Джош Макдауэлл

Неоспоримые свидетельства

                                                                                                                                                                      

Глава 7

Три варианта:

Бог, обманщик или безумец?

Нижеследующий план поможет вам эффективно использовать материалы, представленные в этой главе.

Иисус считал Себя Богом

(см. гл. 6)

Три возможности

Был ли Он обманщиком?

Был ли Он безумцем?

Был ли Он Богом?

Вопрос: Кто такой Иисус из Назарета?

Для самого Иисуса было чрезвычайно важно, кем Его считают. К.С.Льюис, профессор Кембриджского университета, в прошлом неверующий, писал:

„Я хочу здесь доказать, что не стоит повторять глупостей, которые часто приходится слышать насчёт Иисуса, вроде того, что „я готов принять Его как великого учителя жизни, но в то, что Он был Богом, верить отказываюсь". Именно этого говорить и не стоит. Какой великий учитель жизни, будучи просто человеком, стал бы говорить то, что говорил Христос? В таком случае он был бы или сумасшедшим — не лучше больного, выдающего себя за варёное яйцо — или настоящим дьяволом. От выбора никуда не деться. Либо этот человек был и остаётся Сыном Божьим, либо он был умалишённым, а то и хуже.

Можно не слушать Его, считая слабоумным, — продолжает Льюис, — можно оплёвывать Его и убить Его, считая дьяволом, а можно и пасть к Его ногам, называя Его Господом Богом. Не будем только нести всякой покровительственной чуши, что Он был великий моральный учитель. Такого выбора Он нам не оставил, да и не хотел оставлять".

„Его слова настолько неотделимы от Него Самого, — пишет Ф.Дж.А.Хорт, — что лишаются смысла, если рассматривать их как отвлечённые истины, изречённые Божественным провидением или пророком. Сам Иисус — главный, хотя и не окончательный предмет всех Его речей. Уберите из них Его Самого — и они рассыплются в прах".


Вот слова Кеннета Скотта Латуретта, знаменитого историка христианства, работавшего в Йельском университете: „Иисус замечателен не только Своим учением, хотя само по себе оно — достаточная заслуга. Главное — это сочетание учения с Его личностью, их неразрывная связь..."

Любой вдумчивый читатель Евангелия должен ясно видеть, что Иисус считал Своё учение неотделимым от Самого Себя. Он был не только великим учителем. При всей важности Его слов о Царстве Божием, о человеческом поведении и о Боге, их невозможно отделять от Самого Иисуса, считавшего, что лишь такое соединение обеспечит успех Его учению.

 


Считать ли Иисуса Христа Богом?

Иисус считал Себя Богом — сомневаться в этом невозможно. Его утверждения либо истинны, либо ложны, и об этом стоит серьёзно подумать. На вопрос Иисуса Своим ученикам — „А вы за кого Меня почитаете?" — должны ответить и мы.

Если утверждения Иисуса истинны, то Он — Бог, и мы уже не имеем права выбора. Мы должны либо принять, либо отвергнуть Его владычество.

Предположим сначала, что Его утверждение о том, что Он — Бог, ложно. В таком случае у нас есть всего две возможности. Либо Он знал, что Его слова не отвечают истине, либо не знал. Мы рассмотрим оба эти варианта, исследовав при этом все свидетельства.

Был ли Христос обманщиком?

Если Иисус говорил о Своей Божественности, зная, что никаким Богом Он не был, то мы имеем дело с обманщиком. Более того. Он ещё и лицемерил, поскольку учил других честности любой ценой, а Сам занимался мошенничеством в Своих проповедях и в жизни.

И более того — Он был сущим дьяволом, поскольку призывал других доверить Ему свою судьбу в вечности. Если Его притязания не имели под собой основания, и Он об этом знал, то Он был невероятным грешником.

И, наконец. Он оказался бы и глупцом — ведь именно за то, что Он называл Себя Богом, Его и распяли.

Map. 14:61-64. „Но Он молчал и не отвечал ничего. Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын Благословенного? Иисус сказал: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: на что ещё нам свидетелей? Вы слышали богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его повинным смерти".

Иоан. 19:7. „Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим".

Известный противник христианства, философ-атеист Дж.С.Милл

писал:

„В жизни и учении Христа есть печать выдающейся личности в сочетании с глубокой проницательностью, что ставит Его в первые ряды высших гениев, которыми гордится человеческий род. Если же вспомнить, что эта гениальность сочеталась с качествами одного из величайших преобразователей нравственности, принявшего за своё служение мученическую смерть, то религия сделала совсем неплохой выбор, указав на этого человека, как на идеального представителя и наставника человечества. Даже в наши дни и даже неверующему трудно было бы представить лучшее реальное воплощение абстрактной праведности, чем жизнь, стремящаяся к тому, чтобы её одобрил Христос".

Уильям Лекки, крупнейший британский историк, известный своим упорным неприятием организованного христианства, в своей книге „История европейской нравственности от Августа до Карла Великого" писал:


„Только христианству было суждено явить миру идеального героя, Который сквозь все перемены, случившиеся на протяжении восемнадцати веков, воодушевлял людей на вдохновенную любовь. Который сумел повлиять на все эпохи, народы, темпераменты и условия. Который являл не только высочайший пример добродетели, но и побуждал других следовать ей... Простое описание трёх лет Его деятельности сделало больше для возрождения и смягчения человечества, чем все умствования философов и призывы моралистов, вместе взятые".

Историк христианства Филип Шафф пишет: „Если показания Христа на суде — не истина, то они либо богохульны, либо безумны. Первая гипотеза сразу же отпадает благодаря моральной чистоте и благородству Христа, которые проявлялись в любом Его слове и деле, которые признаны всем человечеством. Точно так же исключается и самообман, невозможный в таком важном вопросе при столь ясном и глубоком во всех отношениях разуме. Ни простой фанатик, ни сумасшедший не смог бы всегда сохранять равновесие разума, безмятежно преодолевать все невзгоды и гонения, словно солнце над облаками, всегда давать самые мудрые ответы на каверзные вопросы, спокойно и в полном сознании предсказать Свою смерть на кресте. Своё воскресение на третий день, излияние Святого Духа, основание Своей церкви, разрушение Иерусалима — причём все эти предсказания в точности исполнились! Человек столь необычный, столь цельный, столь неизменно последовательный, столь совершенный, столь человечный и в то же время столь недосягаемо возвышающийся над любым человеческим величием, не может быть ни мошенником, ни созданием вымысла. В таком случае, как верно сказано кем-то, поэт был бы более великим, чем его герой. Придумать Иисуса мог бы лишь некто, кто превышал бы Его своим величием".

В другой своей книге, „Личность Христа" Шафф пишет следующее:

„Предполагать здесь обман — настолько противно как нравственности, так и здравому смыслу, что эта версия мгновенно опровергает саму себя. Иудеи, распявшие Христа, придумали её, чтобы себя обелить, но никто не защищал её всерьёз, и любой учёный, обладающий чувством собственного достоинства, посчитает непорядочным в наши дни открыто встать на её сторону. Логика, здравый смысл, наш жизненный опыт — всё это восстаёт против идеи о самозванце, который, будучи человеком порочным, лживым и себялюбивым, от начала до конца сумел выдавать себя за самого чистого и благородного человека, известного истории, играя свою роль столь последовательно и убедительно. Как мог он задумать и исполнить свой благодетельный план, отмеченный небывалым величием духа, как мог он пожертвовать собственной жизнью ради своих высоких помыслов, вопреки сильнейшим предрассудкам своего народа и своей эпохи?"

Живший подобно Иисусу, учивший подобно Ему и погибший Его смертью никак не мог быть обманщиком. Какие ещё у нас есть возможности?


Был ли Иисус безумцем?

Если немыслимо представить себе Иисуса в роли лжеца, не мог ли Он просто ошибаться, считая Себя Богом? В конце концов, любой может впасть в искреннее заблуждение!

Не следует только забывать, что представить себя Богом, к тому же в обществе, где строго соблюдается вера в единственного Бога, а потом заявить соотечественникам, что их судьба в вечности зависит от того, поверят ли они в Него, как в Бога, — это уже не просто фантазия, это в полном смысле слова сумасшествие. Насколько похож Иисус Христос на такого умалишённого?

Как замечает К.С.Льюис: „нелегко найти более убедительное объяснение жизни, учению и влиянию Христа, чем даёт само христианство. Никто не сумел увязать глубину и чистоту Его нравственного учения с той буйной манией величия, которая лежала бы в основе Его проповеди о Боге, если бы Он Сам действительно не был Богом. Поэтому одна нехристианская гипотеза сменяет другую с неутолимой плодовитостью непонимания".

Наполеон, которого мы цитируем по книге Вернона Граундса „Причины нашей надежды", говорил:

„Я знаю людей — и могу вам сказать, что Христос не был человеком. Поверхностный ум усматривает сходство между Иисусом и основателями империй, или богами иных религий. Такого сходства не существует. Бесконечная пропасть отделяет христианство от всех иных религий. Всё в Христе поражает меня. Его дух повергает меня в трепет, Его воля далеко превосходит мою. Невозможно сравнить Его ни с одним другим человеком в мире. Он — существо самодовлеющее. Его мысли и чувства, провозглашаемые Им истины. Его способы убеждать людей — всего этого не объяснить ни человеческим устройством, ни природой вещей. Чем ближе я подхожу к Нему, чем тщательней Его изучаю, тем яснее вижу Его превосходство во всём. Его подавляющее величие. Религия Его — это откровение разума, который никак не мог быть человеческим... Ни в ком, кроме Него самого, не отыскать подражания Его жизни или её образца... Я тщетно искал в истории кого-либо сходного с Иисусом Христом или учения, сравнимого с Евангелием. Ни история, ни человечество, ни минувшие века, ни природа не смогли дать мне ничего, что я мог бы поставить рядом с Евангелием или использовать для его объяснения. Поражает всё, что связано с Христом".

Даже Чэннинг, принадлежавший к унитарианской церкви, писал:

„Если Иисуса в чём и можно обвинить, то не в экстравагантном, фанатичном самообольщении. Где в Его жизни можно такое обнаружить? Неужели в спокойной властности Его суждений? Или в мягком, здравом и благодетельном духе Его религии? Или в бесхитростной простоте языка, каким Он говорит о Своей высшей власти и благородных истинах религии? Или в благоразумии и знании человеческой природы, которыми отличаются Его суждения и обращение с людьми из разных слоев общества? Фанатизм, состояние болезненного воодушевления, никак не согласуется с тем поразительным фактом, что Иисус, говоривший о своей власти в будущем мире и всегда обращавший умы людей к небесам, никогда не давал воли Своему воображению и не возбуждал воображения Своих учеников живыми картинами этого невидимого Царства. Истина в том, что при всей замечательности характера Христа, Он выделялся всего


лишь спокойствием и самообладанием, пронизывающими все стороны Его деятельности. Каким спокойным было Его благочестие! Попробуйте найти хотя бы одно бурное, страстное выражение Его религиозных чувств. Разве молитва „Отче наш" дышит лихорадочным восторгом?.. При всей искренности и глубине Его выдающегося великодушия, даже в нём Он остаётся тихим и спокойным. Сострадая другим. Он никогда не терял самообладания, никогда не поддавался соблазну торопиться с лихорадочными и восторженными благодеяниями, но творил добро с тем спокойствием и постоянством, которые отмечают Божественное провидение".

Заключим наш анализ словами историка Филипа Шаффа: „Разум, чистый, словно небо, бодрящий, как горный воздух, острый и всепроникаюЩий, будто меч, неизменно здоровый и живой, всегда готовый к действию и всегда полный самообладания — разве мог такой разум поддаться такому решительному и серьёзнейшему заблуждению относительно Своего собственного характера и служения? Какая нелепая выдумка!"

Иисус — Бог

Так кем же, по-вашему, был Иисус Христос? Этот вопрос — не простое упражнение на сообразительность. Нельзя разделаться с ним, объявив Иисуса великим учителем жизни. Такое решение несостоятельно. Либо Он обманщик, либо умалишённый, либо Господь. Апостол Иоанн подчёркивал, что его Евангелие написано, „дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий", и, более того, для того, чтобы вы, „веруя, имели жизнь во имя Его" (Иоан. 20:31).

Все доступные нам доказательства говорят о том, что Иисус — это Господь Бог. Таким образом, для выбора из трёх вышеупомянутых возможностей — обманщик, безумец. Бог — достаточно нравственной честности.


 

 

 

Hosted by uCoz