А.И.Печенкин

Искушение Христа в пустыне

 

 

 

                                                                                                                                                                      

       Глава 10
 
     ВОСХОЖДЕНИЕ
 
 
     Холод медленно  сковывал  все  члены  тела  Иисуса.  Он  ощутил  нежное
прикосновение  чьих-то губ на своих устах  и медленно  открыл глаза, ибо его
веки были  тяжелыми. Было темно.  Звезд  на небе  он не видел.  Спиной Иисус
почувствовал, что лежит на каменной плите в каком-то каменном помещении.
     "Значит,  я  не  в  пустыне,  - подумал Иисус,  - где  же я?" Глаза его
привыкли к полумраку.  Темнота  немного рассеялась в слабом свете угасающего
светильника. Перед собой он увидел Иерофанта, говорящего: "Все будет хорошо!
Я буду тебя охранять..."
     Иисус  хотел приподняться,  чтобы  определить,  где он находится, но не
мог. Тело его не слушалось.
     "Не  волнуйся,  - тихо шептал Иерофант,  -  тебе  надо совершить  очень
многое. Будь всегда смирен и кроток. Будь всегда с Богом".
     В  мерцающем  свете светильника  лицо  Иерофанта  превратилось  в  лицо
прекрасного  юноши. Глаза Иисуса закрывались,  и  до  него  долетела  фраза:
"Когда я  люблю Бога, я сливаюсь  с Ним воедино". А  затем продолжался шепот
Иерофанта: "Я  тебя жду  просветленным.  Ты для  нас должен стать  Учителем,
Христом, Сыном Божиим, Сыном Человеческим".
     Голос Иерофанта пропал. Безмолвная смерть надвигалась на Иисуса.
     Вдруг Иисус  ощутил,  что  он  по некой  спиралевидной  линии летит  по
звездным  небесам.   Он   пролетает  разные   скопления   звезд,  галактики,
мироздания. Он не видел своего тела, но ему казалось,  что оно было огромным
и  могло  в  себя  вместить  часть  звездного  мироздания,  по  которому  он
перемещался, как гигант.  Он ощущал, что каждая звезда  в  бездонном  темном
небе - это есть его  клеточка, которая дышала своей жизнью. Его дух замирал,
когда   скорость  перемещения   по   звездному   мирозданию   нарастала.  Он
стремительно летел по  спирали  к одному из светящихся скоплений звезд. Свет
быстро рассеивал космическую тьму. Его сознание схлопнулось.
     "Стоит тебе  забыться, -  послышался нежный юношеский  голос,  - как ты
впадаешь в какие-то свои видения".
     Иисус открыл глаза.  Вокруг все  приятно  блистало от света кристаллов,
драгоценных камней.
     Перед ним  на красивом светящемся  ложе возлежал  прекрасный  юноша  со
сверкающей бронзовым  отливом кожей, на нем была набедренная повязка, как бы
сотканная из бисера. Все изгибы линий в фигуре юноши привлекали глаза Иисуса
своим    изяществом,    гармонией,    красотой.   Фигура   юноши   светилась
божественностью.
     - Ты, наверное, видел другие миры? - спросил юноша.
     -  Да, видел, - отвечал Иисус, - мне даже показалось, что я жил  в этих
мирах, они мне знакомы. Мне ярко представилась голубая планета под названием
Земля. Я видел эту земную жизнь так реально, как будто жил  на этой планете.
Они ждут Мессию.
     - Помазанника?
     - Да,  Сына  Божиего! Только  они  не  знают, когда  Он придет к ним на
Землю.
     -  Сыны Божии  - это мы  с тобой, -  сказал юноша, - мы сыны  света,  а
значит,  и Сыны Божии.  В нас бьется жизнь света человеков. И  этот  свет во
тьме светит, и тьма не может объять нас.[134]  Но мы нисходим  из
мира  света в  другие миры, в миры  человеков,  где тьма может  объять плоть
человеческую. В эти миры мы нисходим по нескольким причинам, но главными  из
них  могут быть  две.  Одна  -  это наше эго,  тщеславие,  высокомерие, наша
амбициозность. Мы - творцы! И что  бы мы ни захотели сотворить - будет чудо.
Чем больше  из-за  своих  эгоистических желаний  мы  в  себе наберем энергии
гордыни,  тщеславия, амбициозности... тем больше  мы темнеем  и рождаемся  в
более  низших мирах.  К  примеру, на Земле  мы можем  родиться и  быть также
духовными учителями  и учителями-посвященными,  иерофантами. Чем  больше  мы
здесь в себе  обретем темноты, тем  более  низшими учителями по иерархии  мы
становимся на Земле.  Если  на Земле  мы очистимся от тщеславия и  обретем в
себе  энергии  смирения,   кротости,   милосердия,  любви,  то  нам   дается
возможность вернуться в этот мир света.
     Другая причина нашего  нисхождения в  низшие миры  - самопожертвование.
Чаще всего оно  идет через  Сына Божиего, Который на Земле  может величаться
как Сын Человеческий.
     Мы, сыны  света, помогаем Ему в этом нисхождении, ибо  мы любим Его как
Бога и готовы идти вместе с Ним на самопожертвование.
     Если  говорить  притчевым  языком,  мы,  сыны света,  являемся  девами,
которые хотят, чтобы через них в мир материальный, земной (коль мы говорим о
нем) вошел  Сын  Божий. Хочешь  услышать,  как  это может быть  отображено в
притче? - спросил юноша.
     - О, да, мне это интересно!
     -  Царство  Небесное,  - заговорил  юноша,  - может  уподобиться десяти
девам,  которые, взявши  светильники свои, вышли  на  встречу жениху; из них
пять было мудрых и пять неразумных; неразумные, взявши светильники  свои, не
взяли с  собою масла; мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла
в сосудах своих; и как  жених  замедлил,  то  задремали все  и уснули. Но  в
полночь  раздался крик: "вот,  жених идет, выходите  на  встречу ему". Тогда
встали  все девы  те и  поправили  светильники  свои. Неразумные  же сказали
мудрым: "дайте  нам  вашего масла, потому что  светильники  наши  гаснут". А
мудрые отвечали:  "чтобы не  случилось  недостатка и у нас и у вас,  пойдите
лучше к продающим и купите себе". Когда же пошли они покупать, пришел жених,
и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери  затворились. После приходят и
прочие девы  и говорят: "господи! господи!  отвори нам".  Он же сказал им  в
ответ: "истинно говорю вам: не знаю  вас".  Итак бодрствуйте,  потому что не
знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий.[135]
     - Да, притча интересна, - сказал Иисус, - и как ты ее понимаешь? Ибо по
моим понятиям, здесь говорится о рождении Сына Человеческого на Земле.
     -  Вот именно,  здесь  девы -  сыны света,  ибо они имеют  светильники.
Масло, как символ помазания, как энергия божья, дает возможность иметь свет,
благодать божию, чтобы  увидеть жениха -  Учителя света  - и заключить с ним
брачный  союз,  то  есть  дать возможность через себя войти в  земной  мир в
человеческую плоть.
     - Масло, -  продолжил  Иисус, - если оно  является  символом  помазания
христовыми  энергиями, как  раз и обретается  пятью  мудрыми  девами, сынами
света в качестве божьего ключа, чтобы стать посвященным.
     -  Верно,  -   заговорил  юноша,  -  ибо  божественный  ключ  открывает
божественные качества, без которых не войти в Царство Божие.
     -  Видимо, эти  божественные качества, - размышлял  Иисус, - как  раз и
обретает посвященный, чтобы стать Иерофантом, Сыном Божиим. Ведь посвященный
без   таких   качеств,  как   смирение,  кротость,  прощение,   неосуждение,
милосердие, не сможет стать Иерофантом.
     -  Истину  говоришь, - поддержал  юноша, -  именно пять  мудрых  дев  и
символизируют эти божественные качества посвященного, которые ты перечислил.
     - Тогда получается, - анализировал Иисус, - пять неразумных дев  - сыны
света,  которые  обретают, не ведая, такие  качества, как эгоизм, тщеславие,
высокомерие, властность, гордыня.
     -  Да,  да,  - радостно  заговорил  юноша, - эти  качества не  видны  и
незаметно проникают в нас. Их и могут символизировать пять неразумных дев.
     - Поэтому светильники у них и гаснут, - продолжал свою речь Иисус, - то
есть эти сыны света темнеют и погружаются во тьму, в бездну...
     - Вот именно! - уточнил  юноша. - Но в эту темноту и бездну погружаются
и пять мудрых дев, то есть сыны света. Ибо я говорил в притче: "И  как жених
замедлил, то задремали все и уснули.  Но в полночь раздался крик: "вот жених
идет..." Итак, в образе пяти мудрых дев сыны света идут к своему рождению на
Земле, делая  шаг  к  самопожертвованию,  чтобы  дать  свет грешным  (темным
духовно) людям на земле и указать путь к счастью. А в образе пяти неразумных
дев  сыны света идут к своему  рождению  на Земле из-за  своих грехов, чтобы
очиститься от них. А фраза: "...пойдите  лучше к продающим и купите себе", -
означает, что надо очиститься  от грехов своим трудом,  практикой и  обрести
божественные качества - масло для своих светильников.
     - Жених - это  Сын Божий,  сходящий  от  Отца Небесного в  земной  мир,
который  вбирает  в себя свет  человеков, сынов  света  по  тем божественным
качествам, которые Он имеет Сам в Себе. Не так ли? - вопрошал Иисус юношу.
     - Конечно! - отвечал юноша, - брачный пир - это и есть союз сынов света
в теле Сына Божиего,  то есть Сын  Божий  вместил в  себя пять мудрых  дев с
пятью  божественными качествами, чтобы родиться  на Земле и указать истинный
путь в Царство счастья, радости и блаженства. И  вот на Земле Дева как раз и
должна родить Сына Божиего.
     -  Чтобы  Сыну  Божиему воплотиться на Земле, -  продолжал юноша, - Ему
надо пройти пять Стихий в Мироздании.  Пять мудрых дев могут символизировать
еще  и  Стихии, по которым проходит  Сын Божий и вмещает в Себя  по  подобию
другие  души  духовных  учителей.  Поэтому  Сын  Божий  и  называется  Сыном
Человеческим, ибо Он в Себя вмещает много душ духовных учителей из этих пяти
Стихий.  Тогда  и  брачный  пир  можно  понимать  как многолюдное сообщество
человеческих душ с единой идеей обретения счастья.
     -  Тогда  понятно  становится, - заговорил Иисус,  -  почему жених, Сын
Божий, отвечает неразумным девам: "Истинно говорю вам: не знаю вас". То есть
Сын Божий не  знает еще такие темные,  небожественные качества,  как эгоизм,
тщеславие, высокомерие,  властность, гордыня.  Поэтому  как  Господь  сможет
отворить дверь таким небожественным качествам, которых в Царстве Бога просто
нет.
     - Великолепно! - воскликнул юноша. - Тем более, когда Сын Божий обретет
человеческую  плоть, чтобы  стать  Сыном Человеческим,  в  Его  сердце,  где
обретается  Царство Божие,  как  раз  и входят  пять  мудрых  дев со  своими
светильниками и  маслом. То  есть сыны  света взаимосвязаны с пятью органами
чувств и защищают их на  тонком уровне  от проникновения в  плоть темноты  и
греховности.  А  пять  неразумных  дев  есть  искушения,  связанные  с пятью
органами  чувств,  по которым  в  тело входят  греховные энергии. Вот почему
двери  затворяются,  а пять неразумных дев  - искушения  - остаются вовне  и
стучатся, чтобы войти на брачный пир, войти в сердце, где Царство Небесное.
     - Значит,  эта  притча говорит  о рождении Сына  Божьего  на  Земле,  -
задумчиво  заговорил  Иисус,  -   ведь  там  как  раз   ждут  Его  как  Сына
Человеческого. И никто не знает  ни дня, ни  часа,  в  который  приидет  Сын
Человеческий.
     - Конечно, - повел свою  речь юноша, - Сын Божий задерживается здесь, у
сынов света. Поэтому в притче и сказано: "И  как  жених замедлил..." Ибо Ему
надо  в Себя вместить жизнь  света  человеков, то  есть нас,  сынов света. А
такое возможно только через  любовь. Вот  почему я тебе  и говорю: "Когда  я
кого-то люблю, то соединяюсь с ним воедино". Этот процесс не контролируется.
Любовь  есть  любовь!  Поэтому  на  Земле  и  не знают,  когда  приидет  Сын
Человеческий.
     -  А  как  тогда Сын  Божий  определяет положительные  качества в сынах
света, чтобы в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков? - вопрошал Иисус
юношу.
     -  Я  тебе,  - заговорил  юноша, - на это попробую ответить притчей  на
уровне земного понимания:
     "Ибо Он поступит,  как человек, который,  отправляясь  в чужую  страну,
призвал  рабов  своих и  поручил  им имение  свое:  и  одному  дал  он  пять
талантов[136],  другому два, иному один,  каждому  по его силе; и
тотчас  отправился. Получивший  пять талантов пошел, употребил их  в  дело и
приобрел другие пять талантов; точно также и получивший два таланта приобрел
другие два; получивший же один талант  пошел и закопал  его в землю  и скрыл
серебро господина своего.
     По долгом времени, приходит господин рабов тех и  требует у них отчета.
И  подошед получивший пять  талантов принес  другие пять талантов и говорит:
"господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на
них". Господин его сказал ему: "хорошо, добрый и верный раб! в малом ты  был
верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего".
     Подошел также и получивший два таланта и сказал: "господин! два таланта
ты дал мне; вот, другие два таланта я  приобрел на них". Господин его сказал
ему:  "хорошо, добрый  и верный раб! в малом ты был верен,  над многим  тебя
поставлю; войди в радость господина твоего".
     Подошел и получивший один талант и сказал: "господин!  я знал тебя, что
ты  человек  жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где  не  рассыпал; и
убоявшись пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое". Господин же его
сказал ему в ответ: "лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял,
и  собираю, где  не  рассыпал;  посему  надлежало тебе  отдать  серебро  мое
торгующим, и я пришед получил бы мое с прибылью; итак возьмите у него талант
и   дайте  имеющему  десять  талантов,  ибо   всякому   имеющему  дастся   и
приумножится, а  у  неимеющего отнимется и то, что имеет;  а  негодного раба
выбросьте  во  тьму  внешнюю: там  будет плач  и скрежет зубов". Сказав сие,
возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит![137]
     - Эта притча по своей значимости  многогранна, - говорил Иисус,  -  но,
как  я тебя понимаю, ты попытался на материале земных понятий изложить мысль
о сынах  света,  которые имеют  образ раба. А раб имеет такие качества,  как
смирение,  кротость,  послушание,  неосуждение...  которые необходимо  иметь
сынам  света для пребывания в мире  света.  И как на  Земле и во  всех мирах
существует человеческая иерархия,  так  она есть и в мире света, среди сынов
света. Ведь господин одному  рабу дает пять талантов, другому два таланта, а
третьему - один талант. Причем господин дает каждому определенное количество
талантов  по  их  силе.  Под  количеством  талантов  понимается   творческая
способность, которой могут обладать сыны света.
     - Твои размышления на верном пути, - заговорил юноша, а затем вопросил,
- а  ты осознаешь, почему  одному господин дает пять талантов или творческой
способности,  другому  - два, а третьему  -  один? Ведь в притче сказано: "и
поручил им имение свое".
     -  Под  имением господина, - отвечал Иисус,  - подразумевается  Царство
Света.
     - Великолепно! А куда отправляется господин? - спросил юноша.
     - Если господин есть Сын Божий,  то он отправляется к своему Отцу, либо
в другой мир, куда надо нести божественный свет.
     - То есть  ты хочешь изречь следующее,  будучи в образе господина, Сына
Божиего,  -  уточнял  юноша,  - "Я  исшел  от Отца  и пришел в мир;  и опять
оставляю мир и иду к Отцу".[138]
     - И что дальше? - вопрошал Иисус.
     -  Это как раз  и  означает, что когда  Сын  Божий  идет, к примеру, на
Землю,  то,  чтобы  обрести  плоть  человеческую,  Он  вмещает  в  Себя свет
человеков, то есть иерархическую структуру сынов света. Имение  господина  -
это  есть тело Сына Божиего,  в  котором пребывают сыны света согласно своей
иерархии, по своим способностям (талантам),  по своей силе (возможностям). А
когда Сын  Божий  идет  к Отцу, то он дает свободу своим  сынам  света,  как
рабам,  которые  пребывали  в  Его  теле, щедро  награждая  каждого  по  его
заслугам.
     И  вот Сын Божий,  господин, - продолжал говорить  юноша, - исходит  от
Отца, неся истину  в  мир, и  приходит  в  мир  света, к сынам  света, чтобы
вместить их в себя, как жизнь света человеков, чтобы придти на Землю.
     - А на  образном, притчевом языке, - продолжил Иисус, - получается, что
господин проверяет своих рабов, как они без  него  потрудились, сохранили ли
они в себе  те  божественные  качества, которыми  они  обладали ранее, когда
пребывали  в  Его  теле.  Ведь  время  течет, жизнь  изменяется,  а  значит,
божественные качества должны поддерживаться через обновление.
     - Поэтому нам, - заговорил юноша, - и становится понятно, почему первый
раб,  получивший пять талантов, употребил их в дело  и  приобрел другие пять
талантов, а  второй,  получивший два таланта,  также  пустил  их  в  дело  и
приобрел другие два таланта.
     - То есть, - уточнил Иисус, - эти рабы, сыны света, пустили в оборот, в
жизнь свои божественные качества: смирение, кротость, прощение, неосуждение,
милосердие - и сохранили эти качества, то есть в малом они были верны.
     -  Поэтому  господин и  говорит, - продолжил юноша, - "в малом  ты  был
верен,  над многим тебя поставлю", то есть войдешь  в мое господнее  тело, в
Царство  Божие,  ибо в притче сказано:  "Войди  в радость господина твоего".
Сыны света рады войти  в тело Сына  Божиего, ибо они  в Нем приумножают свои
богатства, так как эти сыны света становятся имеющими.
     - Ибо всякому  имеющему  дастся и приумножится,  - заключил Иисус мысль
юноши словами из притчи.
     - Верно! - отозвался юноша, - то есть сын света через тело Сына Божиего
может  подняться выше  еще  на одну ступень по  иерархии Мироздания к своему
вечному  счастью. А  по притче,  кто имел пять талантов,  стал иметь  десять
талантов, тот, кто имел два таланта, стал иметь четыре таланта.
     - Кем же тогда является тот раб, который спрятал один талант в землю? -
спросил Иисус.
     - Религиозным догматиком, книжником, придерживающимся  буквы закона,  -
отвечал юноша,  -  ибо в притче сказано: "Господин!  я знал тебя..." То есть
этот раб, сын  света  - книжник - знал законы божии, как законы господина. В
религиозной книге, по которой живет книжник, Господин, Господь предстает как
жестокий человек, жнущий, где  не сеял, и собирающий, где не рассыпал. Из-за
своего  тщеславия и эгоизма этот  сын света,  раб думает, что  это он сеет и
рассыпает свои  знания, и он  сам должен жать и собирать свое, а не отдавать
господину. Это он (сын света) сеет, где хочет, и рассыпает, где хочет, а вот
господин  забирает себе это богатство, поэтому господин -  человек жестокий.
Книжник  боится  изменить букву  закона  божьего, поэтому  он  и  возвращает
господину своему эту букву закона. Книжник не ведает, что Господь творит все
новое, а  значит, и буква  закона изменяется.  Вот  почему  книжник обретает
образ лукавого и ленивого раба.
     У этого раба, сына света отнимается талант, - объяснял далее юноша, - и
его выбрасывают во  тьму  внешнюю, то есть  он  из царства  света попадает в
царство  тьмы,  например, на  Землю,  чтобы на  себе  понять:  все  течет  и
изменяется, и в этих  изменениях  просматриваются качества  божии,  особенно
там, где плач и скрежет зубов.
     - Но Сын Божий, -  заговорил  Иисус, - нисходит также  во тьму внешнюю,
где  плач и  скрежет  зубов, то есть нисходит на  Землю,  чтобы помочь  всем
людям,  праведным  и злым,  униженным и  оскорбленным, книжникам и мудрецам,
чтобы они могли определиться на своем пути к счастью и к Богу.
     -  Верно, - поддержал юноша, -  поэтому Сын Божий, прежде чем прийти на
Землю, через  божественную  Любовь  объединяет  в себе сынов света, которые,
ради помощи своим падшим братьям, готовы принять самопожертвование. И в Теле
Христа они нисходят во внешнюю тьму, где плач и скрежет зубов.
     - Значит, и нам предстоит прийти на Землю, добровольно принимая на себя
самопожертвование, чтобы своим светом, светом знания, указать выход из тьмы?
- спросил Иисус.
     - Да, мы это можем сделать, -  продолжил юноша, - но, чтобы не впасть в
искушение, лучше нисходить, к примеру, на Землю в теле Сына Божиего, ибо  Он
есть и путь и истина и жизнь.
     Где двое или трое собираются в Любви во имя Божественной Любви, там уже
незримо пребывает Сын Божий...
     - И если мы сейчас с тобой пребываем в любви во Имя Божественной Любви,
- произнес Иисус, - значит, Сын Божий пребывает с нами?
     - Да, Бог внутри нас и вне нас![139] -  сказал  юноша. -  Он
нас в Любви и соединяет. А поцелуй есть рождение процесса этого объединения.
Поэтому  мы и целуемся в уста. И  если твои уста несут слово  Божие, то  я и
припадаю  к  твоим устам,  чтобы  слово  Божие твое  стало моим, чтобы  твоя
Божественная  Любовь с уст твоих передалась  моим  устам и моему  сердцу. Не
входит  Сын Божий в  наш  мир  без нашего союза в Любви.  Поэтому,  когда мы
говорим  о Боге и  Его Любви, мы целуемся, чтобы Сын  Божий как  проявленная
Божественная Любовь мог прийти к нам и быть в нас.
     Юноша приблизился к  Иисусу и нежно  поцеловал его в губы. Иисус закрыл
глаза  и  почувствовал,  как  в этом  поцелуе  его  душа  стала  наполняться
божественной благодатью. А  в его голове звучало: "Когда я кого-то люблю, то
сливаюсь с ним воедино и мы уже не два, но одно". А затем зазвучало: "Ты Сын
Мой Возлюбленный, в Тебе Мое благоволение!"
     Иисус от такого блаженства погрузился в свои видения.
     Когда он открыл глаза, то он также пребывал на светящемся  ложе. Но все
вокруг  сияло по-другому, другими цветовыми бликами, от  этого казалось, что
он находится в ином прекрасном зале.
     - Где же юноша? - подумал Иисус.
     - Я здесь, рядом, - послышался голос юноши.
     И  тогда  Иисус перед  собой увидел своего  собеседника,  который  весь
светился любовью.
     - Ты опять уже успел где-то побывать? - спросил юноша.
     - Да, - говорил  Иисус, - я был, возможно, на Земле. Я был  пастухом, и
имел сто овец.  Но однажды  одна овца  потерялась.  Я не  оставил  девяносто
девять овец в  пустыне, а  дал им пастись в защищенном благополучном  месте.
Сам же отправился искать пропавшую, заблудшую овцу. Преодолевая трудности, я
нашел пропавшую овцу и был счастлив.  Я  взял ее на плечи свои с радостью  и
пошел  домой.  Пришед  домой,  я  созвал  друзей  и  соседей  и  сказал  им:
порадуйтесь со мною, я нашел мою пропавшую овцу...
     - Сказываю тебе, - продолжил юноша, - что так на небесах более  радости
будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти  праведниках, не
имеющих нужды в покаянии.[140]
     - И  далее, - заговорил Иисус, - я  был счастлив и лег спать, и вижу во
сне, как  некая  женщина,  имевшая десять  драхм, потеряла одну драхму.  Она
зажгла свечи  и стала мести комнату и искать  тщательно потерянную монету. И
она была счастлива, что  ее поиски увенчались  успехом. Нашедши  монету, она
созвала  подруг  и  соседок и сказала  им:  порадуйтесь  со  мною,  я  нашла
потерянную драхму.
     - Так, говорю тебе,  -  стал изрекать  юноша,  -  что бывает  радость у
Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся.[141]
     - Ангелы  Божии радуются и об  одном  грешнике  кающемся,  а  Сын Божий
печется о  всех, и о грешных, и о праведных. Ведь прежде чем пойти на поиски
заблудшей  овцы, надо  позаботиться и о девяноста девяти овцах, - высказался
Иисус.
     - Если ты в своем  видении, - говорил юноша, - позаботился о  девяноста
девяти овцах и нашел потерянную  овцу, значит в тебе есть Божия благодать, и
ты есть Сын Божий.  Я  лишь говорил о  девяноста  девяти праведниках,  как о
сыновьях  света,  которые  не имеют  нужды в  покаянии. Поэтому  на  небесах
радуются, когда грешник обретает покаяние.
     -   Так  нет   воли  Отца  Небесного,  чтобы   погиб   один   из  малых
сих,[142] - добавил Иисус.
     -  Да, Отец  через  Сына Божиего дает спасение заблудшим и праведным, и
какая бы ни была радость на небесах или  радость у Ангелов Божиих  об  одном
грешнике  кающемся, истинное покаяние раскрывает для грешников и праведников
только Сын Божий, - заключил юноша.
     -  Мое  сердце  радуется, - заговорил Иисус, - ибо  в твоих устах сияет
истина.
     - А ты знаешь, - стал  вопрошать юноша, - почему тебе снилась  женщина,
нашедшая драхму, а затем на радостях созвавшая подруг и соседок?
     - Потерянная  драхма, по нашему с тобой заключению,  означает кающегося
грешника, который обретает спасение...
     - Верно, но эта потерянная драхма - кающийся грешник - оказался в руках
женщины...
     - Тогда светильник, -  добавил  Иисус,  - есть свет божий Сына Божьего,
Сына Света, благодаря которому женщина нашла потерянную драхму.
     -  Вот  именно, Твоя  мысль великолепна, -  воскликнул юноша,  - но  не
забывай, эта женщина имела при себе девять драхм. А девять - число мудрости.
И  если  перед нами  женщина, то  эта  мудрость зиждется на любви к мужчине.
Поэтому драхма может означать мужчину, энергию жизни, поэтому женщина и ищет
драхму. Женщина - природа, она  ищет энергию жизни,  чтобы ее оплодотворили.
Поэтому  женщина  всегда  радуется,  когда  она наполняется  оплодотворяющей
любовью. Число десять - это и есть любовный союз между мужчиной и женщиной.
     - И прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что  они уже
не двое, но одна плоть,[143] - произнес Иисус.
     - Да, да,  именно за счет этой любви идет объединение душ человеческих,
чтобы возродиться сыну света, который  из-за своего  непокаяния, на образном
языке, рассыпался из единой сущности в десять темных сущностей человеческих,
как десять драхм, которые обрела женщина, - объяснял юноша.
     -  Эта  женщина,  -  продолжил Иисус, - благодаря  светильнику, то есть
учению Сына Божиего, как  свету истины, обрела потерянную  драхму и  созвала
других  женщин,  чтобы поделиться с ними  своей радостью. Ибо  и  весть Сына
Божиего  о  Царстве  Отца  Своего  есть  радость,  радость  обретения света,
благодати, наслаждения.
     -  Замечательно, -  возрадовался  юноша,  -  но можно  сказать  и  так,
расшифровывая твой  сон, что  женщина  радуется тому, что  она  опять  стала
цельной, то есть  сыном света, а последний пребывает в тебе. Ибо в каждом из
нас пребывают женщины, которые обрели светильники - учение Сына  Божиего.  И
женщина, которая обрела потерянную  драхму, по моим  понятиям, есть  та овца
заблудшая, которую ты нашел и бережно  взял  ее на  свои  плечи с любовью, и
вернул домой в мир света к сынам света, ибо эта овца - сын света.
     И я радуюсь за  тебя,  - продолжал  юноша,  -  что в своих видениях  ты
поступаешь  как  Сын Божий.  Но  Сын  Божий,  чтобы донести истину  до сынов
человеческих, земных сынов, должен пройти все виды любви, чтобы не впадать в
искушения,  то  есть  не  привязываться  к  одной человеческой  любви,  как,
например, любовь к женщине. Ибо Сын Божий объединяется в одно не с женщиной,
чтоб  создать  семью  и народить  детей,  а  объединяется в  одно  со своими
учениками, последователями.
     - То  есть Сын Божий, - заговорил Иисус, - может сказать так: "Да будут
все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино,
- да уверует мир, что Ты послал Меня".[144]
     -  Да,  да! Потрясающе! -  ликовал юноша, - твое изречение удивительно.
Подобное объединение в любви происходит  и у нас, сынов света. Одно из таких
объединений в любви и слияние в одно я тебе могу показать.
     Не  успел  Иисус  опомниться, как  они  с  юношей  оказались  в  другом
прекрасном   сияющем   помещении,  напоминающем   храм.  Все   светилось   и
переливалось, как внутри, так и извне. В центре помещения на большой круглой
мягко  сверкающей платформе сидели кругом  двенадцать прекрасных юношей, а в
центре сидел также прекрасный  юноша, который являлся для остальных духовным
наставником, учителем. Их одеждами  был  свет, который они излучали. Поэтому
их  кожа,  их обнаженные  тела были  обворожительны и  радовали  глаза.  Они
пребывали в любви друг к другу, к учителю и к Богу, Которого они восхваляли.
Они сидели,  скрестив ноги,  в  позе  лотоса, касаясь друг друга  и  образуя
замкнутое кольцо. Они  под руководством  учителя медитировали  на  Любовь  к
Богу.
     Вдруг  Иисус увидел,  как  на плечах  каждого  юноши  возникли  сидящие
прекрасные обнаженные отроки.
     - Мысль о Боге и любви к Нему, - разъяснял юноша, - внешне отображается
в  появлении этих  прекрасных  божественных  отроков,  которые  восседают на
плечах, каждый на своем создателе.
     Затем  в  устах  этих   юношей  засиял  свет,  который  возник  в  виде
светящегося  столба  толщиной в посох и стал спускаться  с затылка по спине,
позвоночнику  вниз.  Пройдя  копчик  и  седалище,  столб света вышел спереди
каждого  юноши и  стал подниматься  вверх, до  тех пор, пока не  достиг  уст
отроков. Отрок, поглощая в себя этот столб света через свои уста,  насыщался
им и уплотнялся, обретая  то сияние света  юноши, на  котором восседал. Ярче
всех сиял  божественный отрок на  учителе, сидевшем в центре круга. Да и сам
юноша-учитель  своим сиянием отличался от  двенадцати юношей. Каждый из этих
двенадцати юношей сиял своим необычным приятным светом. Юноша-учитель встал,
и  встали все  другие  юноши. Учитель встал в круг, и они медленно пошли  по
кругу, продолжая медитировать на любовь друг к другу и к Богу. Круг сужался,
тела  юношей соприкасались своими свечениями. Тот  столб  света,  который  у
юношей поднимался снизу вверх  к устам своих отроков, стал  проходить  через
центр тела  впереди  идущего  юноши,  отчего  кольцо  из  тринадцати  юношей
замкнулось,  подобно тому,  как  змея кусает  свой хвост.  Движение медленно
остановилось, каждый юноша спереди и  сзади ощущал блаженное соприкосновение
тел, круг вибрировал, отроки на  плечах  юношей засияли еще более прекрасным
светом. Этот  прекрасный  свет  постепенно  стал объединять всех  отроков  в
единое   светящееся    кольцо   переливающегося   света.   В   этом   сиянии
переливающегося  света в виде единого  кольца растворялись  отроки, а  затем
этот  свет,  распространяясь  вниз,  стал  сверху  окутывать  юношей.  Юноши
блаженно вибрировали, погружаясь в этот  прекрасный переливающийся свет. Вот
все  юноши  погрузились  полностью  в это  переливающееся  световое  кольцо.
Большое переливающееся  кольцо  из света  стало  теперь  сверху  сужаться  к
центру,  возносясь  по  спирали.  И  когда  появился  светящийся   купол  из
переливающегося  света,  все схлопнулось, и в  центре  сидел  юноша-учитель,
сиявший той красотой  переливающегося  света, которая была  вокруг  него. Но
двенадцати юношей со своими отроками уже не было. Когда юноша-учитель пришел
в себя от неописуемого блаженства слияния, он исчез.
     - Он пошел искать себе подобных, - объяснил юноша,  - чтобы сливаться в
одно в  таком  блаженстве. Благодаря такому слиянию в любви  через  Любовь к
Богу,  они  притягивают  Сына Божьего в  мир  сынов  света,  чтобы Он  помог
вернуться сынам  света из низших  миров.  Ибо сыны  света,  нисходя в другие
миры, теряют свой свет через семя,  оплодотворяя женщину, то одну, то другую
в  поиске любви, в поиске себе подобных. Для  землян, к примеру,  сыны света
могут  предстать как  падшие ангелы, заключающие любовный союз с прекрасными
земными женщинами. И потеряв свой свет через семя, они попадают в запутанный
лабиринт  земной   суеты,  где,  впадая  в  искушения,  они  превращаются  в
грешников. Они не  могут подняться, ибо потеряли свет, они не видят обратную
дорогу к сынам света. Поэтому они и ждут прихода Сына Божиего, чтобы вновь в
себе обрести свет истины, путь в свое Царство света...
     Иисус не заметил, как они (он и прекрасный юноша) оказались на приятном
сверкающем  ложе в том прекрасном помещении, где они были ранее. Юноша, сияя
своей красотой, возлежал перед ним и продолжал свою речь:
     -  Когда Сын Божий от сынов света нисходит в  низшие миры, Его там ждут
учителя и отдают Ему  знания,  чтобы  Он  мог обладать опытом  во всех видах
любви, не впадая в искушения.
     - И  этот опыт  осваивается  и передается  через  этапы  посвящения,  -
проговорил Иисус.
     - Без  этого не  обходится, - продолжал  юноша, -  ибо Сын Божий должен
через  Учителя-посвященного обрести знания данного мира  и  не искушаться  в
них, пока молодой, до осознания, что Он есть Сын Божий, чтобы исполнить Свою
Миссию. Учитель-посвященный  так  проводит  своих  учеников  через  любовные
искушения, чтобы ученик не терял свое семя. Главной загвоздкой на Земле  для
всех духовных  учителей  является непривязанность к женской любви. На  Земле
существуют тайные школы. В некоторых из  этих школ преподают Тантру как путь
к  Богу  через  любовный  союз  мужчины  с  женщиной,  при  котором  женщина
олицетворяет божественную мать,  а  мужчина - божественного  отца. При таких
контактах  с разными  молодыми  женщинами ученик  под  руководством  учителя
учится не терять семя, зерно жизни.
     И вот  если  Сын  Божий, который вмещает  в себя жизнь света человеков,
сынов света, вместит в себя великого учителя Тантры, сына света, тогда Он не
искусится на женскую любовь, какая бы она ни была. Ибо Сын Божий будет иметь
в Себе любовь ко всем женщинам,  и к каждой Он будет  относиться  с духовной
любовью.
     Как мы  с  тобой  с  любовью целуемся в уста,  так  и  Сын  Божий будет
отдавать  Свою  любовь через уста  своим ученикам и женщинам, открывая через
Себя Любовь  к Богу. Поэтому, когда я целую тебя, я тебе как бы открываю мою
любовь к Богу, а  когда ты отдаешь  мне свой поцелуй, ты открываешь мне свою
любовь к Богу.
     Юноша приблизился и сказал:
     - Если твои уста несут Слово  Божие, слово Любви, то прими и мою любовь
к Богу через этот поцелуй.
     Иисус, прикрывая глаза, почувствовал  на своих  губах нежное и ласковое
прикосновение губ юноши. В него вливалась  та  божественная  любовь, которую
юноша через поцелуй отсылал Богу.  Наполняясь божественной благодатью, Иисус
отдавал эту божественную любовь юноше.
     Иисус почувствовал,  как  он  стал куда-то проваливаться,  свет  в  его
прикрытых глазах  стал исчезать. Он погружался  во тьму. Внутри него и вовне
звучало: "Ты Сын Мой Возлюбленный, в  Котором Мое  благоволение.  Как Ты  во
Мне, и Я в Тебе".[145]
     Вот  перед  его  глазами стали  проплывать образы  мужчин,  которых  он
целовал  в  уста  и  через свой  поцелуй  открывал им  Бога Любви.  Глаза их
восторженно светились. Многие из них были рыбаками. Перед его очами появился
юноша, которого  он  нежно  целовал,  а  потом он увидел,  как  этот  юноша,
открывая ему  в чувствах свою  преданную любовь, возлежал на  его груди. Да,
все те  мужчины, которых он целовал, преданно  смотрели на него  и как будто
прощались с ним. Горели светильники, и в мерцающем свете он не мог запомнить
их  лица. Их  было двенадцать, но один потом  поспешно ушел, и  он с большой
любовью  провожал его в темноту.  Потом все закрутилось, и Иисус ощутил, что
куда-то продолжает падать. Своего тела он не чувствовал.
     Падение  прекратилось.  В  глазах   тьма  стала  постепенно  истаивать,
преобразуясь  в темно-багровый  цвет, переходящий  в  фиолетовый и в  другие
матовые цвета.
     Иисус почувствовал на своих губах чей-то поцелуй, а затем голос: "Пора!
Просыпайся. Вставай. Послушай меня".
     Открыв глаза и  приподняв туловище, опираясь на руки, Иисус перед собой
увидел  пожилого мужчину,  который  выглядел  молодо,  с живыми  сверкающими
глазами  и белыми  зубами. На нем была только набедренная  повязка. Тело его
было темно-красноватым, стройным, гармонично сложенным и в чем-то юношеским.
Сам же  Иисус  был  обнажен  и  спал  на циновке, прикрывшись полотном своей
набедренной  повязки. Иисус почему-то знал, что  он находится на юге Индии у
одного из учителей Тантры.
     Иисус встал, набросил на себя набедренную повязку и сел, скрестив  ноги
возле учителя.
     - Мне было видение, - таинственно и заворожено заговорил учитель.  - Ты
уже юноша,  и  в  тебе  просыпается  мужчина. Я как  твой учитель по  Тантре
наблюдаю за тобой,  когда ты спишь. И независимо от  того,  что мы  с  тобой
делаем  упражнения по трансформации энергии от нижних чакр к верхним, во сне
ты  возбуждаешься.  Я  тебя бужу,  чтобы  ты  мог  сохранить в  себе  семя и
успокоить возбужденную энергию.
     - Поэтому ты меня и разбудил? - спросил юноша Иисус.
     -  Нет!  -  ответил учитель и свой  указательный  палец положил на уста
ученика,  дав  знак  к молчанию и продолжил говорить: - Ты должен как ученик
прежде  всего  проявлять такие качества, как смирение, кротость, послушание,
терпение  и молчание. Чем больше  ученик проявляет эти качества, тем  больше
учитель  откроет ему  тайных знаний. Чтобы  обрести тайные  секреты учителя,
ученику  много  лет  надо  пробыть  с  учителем.  Ибо  учитель  для  ученика
становится отцом, матерью, братом, другом и возлюбленным.  Тем  более я тебя
учу подниматься к Богу через любовь, чтобы ты не запутался в земной  любви и
не  привязался  к женской любви. Через  насыщение  в  практике ученик учится
непривязанности к женской любви.
     Итак, мне было видение, удивительное  и относящееся к тебе,  поэтому от
радости я поцеловал тебя  и  разбудил.  Снилось  мне, что  меня  призывают к
небесам,  я  стоял перед  сверкающим  высоким храмом.  Широкая, праздничная,
витиевато украшенная лестница вела меня вверх через разные  прекрасные залы,
богато  убранные, лежащие  ярусами.  Когда я  подходил к  вышележащему залу,
распахивались ажурные золотые ворота, с двух сторон их открывали  прекрасные
девушки. Они почтительно склонялись предо мной и приглашали войти в зал, где
я далее мог подниматься к вершине храма. Когда я проходил мимо открывающихся
ворот, я в девушках узнавал своих партнерш по любви. Они радостно, скромно и
застенчиво улыбались  мне,  а в их глазах  сияла благодарственная любовь  ко
мне. Две другие девушки также мои партнерши по любви,  сопровождали меня  по
залу к следующей лестнице. Пройдя десять ярусов, я  увидел ворота  из света,
их открывали прекрасные юноши в набедренных повязках, подобные тебе, а далее
по сверкающему залу прекрасные юноши  попарно создавали аллею, по  которой я
шел и любовался их красотой.
     Впереди я увидел сверкающего Будду. Когда я приблизился к нему, то  пал
перед  ним ниц.  Он  ласково и с  любовью предложил присесть. Расположившись
перед ним, я  еще раз склонился в почтении к нему, как  бы говоря, что готов
его внимательно выслушать.
     Будда,  переливающийся  благодатным  светом  любви,  заговорил ласковым
голосом:  "Я знаю, что у тебя есть  прекрасный ученик. Береги его  и наставь
той мудростью и той практикой любви, которой обладаешь, сохраняя в  нем семя
жизни и света. Когда я был юн, я в своих царских дворцах предавался любви  с
юными девушками.  А затем  мне выбрали прекрасную  жену, которая  родила мне
ребенка.  Я  отрекся  от царства, от жены, ребенка, любви  к женщинам, чтобы
открыть  для  себя  истину, как выйти  из  мира страданий. Мое  отречение от
обычной земной жизни и сладости женской любви казалось  для меня истиной. Но
бог Шива показал мне, что  нельзя отрекаться от любви к женщине и от мирской
жизни.  Надо  учиться  все любить  и  не привязываться к объекту любви. Надо
иметь  опыт  любви к  женщине, чтобы не  привязываться  к  ней. Оплодотворяя
любовью женщину, надо уметь сохранять в  себе  свое семя  жизни, семя света,
который осветит тебе путь возвращения в мир Нирваны.
     Тот  юный  ученик,  которого  ты сейчас  ведешь,  должен  научиться  не
отрицать  ни  одну  земную любовь. Ты  его должен  умело провести  через все
красоты женской любви в Тантре, чтобы он во имя спасения душ человеческих не
привязался  к  женской любви и не создал семью.  Его миссия - стать Учителем
сострадания всему человечеству, а  не принадлежать одной женщине.  Он должен
дать  всему человечеству  то, что  я  еще  не  успел сделать. Если он  из-за
привязанности в любви к  женщине создаст семью и породит ребенка, то он, как
и  я,  будет  вынужден  отречься  от  земного  счастья,  уединиться.  Истина
снизойдет на него и  он поймет свое высокое  назначение. Каждому его высокое
назначение в жизни открывается в свое время. Хорошо было бы, чтобы  до этого
божественного озарения он не  создал семью  и потомство, чтобы  их  потом не
разочаровать своим  уходом. Никто не знает,  когда  ему  свыше откроется это
высокое назначение. А до этого ты должен на  практике его провести через все
красоты женской любви, чтобы он  не  впадал в  соблазн женского  искушения в
миру. И да пребудет с тобой мудрость будд и знание Шивы".
     Я склонился перед сверкающим Буддой, и вдруг видение пропало, и я вновь
себя  ощутил  сидящим  со  скрещенными  ногами  и  медитирующим.  От  такого
радостного видения я разбудил тебя.
     У нас с тобой впереди большая интересная работа познания женской любви.
Для  начала мы отправимся  к храму  любви,  чтобы рассмотреть в скульптурных
изображениях все позы любви.
     Учитель поцеловал своего ученика и сказал: "Нам пора..."
     Они встали и направились к храму любви. Он был прекрасен, великолепен и
величественен. Выстроенный  из  камня, он был  отделан  так  ажурно,  что не
казался  громоздким  и тяжеловесным. Храм являлся  символом  любовного союза
мужского и женского начал. Чем  ближе  они  подходили к нему, тем отчетливее
изящная внешняя отделка стен храма вырисовывалась в скульптурные композиции.
А  когда  они  подошли  вплотную, то  ученик  Иисус обнаружил,  что  в  этих
скульптурных  композициях  показаны  разные  позы  любви  между  мужчиной  и
женщиной, а также и групповые позы.
     -  Твои глаза,  -  говорил  учитель, - должны  насытиться  изяществом и
красотой этих  обнаженных  тел, чтобы  твоя юношеская застенчивость и тайное
желание соединиться  в  любви  с женщиной  переросли постепенно во  всеобщую
любовь ко  всем  людям. Твои  глаза не должны гореть плотской любовью, нужно
научиться этот  плотский  огонь  любви  превращать  в  божественную  любовь,
подобную  любви сострадания  ко  всем страждущим  и обремененным.  Но это не
делается  быстро,  на  это могут  уйти годы, десятилетия. Только твоя личная
практика постепенно превратит тебя из ученика в мастера, подобного мне.
     Учитель подводил своего ученика к той или иной любовной сцене, фигурной
композиции сплетения тел и объяснял, как действует в телах мужская и женская
энергетика. А  затем  пояснил: чтобы научиться ощущать  в себе потоки разных
энергий,  надо  на   практике  научиться  ощущать  разные  поцелуи.  Поэтому
ученику-юноше завязывали  глаза,  и  девушки, которые воспитывались  в храме
любви, поочередно целовали  юношу. Юноша должен был учиться  не возбуждаться
от  этих  поцелуев к плотской любви, а главное, он должен был угадать, когда
его  вновь поцелует  первая девушка. Если юноша угадывал,  учитель ему давал
следующее  задание и специальные упражнения. В поцелуе идет передача энергии
от учителя к ученику, от мужчины к женщине или от женщины к мужчине.
     Рассматривая  скульптурные  композиции  любовных  сцен на стенах  храма
любви,  учитель  попутно рассказывал об этапах посвящения,  в которых ученик
научается овладевать собой, чтобы сохранить в себе семя.
     - Это семя, -  наставлял учитель, - очень ценно, пока находится в тебе,
и ты  это семя преобразуешь в духовную энергию  через любовь к Богу. Но если
это семя  выходит из тебя  наружу, твой обратный путь  к Богу затемняется, и
твое  высшее назначение теряется. Поэтому ты в себе  из этого семени, твоего
зерна  должен вырастить Царство Благодати, где должен  жить Бог. Открой Бога
Любви  в  себе, и  тогда ты увидишь, как эту  Божественную  Любовь  раскрыть
человечеству. В жизни  каждый  ищет  путь  к  своему счастью,  путь спасения
по-своему. К примеру, религиозная каста брахманов,  учителей народа, научает
людей и верит,  что они  сыном спасутся и через  сына  станут  небожителями.
Поэтому, молясь богу, они женятся и надеются родить сына, думая, что тот или
иной  бог может стать их сыном,  и через него они обретут спасение.  Мы  же,
люди  Тантры, верим,  что через любовь  к Богу мы  в своем  семени зарождаем
божественного Сына, который в нас вызревает, вырастает в Бога  Любви, и этим
Богом  мы  обретаем свое  спасение. Вначале  мы  являемся  отцом для  своего
божественного Сына, а  потом Сын, став Отцом в нас, делает нас  своим сыном.
Так Сын и Отец есть одно.
     Время  пролетело быстро и незаметно. Солнце скрылось,  а сумерки плавно
перетекли в ночь.
     -  Мы будем жить при этом  храме  любви,  -  говорил учитель,  - где ты
приобретешь опыт любви к Богу, пройдя через разные нюансы земной любви.
     Они  спустились  в специально отведенное помещение,  где  можно было на
циновках отдохнуть.
     - Приляг, отдохни,  - сказал учитель,  - а  то мы с тобой сегодня много
ходили.
     Иисус лег, положив руки за голову, и  прикрыл глаза. Он почувствовал на
устах поцелуй учителя, а затем услышал его голос:
     - Я скоро приду, принесу что-нибудь поесть.
     Иисус почувствовал, как он стал проваливаться куда-то во  тьму, а затем
его тело стало легким, и  он  воспарил  к свету.  Перед  его  глазами прошло
видение, как он постепенно  восходит к вершине  храма любви  и  как все виды
земной  любви  постепенно  преображаются  в  нем  в  духовную,  божественную
любовь...
     Потом он увидел  себя в  царстве сынов света, он стоял перед светящейся
горой с тем прекрасным юношей, с которыми беседовал на ложе.
     Юноша ему говорил: "Пришло  время твоего назначения - нисходить в мир и
нести людям свет истины. Эта вселучезарная гора есть гора назначения. Каждый
сын света восходит на эту гору и исчезает в ней. Чем выше сын света восходит
на  нее, тем  ниже  миры, где внешняя  тьма,  куда он  нисходит. На эту гору
поднимаются только  те сыны света, в которых сияет  свет  самопожертвования,
божественной любви ко всем существам.
     На какой высоте горы ты  исчезнешь, я не знаю, но  я растворюсь в тебе,
ибо я рожден тобой, я образ света твоей любви. Поэтому я тебя и целую, чтобы
слиться с тобой. Я - свет, опыт твоей необъятной любви. Я в тебе буду любить
всех и оберегать тебя этой любовью, чтобы ты не впадал в искушения".
     Юноша приблизился к нему, крепко его обнял и поцеловал.
     Иисус прикрыл  глаза  и ощутил, как благодатная энергия любви через его
губы  проникала внутрь и заполняла всего его,  а внешние  ощущения,  что его
обнимает юноша, истаивали.
     Иисус в себе услышал голос: "Когда я  кого-то люблю, я  сливаюсь с  ним
воедино".
     Вдруг он попал в водоворот светящихся  энергий  и начал  возноситься, а
потом ощутил, как стремительно погружается в бездну. Свет в его очах мерк, и
тьма окутывала его. Он не чувствовал своего тела, а затем померкло в забытьи
и его сознание...
     Сколько он пробыл в таком состоянии, он не  ведал. В глазах было темно.
Иисус стал постепенно ощущать свое тело. Он чувствовал  чьи-то руки, которые
гладили и растирали все  члены  его тела. Что-то теплое проникало в него, он
ощущал соприкосновение тел, отчего его тело стало ощущать тепло. Чьи-то руки
переворачивали его и  разминали его руки  и ноги,  сгибая  и разгибая  их...
Затем он ощутил на теле поцелуи и дыхание молитвенного шепота...
     Постепенно возвращался свет  в глазах  через  рождение  темно-бардового
цвета, перерастающего в красное, а затем в оранжевое сияние.
     Иисус  стал ощущать тепло и сияние  солнца. Когда наметилось нитевидное
биение сердца, тело его ожило, манипуляции на нем прекратились и его куда-то
понесли, укрыв теплым полотном.
     Иисус силился  открыть  глаза, но не  мог, хотел  пошевелись пальцами и
тоже не мог. Он ничего не слышал.
     Движение закончилось, его глаза ощущали через закрытые веки полумрак. В
ушах  появился  шум,  который  нарастал,  а  затем  внезапно  растворился  в
естественной тишине.
     Пальцы  рук  стали  слушаться,  и  он  пошевеливал ими. К  нему  кто-то
подошел, наклонился и поцеловал в  губы. Иисус  открыл глаза  и увидел перед
собой  лицо Иерофанта. Глаза  Иерофанта  светились  от  счастья, наполненные
любовью.
     -  С  возвращением  тебя  в наш  мир, - произнес Иерофант и  помог  ему
приподняться,  -  ты  прошел и  это  двенадцатидневное посвящение.  Это твое
великое достижение.
     Иисус  увидел,  как  Иерофант замер в  удивлении,  глядя на него. Глаза
Иерофанта расширились.
     -  Ты  сияешь, -  произнес восторженно  Иерофант, - ты воистину  был  в
царстве света. Теперь ты - Учитель, и я преклоняюсь перед тобой.
     Он припал к ногам Иисуса и поцеловал их, а после произнес:
     - Ты - наш Господин!
     Приподнявшись, он подсел ближе к Иисусу и сказал, глядя в его глаза:
     - Я очень  рад, что  ты в  себе открыл  Бога Света, Бога Любви! Приляг,
отдохни немного. Я  принесу  тебе  белые царственные  священнические одежды.
Сегодня вся коллегия жрецов будет тебя приветствовать как Господина.
     Иерофант помог Иисусу  прилечь, и  прежде чем удалиться,  он  нагнулся,
чтобы поцеловать его.
     Иисус прикрыл глаза и услышал голос Иерофанта:
     - Ты воистину обрел в себе свет Сына Божиего.
     На губах Иисус почувствовал бережный поцелуй любви Иерофанта. Все опять
закрутилось,  завертелось. Иисус  чувствовал,  что  он, вращаясь,  падает  в
потоке   громового   голоса:  "Ты   Сын   Мой   Возлюбленный;   в  Тебе  Мое
благоволение".[146]
     Иисус  от  неожиданности открыл  глаза, было темно. Он рукой  попытался
снять  с себя  накидку, но рука была вялой, тяжелой и плохо слушалась. Когда
он сбросил  накидку  с  лица,  на него смотрело  темное  звездное  небо.  Он
приподнял голову,  верхнюю  часть  тела и  осмотрелся.  В  западной  стороне
небосвода сияла растущая половинчатая луна, как разломленная пополам круглая
лепешка хлеба. Все его тело было засыпано песком.
     "Видимо, были  ветры, -  размышлял  про  себя  Иисус,  -  и,  возможно,
песочная буря. Сколько же пролетело дней? Последний раз я видел тонкий обруч
чаши  убывающей луны, а  сейчас  уже сияет  часть растущей  луны.  Значит, -
анализировал  он,  -  прошло  еще  около  двенадцати дней. Получается, таким
образом, что я в пустыне уже около тридцати шести дней. Мне открылось, что я
- Учитель, что я обрел в себе свет Сына Божиего".
     Иисус приподнялся, размялся и стал молиться  Богу, отвешивая поклоны, и
благодарить  Его  за те  знания, которые он  получил.  Он  благодарил  Небо,
Солнце, Луну,  Землю, пустыню, духов  пустыни  за то, что  они оберегали его
плоть.  Он  медленно  прохаживался  по пустыне  и  радость  любви  передавал
всему-всему, что видели его очи и что ощущало его сознание.
     Время летело, луна  скатывалась  к  горизонту. Иисус  подошел  к своему
месту, где  медитировал. Он сел, смотря перед собой открытыми очами, и  стал
размышлять  над  всеми видениями  и  знаниями, которые он получил.  С  левой
стороны Иисус видел луну.
     Из видений он не знал единственное: взошел ли он на вселучезарную гору,
на гору назначений, где определялась его духовная миссия как Учителя.
     Иисус пытался не мигать,  чтобы  дух его пребывал  в бодром  состоянии.
Очертания пустыни  мутнели, расширялись,  затем снова обретали прежний  вид.
Луна   тоже  увеличивалась,  превращаясь  в   светящееся   пятно,  когда  же
происходило  невольное  моргание,  она  обретала  свой  первоначальный  вид.
Дыхание Иисуса замедлилось и стало незаметным.
     Вдруг   Иисус   обнаружил,  что   луна,  увеличиваясь,  превратилась  в
светящееся пятно, которое сошло со своего места и стало приближаться к нему.
Вот он увидел, как из этого светящегося пятна  стали вырисовываться огненные
кони  с огненной колесницей.  По мере  их приближения становилось  светло, а
огненные  кони  превращались в белых лошадей  в сверкающей золотой  упряжке.
Сама колесница  из  огненной  превращалась  в  царственную  золотую повозку,
отделанную дорогими камнями. Четверка прекрасных белых лошадей с царственной
повозкой не тряслась в своем движении по пустыне, а  парила над поверхностью
земли. Лошади  остановились  в десяти  шагах от  Иисуса, и из  повозки вышли
прекрасные юноши  в царственных  одеждах. Двое  из  них  подошли  к  Иисусу,
поклонились ему и сказали:
     - Наш царь приглашает тебя к себе и хочет поговорить о твоем назначении
в этом мире.
     Иисусу  было  интересно,  о  каком  назначении   идет  речь.  Он  легко
приподнялся  и в  сопровождении  юношей  взошел  на  колесницу.  Царственная
повозка  была вместительна,  на  золотом  троне  восседал царь,  все на  нем
светилось  -  цветные  дорогие камни  и  золотое шитье,  да  и  сама  одежда
переливалась  всеми цветами радуги. Царь предложил  Иисусу присесть в другое
царственное  кресло,  стоящее  рядом  с  ним.   Юноши-слуги  взошли  и   вся
царственная упряжка с четырьмя белыми конями легко взвилась в воздух.
     Иисус увидел огромную приглушенно светящуюся гору, по которой пролегала
спиральная дорога, возносившаяся к вершине.
     "Видимо,  это  и  есть та невидимая  гора  восхождения Меру,  - подумал
Иисус, - о которой говорили мудрецы Востока".
     Чем выше они поднимались по  ней, тем четче были видны земные  царства.
Вот открылись прекрасные царства юга, и царь сказал:
     - Все это могу дать тебе.
     Затем,  когда  они  взлетали  вверх  по  западной  стороне  этой  горы,
открылись западные земные царства, и царь сказал:
     - И это все могу дать тебе.
     Вот они  возносились  по северной стороне  горы,  и  Иисус  увидел  все
северные царства земли, и царь сказал:
     - И это все могу дать тебе.
     Когда же  они  возносились по  восточной  части горы,  Иисус увидел все
восточные царства земли и услышал голос царя:
     - И это все могу дать тебе.
     Вот  они  вознеслись на вершину  горы  и  вышли  из  повозки.  И  царь,
окруженный  полукольцом  блистательной  свиты,  сказал,  показывая  ему  все
царства мира и славу их:
     - Все это дам Тебе, если падши поклонишься мне.[147]
     Иисус  вспомнил все другие царства, в которых был, и Царство Света, где
он осознал любовь  к падшим, заблудшим овцам, ко всему грешному человечеству
и необходимость самопожертвования.
     "Как же я могу быть падшим, - размышлял  Иисус, - если мне надо указать
истинный  путь  к  счастью в мир  всеблаженной Любви Божией.  Я  знаю путь к
свету. А этот  царь  есть Князь мира  сего.  Он  слепнет духовно  от  своего
тщеславия, как и сыны света, впадающие в гордыню".
     Иисус вспомнил, что, когда он был в мире сынов света, прекрасный юноша,
с которым он беседовал, показал  книгу света, в которой  он прочел: "Господу
Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи".[148]
     - Ибо этот Бог, - пояснял ему юноша, - пребывает в тебе как истина, как
всеобъемлющая Любовь, ибо Бог - это есть Любовь ко всем и ко всему.
     Иисус  понял,  что Сатана, Князь мира сего  есть один  из  сынов света,
который уже не видит  обратный путь к Богу из-за своего эгоизма и тщеславия.
И,  чтобы ему  помочь, Иисус окинул взглядом все земные царства и славу их и
сказал:
     - Иди за Мной, сатана; ибо написано: "Господу Богу твоему поклоняйся  и
Ему одному служи".
     Тогда  оставляет  Его  диавол,  растворяется  и   исчезает,   а  Ангелы
приступили и служили Ему...[149]
     Вдруг  все пропало, и Иисус обнаружил, что он сидит в пустыне  на своем
месте, а вместо луны он увидел заходящее солнце.
     "Боже! Что же со мною произошло, - воскликнул  про себя Иисус, - неужто
я не заметил, как прошла ночь, наступило утро и  истек день. Что это было за
искушение?  Как понять  мне  теперь и эту гору вознесения, на которую вознес
меня Князь  мира сего, Сатана, Диавол? Не является ли  и  эта гора для  меня
горой искушения и  в то же  время горой назначения.  Не  означает  ли  слово
"падши", что  я должен  снизойти в этот земной мир и дать сынам человеческим
свет  истины,  свет моей божественной Любви  к Богу,  чтобы люди земли могли
обретать в себе этот свет божественной Любви и увидеть  свой истинный путь в
Божие Царство, в Царство Благодати, Радости, Счастья и Покоя?"
     Иисус приподнялся и проводил величественный раскаленный диск солнца  за
горизонт. Глядя на заходящее солнце немигающим взглядом, Иисус в увеличенном
диске увидел образ учителя Тантры и услышал его голос:
     - Я счастлив, что ты обрел все виды любви, ты - Учитель.
     Этот  образ сменился  на образ Царя, Князя мира сего, и послышался  его
голос:
     - Мы еще встретимся...
     Затем возник образ Иерофанта, и зазвучал его голос:
     - Воистину, ты Сын Божий!
     И вот возник образ прекрасного юноши, и до Иисуса донесся его голос:
     - Когда я люблю Бога, я сливаюсь с Ним воедино. Если  я Сын Божий, то я
и Отец - одно.
     Луна светила в своей небесной  кульминации  половинкой от  всего диска.
Иисус  направился к  своему  ложу. Он  приготовил  песочные  ясли,  постелил
накидку и погрузился в размышления о своем  назначении здесь на Земле. Иисус
продолжал творить любвеобильную  молитву Небесному Отцу,  чтобы Он помог ему
погрузиться вглубь своего сознания и выйти на светящегося Учителя. Возможно,
он  распознает и это искушение,  чтобы определиться в своих знаниях, которые
он с Божией Любовью понесет  в мир всем труждающимся и обремененным. О, лишь
бы пребывала в нем  эта Небесная  Отцовская Любовь, а  он  эту  Любовь будет
возносить  Ему в  своих  молитвах.  С  такими  любвеобильными  молитвами  он
погрузился  в  сон.  Природа  пустыни, как нежная  и  заботливая  мать, пела
колыбельную молитву любви: "Мир тебе! Мир всем!"
 
     Мир всем!

 

 

 

 

 

Hosted by uCoz