Купить детскую мебель в витебске наборы детской мебели в витебске сравнить цены и купить.

Джон Пайпер

Величие Бога в проповеди

                                                                                                                                                                      

Основание проповеди: Крест Христа

Проповедь - это провозглашение Божьими посланниками Благой вести о том,

 

что Бог царствует;

что Он царствует, чтобы явить Свою славу;

что Его слава является тогда, когда творение служит Ему с радостью;

что Его стремление превознести Свое имя не противоречит нашему желанию удовлетворить свои нужды;

что однажды земля наполнится Славой Господа, и в унисон с ней будет звучать гимн, воспеваемый Божьим народом, собранным из всякого колена, рода, языка и племни.

 

Цель проповеди - слава Божья, отраженная в радостном служении Божьих созданий.

Однако на пути достижения этой цели есть два препятствия: Божья праведность и человеческая гордость. Его святая воля заключается в том, чтобы превознести Свое имя.1 Воля же человека заключается в гордом самоутверждении.

Желание Бога праведно. Желание человека - греховно. Именно об этом повествует нам третья глава книги Бытия - грех вошел в мир через искушение: “Вы станете как боги”. Причина нашей духовной гибели - желание стать похожими на Бога.

Наши предки поддались этому искушению, а в них и мы. Гордость  теперь является частью нашей природы. Мы берем в руки зеркало и крутим его в разные стороны, стараясь “поймать” какое-нибудь изображение. И внезапно мы видим отражение Великого Бога!.. Но - о горе…! Мы поворачиваемся к свету спиной, находим свое отражение - и так же, как  Нарциссом, нами начинает овладевать любовь к  жалкому силуэту нашей собственной тени. Мы пытаемся убедить себя - гордясь удачно заключенной сделкой, своими организаторскими способностями, спортивными успехами, недавно приобретенной машиной последней марки, научными достижениями, новыми подвигами Дон Жуана или умопомрачительным количеством косметики на лице - как восхитительно выглядит наша тень в Его лучах. Осознаем мы это или нет, но, поступая таким образом, мы просто ни во что не ставим Его славное имя.

Когда справедливый и праведный Бог изливает Свой гнев на нашу гордыню? Тогда, когда мы через край переполняемся презрением к Его величию.

 

  Поникнут гордые взгляды человека, и высокое людское унизится; и один Господь будет высок в тот  день. 

 ...ибо какое было бы нарекание на имя Мое! славы моей не дам иному.

 ...и глаза гордых поникнут... и Бог святый явит святость Свою в правде.

 ...истребление определено изобилующею правдою.

 

Ис 2:11; 48:11 ; 5:15-16; 10:22

 

Цель проповеди - слава Божья, отраженная в радостном служении Божьих созданий. И есть два препятствия на пути достижения этой цели: одно заключается в Боге, а другое - в человеке. Гордый человек не может насладиться познанием величия Господа, равно как и Бог на позволит, чтобы  Его праведность стала объектом насмешек.

Будут ли звучать проповеди, прославляющие Его праведность и утоляющие жажду слушающих? Смягчит ли праведный Бог Свой гнев на грех и на тех, кто его совершил? Будет ли сокрушена гордость творения и сможет ли оно, наконец, найти свой покой в Боге? Можем ли мы надеяться? И если да, то на что? Что могут изменить наши проповеди? Смогут ли они пробудить в нас надежду? И есть ли ответы на эти вопросы?

Ответ есть. Это крест Христа. Смерть Христа понадобилась, чтобы преодолеть два препятствия: с одной стороны, сопротивление Бога гордыне человека, а с другой - гордое сопротивление человека Богу. Таким образом, крест Христа - сила, дающая проповеди право как на собственное существование, так и на явление Его милости. Рассмотрим эти два утверждения более подробно.

Крест Христа - сила, узаконивающая проповедь

Мир полон гордости и греха. Праведный же Бог никогда не потерпит рядом с Собой грех. Никогда. Может ли тогда проповедь стать мостом примирения между нами и Ним, мостом, дающим грешникам надежду на спасение?

Эта мысль была очень удачно раскрыта в проповеди Р. С. Спроула “Чему вы еще удивляетесь?”, составленной на основе Ев. от Луки 13:1-5. Пришли некоторые мужи к Иисусу и рассказали Ему о жителях Галилеи, убитых в храме, кровь которых Пилат смешал с кровью их приношений. Но вместо ответа они услышали вопрос, который буквально шокировал их: “Вы думаете,  галилеяне так пострадали из-за того, что  они были грешнее всех других? Нет! Но говорю вам, если не раскаетесь, вы тоже погибнете”. Другими словами, Иисус им ответил: “Вы удивляетесь тому, что эти галилеяне были убиты Пилатом? Лучше бы вы удивлялись тому, что сами еще не мертвы. Если вы не покаетесь, то это может случиться и с вами”.

Спроул правильно указал на большую разницу между человеческим и библейским пониманием наших взаимоотношений с Богом. Человек, сконцентрированный на собственном “Я”, абсолютно не приемлет мысли о том, что Бог может забрать у него жизнь или лишить его радости. Писание же, Слово Божье, не приемлет надежду грешника на то, что Бог должен освободить нас от Своего праведного суда. Какое значение имеет все вышесказанное для проповедника? Проповедник, не льстящий ушам слушателей, а возвещающий библейские истины, всегда будет сталкиваться с проблемой, что многие из его слушателей не только не думают о духовных реалиях, но даже и не подозревают об их существовании. Главнейший вопрос для проповедника заключается в том, как сделать проповедь мостом примирения между Богом и человеком, чтобы дать грешнику надежду на спасение?

На этот вопрос есть прекрасный ответ: через проповедь жертвы Христа на кресте. Об этом мы читаем в Послании к римлянам:

 

 ...23все согрешили и лишены славы Божией [славу нетленного Бога променяли на образ творения - Рим 1:23], 24получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, 25которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, 26во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса.

 

Рим 3:23-26

 

Этот отрывок из Библии подтверждает то, что крест Христа стал мостом между грешным миром и Богом. Если бы не было креста, то праведность Бога являлась бы только осуждением человечеству. В таком случае, проповедь, направленная на спасение грешника, стала бы бесполезной. Грешные создания не смогли бы прославить Бога в радости о своем спасении.

Этот отрывок учит нас, что все презрели славу Божью (Рим 3:23), что Его праведность заключается в Его желании защищать сияние Своей славы (Рим 3:25). Тем не менее, Бог все же предусмотрел способы, во-первых, явить Свою славу, не угашая при этом ее яркого света, во-вторых, дать этому погибающему во грехе, презревшему Его славу миру вместо осуждения надежду на спасение. И способ этот - смерть Его Сына. Моя гордость обесчестила Его величие. Но Господь заплатил бесконечно большую цену, чтобы изгладить мой грех.

Как сильно искажают значение крестной смерти Христа нынешние “учителя истины”, утверждающие, будто крест Христов - это символ нашей безграничной ценности для Бога: “Ах! мы так дороги Богу, что Он не пожалел Своего Сына!” Библия же утверждает, что крест Христов - символ безграничной ценности Божьей славы и символ несоизмеримо тяжкого греха гордых созданий. Нас должна приводить в ужас сама мысль о том, что понадобилась крестная смерть Сына Божьего, чтобы восстановить сияние Божьей славы, которую мы так долго поносили. Итак, крест Христов - свидетельство Его славы и нашего греха.

Благодаря кресту проповедник получил право на проповедь надежды о спасении. Проповедь без креста не имеет смысла. Без креста проповедь бессильна подарить грешному миру радость оправдания. Крест подобен мосту, соединяющему желание Бога восстановить сияние Своей славы с надеждой и радостью грешного человека.

В конце первой главы мы увидели, что проповедь - это явление миру Благой вести о том, что наше стремление удовлетворить духовные и физические нужды не противоречит желанию Бога явить Свою славу. Сейчас же я хочу показать, что сила проповеди заключается в кресте Христа. Без креста нет и силы. Без него всякие попытки прославить Бога через радость спасения окажутся бесполезными.

Крест Христа призывает нас через проповедь к смирению

Когда проповедник говорит о кресте, в сердца слушателей вселяется дух смирения. Каждый раз во время такой проповеди Бог распинает на кресте гордость проповедника и всего собрания. Новый Завет рисует нам распятие Христа не просто как историческое событие прошлого. Казнь Иисуса повторяется каждый раз, когда мы распинаем свои самонадеянность и самовлюбленность.

 

 ...я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира.

Гал 6:14

 

 

Ап. Павел не раз говорил о смиряющей силе креста. Ярче всего это раскрывается в первых двух главах первого Послания коринфянам, где апостол говорит о своей проповеди.  Здесь мы узнаем, что главным препятствием на пути проповедывания в Коринфе стала гордыня верующих. Они были без ума от речей ораторов, блеска интеллекта, глубины философской мысли. Они наперебой говорили: “Я Павлов”, “Я Аполлосов”, “Я Кифин”.

Когда Павел составлял первые две главы своего послания, его цель была двояка. С одной стороны, он пишет “для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом”. С другой стороны, он хочет, “чтобы было как написано: “хвалящийся хвались Господом”. Другими словами, он, во-первых, не лишает нас счастья радоваться и ликовать о славе Господа в явлении Его величия (ведь мы для этого и были созданы Им). Во-вторых, он хочет, чтобы мы, хвалясь в Господе (а не перед Ним), отражали Его величие, воздали Ему должную славу. Хвалящийся хвались в Господе.

Цели Павла должны стать и нашими целями: слава Бога, поселившаяся в радостных сердцах верующих, и праведная радость сердец, хвалящих Его. Однако часто в сердцах людей поселяется гордость. Чтобы предотвратить этот грех, Павел пишет о том, какое влияние на его проповедь оказывает крест. Его главная мысль (1 Кор 1:18) заключается в том, что “слово о кресте” есть сила Божья, разрушающая гордость проповедника и слушателей, смиряющая нас в радостном преклонении пред Его милостью.

Позвольте мне привести несколько примеров из самого текста (1 Кор 1:17):

 

 ...Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не  в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова.

 

  Почему Павел так боялся, что красноречие и философские рассуждения могут унизить крест Христа? Потому что они унижают значение крестной смерти Христа и культивируют в человеке гордость - вместо того, чтобы распинать ее на кресте. Именно это я имел в виду, когда писал, что крест Иисуса является основанием для смирения в проповеди.

Рассмотрим другой пример:

 

 ...когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидельство Божие не в превосходстве слова или мудрости...

1 Кор 2:1

 

   Павел преднамеренно избегал показных ораторских речей и интеллектуальных боев. Почему? В чем заключалась сила его проповеди? Ответ находим в  следующем стихе:

 

  Ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого...

1 Кор 2:2

 

На мой взгляд, для Павла это означало, что он наполнил свой разум распинающей силой креста. Благодаря этому во всем, что бы он ни говорил, от каждого слова исходил запах смерти: смерти собственной самонадеянности, гордости и “хвастовства пред Господом”. Ощущая запах смерти, люди обращались к жизни, жизни Христа, обращались к силе, силе Бога, а не человека.

Но почему? Почему Павел хотел, чтобы в его проповеди люди видели “Бога, а не его самого”?.. Ответ мы находим в пятом стихе:

 

 ...чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, а на силе Божией.

 

    Другими словами, цель Павла - прославление Бога, а не проповедника, чтобы люди доверяли Богу, а не человеку. Вот в чем заключается истинная цель проповеди!

В заключение я хотел бы подвести маленький итог этой главы. Крест Христа - это сила проповедника, благославляющая его на проповедь Благой вести: святой Бог может быть прославлен и будет прославлен через радостное смирение грешников пред Ним. Крест Христа также призывает нас через проповедь к смирению. Его крест - это не просто историческое событие “умилостивления за грехи наши”, но и ежедневное распятие собственных грехов.

Крест превозносит славу Бога и смиряет гордость проповедника и слушателей. Крест преподает нам знание о Боге и о христианской этике.

Павел пишет, что проповедь будет бессильна, если проповедник не смирит себя перед крестом (1 Кор 1:17). Ибо от избытка сердца проповедника будут говорить его уста. Поэтому мы переходим к третьей главе - силе Духа Святого.

Дар проповеди: Сила Духа Святого

Отображение величия Бога в проповеди требует, чтобы нашей неизменной целью стало стремление превозносить имя Бога и являть Его народу Божье величие.* Оно также требует, чтобы крест Христов стал силой наших проповедей и смирением нашей гордости.** Однако сами, без Его помощи, мы не сможем действовать. Сила, которой мы достигаем эти цели, есть сила суверенной власти Духа Святого.

Все в нашей проповеди зависит от действия силы Духа Святого! Любая проповедь, если она исходит из искреннего сердца проповедника, возможна только при осознании своей безнадежной слабости. Пробуждаясь воскресным утром ото сна, вы вдруг начинаете ощущать запах серы, исходящий из ада, и освежающий ветер, дующий с небес. Вы открываете конспект проповеди и понимаете, что написанное выглядит просто жалко. Вы падаете на колени и из глубины души взываете к Богу: “Господи, как я слаб! Прах я пред Тобой! Прости меня за дерзость помыслить, что через три часа мои слова станут “запахом смертоносным на смерть” и “запахом живительным на жизнь.” Бог мой, кто достоин этого поприща?”

Филлипс Брукс, обращаясь к молодым пасторам, говорил: “Никогда не думайте, будто вы достойны служить проповедником. Бойтесь, если вы когда-либо поймали себя на этой мысли”.1 Почему он так считал? Потому что Небесный Отец всегда сможет найти способ смирить вас пред Собой. Если вы считаете, что Бог уготовил вам служение проповедника, то послушайте, что говорит нам Ап. Павел:

 

 ...8мы не хотим оставить вас, братия, в неведении о скорби нашей, бывшей с нами в Асии, потому что мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых. 9Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых...

 

2 Кор 1:8-9

 

  И чтоб я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтоб я не првозносился.

2 Кор 12:7

 

Опасность думать о себе больше, чем должно, и полагаться на собственные силы настолько ужасна, что Бог будет смирять нас каждый раз, когда мы начинаем надеяться на себя, надеяться на свои ораторские способности.

Павел проповедывал “в немощи и в страхе и в великом трепете” (1 Кор 2:3), благоговея перед славой Господа, пребывая в сокрушении духа, сораспялся Христу и избегал всякого красноречия и блеска мысли. И что же? Его проповедь являлась “в духе и истине” (1 Кор 2:4)!

Ни восхищающая убедительность фактов, ни яркость примеров, ни ясное доктринальное учение не смогут произрастить в сердцах верующих что-либо достойное, если в нашей проповеди не будет явления Духа и Его силы. Цель проповеди - слава Божья, отраженная в радостном служении Божьих созданий.

Но разве возможно воздать Ему должную славу через такое внешнее человеческое служение, как проповедь? Первое Послание Петра (4:10-11) содержит поразительный ответ на этот вопрос:

 

  10Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией. 11Говорит ли кто, говори как слова Божии; служит ли кто, служи по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

 

Петр говорит, что наши слова и дела должны быть основаны на силе Божьей. Результатом же их станет слава Божья. У Кого в руках власть, Тот и дает силу - Тому и слава. Итак, чтобы достичь нашу цель - то есть цель проповеди - нам необходимо проповедывать богодухновенное Слово в силе Духа Божьего.

Я хотел бы посвятить оставшуюся часть этой главы раскрытию двух аспектов проповеди: во-первых, Писания как богодухновенного Слова, во-вторых, силы Божьей как результата помазания Духом. Мы не сможем воздать Ему должную славу, если не научимся полагаться на Слово Духа, силу Духа и пребывать в смирении и кротости.

Полагайтесь на Библию - дар Слова Духа

Как много нужно сказать об использовании Писания в проповеди! В этом смысле ”полагаться на Святого Духа” означает искренне верить, что “все Писание богодухновенно и полезно для научения , для обличения, для исправления, для наставления в праведности” (2 Тим 3:16), что “никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым” и что всякое Слово Писания “не от человеческой мудрости”, а “от Духа Святого”.

Служение проповедника процветает там, где Библия почитается за богодухновенное и безошибочное Слово Бога. Проповедь умирает там, где Писание почитается за всего лишь сборник ценных высказываний.

Однако нельзя утверждать, что успех проповеди обеспечивается простым признанием безошибочности Библии. Существует много “способов” снизить эффективность, силу и авторитет проповеди. Как часто слова Писания вырываются из контекста! Как часто в Церкви культивируется атмосфера двусмысленности! Как часто люди утверждают, что Библия была написана для людей того времени и сегодня уже не имеет к нам ни малейшего отношения!

Там, где процветают подобные взгляды на учение, там Писание будет молчать, а проповедь станет всего лишь способом высказывания мнения верующих по тем или иным вопросам современности. Разве это имел в виду Павел, когда писал письмо Тимофею:

 

  1Итак заклинаю тебя пред Богом и Господом (нашим) Иисусом Христом, Который будет судить живых и мертвых в явление Его и царствие Его: 2проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием. 3Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; 4и от истины отвратят слух и обратятся к басням.

2 Тим 4:1-4

 

Слово! Вот центр всего! Всякая христианская проповедь должна разъяснять библейский текст и учить слушателей применять его в жизни. Наш авторитет проповедников, посланных Богом, утверждается на личной верности Писанию, и наоборот. Многие проповедники сегодня говорят, будто они в своих проповедях раскрывают смысл Писания, ограничиваясь при этом всего лишь простым  упоминанием текстов. Они не показывают своей пастве, что  все их утверждения и рассуждения исходят исключительно от Слова Божьего, из конкретных мест Писания. В результате некоторые служители практически не открывают Библию.

Одна из самых больших проблем проповедников, особенно молодых - то, что они не используют текст Писания для подтверждения мысли, высказанной в проповеди. Неужели их учили, что текст Библии нужно прочитать только в самом начале проповеди, а затем, отложив ее в сторону, продолжать делиться своими мыслями на протяжении тридцати минут или еще долее того? Результатом такой проповеди может стать то, что наши верующие будут наощупь пробираться по Слову Божьему, всякий раз удивляясь - неужели то, что они услышали, действительно есть в Библии?

Нам нужно научить наших слушателей открывать Библию и водить пальцем по строчкам, которые мы зачитываем. Нам нужно цитировать стихи и объяснять их значение. Точно указывайте строчку, читаемую вами. В противном случае слушатели не смогут уследить за ходом мысли, будут листать страницы Писания, недоумевая при этом, откуда проистекает ваша мысль. Затем берите следующий стих и также объясните его значение. Если для подтверждения мысли требуется зачитать другой стих, то читайте его! Не говорите просто: “Как сказал Иисус в Нагорной проповеди...” Всегда и везде каждая строка Писания должна быть истолкована с точки зрения ее практического применения. Если мы передаем Слово только в устной форме, то тем самым мы просто принижаем способности прихожан.

Подобное отношение не приносит славы Божьему Слову и Духу Святому. Я призываю вас полагаться в своей работе на силу Духа Святого, насыщая проповеди Его Словом. Нам также следует полагаться  на Духа Святого в таком деле, как толкование Писания. Ап. Павел в первом Послании коринфянам писал, что истолковывает духовные истины духовным людям (то есть тем, в которых живет Святой Дух), так как “душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием” (1 Кор 2:13-14). Чтобы понять Писание, необходимо содействие Духа Святого. Благодаря Ему в процессе толкования стиха мы ничего не добавляем и не убавляем от него. Напротив, мы настойчиво, дисциплинированно, смиренно принимаем истину, не повреждая ее. Как часто бывает, что мы бьемся над стихом, но в определенный момент Дух Святой раскрывает нам его во всей полноте!

Я призываю вас последовать примеру Джона Уэсли, тому, как он полагался на силу Духа: “Господи, пусть эта Книга всегда будет передо мной! Чего бы это ни стоило -  дай мне Твою Книгу! Вот Она! Здесь сокрыто все знание, нужное мне. Мне нужна только эта Книга”.2

Я, конечно, не утверждаю, что чтение других книг или знание жизни не нужно. Однако отрицание необходимости изучать Библию очень опасно. Когда пастор заканчивает семинарию и приступает к служению в церкви, то в его жизни уже нет ни занятий, ни заданий, ни преподавателей. Есть только пастор, его Библия и его книги. Подавляющее большинство проповедников не разделяют мнения Джонатана Эдвардса, к которому он пришел, когда ему было чуть больше двадцати: “Решено - буду изучать Писание со всякой настойчивостью, постоянством, во всякое время, когда только выпадет возможность, постепенно постигая, возрастать в познании Писания”.3

Авторами самых сильных проповедей являются люди, которые постоянно возрастают в Слове Божьем. Их радость - это закон Господа, над которым они размышляют день и ночь. Сперджен писал о Джоне Буньяне: “В каждом сосуде его тела течет кровь Слова Господа. Он источает саму суть Библии. Ни одна фраза, сказанная им, не обходится без цитаты из Писания, ибо вся душа его преисполнена Его Словом”.4 Такими же должны быть и наши души. Вот что означает “полагаться на дар Слова Духа”.

Полагайтесь на дар силы Духа Святого

Немаловажным элементом проповеди является испытывание на себе силы Духа Святого. В первом Послании Петра (4:11) говорится, что если кто служит, то пусть служит по силе, которую дает Бог, чтобы во всем прославился Господь (не слуга!). Слава достается Тому, Кто дает силу. Как же проповедывать в силе Духа? Или, другими словами, как служить (например, через проповедь), используя силу Другого? Ап. Павел писал:

 

 ...я более всех их потрудился; не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною.

1 Кор 15:10

 

  Ибо не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил Христос чрез меня, в покорении язычников вере, словом и делом...

Рим 15:18

 

    Что нам необходимо сделать, чтобы проповеди стали явлением силы Бога, а не нашей собственной?

Я сам ищу ответы на эти вопросы каждый раз, когда проповедую. Меня иногда не удовлетворяет качество моих проповедей - впереди еще много работы. Я хотел бы в полной мере увидеть плод, который приносят мои проповеди, но даже в своей собственной церкви я еще не вижу той силы возрождения и пробуждения, которую хотел бы видеть. Я борюсь с разочарованием, приносимым в церковь грехом, слабостью свидетельства погибающему миру о Христе. Поэтому было бы слишком самонадеянным сказать, что я знаю, как надо проповедывать в силе Духа Святого. Именно поэтому я могу поделиться лишь тем, чему сам научился в поисках явления силы Духа Святого через проповедь.

Для себя я вывел пять принципов, которым стараюсь следовать в процессе подготовки к проповеди. Мне они необходимы для того, чтобы будущая проповедь была сказана не моей, а Божьей силой.

Представьте меня сидящим на стуле за кафедрой Вифлиемской Баптисткой церкви. Воскресное утро. Время - пятнадцать минут одиннадцатого. Затихают последние аккорды гимна, один из моих ассистентов выходит вперед и зачитывает отрывок Писания, по которому будет   проповедь. Пока он читает, я склоняю пред Господом голову для того, чтобы до начала этого святого момента - проповеди - мысленно повторить свои пять принципов.

 

1. Я смиряюсь перед Господом, признавая свою полную беспомощность, и еще раз осознаю истинность стиха из Евангелия от Иоанна 15:5:

 

  Я есмь Лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего.

 

Я признаю, что без Него мое сердце перестанет биться, глаза перестанут видеть, память предаст меня. Без Него я не смогу сосредоточиться и думать только о Нем. Без Него я начну сомневаться в Его существовании. Я не смогу дарить людям любовь, испытвать святой страх перед истиной, которую предстоит возвещать через проповедь. Без Него мои слова уйдут в пустоту и не будут услышаны, ибо кто как не Он Один может воскресить разум слушателей? Что я могу без Тебя, Бог мой?

 

2. Поэтому я молю Его о помощи. Я взываю, чтобы Он даровал мне понимание, силу, смирение, любовь, память, свободный дух. Все это так нужно для проповеди, дабы воздать Ему славу, подарить Божьему народу радость, возбудить единство избранных Божьих. Я вспоминаю Его слова:

 

 ...призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня.

 

    И я с радостью принимаю это приглашение. Конечно же, я молю Его не об избавлении. Я готовлюсь к каждой проповеди практически в постоянной молитве о помощи. Я поднимаюсь в воскресенье за три с половиной часа до начала церковной службы и провожу два часа в молитве. И все это время я ищу поддержки и помощи в Слове, чтобы Его обетования стали опорой для следующего шага...

 

3. Я доверяюсь Ему. Доверяясь Ему, я не просто надеюсь на Божью милость и благость, но и на Его конкретные обещания, которые могу применить в данный час. Я полагаю, что упование на такие слова Бога, обращенные ко мне, становится мечом, побеждающим нападки сатаны во время проповеди. Недавно меня укрепили слова псалма 39:18:

 

  Я же беден и нищ, но Господь печется о мне. Ты - помощь моя и избавитель мой; Боже мой! не замедли.

 

Я запоминаю стих ранним утром, повторяю его про себя в момент перед проповедью, верю ему, защищаюсь им от сатаны и...

 

4. Я проповедую с уверенностью, что ни одно Его слово не останется без результата. Я могу засвидетельствовать, что несмотря на то, что Господь медлит с явлением всех благословлений (которые я так хочу увидеть!), Он не раз являл Свою Славу мне и Своему народу, находящемуся в радостном смирении пред Ним. И поэтому я предпринимаю последний шаг...

 

5. Я благодарю Господа. В конце проповеди я воздаю Ему благодарность за то, что он укрепил меня на проповедь истины Его Слова, цены, заплаченной на кресте, на провозглашение в силе Духа (хоть в какой-то степени) во славу Его имени.

Проповедь: серьезная и радостная

Почти два с половиной века назад служение замечательного богослова, Божьего человека и великого проповедника зажгло сердца тысяч верующих. Имя этого человека - Джонатан Эдвардс. Отдавая должное его таланту, многие могут сказать, что за всю историю церкви другого такого богослова не было (хотя первое место всегда будет оставаться незанятым). Эдардс, конечно, не был идеальным человеком, но  сколько уроков о нелегком труде проповедника мы можем почерпнуть из его жизни!

Будучи еще очень молодым, он обнаруживал глубокую убежденность и напористость во всем, что бы ни делал. Однажды он написал в своем дневнике: “Решено, что буду жить всеми силами, покуда жив”. Его проповеди от начала и до конца были воплощением строгости и серьезности: 1200 проповедей - и ни одной шутки.

Во время проповеди, посвященной его рукоположению в 1744, он произнес следующие слова: “Если служитель церкви светит без тепла, развлекает слушателей заученными, безвкусными речами, из-за отсутствия святости в которых нет и намека на огонь духа, рвения о Господе и благосостоянии душ, то он просто доставляет удовольствие ушам прихожан, заполняя их головы пустой болтовней, которая не может ни сердце согреть, ни душу спасти”.1

Эвардс был более чем убежден в реальности славы небес и ужаса ада, что и сделало его проповеди и все служение таким искренним. Он подвергался серьезной критике за активное участие в движении духовного Возрождения. Чарльз Чанси, священник из Бостона, обвинял Эдвардса и других за то, что они возбуждают слишком много чувств своим до ужаса серьезным отношением к спасению души. На что Эдвардс ответил:

 

  Если бы вы увидели своего ребенка в доме, охваченном пламенем, и ему угрожала опасность сгореть заживо, а он отказался  покинуть горящее здание, не осознавая при этом всей опасности положения, то стали бы вы - сказав раз, сказав два - безразличным тоном продолжать предлагать ему спастись? Разве вы не стали бы кричать, от всего сердца уговаривать, объяснять всю опасность его положения, риск погибнуть в любую минуту - и делать это любыми возможными способами? Если бы вы говорили безразличным тоном, со скучающим видом, будто обсуждаете обыденные, ничего не значащие вопросы, то возникло бы сомнение - в своем ли вы уме?

 

  И мы, кому поручено заботиться о душах, знаем, что есть ад, что есть проклятие, осознаем ужас положения наших слушателей, понимаем, что им грозит сташная опасность, которую они не видят. А разве это не моральное преступление - умолчать об этом, не объяснить тяжесть их несчастного положения, не предложить им бежать от этого, не кричать об этом?2

 

По свидетельству современников Эдвардса, его проповеди оставляли неизгладимое впечатление у верующих церкви в Нортхэмптоне. Он, конечно, не обладал такими же ораторскими способностями, как Джорж Уитфилд. В те дни пробуждения от духовного сна Эдвардс всегда лишь зачитывал рукописный текст проповеди, сопровождая чтение немногочисленными, суховатыми жестами.

В чем же тогда заключалась сила его проповедей? Серено Двайт, автор мемуаров об Эдвардсе, утверждал, что успех его проповеди отчасти являлся результатом “всепроникающего праздничного настроя ума - во всем, что бы ни делал Эдвардс, в его книгах и даже в его манерах можно было видеть торжественность, которую он ощущал, находясь в присутствии Бога. Это торжественное ощущение отражалось буквально во всем: в том, как он готовился к проповеди, как вел себя во время служения. Такое настроение захватывало слушателей сразу и бесповоротно”.3 Двайту довелось однажды спросить одного из слушателей Эдвардса, был ли тот красноречивым проповедником. И вот что он услышал в ответ:

 

  Его речь была монотонной и маловыразительной. Редкие жесты руками и нечастые перемещения по кафедре. Он не стремился угождать вкусам слушателей, поразить чье-либо воображение некоей элегантностью стиля или красивыми иллюстрациями. Но если под красноречием понимать силу, помогавшую ему  раскрыть перед слушателями важнейшие библейские истины, силу аргументов, произносимых с таким пылом и накалом чувств, когда, казалось, вся душа проповедника оказывалась во власти проповеди, ее смысла и способа ее выражения - да так, что все слушатели были от начала и до конца пленены его словами, оставлявшими в памяти неизгладимое впечатление от всего услышанного - тогда, несомненно, г-н Эдвардс был самым красноречивым проповедником из всех, кого я когда-либо слышал.4

 

Накал чувств, сила аргументов, всепроникающий праздничный настрой, привкус благости, пыл духа, рвение в Господе - вот отличительные черты серьезного отношения к проповеди. Серьезное отношение к своему призванию - вот чему нам нужно научится у Эдвардса  в первую очередь. Нельзя легкомысленно относиться к Божьему Слову и проповеди.

В Шотландии, сто лет спустя после Эдвардса, был “обращен в веру” пастор маленького прихода городка Киллгэни. Его звали Томас Чалмерс. Он стал пылким евангелистом, вдохновителем многих христианских миссий; он прослужил пастором в Глазго, преподавал в Университете Св. Андрея и в Эдинбурге. Чалмерс стал поистине легендарным проповедником еще при жизни.

Тем не менее, Джеймс Стюарт утверждал, что Чалмерс проповедывал “со сбивающим с толку акцентом провинциала, у которого практически полностью отсутствовали выразительные жесты; вцепившись руками в рукопись проповеди, он водил пальцем по строчкам текста”.5 Эндрю Блэквуд говорил, что Чалмерс “приростал к бумаге и использовал длинные предложения”.6 В чем же тогда заключался его секрет? Джон Мэйсон ответил на этот вопрос так: “В его до корня волос искренности”.7

Я глубоко убежден, что служение проповедника нужно исполнять “до корня волос искренно.” Нам, конечно, не грозит “опасность” копировать Эдвардса, Чалмерса и их духовных праотцов пуритан. Мы так далеко отошли от  высоких представлений о проповеди, что не сможем повторить их подвиг, как бы ни старались. Они читали проповеди по бумаге, в течении двух часов, использовали длинные, неудобоваримые фразы, практически не прибегали к иллюстрациям - но сила заключалась в их искренности. В данном случае быть искренним означало быть серьезным. Большинство людей даже и не подозревают, что проповедь может быть глубокой по содержанию, искренней, пылкой, захватывающей ощущением присутствия Самого Бога. Сегодня, когда мы слышим подобную проповедь, в голову приходят только такие слова: угрюмая, скучная, мрачная, сердитая, унылая, грубая, недоброжелательная.

Попробуйте во время служения водворить в церкви святую тишину - и можете быть уверены, кто-нибудь да скажет, что атмосфера была недоброжелательной и холодной. Чаще всего отсутсвие легкомысленного “щебета” воспринимается как холодная недоброжелательность. Люди либо не познали, либо имеют очень небольшое представление о глубоком чувстве радости от ощущения строгости и серьезности. Поэтому они в поисках радости прибегают к единственно известному им способу: быть легкомысленными.

Пастора быстро уяснили, как найти самый легкий путь к сердцам прихожан. Стремясь подарить радость, создать дружественную атмосферу, они культивируют в прихожанах легкомысленность. Это заметно во  всем: в манере держаться, небрежном отношении к словам. Подобное понимание своего призвания стирает из нашего разума воспоминания о “до корней волос искренности” Чалмерса или всепроникающей торжественности Эдвардса. В результате мы видим, что атмосфера богослужения и стиль проповедей буквально покрыты язвами обыденности, ветренности, беззаботности, несерьезностью и общим настроем на то, что вечное и необъятное не имеет отношения к служению воскресным утром.

Я хотел бы подвести небольшой итог всего сказанного, выразив это в одном предложении: “Пусть радость и серьезность сольются в жизни и проповеди пастора так, чтобы они отрезвляли беззаботных и подслащали бремя святых”. Я употребил слово “подслащали” потому, что оно подчеркивает важную роль радости в облегчении тяжкой ноши верующих. Такой подход не оставляет место мелким попыткам посеять легкомысленность среди верующих. Любить людей не означает игнорировать духовную действительность - вот откуда проистекает понимание важной роли серьезного отношения к проповеди. С другой стороны, любить людей не означает отягощать ношу верующих послушанием, не давая им при этом радости, которая поможет вынести эту ношу. Отсюда проистекает осознание важной роли всего радостного в проповеди.

Радость в проповеди - это действие, исполненное любви. Каждый раз, когда я говорю людям, что истинная любовь пастора заключается в постоянном поиске счастья через служение Слову, я вижу на лицах собеседников удивление. Их всегда учили тому, что  нужно отказаться от собсвенной радости ради того, чтобы она была у других. Это-то и означает быть беззаветно любящим человеком. “Ничего страшного, если вы вдруг, нежданно-негаданно почувствуете себя счастливым (если это только возможно с точки зрения психологии). Поиск же собственного счастья - это плохо”.

Я же утверждаю прямо противоположное. Если вас не посещает радость служения, то вам не хватает самой главной составной части любви. Если вы лишаете себя радости в служении Слову, то вы поступаете против Бога и ваших верующих. Прочтите:

 

  Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтоб они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас не полезно.

Евр 13:17

 

Пастор, действительно любящий прихожан своей церкви, прочитав эти стихи, уже не сможет безразлично относиться к чувству радости, испытываемой от служения. Этот отрывок учит нас тому, что безрадостное служение не приносит пользы людям. Поэтому любовь к  людям не означает отрицание радости в служении Слову. Ап Петр говорит то же самое, но только в форме заповеди:

 

  2Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, 3и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду...

 

1 Пет 5:2-3

 

  Слова “охотно” и “усердно” являются знаменами радости.

Итак, наслаждение в служении является необходимой составной нашей любви. Почему? Одна из причин заключается в том, что мы не можем давать людям то, чего у нас нет. Если вы не даете радости, то вы уже учите закону, а не Евангелию. Пастор, служащий в безрадостном “послушании”, передает свое настроение слушателям. Это уже называется лицемерием и путами закона, а не свободой тех, чье иго благо и бремя легко.

Вторая причина кроется в том, что служитель церкви, на лице которого нет радости, не прославляет Бога. Он не может прославлять Бога своей жизнью, думая, что познание Бога и служение Ему не приносит удовольствия и радости его душе. Заскучавший и утомленный экскурсовод в горах Альп бесчестит величие гор и противоречит самой их сути.

Филлипс Брукс утверждает, что успех проповеди заключается в наслаждении, которое проповедник испытывает от своей работы. Вот что он писал: “Наивысшая радость состоит в величайшей цели: прославить Господа и спасти души людей. Нет другой такой радости, которая могла бы сравниться с ней. Знакомясь с жизнями величайших проповедников прошлого или видя сильных проповедников Слова сегодня, мы начинаем ощущать глубокую радость, испытываемую ими в служении”.8

Таким образом, радость, наполняющая проповедь - это, с библейской точки зрения, необходимость, требующаяся от тех, кто любит людей и хочет пославить Бога, желает достичь служением эти две величайшие цели.

Какая же разница между радостью Эдвардса и улыбками и шутками тех пасторов, для которых понятие “счастье” не имеет ничего общего со святой строгостью? Эдвардс писал: “Все благодатные чувства - это сладкий аромат для Христа, наполняющий души христианина небесной свежестью; они - чувства смиренного сердца”.9 Только осознание тяжкого бремени наших грехов, величия Божьей святости и важности нашего призвания как проповедников может придать  радости привкус смирения и строгости.

Серьезная проповедь имеет право на существование, так как проповедь Самим Богом предназначена для того, чтобы обращать грешников, пробуждать церкви, способствовать постоянству святых в вере. Если она не может выполнить эти задачи, то последствия будут весьма плачевны.

 

  Ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих.

1 Кор 1:21

Господь спасает грешный мир от полной гибели через проповедь. Ап. Павел особенно остро осознавал эту ответственность:

 

  15Ибо мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих: 16для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь. И кто способен к сему?

2 Кор 2:15-16

 

Когда я проповедую, в моем мозгу стучит мысль: “Сейчас на чаше весов вечности находятся души грешников!” Если эта мысль не делает проповедника серьезным и искренним, то люди неосознанно научатся тому, что к аду и раю можно относиться легкомысленно. Мне становится страшно при мысли, что именно такое небрежное отношение сквозит сегодня со многих кафедр. Джэймс Дэнни писал: “Никто из смертных не может прославлять одновременно свой ум и Христа-Спасителя”.10

Джон Генри Джоуэт утверждал: “Невозможно достичь потаенных уголков человеческой души, пользуясь приемами конферансье или шута”.11 Однако многие проповедники по-прежнему убеждены, что они должны сказать что-нибудь смешное.

Я заметил, что некоторые проповедники даже боятся “до корня волос искренности” Чалмерса. Я много раз видел, как проповедник создавал особую атмосферу, особую тишину в церкви, и затем, видимо, намеренно, быстро развеивал ее легкомысленной шуткой, каламбуром или колкостью.

Похоже, что сегодня целью пастора стало рассмешить людей, а не привести к покаянию. Если люди смеются - значит, им хорошо. Если им хорошо - значит, вы им нравитесь. Если вы им нравитесь - значит, они идут за вами. Если они идут за вами - значит, у вас есть сила. Выходит, что игнорирование в проповеди реальности греха, святости Бога, опасности ада и необходимости смирения являются признаками успешного общения. Я не перестаю удивляться - на конференциях пастора говорят о том, что мир нуждается в духовном возрождении, а затем сами же создают атмосферу, в которой оно никогда не появится.

Недавно я прочитал книгу Уильяма Сприга “Лекции о возрождении” и воспоминания Асахэл Неттлетона, вдохновенного евангелиста времен Второго Великого пробуждения. Глубокое и непреходящее духовное пробуждение было исполнено идущим от Духа серьезным отношением людей к служению. Вот некоторые выдержки из воспоминаний о Неттлетоне:

 

  Осень 1812 года. Южный Салем, Коннектикут: “Его проповедь внесла торжественность в умы людей... Серьезное отношение к служению быстро передалось всем и вопрос о вере стал доминирующим, присутсвуя теперь в любом разговоре.” Весна 1813 года, Северный Лайм: “В начале служения никакой особой серьезности не было. Но уже очень скоро в некая торжественность проникла во все уголки собрания.” Август 1814 года, Восточный Грэнби: “Эффект, произведенный его появлением, был подобен эффекту удара молнии: все здание школы было забито трепещущими верующими. Собрание наполнилось торжественной и серьезной атмосферой.”12

 

Рассуждая о силах, способствующих духовному возрождению, Спрагью в первую очередь упоминает такое качество, как серьезность:

 

  Я обращаюсь к тем, кто жил во время духовного Возрождения. Разве вы не ощущали на себе присутствие того праздничного, торжественного отношения?.. Любое желание быть беспечным было бы неуместно. И совершенно нелепо полагать, что с подобной работой можно справиться, используя любые методы - лишь бы избежать глубоко серьезного отношения, или же делать что-либо с целью пробудить несерьезные чувства. Подобное отношение никому даже не приходило в голову. Когда Святой Дух вселяется в сердца собравшихся, тогда уже нет места нелепым анекдотам, нелепым выражениям, нелепым жестам, нелепому отношению. Такое отношение огорчает Святой Дух, потому что прямо противоречит тому, для чего Он был послан: обличению грешников в грехе и обновления их покаянием.13

 

Читая эти строки, мы начинаем понимать, что подобная историческая ситуация была весьма очевидна и проистекала из самой природы духовных вещей. Однако несмотря на то, что многие пастора и понимают это и оплакивают отсутсвие признаков Возрождения в наши дни, они все же остаются верными своей старой напыщенной манере держаться на кафедре. Мне иногда кажется, что именно легкомысленность является главнейшим врагом истинного взращивания духовных плодов в душах людей.

Чарльз Сперджен обладал поистине хорошим и здоровым чувством юмора. Используя его, он мог добиваться большого эффекта. Однако Робертсон Николл спустя три года после смерти великого проповедника Сперджена написал: “Благовестие, основанное на смехе, привлекает массы народа, но сжигает душу в пепел и убивает всякие начатки веры. Многие, не имея четкого представления о его проповедях, называют их “юмористическими”. На самом же деле еще не было другого такого проповедника, чей тон был бы от начала и до конца искренним, ревностным и торжествующим”.14

По глубокому убеждению Сперджена, юмор и смех в проповеди должны занимать надлежащее место. Будучи преподователем, он учил, что “мы должны бороться, особенно некоторые из нас, со своим стремлением к легкомысленности. Есть большая разница между святой радостью, которая есть добродетель, и общей легкомысленностью, которая есть порок. Легкомысленный человек не умеет смеяться от всей души, а может только шутить по разным поводам. Такой смех - несерьезен, пуст и подделен”.15

Одним из признаков сего века стало то, что проповедники являются знатоками больше смеха, чем слез. Ап. Павел говорил о грешниках со слезами, потому что они поступали “как враги Креста Христова” (Фил 3:11). Без такого плача возрождение не наступит, не будет и глубокого, постоянно пребывающего обновления.

Представьте себе, что пастор начнет пасхальную проповедь не с шутки или милой истории, а словами Джона Донна: “Какое море может поделиться со мной своими водами, чтобы мне хватило их исплакать, когда я думаю, что могу не увидеть в день воскресения по правую руку Бога одного из тех, кто сейчас смотрит на меня”.16 Разве после таких слов собрание не исполнилось бы духом любви и прозрения?

Серьезность и искренность - важные составляющие проповеди. И не только потому, что проповедь является орудием в руках Бога, спасающего души грешников и пробуждающего церковь, но и по той причине, что проповедь - это инструмент, требующийся для постоянства святых в вере. Павел писал Тимофею:

 

  Посему я все терплю ради избранных, дабы и они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою.

 

2 Тим 2:10

 

   Труд ради избранных Божьих - не просто сладкая помадка на торте их вечного пребывания в вере. Проповедь - это средство, предназначенное Богом для вечного утверждения в вере. Вечное пребывание в благодати - дело не одного верующего, взятого отдельно, но всей церкви (Евр 3:12-13), и проповедь - это один из способов сохранения в ней. Бог действенно призывает нас Словом и им же действенно хранит нас до дня соединения во Христе.

Мы можем сказать, что вечная гарантия спасения несомненна для христиан. Однако необходимо избегать такого понимания - если я спасен, то теперь вправе делать все, что угодно. Оно уничтожает всю искренность служения проповедника Божьим святым. С библейской точки зрения, Бог использует в церкви средства благодати для сохранения Своих детей в вере. Одним из таких средств благодати является проповедь Слова Божьего. Каждое воскресенье наши церкви находятся на фронтовой линии, разделяющей небеса и ад - и не только из-за присутствия на богослужении неверующих, но и потому, что наши прихожане спасены, “если только пребывают тверды и непоколебимы в вере” (Кол 1:23). Ап. Павел связывает непоколебимость веры с проповедью Слова Божьего через благовестие (Рим 10:17).

Естественно, что каждый проповедник со всей искренностью может вскликнуть: “Кто же способен сделать это: спасать грешные души, возрождать церкви, сохранять святых в благодати!?” Я же в ответ хочу только повторить уже сказанное выше: пусть радость и серьезность сольются в жизни и проповеди пастора так, чтобы они отрезвляли беззаботных и подслащали бремя святых. Любить людей не означает легкомысленно относиться к духовной действительности, которая, напротив, должна внушать нам благоговение (отсюда - серьезность в служении). Любить людей не означает отяжелять их ношу безрадостным послушанием (отсюда - радость в служении). Ниже приведены семь практических советов, которые, возможно, помогут взрастить серьезность и радость в проповеди.

Во-первых, стремитесь на деле, с искренним и серьезным отношением в сердце, везде и во всем жить свято. Это необходимо потому, что нельзя в воскресенье быть кем-то одним, а в течении недели - другим. По крайней мере, долго вы так не продержитесь. Нельзя быть “до корней волос искренним”, читая проповеди, и легкомысленным на Совете или званом обеде в церкви. Также невозможно явить славу Бога и через радостное проповедывание, если в течении недели вы были угрюмы, мрачны и недружелюбны. Стремитесь быть не проповедником, а человеком.

Второе. Пусть ваша жизнь, особенно ваша учеба, станет постоянным общением с Богом в молитве. Аромат Бога не пребудет на человеке, который не пребывает пред Богом. Ричард Сисил говорил: “Основным недостатком христианских служителей является отсутствие привычки проводить время с Богом”.17 Мы призваны к служению Словом и молитвой, потому что без молитвы Бог, которого мы так стремимся познать через изучение Писания, останется для нас Богом, не внушающим ни страха, ни вдохновения.

Плодотворное изучение Слова и горячая молитва живут вместе и умирают вместе. Б. Б. Уорфилд вспоминает, как однажды кто-то ему сказал, что десять минут на коленях приносят больше истинного и глубокого  знания о Боге, чем десять часов, посвященных изучению книг. На что Уорфилд ответил: “Что? Вы хотите сказать, что нет ничего более плодотворного, чем десять часов, проведенных на коленях перед книгами в молитве?”18 Пусть наше отношение к проповеди, равно как и подготовка к ней, будут такими же. Коттон Майерс придерживался правила, что после каждого нового написанного параграфа проповеди он останавливался для молитвы, исследования своего сердца, чтобы спроецировать в нем свои святые впечатления о предмете будущей проповеди.19 Без подобного молитвенного отношения мы не сможем удержать серьезность и радость пред троном Благодатного.

Третье. Читайте книги, написанные теми, “в чьих жилах течет сама Библия”, теми, кто живет истинами, о которых пишет. Совет одного профессора семинарии, где я учился, изменил мою жизнь. Он посоветовал мне выбрать одного из великих богословов и “погрузить” себя в его жизнь и книги. Сейчас я вижу, что это действительно очень мне помогло. Я решил, что буду жить “вместе” с Джонатаном Эдвардсом.  Начиная со времени моей учебы в семинарии каждый день, из месяца в месяц через него я узнавал и других самых убежденных в своей вере людей: Кальвина, Лютера, Буньяна, Баррофа, Бриджеса, Флавела, Оуэна, Чернока, Гюрнолла, Уатсона, Сиббса, и Райля. Ищите книги, написанные людьми, которые были “до корней волос” убеждены в своей вере в Бога, и вы увидите, что эти книги поведут вас путями радости, и сделают это лучше, чем любые произведения современных писателей.

Четвертое. Обращайте свой разум к созерцанию смерти. Господь иногда медлит, но она неизбежна, и об этом всегда важно помнить. Наивно полагать, что смерть не имеет никакого отношения к нашей жизни и к проповеди. Эдвардс был тем, кем он был - со всей своей  глубиной и силой (будучи отцом одиннадцати достойных верующих детей) - благодаря тем решениям, которые он принял еще в молодости:

 

  9. Решено, что буду помногу, всегда думать о своей смерти и обстоятельствах, приводящих к ней.

 

   55. Решено, что буду изо всех сил стараться сделать все возможное, чтобы поступать так - и думаю, что этот путь верный - как будто я уже видел счастье небес и мучения ада.20

 

Похоронные церемонии, в которых я принимаю участие, всегда производят на меня отрезвляющее действие. Перед тем, как что-либо сказать, я представляю себя, или мою жену, или моих сыновей лежащими там, в гробу. Смерть и болезнь удивительно быстро изгоняют туман обыденности из нашей жизни, меняя его на мудрость, серьезность и радость надежды воскресения.

Пятое. Всегда помните о том, что вы как проповедник подвергнетесь более строгому суду:

 

  Братья мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению...

Иак 3:1

 

Автор Послания к евреям, обращаясь к пасторам, писал:

 

  Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтоб они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас не полезно.

Евр 13:17

 

Слова Павла звучат как еще более строгое предупреждение:

 

  26Посему свидетельствую вам в нынешний день, что чист я от крови всех; 27ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию.

Деян 20:26-27

 

Очевидно, что игнорирование или неверность Божьему Слову, или учение не во всей его полноте оставят наши руки запачканными в крови прихожан. Серьезное и ответственное отношение ко всему вышесказанному, а также радость ожидания успешного окончания поприща отточат всякое дело, которое мы будем делать.

Шестое. Всегда берите в пример Иисуса. Он был добр, мягок и нежен - как и должно быть праведнику. Он не был угрюмым. Современники говорили об Иоанне Крестителе, будто он одержим бесом, а об Иисусе - что Он был чревоугодник, пьяница, друг мытарей и грешников. Иисус не страдал манией уничтожать в человеке радость. Он познал горе, был мужем скорбей. Никогда с Его уст не срывалось небрежное слово, не звучали легкомысленные проповеди. Мы знаем, согласно Библии, что Он никогда не шутил, и весь Его юмор был только ножнами для острейшего лезвия меча истины. Иисус - величайший пример для проповедника. Толпы людей слушали Его с радостью, дети сидели на Его коленях, женщинам Он оказывл должное уважение. Тем не менее, никто до Него не говорил об аде так часто, словами, вселяющими ужас.

Седьмое. Всеми силами жаждайте познать Бога, смиряйте себя под Его крепкую руку (1 Пет 5:6). Не довольствуйтесь короткими прогулками вашей церкви у подножья гор Его славы. Поднимитесь на ранее неприступные утесы Его величия. Пусть истина наполняет ваши сердца и пусть высоты Божьи никогда не истощаются. Взбирайтесь к тем вершинам, которые вы видите там, высоко, исчезающими в облаках, от которых вас отделяют многие километры величественной красоты Бога. Взбирайтесь ввысь, размышляйте о тех грядущих временах, когда вы воочию узрите Бесконечное Существо Бога. Да укрепится ваша радость в Его славе, и пусть в вашем серце поселится серьезность.

 

 

 

 

 



*  см. главу 1

** см. главу 2

Hosted by uCoz