохами и с большой верой, и вот, наконец, его желание сбылось: "И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои".

Всякое движение указывает на наличие жизни, и для пророка наступило удовлетворение. Ребенок "чихнул", как считают некоторые, потому что причиной его смерти была болезнь головы, изза чего он и сказал своему отцу: "Голова моя! Голова моя болит!", и через чиханье прочистились жизненно важные проходы, которые были заблокированы. Но мы не можем этого утверждать.

Свежий воздух вновь поступил в легкие, и также мог стать причиной чиханья. Этот звук был не слишком внятным и не совсем музыкальным, но он означал присутствие жизни. Это то, чего мы должны ожидать от детей, когда Бог дарует им духовную жизнь.

Некоторые члены церкви ожидают от них намного больше, но что касается меня лично, то я доволен, если дети чихают, — то есть, если они подают хоть какие-нибудь признаки действия благодати, даже если они слабые и невнятные. Если дорогое дитя всего лишь может чувствовать свое погибшее состояние и уповать на дело Иисуса, совершенное на Голгофе, и притом выражает все это в смутных выражениях, не похожих на выражения доктора богословия или просто взрослого человека, то разве не должны мы принять такое дитя и взрастить его для Господа?

Если бы там на тот момент присутствовал Гиезий, то он не придал бы чиханию большого значения, потому что он не простирался над ребенком, но для Елисея эти звуки несли утешение. Точно так, если мы с вами действительно выстрадали души в молитве, наш глаз очень живо заметит первые признаки действия благодати, и мы будем благодарны Богу, если таким признаком будет всего лишь чихание.

Затем ребенок открыл глаза свои, и мы осмелимся сказать, что Елисей никогда в жизни не видел еще таких прекрасных глаз. Я не знаю, какого цвета были эти глаза, карие или голубые, но я знаю то, что те глаза, которые Бог поможет вам открыть, будут для вас самыми прекрасными. Я слышал однажды, как один учитель воскресной школы рассказывал о "прекрасном мальчике", который был спасен в его классе, а другой рассказывал о "дорогой девочке" из его класса, которая любила Господа. Я и не удивляюсь тому, что они были "прекрасными" и "дорогими" в глазах тех, кто привел их к Иисусу, но еще прекраснее и дороже они для Иисуса. Возлюбленные друзья, дай вам Бог часто смотреть в те глаза, которые были когда-то покрыты пеленой духовной смерти, но теперь благодатью Божьей открылись через ваше учение!

Тогда вы будете по-настоящему счастливы.

Хочу сказать вам слово предупреждения. Может быть, на нашем собрании присутствует Гиезий? Если среди собравшихся здесь учителей воскресной школы есть хоть один, кто может всего лишь носить посох, то мне его искренне жаль. Ах, мой друг, пусть Бог по Своей милости даст тебе жизнь, ибо иначе как можешь ты рассчитывать на то, чтобы послужить средством оживления других?

Если бы Елисей сам был мертвецом, то было бы бесполезно ожидать передачи жизни, положив один труп поверх другого. Мертвая мать, замерзшая и холодная, не может лелеять своего младенца. Какое тепло, какое утешение может исходить от потухшего камина? Не таков ли и ты, дорогой друг? Пусть же благодать Божья совершит свою работу прежде всего в вашей душе, а затем пусть благословенный и вечный Дух Божий, который один может оживлять души, сделает вас средством для воскрешения многих в похвалу Его благодати!

Примите же, дорогие друзья, мое братское приветствие, и знайте, что мои усердные молитвы будут всегда сопровождать вас, чтобы вы получали благословение сами и послужили благословением для других.

Как приводить души ко Христу

Для меня большая честь обращаться с речью к столь многоуважаемому собранию проповедников. Мне хотелось бы быть более пригодным для выполнения этой задачи. Серебра красноречия и золота глубокомыслия я не имею, а что имею, то даю вам.

Итак, мы будем говорить о том, как приводить души ко Христу. Но что же значит приобрести душу? Я надеюсь, что все вы придерживаетесь старомодных способов спасения душ. В наши дни, кажется, все перевернулось и сдвинулось со старых оснований. Сейчас учат, что надо развивать в людях то доброе, что уже вложено в них: стоит только взяться за дело! Но я боюсь, что с помощью такого рода эволюции из людей получатся дьяволы. Я не знаю, что хорошего можно получить из человеческой природы, ибо люди наполнены грехом так же, как яйцо — белком и желтком, поэтому эволюция греха может породить только нескончаемое зло. Мы все знаем, что надо спасать души так, чтобы именем Божиим все старое стало новым. Старое творение мертво и испорчено, и его надо похоронить, притом, чем быстрее, тем лучше. Иисус пришел для того, чтобы старое прошло и наступило все новое. Совершая наш евангельский труд, мы стараемся принести людям счастье в трезвенности, и да благословит Бог все такие старания! Но мы должны будем признать себя побежденными, если научим весь мир воздержанию и оставим людей жить в их неверии. Мы должны стремиться добиться чего-то большего, чем трезвенности, поскольку считаем, что всем людям необходимо родиться свыше. Конечно, это очень хорошо, когда мертвое тело помыто, и поэтому хорошо, если даже невозрожденный человек будет придерживаться правил морали. Будет большим благословением, если они будут омыты от своих пороков, зловоние которых доходит до обоняния Бога и благочестивых людей. Но наша первоочередная задача состоит не в этом, а в том, чтобы мертвые в грехах ожили, чтобы в них зародилась духовная жизнь и чтобы Христос воцарился там, где до этого царствовал князь тьмы. Поэтому, братья, мы должны проповедовать об этом, чтобы люди оставляли свои грехи и прибегали ко Христу за прощением, чтобы они были обновлены Его благословенным Духом и полюбили все святое так же крепко, как они теперь любят все греховное. Надо поставить своей целью радикальное излечение, ведь "уже и секира лежит при корне дерев"; исправление старой природы не должно вас удовлетворять, поэтому ищите того, чтобы силой Божьей была внедрена новая природа, чтобы окружающие вас люди начали новую жизнь для Бога.

Наша задача— перевернуть мир вверх ногами; или, другими словами, где умножается грех, должна еще более умножаться (изобиловать) благодать. Наша цель — сотворение чуда, и будет хорошо, если мы уясним себе это с самого начала. Некоторые братья думают, что им надо понизить свои духовные способности, чтобы сравняться с уровнем слушателей, но это ошибочное мнение. По понятиям этих братьев, мы не должны призывать людей к покаянию и вере до тех пор, пока они сами не покаются и не поверят. Я отвечу на это так: да, я действительно предлагаю людям покаяться и веровать в Евангелие, хотя и знаю, что они не смогут этого сделать без участия благодати Божией. Дело в том, что я послан делать не то, что говорит мне мой ум, но то, что повелел мне мой Господь и Учитель. Нам дано совершать необычные дела, исполнившись Духом Божиим, Который наделяет Своих слуг способностью творить чудеса именем Святого Сына Божьего Иисуса. Мы посланы говорить слепым "прозрите" и глухим "услышьте", мертвым — "оживите", и даже Лазарю, смердящему в своем гробу, сказать: "Лазарь, выйди вон!" Есть ли у нас смелость делать все это? Будет мудрым с нашей стороны начать с убеждения, что сами по себе мы абсолютно бессильны, если наш Учитель не пошлет нас и не пребудет с нами. Но если Пославший нас пребывает с нами, то нет ничего невозможного верующему.

Дорогой проповедник, если ты желаешь собраться с силами и подсчитать, что ты сам сможешь сделать, я советую тебе проявить мудрость и поскорее сесть спокойно на свое место. Но если ты желаешь испытать, что твой Всемогущий Господь и Учитель сможет сделать через тебя, тогда перед тобой откроются поистине безграничные возможности! Нет никаких ограничений в том, что может совершить Бог, если Он действует через твое сердце и твой голос. Однажды в воскресный день перед проповедью мы собрались с дорогими братьями диаконами и пресвитерами церкви для совместной молитвы, и один из них сказал: "Господи, возьми его в Свои руки так же крепко, как берет человек в руки инструмент и затем делает с его помощью то, что задумал". Да, все духовные работники имеют нужду именно в том, чтобы Господь работал через них. Вы должны быть инструментом в руках Бога, и при этом, разумеется, активно употреблять все ваши способности и силы, данные Господом. Однако не надейтесь на свои силы, но всецело полагайтесь на святую, таинственную божественную силу, которая действует в нас и через нас на сердца и умы людей. Братья, мы бываем весьма разочарованы в некоторых наших новообращенных, не правда ли? Но мы и всегда будем разочарованы в них, если они наши новообращенные. Мы будем весьма радоваться о них тогда, когда будет видно, что их обращение — дело Господне. Когда сила благодати совершает в них свою славную работу, тогда будет, как сказал мой родной брат, "Слава!" и только слава; ибо благодать приносит славу, а пустое красноречие производят один только стыд и срам на многие дни. Когда мы думаем употребить в проповеди красивый, колоритный текст Писания или изящные поэтические строки, тогда пусть бы нас удерживал в узде тот страх, который действовал в Павле, когда он говорил, что желает проповедовать не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова. Проповедник Евангелия должен мыслить так: "Если я выражу эти мысли слишком красиво, то люди заметят мое красноречие, а потому я буду говорит так, чтобы они обратили внимание непосредственно на истину, которую я им проповедую". В деле спасения душ не так важен наш метод изложения Евангелия или способ подачи иллюстраций, как действие самого Евангелия в руках Духа Святого и к Его помощи мы должны прибегать для того, чтобы обращение людей было подлинным. В наших слушателях должно совершиться чудо "по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого Начальства и Власти", и поэтому мы должны смотреть не на самих себя, а направить взор к живому Богу. Да и как может быть иначе? Ведь только прибегая к силе Святого Духа, мы увидим подлинное и очевидное обращение. Совершенно понятно, что если мы рассчитываем увидеть чудо, то это чудо должен совершить Бог: оно не делается ни нашими доводами, ни убеждениями, ни устрашениями, оно приходит только от Господа.

Итак, если спасение душ есть чудо Божье, то каким образом мы можем найти надежный путь исполнения Духом Божьим, чтобы действовать Его силой? Я скажу вам, что ответ на данный вопрос во многом зависит от состояния самого человека. По моему убеждению, мы никогда не обращали достаточного внимания на ту работу Божию внутри нас, которая необходима для нашего служения Богу. Посвященный человек должен быть заряжен божественной энергией до самых краев, так, чтобы все окружающие люди могли это ощущать. Невозможно сказать, что это за энергия, откуда она приходит и куда уходит, но только в таком человеке есть что-то неизмеримо высшее, чем все, что его окружает. Бывают времена, когда этот же человек может быть слабым и унылым, чувствуя при этом свою слабость. Он пытается стряхнуть с себя эту слабость и проявить силу, как бывало раньше, но у него ничего не получается. Совершенно понятно, что Самсон должен находиться в должном состоянии иначе он не сможет одержать победу. Если же у былого победителя отрезаны локоны, то филистимляне посмеются над ним. Если Господь отойдет от человека, то у него не останется силы для плодотворного служения. В таком случае лучше заниматься домашним хозяйством и стараться о его благосостоянии. Если ты не ходишь в близком общении с Богом, если не пребываешь в том ясном свете, который окружает Его престол и который известен только для тех, кто находится в тесной дружбе с Предвечным, — то даже если ты попытаешься выйти из своей комнаты и возьмешься с усердием за духовный труд, у тебя все равно ничего не получится. Совершенно верно, что наш сосуд всего лишь глиняный, однако и для него есть место в Божьем хозяйстве; но этот сосуд не наполнится божественным сокровищем до тех пор, пока не станет чистым и посвященным, пригодным для Господнего употребления. Позвольте мне показать вам некоторые аспекты работы с душами, где успех служения во многом зависит от самого человека.

Некоторые души могут быть спасены через наше личное свидетельство. Это значит, что мы выступаем как свидетели и рассказываем людям те или другие истины о Господе Иисусе Христе. Я должен признаться, что мне ни разу в жизни не выпадало "счастье" стоять на суде в качестве свидетеля. Иногда мне приходилось задумываться, что бы я стал делать, если бы меня посадили на скамью для свидетелей и учинили перекрестный допрос. Наверное, я просто поднялся бы и рассказал правду обо всем, что я знаю по данному делу, не пытаясь продемонстрировать ни свое остроумие, ни красноречие, ни свою оценку судебного дела. Если я просто буду давать прямые ответы на вопросы, то меня не собьет с толку ни один следователь. Но беда в том, что часто свидетель больше переживает о себе самом, чем о том, что он должен говорить, поэтому его быстро можно растревожить, раздразнить, заставить потерять терпение, и таким образом он не сможет быть хорошим свидетелем по делу. Подобно этому, все вы, кто проповедует Евангелие под открытым небом, часто попадаете под обстрел дьявольских следователей, — у него на службе их состоит великое множество. И единственное, что вы должны в таких случаях делать, — это свидетельствовать истину. Если вы будете говорить сами себе: "Этому человеку надо ответить более утонченно, чтобы привести его ко Христу", — значит, у вас недостает мудрости. Остроумный ответ часто бывает весьма уместен, и все-таки благодатный ответ — лучше. Старайтесь убеждать себя следующими словами: "В конце концов, не так уж важно, окажется ли этот человек глупым или умным, ибо я уже решился, чтобы выглядеть безумным Христа ради, и меня не волнует моя репутация. Я должен быть свидетелем того, что я знаю, и с Божьей помощью буду делать это с дерзновением. Если кто-то перебьет меня и спросит о чем-то другом, я отвечу ему, что я пришел сюда не для того, чтобы свидетельствовать о чем-либо, кроме того, что вы слышите. И я буду придерживаться одной этой темы".

Таким образом, братья, свидетельствующий человек должен быть сам спасен, и должен иметь в этом уверенность. Я не знаю, уверены ли вы в собственном спасении. Может быть, я позволил бы вам проповедовать даже в случае ваших сомнений, поскольку если вы не спасены сами, то, во всяком случае, желаете спасения другим. Вы нисколько не сомневаетесь, что когда-то имели полную уверенность, теперь же вы с горечью признаетесь: "Увы! Я не чувствую в моем сердце силу Евангелия во всей полноте", однако вы вполне можете добавить к этому следующее: "И все же я знаю, что оно истинно, потому что я видел, как оно спасает других, и я знаю, что никакая другая сила не может спасти меня самого".

Может быть, даже такое прихрамывающее свидетельство, но произнесенное искренне, заставит вашего слушателя пролить слезу и проникнуться к вам симпатией. "Я иногда проповедовал, — говорил Джон Буньян, — не имея надежды, как узник узникам, и когда слышал звон собственных кандалов, я все же говорил другим, что можно от них избавиться и призывал их бросить свой взгляд на великого Избавителя". Я не стал бы прерывать даже такую проповедь брата Буньяна. Но в то же время как хорошо, если вы можете из личного опыта рассказать, как Господь "сокрушил врата медные и вереи железные сломил". Те, кто слышит наше свидетельство, спрашивают: "А вы уверены в этом?" Уверенны ли мы? Я лично уверен в этом так же, как уверен в том, что я живой человек. Люди называют это догматизмом. Не обращайте на это внимания. Человек должен знать, о чем он проповедует, а иначе пусть сядет и займется чем-то другим. Если бы у меня были хоть какие-то сомнения о том, что я проповедую с этой кафедры, то мне было бы стыдно оставаться пастором этой церкви; но я проповедую то, что знаю и свидетельствую о том, что видел сам.

Если я ошибаюсь, то ошибаюсь искренне и страстно; ведь я рискую своей душой и ее вечной участью, если не передаю достоверно истину, которую проповедую. Если то Евангелие, которое я проповедую, не спасает меня самого, то я не смогу спастись никогда, ибо то, что я проповедую другим, является основанием моей собственной уверенности. У меня нет частной спасательной лодки; тот ковчег спасения, в который я приглашаю других, является также и моим ковчегом.

Хороший свидетель должен сам знать обо всем, что он хочет рассказать другим; он должен свободно владеть тем предметом, который собирается излагать. Представим себе, что кто-то приглашен в суд как свидетель, скажем, грабежа; он знает то, что видел, и должен говорить только об этом. Следователь начинает расспрашивать его о том, какие картины висели в доме, или о цвете платья в шкафу. Он отвечает: "Вы задаете вопросы не по существу; я могу свидетельствовать только о том, что я видел".

Из всего, что мы знаем и чего не знаем, можно составить два очень увесистых тома, если не больше.

А потому, дорогой брат, скажи то, что ты знаешь, и садись на свое место. Но пока говоришь то, что знаешь, будь спокоен и уверен. Ты не сможешь правильно употребить эмоции во время проповеди и не сможешь чувствовать себя уверенно перед слушателями, если не знаком с темой своей проповеди. А когда знаешь то, о чем говоришь, тогда твой ум свободен в выборе более убедительных выражений. Если вы, проповедники Евангелия под открытым небом, не будете знать Евангелие от начала и до конца, если не будете знать, какую истину надо проповедовать в тех или иных случаях, вы не сможете выразить уместные к вашей проповеди чувства. Но если вы хорошо разбираетесь в своем вероучении, тогда можете проповедовать с такой смелостью, пылкостью и настойчивостью, какая вам понравится. Дайте людям почувствовать, что вы хотите сказать им что-то стоящее внимания, в чем вы абсолютно уверены и что для вас самих является чем-то жизненно важным. Во всяком собрании — в помещении или на улице — найдутся искренние души, которые желают слышать из уст проповедника искренние убеждения; они готовы принять их и прийти к вере в Господа Иисуса Христа.

Кроме того, вы не только свидетели Иисуса Христа, но еще и ходатаи от Его имени. Успешное ходатайство тоже зависит от того, какой человек берется за дело. Если судить по некоторым проповедникам, то эмблемой христианства должны быть не огненные языки, а глыбы льда. Вы не пожелали бы, чтобы ваш адвокат защищал ваше дело на суде холодным, безучастным тоном, не проявляя ни малейшего интереса к тому, обвинят ли вас в убийстве или признают невиновным. Как бы вам понравилось его безучастие, если бы вам грозила виселица? Да вы бы лучше пожелали, чтобы такой адвокат замолчал! Точно так же, когда человек говорит о Христе и не проявляет при этом пылких чувств, пусть лучше он ложится в свою постель и спит. Вам смешно? Но разве не лучше ему пойти и выспаться самому, чем усыпить все собрание? Да, мы должны проповедовать с ярко выраженными чувствами. Если мы желаем одержать победу в борьбе за души людей, мы должны любить их. У некоторых проповедников наблюдается искренняя любовь к людям, а у некоторых — искренняя ненависть. Я знаком с некоторыми джентльменами, которые считают, что люди из рабочего сословия настолько испорчены, что за ними надо иметь строгий надзор и держать в крепкой узде. С такими понятиями они никогда не приведут ко Христу ни одного человека из рабочего класса. Для того чтобы приобрести людей, вы должны считать так: "Я — один из них; если они погибшие грешники, то и я один из них; если они нуждаются в Спасителе, то и я один из тех, кто в Нем нуждается". Для самого закоренелого грешника вы должны проповедовать на текст: "И такими были некоторые из вас…" Только благодать делает нас другими людьми, и благодаря этой благодати, мы проповедуем другим. Истинная любовь к Богу и усердная любовь к людям составляют важнейшие качества ходатая от имени Христова.

Далее, я считаю (хотя некоторые не согласны со мной), что на людей надо действовать страхом, причем этот же страх должен действовать и на самого проповедника. "Ной, благоговея, приготовил ковчег для спасения дома своего". Спасение мира от погибели в водах потопа было в страхе, который имел Ной. Когда человек боится за других, так что его сердце кричит: "Они погибнут! Они погибнут! Они попадут в ад, они навеки будут удалены от присутствия Господа!" Когда этот страх гнетет и давит душу, заставляя выходить из дому и проповедовать со слезами, — о, тогда он будет ходатайствовать перед людьми так, что его просьбы превозмогут! Зная страх Господень, он будет убеждать людей. Знание страха Господня является тем средством, которое учит нас убеждать, а не говорить сурово и резко. Некоторые употребляют страх Господень для того, чтобы устрашать, но Павел употреблял его для убеждения. Будем же подражать Павлу. Говорите людям так: "Мы пришли сказать вам, мужи братья, что мир горит в огне, и вы должны убегать, чтобы спасти свою жизнь, убегайте в горы, чтобы огонь вас не пожрал!" Мы должны высказать это предупреждение с полным убеждением, что оно истинно иначе мы будем всего лишь как тот глупый мальчик, который кричал "Волк!" в то время как волка не было. Тени страшного последнего дня должны каким-то образом падать на нашу душу, чтобы придать большую вескость нашей проповеди о милости, иначе мы потеряем истинную силу убеждения. Братья, мы должны поведать людям об их неотложной нужде в Спасителе и показать им, что мы вполне понимаем их нужду и сочувствуем им иначе мало вероятности, что мы приведем их к Спасителю.

Тот, кто убеждает людей от имени Христова, должен быть движим фактом приближения Судного дня. Когда я вхожу в этот зал и вижу с кафедры эту громадную толпу людей, на меня часто нападает чувство страха. Подумать только: сколько тысяч бессмертных душ глядят на мир через окна своих тоскующих глаз и я должен им всем проповедовать и нести ответственность за их кровь, если буду неверным в своей проповеди!.. Я должен признаться, что этот страх побуждает меня уйти назад и не становиться на кафедру. Но у меня есть не только страх. Меня ободряет надежда и вера в то, что Бог желает благословить этих людей через Свое Слово, которое Он мне поможет передать им. Я верю, что каждый человек из этой массы людей прислан сюда Богом для определенной цели. Я часто думаю во время проповеди: "Интересно, кто же сейчас обратится к Богу?" Я еще ни разу не встречал случая, чтобы Слово Божие было бездейственным. Такого просто не может быть! Наоборот, я часто чувствую уверенность в том, что кто-то обращается к Богу во время проповеди, и Бог всегда прославляется через свидетельство Его истины. Если у вас есть твердая надежда и уверенность в том, что Божье Слово не возвращается к Нему тщетным, то знайте, что эта надежда послужит великим ободрением как для вас самих, так и для ваших слушателей.

Ваша твердая уверенность в обращении слушателей может быть похожа на то, как мать протягивает палец ребенку, чтобы он держался на ногах и шел к матери. Огонь в ваших сердцах может бросить искру в их души и из этой искры загорится пламя духовной жизни.

В то же время, дорогие проповедники на открытом воздухе и все вы, братья христиане, собранные здесь, мы должны быть не только свидетелями и ходатаями, но также и примером. Один из самых успешных способов ловли диких уток состоит в использовании утки-приманки. Утка-приманка заходит в сеть, за ней следуют другие утки. Нам нужно больше использовать в Христовой церкви святое искусство привлечения душ. То есть, мы должны подавать пример того, как мы сами приходим ко Христу, как мы ведем благочестивый образ жизни в этом развращенном веке, как мы радуемся и скорбим, как свято подчиняемся Божьей воле в годину переживаний, как во всем проявляем себя добрыми и обходительными, — и это будет средством привлечения других на путь жизни. Конечно же, вы не можете стоять посреди улицы и рассказывать людям о своей примерной жизни; но в то же время люди знают о любом проповеднике лучше, чем он это себе представляет. Кто-то из слушателей, может быть, хорошо осведомлен о личной жизни проповедника. Я однажды слышал, как во время проповеди на улице один из слушателей выкрикнул в адрес проповедника следующее: "Эй, Джек, ты не смеешь говорить об этом возле дверей собственного дома!" А дело было в том, что незадолго до того этот проповедник, как на беду, подрался с кем-то из соседей, и поэтому ему вряд ли стоило проповедовать рядом со своим домом, ибо реплика соседа оказалась убийственной. Если проповедник живет дома недостойно, то ему надо уходить для проповеди подальше от дома и когда станет на проповедь, то он не должен говорить ничего, а стоять молча. Люди знают нас, братья; они знают о нас намного больше, чем мы себе представляем, а то, чего не знают, они выдумывают. И все же наш образ жизни и то, что мы проповедуем, должно быть наиболее сильной частью нашего служения. Это и есть то, что называется последовательностью, то есть, когда наши уста согласуются с нашей жизнью.

Мое время коротко, однако я должен сказать пару слов еще об одном качестве. Я уже сказал, что действие силы Духа Святого зависит во многом от самого человека, но я должен добавить к этому, что многое зависит и от того, какого сорта люди помогают проповеднику. Если проповедник выходит на служение в одиночку, то его положение очень невыгодно. Весьма полезно иметь взаимосвязь с ревностной живой церковью, которая будет за вас молиться; и если вы не можете найти такую церковь в районе своей деятельности, то тогда вам надо взять с собой несколько братьев и сестер, которые будут вас поддерживать, сопровождать и особенно молиться вместе с вами. Некоторые проповедники настолько независимы, что могут обходиться без помощников, но они поступят гораздо более мудро, если не будут чувствовать себя одинокими. Почему бы таким проповедникам не подумать вот о чем: если они возьмут с собой полдюжины молодых братьев, то эти братья научатся духовной работе; а если возьмут не обязательно молодых, но более опытных братьев, то тогда польза будет обоюдная. Я должен признаться, что хотя Бог во многом благословлял меня в Своей работе, все же я не приписываю себе никаких заслуг, но за все благодарен тем дорогим друзьям из моей церкви, а также и во всем мире, которые усиленно молились обо мне. Имея вокруг себя таких людей, каких имею я, невозможно не иметь успеха в работе. Мой дорогой друг, диакон нашей церкви Вильям Олни однажды сказал: "Наш служитель до сих пор вел нас вперед, и мы от всего сердца следовали за ним. Мы видим успех во всем нашем служении, и мы верим, что это тот руководитель, которого дал нам Бог" Люди отвечали: "Да!" Тогда мой друг продолжал: "Так вот, если наш пастор привел нас к такой яме, которую он сам не может перепрыгнуть, давайте ляжем в эту яму, чтобы он мог перейти ее по нашим телам!" Это была действительно великолепная речь. Яма была заполнена и притом немедленно. Если у вас есть настоящий товарищ, ваша сила более чем удваивается. Какое благословение иметь добрую жену! Я обращаюсь к вам, женщины, которым неуместно проповедовать на улице, — вы можете сделать ваших мужей счастливыми и спокойными, когда они приходят к себе домой, и это поможет им проповедовать еще лучше! Некоторые из вас могут помогать мужьям проповедникам даже в подготовке к проповеди, если у вас есть достаточно благоразумия и кротости. Вы можете мягко намекнуть своему супругу, что он был слегка не в надлежащей форме, когда излагал некоторые детали в проповеди, и он поймет ваш намек и исправится. Один хороший брат как-то однажды попросил у меня совета по какому-то вопросу и между делом заметил: "Единственный инструктор, которого я имею до сих пор, — это моя жена, которой удалось получить более хорошее образование, чем у меня. Когда я говорю в проповеди неграмотно, она спокойно намекает мне, что люди могут надо мной смеяться, если я не подтянусь в грамматике". Таким образом, его жена стала для него профессором английского языка и сослужила ему столь хорошую службу, что ее вес был для него равноценен весу золота, и он признавал это. Если у кого из вас есть такой помощник, благодарите за него Бога каждый день.

Далее, для вас будет очень большой поддержкой, если у вас будет братский союз с теми христианами, у которых горит сердце и имеются познания большие, чем у нас, и мы можем научится от них многим полезным вещам. Бог может благословить нас ради других, если Он не может благословить нас ради нас самих. Вы ведь слышали забавную историю о том человеке, который привел ко Христу много душ и приписывал успех себе самому. Однажды ночью во сне ему было открыто, что в тот великий день он не получит за это никакой награды. Он спросил у ангела, кому же принадлежит заслуга, и ангел ответил: "Тот глухой старичок, который сидит возле кафедры на лестнице, был причиной благословений!" Так давайте же будем благодарны и за того глухого человека и за ту старушку и за тех друзей из бедного сословия, которые молились о благословении на ваше служение. Дух Божий может благословить двоих, если Он не может благословить одного. Авраам в одиночку не мог выпросить в молитве о спасении пяти городов, хотя его молитва была весом в тонну. Но у него был племянник Лот, доля у которого была, возможно, самой жалкой, а молитва весила не более чем половина унции; и, однако, когда этот крохотный кусочек был положен на чашу весов, город Сигор был спасен. Добавьте же ваши маленькие полунции к мощному весу молитв великих святых, ибо они, возможно, нуждаются в них.

Дорогие братья, проповедующие на открытом воздухе, я не пытаюсь учить вас, поскольку некоторые из вас могли бы гораздо лучше научить меня. Хотя, если верить высказываниям некоторых людей, я уже достиг тех лет, когда могу кого-то учить. Одна женщина в начале этого года (1887) о чем-то спрашивала меня и сказала: "Я помню, как слышала ваш дорогой голос более сорока лет назад!" Я ответил: "Вы слышали меня более сорока лет назад! Где же это могло быть?" Она сказала: "Вы проповедовали на вершине Пентонвилл Хилл возле молитвенного дома брата Соуди". "Да, — сказал я, — но это было, наверное, больше, чем сорок лет назад". "Да, — подтвердила она, — это могло быть и пятьдесят лет назад". Я сказал: "Должно быть, я тогда был еще совсем молодым?" "О, да! — сказала она, — вы были таким прекрасным молодым человеком!" Все это она сказала, конечно, зря, потому что она не стала бы меня так нахваливать, если бы я сказал ей, что никогда в жизни не проповедовал на вершине Пентонвилл Хилл и что пятьдесят лет назад мне было всего три года от роду, и что, по моему мнению, ей должно быть стыдно предполагать, что я дам ей денег за такую ложь. Однако в этот вечер я притворюсь перед вами, что я такой, как говорила обо мне эта женщина и представлю себя именно такой уважаемой личностью, как она описала. И в этой роли я наберусь смелости сказать вам, дорогие братья, что если мы желаем приводить души ко Христу, мы должны взяться за тяжкий труд и трудную работу.

И, в первую очередь, мы должны работать над собственными проповедями. Я надеюсь, что вы не разочаровались тем, что вам приходится произносить проповеди, не так ли? ("Нет!") Я надеюсь, вам не надоело совершать служение проповеди, хотя, безусловно, вы иногда чувствуете усталость, совершая это служение.

Пусть сапоги шьет сапожник и пусть проповеди произносит проповедник. В тот великий день, когда будет оглашен список спасенных, все те, кто обратился через красивую музыку, церковную декорацию и развлечения составят десятую часть от пустого места; но Богу всегда благоугодно спасти верующих юродством проповеди. Оставайтесь же верными вашему служению проповедника; и если у вас есть еще и другие занятия, — не позволяйте им заслонять вашу проповедь. На первом месте должна быть проповедь, на втором месте — проповедь и на третьем месте — проповедь.

Верьте в силу проповеди о любви Божией, верьте в силу проповеди об искупительной жертве, верьте в силу проповеди о рождении свыше, верьте в силу проповеди всех установлений воли Божьей. Старый молот Евангелия будет по-прежнему разбивать скалу вдребезги; древний огонь Пятидесятницы будет пылать среди толпы людей, как и встарь. Не надо испытывать никаких новых средств, просто продолжайте проповедовать; и если мы все будем проповедовать в силе Святого Духа, посланного с небес, то результаты будут удивительными. Ведь даже обыкновенная речь имеет неограниченную силу! Обратите внимание, какую силу имеет злой язык, сколько он может причинить беды; так разве не может Бог придать большую силу доброму языку, если мы употребляем его правильно? Посмотрите на силу огня: единственная искра может поджечь целый город; точно так, когда Дух Божий живет в нас, мы можем сделать так много великих дел, что не сможем даже подсчитать. Нельзя вычислить возможности пламени огня, и точно так же нет конца возможностям божественной истины, проповедуемой с тем огнем, который порождает Дух Божий. Так пусть же у вас будет великое упование, братья, пусть будет великое упование, несмотря на бесстыдство, которое творится на полночных улицах, несмотря на питейные заведения, расставленные на каждом углу, несмотря на порочность богачей, несмотря на невежество бедняков. Вперед, вперед, вперед во имя Бога идете вперед, ибо если людей не спасет проповедь Евангелия, то их не спасет ничто. Если Божья милость не сможет спасти людей, тогда пусть рыдают небеса, пусть навеки потухнет солнце, ибо тогда для нашего бедного человеческого рода не останется ничего, кроме черной темноты. Спасение через заместительную жертву Христа — это Божий ультиматум. Радуйтесь, что он неизменен. Будем же безоговорочно верить ему и с ним идти вперед, проповедуя Слово Божье.

Истинный проповедник на открытом воздухе всегда сочетает проповедь и искренние личные беседы. Как много душ было спасено в нашей церкви благодаря личным беседам некоторых братьев! Они все присутствуют здесь, когда я проповедую. Я вспоминаю случай, как один из братьев разговаривал со мной в понедельник вечером и вдруг он исчез, не договорив предложения до конца. Я так и не узнал, о чем он хотел мне сказать, но я увидел его на том балконе слева, сидящим на скамье и беседующим с незнакомой мне женщиной. После служения я спросил его: "Куда ты ушел?" Он ответил мне: "Луч солнца заглянул в окно и осветил чье-то лицо, которое выглядело таким печальным, что я побежал наверх по лестнице и сел рядом на скамье с той женщиной, у которой было печальное лицо". "И ты ее утешил?" "О, да! Она приняла Господа Иисуса очень быстро; но сразу же после этого я заметил другое озабоченное лицо и попросил женщину подождать меня на скамье после окончания служения, а сам пошел к этому другому лицу, которое принадлежало молодому человеку".

Брат молился вместе с ними обоими и не успокоился до тех пор, пока они не отдали свои сердца Господу. Вот что значит быть всегда на страже! Да, нам нужны такого рода снайперы, чтобы "брать" людей по одному. Когда мы палим из-за кафедры с помощью большой пушки, то хотя и производим разгром, но многих при этом упускаем. Поэтому нам нужны любящие сердца, которые ходили бы вокруг и проводили бы личную работу с душами: кого надо, обличали, а кого надо ободряли. Каждый проповедник на открытом воздухе должен уметь обращаться с речью не только к сотням слушателей, но он должен обращать внимание и на отдельных людей имея при себе помощников, владеющих этим же благословенным искусством. Насколько больше пользы было бы от проповедей на улицах, если бы каждый проповедник имел при себе группу людей, которые доводили бы дело до конца своими личными беседами с людьми!

В прошлое воскресенье вечером один дорогой брат рассказал мне небольшую историю, которую я никогда не забуду. Как-то вечером он посетил больницу в Кройдоне, поскольку ему это было поручено вместе с другими братьями. Все швейцары уже разошлись по домам, и было время закрываться на ночь. Этот брат остался один в больнице, не считая врача, как вдруг вбежал мальчик и сообщил, что случилась железнодорожная авария, и надо, чтобы кто-то пошел на станцию с носилками. Врач предложил брату: "Пойдем вместе?" "Конечно!" — последовал бодрый ответ; и таким образом доктор вместе с пастором пошли с носилками. Они принесли в госпиталь пострадавшего. Брат продолжал: "В течение последующих двух недель я часто ходил в больницу, поскольку хотел знать о состоянии того человека, которого мы принесли". Я думаю, что он теперь будет всегда интересоваться судьбой этого человека, поскольку однажды почувствовал на себе его вес. Если вы знаете, что значит нести человека в своем сердце, если чувствуете на себе его тяжесть, то его имя будет начертано на вашей душе. Так же случается, когда вы беседуете с людьми лично: вы чувствуете тяжесть их душ, и я убежден, что многим проповедникам нужно больше заниматься этой работой, после чего и их проповеди станут лучше.

В тех случаях, когда невозможно совместить проповедь и личные беседы, пусть у вас будут наготове евангельские трактаты, которые часто приносят хорошие результаты. Правда, некоторые трактаты так слабы, что не смогут обратить и жука, в них мало интересного даже для мухи. Поэтому или приготовьте хорошие, впечатляющие трактаты или вообще не раздавайте никаких трактатов. Красноречивый, животрепещущий евангельский трактат часто может быть добрым семенем для жизни вечной. Поэтому не выходите на открытую проповедь без хороших трактатов.

Я полагаю, что кроме раздачи трактатов, вы должны попытаться попросить адрес (телефон) тех людей, которые часто приходят слушать ваши проповеди, чтобы посетить или позвонить им. Как прекрасно, когда проповедник посещает человека на дому!

"Послушай-ка, Билл, — говорит жена своему мужу, — тебя хочет видеть гость, это тот джентльмен, который проповедует на углу нашей улицы. Пригласить ли его зайти в наш дом?" "О, да, — последовал ответ, — я слушал его проповеди много раз; это хороший человек". Посещайте, по возможности, многих людей, ибо это будет на пользу не только для них, но и для вас самих.

А каким сильным может оказаться личное письмо к человеку! У некоторых людей все еще сохраняется своего рода суеверное благоговение перед письмами, и когда они получат искреннее послание от кого-то из вас, уважаемые братья служители, они серьезно задумаются над ним, и, кто знает, может быть, почтовое послание коснется того человека, которого не коснулась проповедь. Молодые люди, которые не умеют проповедовать, могли бы сделать много полезного, если бы начали писать письма своим сверстникам о вопросах спасения их душ. Иногда люди очень хорошо выражают письменно то, чего не могут выразить языком. Давайте же будем спасать людей всеми доступными средствами; давайте же будем останавливать их на дороге в ад. Мы не имеем даже и половины того усердия, которое должны иметь. Вспомните историю о том умирающем молодом человеке, который сказал своему брату: "Мой брат, как ты мог быть столь безразличным к моей душе?" Тот отвечал: "Я не был безразличным к твоей душе, ведь я часто говорил с тобой на эту тему". "О, да! — сказал умирающий, — ты говорил; но я думаю, что если бы ты посерьезнее задумался над тем, что я иду в ад, ты относился бы ко мне с большим вниманием, ты бы плакал обо мне и, как брат, не позволил бы мне погибнуть!" Пусть никто так не скажет о вас!

Но я слышал и то, что большинство проповедников, стараясь проявить искреннее внимание к душам, начинают делать странные поступки и говорить непонятные вещи. Что ж, если это происходит от искреннего сердца, то пусть они делают эти странные вещи. Мы не желаем, чтобы они делали то, что имеет только вид искренности; но люди в наши дни действительно нуждаются в горячем соучастии и если вы видите его проявление, не будьте слишком критичны. Вы должны признать, что у штормового ветра есть свои пути, а у живого сердца — свой способ выражения. Если у вас есть ревность, но вы не можете говорить, ваша ревность придумает свой особенный способ достижения цели. Говорят, что Ганнибал растворял скалы уксусом; так и ревность так или иначе найдет способ растворить каменные сердца людей. Пусть же на каждом из вас почивает Дух Божий, ради славы имени Иисуса Христа! Аминь.

Цена приведения душ ко Христу

Я желаю сказать несколько слов для тех, кто уже пробовал приводить души ко Христу. Вы жаждете и молитесь о том, чтобы Бог вас употребил, но знаете ли вы, чем все это для вас обернется? Вы уверены, что знаете? Тогда приготовьтесь к тому, чтобы встретить и пережить много такого, чего бы вы не желали. Некоторые переживания, лично для вас не нужные, станут вашим уделом, если Господь употребит вас для спасения других. Обычный человек может спокойно почивать на своей кровати всю ночь, но хирурга могут позвать на помощь в любой момент. И земледелец может отдыхать у своего камина, но если он станет пастухом, то он должен будет находиться среди ягнят в любую погоду. Именно об этом говорил Павел: "Посему я все терплю ради избранных, дабы и они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою". Ради этого и мы будем вынуждены претерпеть в своей жизни много необычного и удивительного.

Несколько лет назад я переживал ужасный упадок духа. В моей жизни произошли некоторые неприятные события, к тому же я был болен и поэтому совсем впал в отчаяние. Из глубины я заставил себя воззвать к Господу. Как раз перед моим отъездом на отдых в Ментон я испытывал сильные физические боли, но еще больше я страдал душой, ибо мой дух был подавлен. Находясь под таким гнетом, я проповедовал на слова: "Боже мой, Боже мой, для чего Ты оставил меня?" Я был на то время действительно так хорошо подготовлен проповедовать на этот текст, как никогда раньше. Наверное, только немногие из моих братьев могли бы столь глубоко проникнуться смыслом этих душераздирающих слов. Я чувствовал в полной мере весь ужас души, оставленной Богом. Скажу вам, что это не было то переживание, которого я желал. Я дрожу от одной мысли о том, чтобы мне довелось еще раз пройти через такое затмение души, и я молюсь, чтобы мне больше никогда не испытывать переживания подобного рода, разве что они будут нужны для достижения тех же результатов, что и прежде.

В тот вечер после проповеди ко мне в кабинет зашел один человек, который был похож на умалишенного, словно сбежал из психиатрической лечебницы. Казалось, его глаза вот-вот выскочат из орбит. Он сказал, что уже впал было в полное отчаяние, если бы не эта проповедь, которая помогла ему узнать, что есть еще один человек, который понимает его чувства и может описать его переживания. Я побеседовал с ним и попытался ободрить его, а затем пригласил прийти опять в понедельник вечером, так как у меня будет больше времени, чтобы поговорить с ним. Я встретил этого брата еще один раз и сказал ему, что есть надежда на его духовное выздоровление, и я был рад, что моя проповедь оказалась столь уместной для его нужды. Как мне показалось, он не воспринял слова утешения, которые я ему предложил, однако я был уверен, что те драгоценные истины, которые он услышал в проповеди, производили свою работу в его уме, и что душевная буря вскоре сменится глубокой тишиной.

А теперь послушайте, что было дальше. Вчера вечером я, по странному совпадению, проповедовал на слова: "Жив Бог, лишивший [меня] суда, и Вседержитель, огорчивший душу мою" (Иов.27:2). После служения ко мне зашел этот же самый брат, с которым я встречался пять лет назад. На этот раз он выглядел совсем по-другому, как день после ночи или как жизнь после смерти. Я сказал ему: "Я рад видеть тебя, я часто думал о тебе и задавал себе вопрос, нашел ли ты полный мир для своей души". Как я уже говорил, после тогдашней беседы с ним я уехал в Ментон, и он тоже уехал в деревню, так что мы не виделись с ним пять лет. Итак, на мой вопрос этот брат ответил: "Да, вы тогда говорили мне, что есть надежда на выздоровление, и я знаю, вы будете рады узнать, что с тех пор и доныне я хожу в свете солнечных лучей. Все во мне изменилось и стало совершенно другим". Дорогие друзья, когда я увидел этого бедного отчаявшегося брата в первый раз, я благословил Бога за то, что мои ужасные переживания помогли мне посочувствовать и помочь ему; но когда вчера вечером я увидел его совершенно поправившимся, мое сердце переполнилось благодарностью Богу за мои былые печальные переживания. И я готов спуститься в глубокие воды еще сотню раз, чтобы ободрить чей-то подавленный дух; и как хорошо, что мне пришлось пережить такие страдания, потому что теперь я знаю, какое слово и в какой момент будет уместно сказать скорбящему.

Предположим, что вам сделали очень болезненную операцию, благодаря которой ваша правая рука стала чуть длиннее. Я не думаю, что вам когда-нибудь придется делать такую операцию, но если бы вы знали наперед, что претерпев боль, вы сможете достать и вытащить из воды утопающего человека, который без вашей помощи утонет у вас на глазах, то я думаю, что вы согласились бы претерпеть боль и заплатить много денег хирургу, чтобы таким образом быть в состоянии спасти ваших друзей. А теперь представьте себе, что для приобретения силы спасать души вам надо пройти через огонь и воду, через сомнения и отчаяние, через терзания ума и страдания души. Конечно, не у всех из вас будут одинаковые переживания, возможно, не будет даже и двоих с абсолютно одинаковым опытом, но ваша подготовка будет соответствовать предназначенному для вас труду. Вы должны будете пойти в огонь, если надо выхватывать других из огня; вы должны будете нырять в волны, если надо вытаскивать других из воды.

Вы не сможете работать пожарником так, чтобы не иметь ожогов от пожарищ, или работать на спасательной лодке так, чтобы вас не заливало волнами. Если Иосифу было суждено спасти жизнь своим братьям, он должен был сам пойти в Египет первым; если Моисею было предназначено вести народ через пустыню, он должен был сам перед этим провести в пустыне сорок лет со стадами.

Правильно сказано: "Если кто-то просит у Бога, чтобы быть благословенным служителем, он не знает, чего просит, и ему рано или поздно придется подумать, сможет ли он выпить до дна Христову чашу горечи и креститься Его крещением".

Я впервые задумался об этом благодаря молитве, которую произнес наш уважаемый брат Левинсон. Он, как вы понимаете, из семени Авраамова, и обратился ко Христу благодаря миссионерской работе в городе среди евреев. Если бы тот миссионер сам не был евреем, он не смог бы понять сердце молодого путешественника и не пленил бы его слух евангельской вестью. Обычно людей можно привести ко Христу через соответствующий инструмент, и это соответствие часто заключается в способности симпатизировать. Ключ открывает дверь потому, что он соответствует выемкам в замке; так и искренний призыв касается сердца потому, что он соответствует настроению этого сердца. Мы с вами должны подходить ко всем видам замков, чтобы соответствовать любому состоянию ума и сердца, как сказал Павел: "Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных.

Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых". Такой же процесс должен произойти и в нас с вами. Будем же с радостью претерпевать все, что Святой Дух совершает внутри нас, чтобы благодаря такой работе мы бы послужили большим благословением для наших собратьев людей. Придите, братья, и положите все на алтарь! Все вы, Его работники, отдайте себя всецело в руки Господа! Вы, кто привык к деликатности и утонченности, возможно, будете вынуждены стать грубыми и невежественными, чтобы принести пользу подобным людям. Вы, которые мудры и образованны, возможно, будете поставлены перед необходимостью стать глупыми, чтобы приобрести для Христа глупых; ведь и глупые нуждаются в спасении, и многие из них не смогут быть спасены ничем другим, как только теми средствами, от которых культурный человек будет не в восторге.

Некоторые пытаются спасать людей с помощью утонченных манер, в то время как нужно проявить силу! С другой стороны, некоторые действуют слишком напористо, тогда как необходимы такт и мягкость, а не сила! Всему этому надо учиться, надо в этом упражняться. Вот вам один из примеров подобного опыта: — перед нами элегантный брат; он желает проповедовать искренне, но ему следовало бы вдобавок еще и более тщательно готовиться к проповеди. Он написал свою прекрасно подготовленную проповедь на бумаге, составил детальный конспект, но, — увы!

— забыл этот бесценный документ дома. Что же ему теперь делать? Брат слишком вежлив, чтобы отказаться от проповеди, и он пытается говорить. Он начинает прекрасно и быстро заканчивает свою первую мысль. Все шло гладко. Но что же дальше? Он растерянно глядит по сторонам, чтобы вспомнить свою вторую мысль. Что говорить, когда нет конспекта? Наш милый брат барахтается в волнах, но он не может плавать; наконец, он выкарабкался на берег, и говорит сам себе: "Ну, это моя последняя попытка!" Но жизнь идет вперед, и вот, он проповедует опять.

Он чувствует себя уже более уверенно, и постепенно из него получается яркий оратор. Благодаря пережитому унижению, Господь подготовил его делать свое дело более квалифицированно. Начиная свое служение, мы слишком хороши, чтобы быть к нему пригодными, либо слишком велики, чтобы быть хорошими. И нам надо послужить подмастерьем, чтобы таким образом изучить свое дело. Карандаш не приносит пользы до тез пор, пока он не заточен; надо срезать красивую кедровую древесину, и затем внутреннее содержимое — грифель — может быть употреблен для записей или рисования. Братья, нож испытаний остр, но зато благотворен; вы, возможно, не находите в нем удовольствия, но ваша вера научит вас ценить его. Разве вы не готовы пройти через любое испытание, чтобы любой ценой спасти хотя бы некоторых?

Если у вас нет такого настроения, тогда лучше занимайтесь вашим сельским хозяйством или торговлей, ибо никто не сможет приобрести ни одной души, если не будет готов претерпеть все, что только возможно, ради этой души.

Иногда немало страданий может причинить страх, но этот страх может помочь пробудить душу и привести ее в должное состояние для труда. По крайней мере, он может побудить сердце к молитве, и уже это одно составляет значительную часть необходимой духовной подготовки. Один хороший брат так описывает свои первые попытки посещения душ для беседы об их духовном состоянии: "По дороге к дому этого человека я размышлял о том, как я начну беседу, о чем буду говорить. И эти размышления заставляли меня дрожать и волноваться. Когда я подошел к двери, то мне показалось, что я проваливаюсь сквозь каменную кладку; вся моя храбрость улетучилась, и когда я поднял руку, чтобы позвонить, то моя рука вдруг сама опустилась, даже не прикоснувшись к звонку. От страха я опустился на несколько ступенек вниз, но через мгновенье опять оказался возле звонка, и таким образом, вошел в дом. Мои речи и молитвы были очень нескладными, но я все же благодарен Богу, что мои страхи и трусость не взяли надо мной верх. Лед был сломан". Да, мы должны пройти через этот процесс ломки льда, и результаты будут весьма полезными.

О вы, бедные души, кто желает найти Спасителя, — Иисус умер за вас, и теперь Его народ живет на земле ради вас! Мы не можем принести искупительной жертвы за вас; в этом нет никакой необходимости; но все же мы с радостью пойдем на жертву ради спасения ваших душ. Слышали ли вы, что сказал сейчас один из наших братьев в молитве: "Мы сделаем все, что угодно, станем всем, чем угодно, отдадим все, что угодно и выстрадаем все, что угодно если сможем привести вас ко Христу"? Я уверяю вас, что многие из нас имеют именно такие чувства. Не позаботитесь ли и вы о своей душе? Не получится ли так, что мы будем заботиться о ваших душах, а вы будете растрачивать время зря? Будьте мудрыми, умоляю вас, и пусть безграничная мудрость Божья сегодня же приведет вас к ногам драгоценного Спасителя. Аминь.

Награда за приобретение душ

По дороге на наше собрание мое внимание привлекла надпись на доске объявлений возле полицейского участка, это был броский плакат, который обещал большую НАГРАДУ тому, кто поможет найти и предать в руки правосудия крупного преступника. Без сомнения, наши правовые органы знают, что крупная награда — это единственная надежда на то, что преступника выдадут его же сообщники. Обычно доносчику достается так много презрения и ненависти, что мало кого можно склонить на такое дело, даже если предложить золотые горы. Ничего не скажешь, у доносчика поистине жалкое занятие.

Намного приятнее знать, что есть награда за приведение людей к помилованию и что это дело более высокого порядка, чем приведение их к правосудию; более того, оно намного более доступно и практично для нас, и поэтому заслуживает нашего внимания. Не все из нас могут охотиться за преступниками, зато все могут спасать погибающих. Слава Богу, что убийц и грабителей сравнительно немного на белом свете, а вот грешников, которых нужно искать и спасать, полным-полно вокруг нас на всяком месте. Здесь есть поле деятельности для всех нас, и пусть никто не считает, что ему не достанется награда за этот труд любви.

При упоминании слова "награда" некоторые морщатся и недовольно ворчат: "Это пахнет делами закона!" Но дело в том, что награда, о которой мы говорим, дается не по долгу, а по благодати, и получается не с гордым чувством собственных заслуг, но с радостью благодарного и смиренного сердца.

Другие шепчут: "Разве здесь не замешаны низкие корыстные мотивы?" На это мы отвечаем, что корысть здесь такого же рода, что была у Моисея, который "взирал на воздаяние". В данном деле все зависит от того, что представляет собой награда. Если наградой является радость от того, что мы делаем добро, удовольствие от того, что прославляется Бог и блаженство от того, что мы угождаем Господу Иисусу, — тогда надо согласиться с мыслью, что стремление спасать наших братьев-людей от преисподней само по себе является благодатным даром от Господа. И если даже мы не преуспеем в этом, Господь скажет о нас так же, как сказал о Давиде, когда он хотел построить храм: "Хорошо, что это у тебя лежит на сердце". Даже если все те души, которых мы желаем спасти, останутся неверующими, будут презирать, отвергать и высмеивать нас, то все же уже сама такая попытка является делом Божьим. Если из облака не выпадет дождь, все же это облако заслонит от палящего солнечного зноя, — значит, не все потеряно, даже если не удалось достичь чего-то большего. Может быть, мы только и смогли вместе со Спасителем плакать и говорить: "Сколько раз Я хотел собрать вас, но вы не захотели!" Но даже если нам дано только стоять рядом с Иисусом и плакать вместе с Ним, то это уже проявление высокого духа. Если никто другой не станет лучше от наших слез, то, по крайней мере, мы сами станем лучше.

Но, благодарение Богу, наш труд не тщетен перед Господом. Я уверен, что большинство из вас, кто на самом деле стремился к тому, чтобы в силе Святого Духа, с учением Библии и с молитвой приводить других к Иисусу, — уже получили вознаграждение за ваш труд. Может быть, и есть некоторые, у которых не было успеха, но если так, то я посоветовал бы таким друзьям внимательно пересмотреть свои мотивы, свой дух, свою работу и свои молитвы, и затем попытаться снова. Может быть, они возьмутся за работу более благоразумно, с большей верой, с большим смирением и в силе Святого Духа. Они должны поступать так, как поступает крестьянин, который после плохого урожая с новой надеждой берется за плуг. Не надо терять присутствие духа, наоборот, надо приободриться. Мы должны быть озабочены тем, чтобы найти причину неудачи, если она есть, мы также должны брать пример с наших сотрудников. Однако мы должны твердо решиться сделать все от нас зависящее, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых и чтобы, независимо от результатов, после наших стараний спасти ближних вокруг нас не осталось незатронутым ни одного камня. Как можно быть довольным своей работой среди людей, если мы не возвратимся с радостью, неся свои снопы? Я уверен, что большинство из нас, собравшихся сейчас для молитвы, уже имели в своей работе такой успех, который превосходил все наши ожидания. Бог уже благословлял нас, если не больше, чем мы того желали, то, во всяком случае, больше, чем мы надеялись.

Я часто удивляюсь величию милости Божьей к себе самому.

Мои жалкие проповеди, о которых я плачу, приходя домой, все же уже привели ко кресту множество людей. Но еще более удивительно то, что даже простые слова, по-человечески говоря, чисто случайные и произнесенные в обычных беседах, тем не менее становились как бы крылатыми стрелами в руках Божьих, которые пронизывали сердца людей и в таком уязвленном состоянии приводили их к ногам Иисуса. Я часто в изумлении поднимал свои руки вверх и говорил: "Как может Бог благословлять столь немощный инструмент?" Такие же чувства характерны для большинства тех, кто посвятил себя благословенному делу ловцов человеков. Желание успеха в этом деле является столь же чистым побуждением, как и побуждения в сердцах ангелов, и даже более того, — как то побуждение, которое заставило Спасителя ради предстоявшей Ему радости претерпеть крест, пренебрегши посрамление. "Разве даром богобоязнен Иов?" — задавал вопрос сатана. Если бы он на этот вопрос получил утвердительный ответ, то это значило бы, что праведнику нет награды за его святую жизнь, и тогда сатана подверг бы сомнению Божью справедливость и стал бы убеждать людей отказаться от столь бесполезного занятия. Но поистине, есть награда праведнику, и все наши возвышенные благодатные старания получат бесценное воздаяние. Стараясь привести людей к Богу, мы занимаемся делом куда более полезным, чем то, которым занимается ныряльщик за жемчугом или искатель алмазов. Ни одно из дел, которые делают смертные люди, не сравнится по достоинству с делом ловца душ.

Я говорю с полной уверенностью, что дело, к которому я вас призываю, подобно посту министра или царскому званию; это поистине царственное занятие, и те, кто выполняет его успешно, являются истинными царями.

Еще не наступило время сбора урожая после всех наших праведных трудов, и мы только "ожидаем в терпении". Однако мы все же получаем залог нашей награды еще здесь как ободряющее нас поручительство того, что получим все, приготовленное для нас на небе. Отчасти, эта награда заключается в самой нашей работе. Люди занимаются охотой и стрельбой просто ради спортивного интереса; и подобно этому, только на бесконечно более высоком уровне, мы можем охотиться за человеческими душами просто из-за удовольствия в выполнении собственного желания делать доброе дело. Для некоторых из нас было бы величайшим несчастьем видеть, как люди идут в ад и не предпринять никаких усилий для их спасения. Итак, наша награда в данном случае заключается в том, что мы даем выход собственному страстному желанию. Горе и томление духа для нас, если мы будем лишены возможности участия в этом святом деле выхватывания горящих головней из огня. Мы исполнены глубоким состраданием к нашим людям-братьям, мы как бы чувствуем, что, в определенном смысле, их грех — это наш грех, и их погибель — наша погибель.

Миру бурь, волнений нужно Сердце, полное любви, Чтобы людям в жизни трудной Утешенье понести.

Сердце храброе, простое, Как героев прошлых лет, Сердце, чтоб на все живое Отражало Божий свет.

Итак, неся Евангелие другим, мы избавляем себя от того страшного ощущения погибели душ, которое отзывается эхом в нашем сострадающем сердце.

Приобретение душ — это такое служение, которое приносит неоценимую пользу для всех, посвящающих себя ему. Тот человек, который наблюдал за душой, молился за нее, переживал, с трепетом говорил ей о Христе, старался коснуться сердца, — сам получил хорошие уроки благодаря своим усилиям. Когда его постигала неудача, он взывал к Богу еще усерднее, и затем снова повторял попытку; он искал в Писании обещание прощения для виновных грешников; он апеллировал к тем качествам Божьего характера, которые больше всего укрепляют колеблющуюся веру, — словом, предпринимая все эти действия, он получил пользу и сам для себя. Когда он снова и снова повторял старую повесть о Голгофском кресте грешнику, кающемуся в слезах, и после слов грешника: "Я теперь верю, я поверил, что Иисус умер за меня" он, наконец, смог пожать ему руку, — тогда, скажу вам, он получает награду в самом этом процессе, через который проходит его собственный разум.

Это напоминает ему о прежнем гибельном состоянии, показывает ту внутреннюю борьбу, через которую Дух Святой привел к покаянию его самого, напоминает о том драгоценном моменте, когда он впервые взглянул с верой на Иисуса; и все это укрепляет его уверенность в том, что Иисус и сегодня продолжает спасать людей. Когда мы видим, как Иисус спасает других, когда замечаем удивительное преображение на лице спасенного, тогда и наша собственная вера получает великое подкрепление. Скептики и современные модернисты мало заботятся о том, чтобы души обращались к Богу. Но те, кто трудится ради обращения душ, верят в реальность обращения. Те, кто наблюдает процесс возрождения, видят, как на их глазах свершается чудо и уверены в том, что это — "перст Божий". Самое благословенное занятие для души, самое достойное и богоугодное достоинство сердца мы находим в том, когда растрачиваем себя, чтобы найти и привести других людей к ногам драгоценного Искупителя. Если такая цель достигается, тогда вы можете благодарить Бога за то, что Он призвал вас к служению столь утешительному, столь укрепляющему, столь возвышающему, столь утверждающему, как обращение людей от их злых путей.

Еще одну драгоценную награду мы получаем в той благодарности и любви, которую питают к нам те, кого мы привели ко Христу. Это поистине лучшая доля — быть счастливым от ощущения радости другого, испытывать удовольствие от сознания, что ты привел душу ко Христу. Вы можете измерить сладость такого блаженства горечью противоположных чувств. Вот вам пример подобной ситуации. Когда-то в прошлом мужи Божьи привели к Иисусу многие души, и все дела в церкви шли хорошо, пока не наступили годы упадка. На церковь повеял дух времени, и эти благочестивые мужи оказались не у дел, а впоследствии их духовные чада выставили своего же служителя за дверь. Такой недобрый разрыв отношений произошел со стороны тех, кто обязан этому служителю спасением собственных душ. Сердце служителя разрывается, когда он со вздохом говорит: "Может быть, я смог бы пережить это, если бы против меня не стал выступать тот, кого я привел к Спасителю". Такая горечь небезызвестна и мне. Я никогда не забуду одно семейство, в котором Господь дал мне великую радость привести к ногам Иисуса четверых домочадцев и нескольких человек из прислуги. Они были вырваны из омута беспечной мирской жизни, и хотя до этого ничего не знали о Божьей благодати, теперь стали с радостью исповедовать свою веру.

Через некоторое время у них появились кое-какие понятия, отличающиеся от наших, и с того момента некоторые из них стали говорить обо мне и о моих проповедях только плохое. Я от всей души старался научить их всем тем истинам, какие знал сам, и если они после этого нашли где-то больше истины, чем открыто мне, то, по крайней мере, хотя бы вспомнили, от кого они научились основам веры. С тех пор прошло уже много лет, и я никогда не говорил об этом случае так много, как сейчас, но в моем сердце осталась глубокая рана. Я вспоминаю об этих острых колючках только для того, чтобы показать, насколько сладко иметь вокруг себя тех, кого вы привели к Спасителю.

Мать находит великое удовольствие в своих детях, и эта пылкая любовь берет свое начало в естественных отношениях. Но существует еще более глубокая любовь, связанная с духовным родством, та любовь, которая будет длиться всю земную жизнь и продолжится в вечности, ибо даже на небе каждый слуга Господний скажет: "Вот я и дети, которых Ты дал мне!" В граде Бога нашего не женятся, не выходят замуж, но то отцовство и братство, которое во Христе, все же будет существовать и там. Эти сладкие и благословенные узы, которые завязались благодаря благодати, останутся неразрывными навеки, и переход в лучшую страну не разрушит, а укрепит эти взаимоотношения. Итак, если вы желаете испытать настоящую радость, ради которой стоит жить, то я уверяю вас, что ни радость приобретения богатства, ни радость умножения познаний, ни радость влияния на других, и никакая другая радость не может сравниться с тем восторгом, который вы испытываете, когда спасаете душу от смерти, когда помогаете своим заблудшим братьям вернуться в дом нашего великого Небесного Отца. Что, в сравнении с этим, представляла бы собой награда в десять тысяч фунтов стерлингов? Такая награда абсолютно ничего не стоит, ведь ее очень легко можно растратить. Но нельзя исчерпать то невыразимое наслаждение, которое мы получаем через благодарность тех душ, которых мы обратили от их неверных путей.

Но самая богатая награда заключается в том, что мы угождаем Богу и предоставляем Искупителю возможность смотреть с довольством на подвиг Своей души. Вполне понятен тот факт, что Иисус должен получить Свою награду от Небесного Отца, но удивительно в этом то, что Отец употребляет нас с вами, чтобы дать Христу то, что Он приобрел Своими муками. Это поистине чудо из чудес! О, дорогая душа, это такая честь, которая слишком велика для тебя! Это такое блаженство, которое слишком глубоко, чтобы выразить словами! Послушайте меня, дорогие друзья, и дайте ответ. Что бы вы могли сделать, чтобы заставить сердце Возлюбленного трепетать от радости? Вспомните, скольких горестей стоили вы Ему, сколько болей пронзали Его, чтобы избавить вас от грехов и их последствий, — разве после всего этого вам не хочется доставить Ему радость? Так знайте же: когда вы приводите к Его ногам других, вы доставляете Ему радость и великое удовлетворение. Посмотрите на этот прекрасный текст: "Так, говорю вам, бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся". Что это значит? Значит ли это, что радуются ангелы? Обычно мы понимаем это именно так, но данный текст имеет другой смысл, а именно, что радость находится в сердце Бога, вокруг престола Которого стоят ангелы. Это та радость, которую любят созерцать ангелы. Что же это за радость? Неужели благословенный Бог может иметь радость большую, чем безграничное блаженство, присущее Его собственной природе? Какие удивительные слова! Безграничное блаженство Бога не может быть увеличено, зато оно может быть более ярко выражено.

И разве мы сможем быть инструментом для этого? Разве мы сможем сделать хоть что-либо, что могло бы порадовать Вечно Блаженного? Да! Ведь нам сказано, что великий Отец Небесный безмерно радуется, когда оживает снова Его блудный сын, который был мертв, когда снова находится тот, кто был потерян.

Если бы только я мог выразить эту истину, как должно, то каждый христианин громко бы возгласил: "Я тоже буду трудиться, чтобы привести души к Спасителю!" И тогда те из нас, кто уже приводили души к Христу, кто трудился во время и не во время, привели бы их к Нему еще больше. Мы получаем удовольствие даже тогда, когда оказываем услугу своему земному другу, но когда мы делаем что-то особенное для Иисуса и притом то, что приносит Ему наибольшую радость, — тогда мы получаем поистине великое наслаждение! Хорошее дело — построить молитвенный дом и посвятить его на дело Божье; но даже один живой камень, положенный на твердое основание с нашей помощью, доставит Господу больше радости, чем если бы мы возвели громадное здание из обычных камней, которое только загромождало бы пространство. Так пойдем же, дорогие друзья, и станем искать и приводить к ногам Спасителя наших детей и соседей, наших друзей и родных, ибо ничто другое не доставит Ему столько же радости, как возможность увидеть их обращенными и имеющими жизнь вечную. Ради вашей любви к Иисусу, я умоляю вас: станьте ловцами человеков!

Жизнь и труд ловца человеков

Мне кажется, что рассматривать верующих в совокупности как Тело Христово более радостно, чем видеть в них только спасенные души. Говоря это, я не имею в виду ту великую радость спасения, которая заставляет звучать ангельские арфы. Размышляя о муках Спасителя ради их искупления, о работе Святого Духа в каждом обновленном сердце и о любви Отца Небесного, которая простерта ко всякой возрожденной душе, я не мог бы при всем моем желании выразить радость, которая наполняет сердце при виде множества верующих, даже если мы обращаем внимание только на то, что Бог сделал для них, что Он обещал им и что совершит в них. Но есть более широкое представление о том, чем должны быть верующие, о чем мне пришлось немало поразмышлять. Я имею в виду тот потенциал для служения, который кроется в многочисленных группах верующих, та возможность быть благословением для других, которая содержится в сердце каждого возрожденного чада Божьего. Мы не должны увлекаться созерцанием того, кем мы являемся, до такой степени, чтобы забыть о том, что Господь может совершить через нас для других. Если мы будем похожи на горящие уголья, то трудно даже представить, какой большой огонь может разгореться от этих углей!

Мы должны рассматривать христианскую церковь не как роскошную гостиницу, где верующие джентльмены могли бы жить в свое удовольствие каждый в отдельном номере, но как казарму, где солдаты проходят обучение и тренировку для боевых действий.

Мы должны рассматривать христианскую церковь не как общество взаимного почтения и утешения, но как армию со знаменами, которая маршем идет в бой, чтобы завоевать новые победы для Христа, взять штурмом твердыни врага и присоединить новые области к царству Искупителя. Мы можем рассматривать возрожденные души, собранные в поместную церковь, как пшеничное зерно, собранное в житницу. Слава Богу, что это так и что до сих пор верно сбываются слова: "жнущий получает награду". Но намного более вдохновляющим является взгляд на этих же верующих как на самостоятельных распространителей царства Иисуса, ибо тогда они сами становятся добрым семенем, посеянным в плодородную почву, которое должно принести плод в тридцать, в сорок, в пятьдесят, а иное — во сто крат. Зерно имеет огромную жизненную силу, так что за удивительно короткий срок из одного получается тысяча. За короткое время несколько пшеничных зерен могут воспроизвести столько зерна, что им можно покрыть весь земной шар. Точно так нескольких истинных святых достаточно для обращения ко Христу всех народов. Надо лишь собрать посеянный в этом году урожай, сохранить его до следующего года и затем посеять снова, — и тогда процесс умножения пойдет так быстро, что вы не будете успевать подсчитывать количество урожая. О, если бы каждый христианин был таким плодовитым зерном для Господа ежегодно! Если бы все пшеничное зерно в мире вдруг погибло, кроме одного, то не понадобилось бы много лет, чтобы снова наполнить им всю землю и засеять поля. Еще меньше времени понадобилось бы Павлу или Петру, чтобы в силе Святого Духа евангелизировать все народы.

И мы должны считать себя таким зерном, которому предназначено засеять собой весь мир. Какая славная жизнь у христианина, который трудится так, как будто от него зависит само существование христианства, и который твердо решил, что все люди, с которыми он общается, должны узнать через него весть о неисследимых богатствах Христовых.

О, если бы все мы, кого Христос благоволил использовать как Свое семя были должным образом разбросаны и посеяны в мире, если бы мы приносили плод, — сначала зелень, а потом колос с зерном, — то каким великим был бы урожай! О, если бы исполнились слова: "Будет обилие хлеба на земле, наверху гор; плоды его будут волноваться, как [лес] на Ливане, и в городах размножатся люди, как трава на земле"! Пусть же дарует нам Бог хотя бы отчасти почувствовать пробуждающую силу Духа Святого, чтобы мы рассуждали не столько о том, что Бог совершил для нас, сколько о том, что Он может совершить через нас, и в какой мере мы соответствуем тому состоянию, которое нужно, чтобы Он нас употребил.

В нашем тексте подчеркиваются две истины, которые очень ясно выражены в двух фразах, из которых он состоит. Первая истина заключается в том, что жизнь верующего наполнена или должна быть наполнена благословениями для душ: "Плод праведника — древо жизни". На втором месте та истина, что — верующий должен всегда стремиться приобретать души. Вторая мысль весьма похожа на первую, с той разницей, что в первой подчеркивается наше неосознаваемое влияние на души, а во второй — наши усилия, которые мы прилагаем для достижения ясно осознанной цели — приобретения душ для Христа.

Рассмотрим сначала первую мысль, потому что вторую невозможно привести в действие без первой, то есть без полноты жизни внутри нас не может быть избытка жизни для других. Бесполезно пытаться приобретать души, если мы не приносим добрый плод в нашей собственной жизни. Как можно служить Господу устами, если вы не служите Ему своей жизнью? Как можно проповедовать Его Евангелие языком, когда своими руками, ногами и сердцем вы проповедуете евангелие дьявола и изображаете антихриста своей нечистой жизнью? Мы должны в первую очередь прославлять Бога своей жизнью и принесением плода, а затем, вслед за нашим личным примером, последует и обращение других.

I. ЖИЗНЬ ВЕРУЮЩЕГО НАПОЛНЕНА БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ ДЛЯ ДУШ. Мы рассмотрим эту истину с помощью некоторых выводов, сделанных на основании нашего текста, и, прежде всего, заметим, что видимая сторона жизни верующего уподобляется плоду, который произрастает из него. Важно запомнить эту истину. "Плод праведника" — то есть его жизнь — не является чем-то прикрепленным к нему извне, но вырастает изнутри. Это не похоже на одежду, которую можно снимать и надевать снова, но это нечто неотделимое от него самого. Вера искреннего человека — это сам человек, а не его маскировочное облачение. Истинное благочестие — это естественный плод обновленной природы, а не искусственно выращенный в теплице подъем благочестивого настроения. Разве не естественно для виноградной лозы приносить гроздья винограда, а для пальмы — финики? Точно так же естественно, если содомское дерево приносит содомские яблоки, а вредное растение — ядовитые ягоды. Когда Бог дает Своим детям новую природу, в ней свободно и естественно начинает проявляться новая жизнь. Если религия не является неотъемлемой частью человека, он рано или поздно обнаружит для себя ее полнейшую бесполезность. Тот человек, который носит благочестие как карнавальную маску и, приходя домой, из святого превращается в дикаря и из ангела — в дьявола, из Иоанна — в Иуду и из благодетеля — в хулигана — такой человек, смею утверждать, прекрасно умеет использовать формализм и лицемерие в своих целях, но у него нет ни малейшего признака истинной религии. Смоковница не приносит в один день смоквы, а в другой день — терновник, все растения остаются верными своей природе в любое время.

Те люди, которые считают, что благочестие связано с облачением в особые одежды, поступают правильно, если они оставляют религию в покое и употребляют ее только тогда, когда одеваются в свою священную помпезность. Но человек, познавший истинную суть христианства, понимает, что оно представляет собой жизнь, а не просто роль, формальность или профессию. Я очень уважаю христианские символы веры, но все же осмелюсь заявить, что истинное христианство представляет собой не столько символ веры, сколько проявление жизни. Да, в нем есть и кредо, и обряды, но большей частью оно все-таки представляет собой жизнь. Христианство — это божественная искра, упавшая от небесного огня в человеческое сердце, которая зажигает огонь внутри человека, и этот огонь сначала проникает в сокровенные тайники души, а затем вырывается наружу и горит небесным пламенем, которое видят и чувствуют окружающие люди. Под действием силы живущего внутри Духа Святого возрожденный человек становится похож на тот куст в пустыне, который пылал божественным пламенем. Бог, живущий внутри человека, дает ему способность сиять, так что земля вокруг него становится священной, и люди, видящие его, ощущают силу его святой жизни.

Дорогие братья, мы должны стремиться к тому, чтобы наша религия все больше и больше становилась естественным проявлением нашей души. Многие формальные верующие огородили себя правилами, вроде: "Ты не должен делать то, ты не должен делать это", и продвигаются вперед с помощью правил: "Ты должен делать то, ты должен делать это". Но есть лучшее правило, в котором, несмотря на злоупотребления, содержится благодатная истина для наших сердец: "Мы не под законом, но под благодатью", а значит, мы повинуемся воле Божьей не потому, что хотим заслужить вход на небо или избежать Божьего гнева, а потому, что мы имеем в себе жизнь, которая жаждет всего святого, чистого, праведного и истинного и не может мириться ни с каким злом.

Поэтому надо делать добрые дела не из-за желания соблюсти закон или от страха наказания за его несоблюдение, но потому что в нас живет святое, рожденное от Бога, и оно в силу своей природы стремится делать то, что угодно Богу. Будем же более и более усердно стараться, чтобы наша религия была подлинной, истинной, естественной, живой. Пусть она не будет искусственной, вынужденной, суеверной, зависимой от времени, дня и места, чтобы не была плесенью, порожденной всплеском эмоций, или брожением умов, возбужденным многолюдным собранием или ораторским искусством. Нам всем нужна такая религия, которая может жить и в пустыне, и среди толпы людей; такая религия, которая проявляет себя на каждом шагу в нашей повседневной жизни и в окружении самых различных людей. Я хотел бы видеть такое благочестие, которое проявляется в семейном кругу, особенно когда семья собирается вокруг камина, ибо нигде оно не бывает таким прекрасным, как здесь. Покажите мне благочестие, которое проявляется в битве жизни, на вашем обычном рабочем месте в окружении насмешников и противников точно так же, как и среди друзей христиан. Покажите мне такую веру, которая не боится, когда мир смотрит на вас хищным взглядом, которая бесстрашно идет вперед, когда люди хмурятся и ненавидят вас, равно как и тогда, когда люди станут вам симпатизировать, и друзья будут вам снисходить. Пусть наполняет вас жизнь Духа Святого и пусть все ваше поведение и образ жизни будут естественным проявлением этого Духа, живущего в вас.

Заметим далее, что плод, который приносит христианин в своей жизни, соответствует характеру христианина: "Плод праведника — древо жизни". Всякое дерево приносит свой плод, по которому и узнают это дерево. Праведник приносит плод праведности, и пусть никто из нас, братья, не обольщается и не заблуждается в этом отношении, ибо только "кто делает правду, тот праведен", а "всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего". Я уверен в том, что мы готовы умереть за учение об оправдании верою и перед всеми врагами будем утверждать, что спасение обретается не по делам. Но мы признаем также и то, что оправдываемся той верой, которая производит дела, и если найдется такой человек, у которого вера не производит дел, то такая вера от дьявола. Спасающая вера усваивает совершенное Господом Иисусом дело спасения, и таким образом сама по себе уже является средством спасения, ибо мы оправдываемся не делами, но верою. Но вера без дел не приносит спасения ни одному человеку. Мы спасаемся не делами, но верой, однако не такой верой, у которой нет дел, ибо истинная вера, спасающая душу, действует любовью и очищает характер человека. Если вы можете обманывать за прилавком, то ваша надежда попасть на небо тоже обман; и хотя вы можете молиться не хуже других и проявлять внешнее благочестие вместе с другими лицемерами, — вы заблуждаетесь, если надеетесь, что это зачтется вам в праведность. Если, будучи слугой, вы ленивы, лживы и уклоняетесь от работы или если, будучи хозяином, вы жестоки, властны, не похожи на христианина в отношениях с вашими людьми, то по вашим плодам видно, что вы представляете собой дерево, растущее в сатанинском саду, и приносите такие плоды, которые пригодны для его зубов. Если вы допускаете обман в торговых сделках, если вы позволяете себе лгать — как много людей каждый день говорят неправду о своих соседях или о своем товаре! — то можете сколько угодно говорить о том, что вы оправданы верой, но участь всех лжецов все равно в озере, горящем огнем и серой.

Притом вы окажетесь среди наибольших лжецов, ибо вы виновны во лжи, когда говорите: "Я христианин", тогда как не являетесь христианином. Ложное вероисповедание относится к наихудшим разновидностям лжи, поскольку причиняет величайшее бесчестие Христу и Его народу. Плод праведника есть праведность; смоковница не приносит терновник, и репейник не родит виноград. Дерево познается по плодам; и хотя мы не можем и не должны судить человеческие сердца, мы можем судить об их жизни. Я молю Бога, чтобы мы все могли судить свою собственную жизнь и видеть, приносим ли мы плод праведности, ибо если плода праведности нет, то мы не являемся праведниками.

Нельзя, однако, забывать, что хотя плод праведности произрастает естественно, ибо рожденная от Бога природа праведника приносит добрый плод послушания, — все же этот плод всегда является результатом действия благодати и даром от Бога. Будем же всегда помнить эти слова: "от Меня будут тебе плоды" (Ос.14:9). Мы не можем приносить плод, если не пребудем во Христе. Праведник цветет, как ветвь и только как ветвь. Каким образом цветет ветвь? Она соединена со стволом и питается его соком.

Точно так и дела, которые делает праведник, с одной стороны являются его собственными делами, однако, с другой стороны, их производит благодать, обитающая в нем, и потому он не приписывает себе никаких заслуг, но поет: "Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу". Если он падает, то винит себя самого, а если преуспевает, то прославляет Бога. Возьмем и мы это за правило для самих себя. Всякую ошибку, всякую слабость и немощь надо складывать у своих собственных дверей. Если мы в чем-то проявляем несовершенство, — а мы его, конечно же, проявляем — то давайте будем относить его за свой собственный счет без всякого извинения. А если в нас проявляется добродетель, дух благодарения, истинное духовное желание, истинная молитва, и вообще всякое добро, — будем приписывать это Духу Божьему.

Будем помнить, что праведник не был бы праведником, если бы Бог не сделал его праведным, и он никогда не принес бы плод, если бы не питался божественным соком, который только и может производить добрые плоды. Единому Богу пусть будет вся слава и честь.

Главная же мысль нашего текста состоит в том, что это внешнее проявление жизни христианина, являющееся следствием жизни внутренней, этот плод его души становится благословением для других. Так же, как и обычное дерево, жизнь праведника дает тень и пропитание тем, кто находится вокруг него. Эта жизнь называется древом жизни. Данное образное выражение содержит в себе богатые наставления, которые я постараюсь, насколько смогу, объяснить. Итак, то, что для верующего является плодом, для других становится деревом. Такое сравнение может показаться странным, но оно верно. Плод святой жизни детей Божиих растет и падает на землю, как желудь падает с дуба. Эта святая жизнь начинает наилучшим образом влиять на других, подобно тому, как из желудя вырастает новый дуб, и под его тенью укрываются птицы небесные. Святость христианина становится древом жизни. Я полагаю, что здесь имеется в виду живое дерево, предназначенное для того, чтобы давать жизнь и пропитание для других.

Плод становится деревом, и это дерево — древо жизни! Какой удивительный результат! Христос производит в жизни христианина такой характер, который становится древом жизни. Видимое проявление характера является плодом внутренней жизни, и это видимое проявление затем из плода превращается в дерево, а становясь деревом, приносит плод для других во славу и похвалу Божью. Дорогие братья и сестры, я знаю некоторых святых Божьих людей, которые живут в очень близком общении с Ним. Они являются истинным деревом жизни, и их тень дает утешение, прохладу, свежесть для многих утомленных душ. Я видел, как и молодые, и утомленные жизнью, и удрученные приходили к ним, рассказывали о своих бедах, и получали для себя большое благословение, чувствуя их сострадание, слушая их рассказы о верности Господа и получая мудрые наставления. Немного есть в этом мире таких людей, знакомство с которыми обогащает душу. Их можно сравнить с библиотеками евангельской истины, но они лучше, чем книги, ибо истина написана в них на живых страницах. Их характер — настоящее живое дерево. Это не сухой ствол мертвых доктрин, который производит одни только предписания и заодно гниет, но это живое, растущее, плодоносящее дерево, которое насадила десница Господня.

Такие святые люди дают другим не только утешение, но также и духовную пищу. Зрелые христиане становятся кормящими отцами и матерями, которые укрепляют слабых и перевязывают раны сокрушенных сердцем. Совершая такое великодушное, решительное, благородное дело, эти христиане оказывают большую услугу своим собратьям и помогают им подняться на более высокий духовный уровень. Когда мы смотрим на таких христиан, мы всегда получаем ободрение, видя их терпение в страданиях, их смелость в опасности, их святую веру в Бога, их счастливые лица во времена испытаний. Их пример придает силу нам самим выстоять в испытаниях. Тысячами способов пример святого верующего оказывает целительное и утешающее воздействие на братьев, помогая им подняться выше своих тревог и маловерия. Подобно тому, как листья древа жизни созданы для исцеления народов, слова и дела святых являются лекарством от тысячи болезней.

Как сладок для боящихся Бога тот плод, который приносят наученные Богом христиане! Мы не должны полагаться на людей так, как мы полагаемся на Господа, но именно Господь делает так, что одни члены Его тела служат благословением для других, каждый в свою меру, уподобляясь в этом Главе тела. Один лишь Иисус является Древом Жизни, но Он делает Своих слуг маленькими деревьями жизни, и через них дает нам вкушать такие же плоды, какие приносит Он Сам. Это Христос, живущий в Своих святых, дает им способность приносить золотые яблоки, которые радуют наши души. Пусть же каждый из нас уподобится нашему Господу, чтобы на наших ветвях созревали Его плоды!

Многие святые уже ушли от нас в иной мир, и есть среди них такие, (я не стану называть их имен), — жизнь которых, при воспоминании о них, является для меня деревом жизни даже по сей день. Я молю Бога о том, чтобы и мне быть похожим на них.

Многие из вас знали этих людей, и всякий раз, когда вам приходит на память их святая, преданная Богу жизнь, оставленное ими влияние является для вас древом жизни. Они говорят, даже будучи мертвыми: прислушайтесь к их красноречивой проповеди!

Огонь, которым горела их жизнь, все еще находится в их прахе, и вы можете обогреть свои души их теплом. Их благородный пример — богатство церкви, и ее чада облагораживаются и обогащаются, вспоминая их жизнь веры и труд любви. Возлюбленные, пусть же каждый из нас станет истинным благословением для наших церквей, где мы посажены, как деревья в саду! "О! — говорит кто-то из вас, — я думаю, что я не слишком похож на такое хорошее дерево, ведь я так слаб и незаметен". Если у тебя есть вера с горчичное зерно, то ты уже начал расти таким деревом, в ветвях которого будут гнездиться птицы небесные. Те птицы, которые могли бы съесть крошечное зерно, прилетят и найдут приют в ветвях дерева, выросшего из этого зерна; и те люди, которые смотрят на вас с пренебрежением и насмешкой теперь, когда вы молоды и только начинаете свое служение, — впоследствии, когда Бог благословит вас, будут рады получить для себя поддержку через ваш пример и опыт.

И еще одна мысль на эту тему. Помните, что совершенство и зрелость святой жизни будут очевидны даже на небе. Есть небесный город, о котором сказано: "Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни". Древо жизни — небесное растение.

Итак, плод христианина —небесный плод; и хотя он еще не пересажен в славную страну, он уже здесь становится пригодным для своего вечного места обитания. И разве святость не является проявлением неба на земле? Разве жизнь для Бога не представляет собой сущность неба? А что можно сказать о праведности, чистоте, уподоблении Христу? Разве все это не имеет более прямого отношения к небу, чем арфы, пальмы и улицы из чистого золота?

Святость, чистота, красота характера — все эти качества создают небо в сердце человека, и если бы даже не существовало неба, то такое сердце, избавленное Христом от греха и уподобленное Господу Иисусу, все равно обладало бы небесным счастьем. Итак, дорогие братья, обратите ваше внимание на то, как важно быть по-настоящему праведными перед Богом, ибо тогда результатом нашей праведности будет такой плод, который станет деревом жизни для других, а затем — древом жизни на небе, во веки веков.

О, благословенный Дух Святой, сделай же, чтобы все это было так, и да будет вся слава за это единому Тебе!

II. Теперь мы переходим к следующему заголовку: ВЕРУЮЩИЙ ДОЛЖЕН ВСЕГДА СТРЕМИТЬСЯ ПРИОБРЕТАТЬ ДУШИ. Увы! Все человеческие души являются погибшими по своей греховной природе. Вы можете ходить по улицам Лондона и говорить со вздохами и слезами о массах людей на многолюдных тротуарах: "Погибшие, погибшие, погибшие!" Если нет веры во Христа, если Дух Святой не сотворил новое сердце, если душа не пришла к своему великому Отцу Небесному, — значит, она погибшая. Но, по милости Господней, эти погибшие души можно приобрести. Они не потеряны безнадежно, к тому же Бог не предопределил, чтобы они оставались в таком состоянии вечно. Еще не вступили в силу слова: "Нечистый пусть остается нечистым", и для них еще есть надежда обрести милость, ибо сказано, что их еще можно приобрести для Христа. Их еще можно спасти, но наш текст указывает на то, что для этого нам необходимо приложить все усилия: "Мудрый привлекает души".

Что мы имеем в виду, когда произносим слово "привлекает" (приобретает, завоевывает)? Мы употребляем это слово, когда говорим о делах сердечных, например, когда жених "завоевывает" сердце невесты. Иногда для этого требуется проявить очень много любви, сказать много таких слов, которые приобретают благосклонность, много ухаживать, прежде чем сердце возлюбленной расположится к нему. Я пользуюсь этой иллюстрацией, потому что в определенном отношении было бы лучше всего, если бы души приобретались для Христа именно таким образом, чтобы они были обручены с Ним. Мы должны предпринимать своего рода любовное ухаживание по отношению к грешникам, чтобы приобрести их для Христа. Именно таким образом их сердца будут привлечены к Нему. Иисус — наш Жених, и мы должны говорить о Нем, рассказывая о том, как Он прекрасен, подобно слуге Авраама, посланному найти жену Исааку. Он действовал как ухаживатель от его имени. Если вы еще не читали эту историю, то откройте Библию, и посмотрите, как слуга говорил о своем хозяине, о его имении, о том, что Исаак должен все это наследовать, и т.п., и как он закончил свою речь тем, что предложил Ревекке пойти вместе с ним. Родные задали ей вопрос: "Пойдешь ли с этим человеком?" Такова и задача служителя — восхвалять своего Господа и Его богатства, и затем сказать душе: "Не желаешь ли ты соединить свою судьбу со Христом?" Кто сумеет преуспеть в этом столь деликатном деле, того можно считать мудрым человеком.

Мы употребляем данное выражение и тогда, когда говорим о военных действиях. Мы говорим о том, что "взяли" (приобрели, завоевали) город, крепость, или же выиграли в сражении. Битвы не выигрываются, если люди отправляются спать. Поверьте, мне, что крепость не могут покорить люди, которые еще только наполовину проснулись. Чтобы выиграть битву, необходимо применить самое передовое уменье и выучку, проявить величайшую стойкость и мужество. Для покорения крепости, которая считается особо неприступной, военные люди должны меньше спать ночами и больше изучать искусство штурма, чтобы в момент атаки ни один воин не был бездейственным, но чтобы были употреблены все боевые и человеческие ресурсы. Так и для того, чтобы покорить человеческое сердце силой благодати, чтобы взять его в плен, сломив медные запоры и разбив вдребезги железные ворота, требуется такое уменье, которое может дать только Христос. Для того чтобы потрясти тараном каждый камень в совести грешника, чтобы его сердце содрогнулось от страха грядущего гнева — словом, для того, чтобы атаковать душу всей артиллерией Евангелия, — требуется человек мудрый и к тому же полностью посвященный своему делу. Для того, чтобы вовремя поднять белый флаг, как предложение о милости, а если предложение отвергнуто, употребить таран угроз, пока не будет проделана брешь, а затем, взяв духовный меч, захватить город, сорвать вниз черный флаг греха и поднять знамя голгофского креста, — для всего этого проповедник должен применить свои наилучшие способности, и даже намного больше, чем только свои способности. А те, у кого душа холодна, как Арктика, чья духовная энергия едва теплится, вряд ли смогут взять крепость Душу для Царевича Эммануила. Если вы считаете, что ваше призвание — приобретать души, вы должны всеми силами души быть вовлечены в это дело так же, как воин всей своей душой вовлекается в сражение, иначе вы никогда не сможете одержать победу.

Мы употребляем слово "добиться" (приобрести, достичь) также и о людях, которые нажили богатство. Хорошо всем известно, что человек, ставший миллионером, должен просыпаться рано и ложиться поздно, расходовать свои средства с осторожностью, много трудиться и экономить, чтобы накопить большое богатство. Мы должны заниматься приобретением душ с таким же усердием и сосредоточенностью наших сил, как когда-то Астор в НьюЙорке начал накапливать свое многомиллионное имение, которое теперь осталось после него. Это дело поистине похоже на ристалище (состязание в беге), а вы знаете, что в этом состязании никто не сможет победить, если не будет упражнять каждый свой мускул и каждую связку. "Бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду", и этот один обычно тот, кто имеет больше силы, чем у других. В любом случае, это тот, кто приводит в действие все свои силы. Так и мы не сможем приобретать души, если не будем подражать этому бегуну.

Соломон в нашем тексте говорит, что: "Мудрый привлекает души", и такое утверждение тем более ценно, что оно исходит от столь мудрого человека. Разрешите мне объяснить, почему ловец душ является мудрым человеком. Во-первых, потому, что прежде, чем начать этим заниматься, он должен быть научен Богом.

Человек, который не пережил в своей жизни духовного прозрения, который не может сказать: "Я был слеп, а теперь вижу", пусть лучше подумает о своей собственной слепоте, прежде чем пытаться направить ближних на истинный путь. Если вы не спасены сами, вы не сможете послужить средством для спасения других. Тот, кто приобретает души, должен, прежде всего, быть сам "умудрен во спасение верою во Христа Иисуса".

Если же он уже спасен, то его мудрость заключается в том, что он выбрал себе достойную цель в жизни. Молодой брат, выбрал ли ты уже для себя занятие, достойное того, чтобы стать великой целью твоей жизни? Я надеюсь, что ты рассудишь мудро и выберешь благородную цель. Если Бог дал тебе большие таланты, я надеюсь, что ты не растратишь их на разные низменные, грязные и эгоистичные занятия. Может быть, кто-то из тех, к кому я сейчас обращаюсь, имеет великие таланты и может осуществить свои желания, например, стать членом Парламента и содействовать принятию важных государственных решений или стать преуспевающим деловым человеком, и я надеюсь, что такой молодой человек хорошо взвесит призыв Иисуса и вопрос своей бессмертной души, равно как и все другие перспективы. Чему посвятить свою жизнь? Наукам? Бизнесу? Путешествиям? Развлечениям?

Стать ли главным охотником на лис в стране? Заняться ли продвижением политических и социальных реформ? Над всем этим стоит подумать как следует, но если ты, мой дорогой друг, являешься христианином, то ничто другое не принесет тебе столько радости, успеха, чести и достойного вознаграждения, как посвящение себя делу спасения душ. О, я скажу вам, что это действительно великая охота, превосходящая любую охоту на лис, если иметь в виду только подъем чувств и радостное настроение. Сколько раз мне приходилось со слезами ходить через канавы и изгороди за каким-нибудь бедным грешником, пристально наблюдать за каждым его движением и поворотом, пока я, наконец, не настигал его и с помощью благодати Божьей спасал от смерти, и несказанно радовался , когда видел его у ног моего Господа! Наш Господь Иисус называет Своих служителей ловцами человеков, и никакой другой рыболов не прилагает таких кропотливых усилий и не испытывает столько мук и блаженства, как мы. Какое счастье, что вы можете приобретать души для Иисуса, даже находясь на вашем обычном рабочем месте! Некоторые из вас никогда не смогли бы приводить души ко Христу, если бы проповедовали из-за кафедры, — такая попытка была бы плачевной. Но вы можете приобретать души и в мастерской, и в прачечной, и в детских яслях, и в вагоне поезда. Возможность для их поиска есть везде: на обочине дороги, у камина, на углу улицы, среди толпы людей. Темой нашего разговора является Иисус, независимо от того, общаемся мы с простыми людьми или с великими. Мой дорогой брат, ты будешь мудрым, если тобой будет владеть всепоглощающее желание обращать нечестивых с их кривых путей. Ибо за это ты получишь в награду венец, сияющий многими звездами, который ты положишь к ногам Иисуса в день Его явления.

Далее, мудрость заключается не только в том, чтобы сделать приобретение душ главной целью своей жизни, но и в том, чтобы преуспеть в этом деле, потому что у этих душ очень разный характер, чувства и общественное положение, и надо ко всем им найти правильный подход. Охотники в Северной Америке изучают повадки животных, которых они хотят поймать в капкан, так и вам надо учиться иметь дело с разными видами людей. Некоторые люди слишком подавлены, и вам надо будет их утешить. Но если вы дадите им слишком много утешения, они могут стать маловерными, и вам придется употребить острое слово, чтобы вывести их из состояния угрюмости, в которую они впали. А другой человек может быть слишком легкомыслен, но если вы сделаете слишком строгое лицо, то можете вспугнуть птичку; поэтому надо иметь веселый вид, и при этом как бы невзначай ронять слова увещания. Есть и такие люди, которые не дадут вам возможности заговорить с ними, потому что сами будут говорить с вами; но и здесь вы должны суметь вклинить нужное слово. Вам надо быть весьма мудрыми и для всех сделаться всем, и то, насколько вы преуспеете, покажет, насколько вы мудры. Теории о работе с душами могут звучать весьма умно, но на деле они часто оказываются бесполезными, но тот, кто по милости Божией совершает эту работу, является мудрым человеком, даже если не знает никакой теории вообще. Данный труд потребует от вас и остроты ума, и много других качеств, и вам надо будет взывать к великому Спасителю душ, чтобы Он послал на вас Свой Святой Дух.

Заметьте, однако, что тот, кто приобретает души, мудр еще и потому, что само дело, которым он занимается, делает людей мудрее, когда они преуспевают в этом деле. Поначалу у вас ничего не будет получаться, и весьма вероятно, что вы будете отталкивать грешников от Христа своими попытками привести их к Нему. Я однажды пытался всеми силами повлиять на некоторые души, употребляя определенные места Писания, но они поняли эти места совсем иначе, чем я имел в виду, и пошли в ложном направлении. Иногда бывает очень трудно сориентироваться, как вести себя с людьми, запутавшимися в своих исканиях. Некоторых надо тянуть назад, чтобы заставить их идти вперед, а иных надо склонять повернуть направо, чтобы они пошли налево, — только тогда они пойдут в должном направлении. Вы должны быть готовы встретить и такие превратности жалкой человеческой натуры. Я знал одну бедную пожилую христианку, которая была чадом Божьим сорок лет, но находилась в таком состоянии меланхолии и беспокойства, из которого ее никто не мог вывести. Я посещал ее несколько раз, пытаясь ободрить, но когда я уходил, она впадала еще в худшее состояние. Посещая ее в очередной раз, я решил не говорить с ней ничего ни о Христе, ни о вере. Она первая начала разговор на эту тему, и я сказал, что не был намерен говорить об этом сегодня, потому что она не имеет понятия о столь святых вещах, и не является верующей, а только лицемеркой в течение многих лет. Она не выдержала таких обвинений и, защищаясь, стала доказывать мне, что Господь на небесах знает ее сердце лучше, чем я, и что Он — свидетель того, как она любит Господа Иисуса Христа. Наверное, она потом ругала себя за столь откровенные признания, но зато она больше никогда не разговаривала со мной в таком подавленном духе, как бывало до этого. Те, кто по-настоящему любит человеческие души, учатся искусству обращения с ними, и Дух Святой делает их первоклассными хирургами душ во славу Христа. Так получается не потому, что у человека больше способностей, чем у других, но исключительно потому, что Господь дает ему такую чуткую любовь к душам людей, а любовь наделяет поистине непостижимыми способностями, ибо средство приведения грешников ко Христу большей частью состоит из любви к ним, которая привлекает к Нему души.

Возлюбленные братья, я хочу еще раз повторить, что тот, кто приводит души ко Христу — мудр, независимо от того, каким способом он это делает. Некоторые из вас с трудом понимают эту истину. Вы говорите: "Да, я признаю, что брат такой-то трудится весьма плодотворно, но он очень груб". Ну и что же? Его грубость в данном случае не играет никакой роли, поскольку он приобретает души! Кто-то говорит: "Да, но я не получаю назидания от его проповеди". А зачем ты ходишь слушать его проповеди для своего назидания, если Господь послал его обличать грех?

Пусть он занимается обличением греха, а ты иди для назидания куда-нибудь в другое место, но не ропщи на человека, который делает какое-то одно дело, потому что не может делать ничего другого. Мы бываем также слишком склонны противопоставлять служителей друг другу и говорить: "Ты бы послушал нашего пастора!" Может быть, послушать было бы неплохо, но лучше всего слушать проповеди того служителя, от которого получаете духовное назидание вы, а остальные пусть идут и слушают тех служителей, кто назидает их. "Мудрый привлекает души". Я не спрашиваю вас о том, как он это делает. Может быть, он поет евангельские песни, которые вам не нравятся, но если он приводит души ко Христу, то он мудр. Я скажу вам, что не является мудростью, притом не только сейчас, но и в последний день: ходить в церковь, ничего не делать самому и критиковать других Господних слуг, которые находятся в Его употреблении.

Посмотрите на этого дорогого брата, который находится уже на смертном ложе: он наполнен сладкими воспоминаниями о том, как Господь помог ему привести ко Христу многие души, он ждет того момента, когда в небесных воротах многие спасенные выйдут встретить его. Они станут толпой у входа в Новый Иерусалим и будут приветствовать человека, который привел их ко Христу. Эти души будут бессмертным памятником его трудам. Этот человек действительно мудр. А вот вам другой человек, который провел всю свою жизнь в истолковании пророчеств, так что мог распознавать в книге Даниила и в Откровении все, о чем пишут газеты. Некоторые считают, что он мудр, но я бы лучше потратил свое время на спасение душ. Я бы предпочел скорее привести хотя бы одного грешника ко Христу, чем раскрыть все тайны Слова Божьего, ибо спасение душ — это то дело, которому мы должны посвятить свою жизнь. Дай Бог, чтобы я мог понимать все тайны, но больше всего я хотел бы провозглашать тайну спасения души через веру в кровь Агнца. Для служителя Божьего мало быть защитником здравого вероучения и охранять от посягательств рубежи церкви, — его главной заботой должно быть приобретение душ. Мы поступаем очень хорошо, если боремся за чистоту веры, однажды преданной святым, но мне не хотелось бы в своем последнем отчете сказать: "Господи, я всю жизнь боролся с католицизмом и с государственной церковью, я разоблачал всякие секты, но не привел к голгофскому кресту ни одного грешника". Да не будет так! Мы должны подвизаться добрым подвигом веры, но приобретение душ для нас важнее, и мудрым будет тот, кто в этом преуспеет. Некоторые братья проповедуют истину, но делают это настолько гладко, что невозможно распознать евангельскую весть. Эти братья считают, что проповедь не готова до тех пор, пока она не записана на бумаге и каждое предложение не приведено в соответствие с правилами ораторского искусства, каким славился Цицерон и Квинтилиан, и затем они выходят на кафедру, чтобы произнести великолепную речь на евангельскую тему. Мудро ли они поступают? Конечно, для того, чтобы быть хорошим оратором, надо иметь определенную мудрость, но если изящная речь мешает понимать Евангелие, то лучше не быть оратором. Лучше бросить псам такое красноречие, из-за которого может погибнуть душа. Наша задача — спасать души, но их невозможно спасти цветистыми речами. Приобретение душ должно исходить из нашего сердца, и мы должны проявить для их спасения все наше усердие, зато потом, несмотря на наши многочисленные ошибки с точки зрения тех, кто нас критикует, мы будем зачислены в список тех, кого Господь называет мудрыми.

А теперь, дорогие братья и сестры, я вам желаю взяться за это дело практически. Вы должны решиться на то, чтобы каждый день постараться привести ко Христу одну душу. Попробуйте начать с тех, кто приходит на собрание и сидит рядом с вами, если вы вообще еще не пробовали. Попробуйте сделать это по дороге домой. Попробуйте побеседовать с вашими детьми. Помните, я рассказывал вам историю, которая случилась в один из воскресных вечеров? В своей проповеди я сказал: "Дорогие матери, молились ли вы хотя бы раз вместе с каждым из ваших детей в отдельности, призывая отдать свое сердце Христу? Может быть, ваша любимая дочь Джейн уже легла спать, и если вы еще не беседовали с ней о вечности, то, придя домой, разбудите ее и скажите: "Джейн, прости меня за то, что я ни разу не говорила тебе о Спасителе лично, я хочу поговорить с тобой об этом сейчас". Разбудите ее, обнимите ее за шею и сердечно помолитесь о ней Богу". Случилось так, что на собрании присутствовала одна сестра, у которой была дочь по имени Джейн. И знаете ли, что случилось? Она пришла ко мне в понедельник и привела свою дочь, потому что когда после проповеди она разбудил ее и сказала: "Я не говорила с тобой об Иисусе", то Джейн ответила: "О, дорогая мама, я люблю Иисуса уже шесть месяцев, и удивляюсь, что ты до сих пор не заговорила со мной о Нем!" Потом они стали целовать друг друга и радоваться. Может быть, и в вашей семье что-то подобное произошло с вашими дорогими детьми, а если еще не произошло, тогда у вас еще больше причин сегодня же начать с ними разговор. Неужели вы еще не приобрели для Иисуса ни одной души?

Представьте себе, что вы получите на небе венец, но на нем не будет ни одного драгоценного камня. Вы будете на небе бездетными! А ведь вы знаете, как в древние библейские времена женщины боялись оставаться бездетными. Пусть такой же страх будет и у христиан, — страх не иметь духовных детей. Мы должны слышать крики новорожденных, которых Бог родил для Себя через нас. Мы должны слышать этот крик, иначе мы сами должны кричать с глубокой тоской: "Дай мне новообращенных, иначе я умру!" Дорогие братья и сестры, молодые и старые, — если вы любите Господа, пусть ваше сердце горит желанием спасать души.

Разве вы не замечаете их? Они тысячами уходят в ад; каждый раз, когда стрелка часов завершает свой оборот, ад поглощает новые толпы людей, из которых некоторые не знали о Христе, а некоторые сознательно Его отвергли. Мир лежит во тьме; наш большой город также жаждет света; ваши друзья и родные еще не спасены, и они могут умереть раньше, чем закончится эта неделя. Если у вас есть хоть капля человеколюбия, то перестаньте заниматься исключительно вашей религией! Если вы нашли лекарство, расскажите о нем тем, кто болен! Если вы познали жизнь, объявите о ней тем, кто еще мертв духовно! Если вы обрели свободу, провозгласите о ней пленникам греха! Если вы нашли Христа, расскажите о Нем другим! Дорогие мои братья, дорогие студенты Колледжа, пусть этот труд будет вашей лучшей курсовой работой, пока вы здесь учитесь, и пусть он станет вашей единственной целью жизни, когда вы покинете стены Колледжа. Не удовлетворяйтесь тем, что у вас будет своя церковь, но трудитесь, приобретая души, и тогда Бог вас благословит. Что же касается нас всех, то мы желаем всю оставшуюся жизнь следовать за Тем, Кто есть истинный Спаситель душ; мы желаем вверить себя в Его руки, чтобы Он сделал нас ловцами человеков, чтобы наша жизнь не была бессмысленной тратой времени, но чтобы по ее плодам было видно, что нами руководила мудрость.

О вы, дорогие души, еще не пришедшие ко Христу! Помните, что вера во Христа спасет вас! Доверьтесь Ему. Дай вам Бог поверить в Него во славу Его имени! Аминь.

 

 

 

 

 

Услуги визажиста стилиста парикмахера профессионального для фотосессии в Екатеринбурге
Hosted by uCoz