бильярдный стол домашний 2, 8 футов старт.

И.В.Каргель

Толкование 5,6,7,8 глав Послания к Римлянам

                                                                                                                                                                      

Глава 5

БЛАГОСЛОВЕННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ОПРАВДАНИЯ ВЕРОЮ ст. 1-11
стих 1

Апостол, объяснив и доказав на основании Писания учение об оправдании грешника перед Богом, заканчивает свое наставление последствием влияния оправдания на тех, которые были оправданы. "Итак, оправдавшись верою..." Апостол начинает эту главу с определенным предположением, что мы проникли к блаженной уверенности, о которой говорится частично в 3-й и во всей 4-ой главе. Это обозначает, что со своей стороны Господь свел счеты с нами, несмотря на то, что мы перед Ним должники и грешники и достойны смерти. Он, как Давиду, действительно простил наш грех, и больше этого, да, Он оправдал нас, вынес нам, как некогда Аврааму, оправдательный приговор. С нашей стороны произошло то же, что было с Авраамом, а именно: мы поверили Богу, то есть мы ничего не могли принести, не было у нас ни дел, ни послушания Его предписаниям, ни исполнения Его закона; мы не имели ничего, кроме Бога, предметом нашей веры, Который, любя нас, совершил искупление грешников, и верою в Него мы стали получателями Его праведности; это было и есть только чистейшая милость, что мы стали оправданными перед Ним. "Мы имеем мир с Богом...". Это есть первое неизмеримое благословение для нас: оно указывает на наше прошлое ужасное состояние отношений между Богом и нами: это был разрыв, вражда между тварью и Творцом; не прощеный грех был причиной этого состояния (Ис.59:2.) Грех между нами и Богом должен быть устранен, должно состояться примирение и после него начнется чудеснейшее соединение (Кол.2:13,14) . Это только происходит в оправдании и поэтому следствием его - мир с Богом. Этот мир, который возникает тот час же, как только мы верим, есть доказательство, что бог перестал гневаться на нас мы стали Ему приятными. Страх перед святым и праведным Богом уступил место детскому доверию, и мы стали близки к Нему, имеем радость и желание быть в общении с Ним. Причина этому: в Боге нет ничего, что отдаляло бы нас от Него, и в нас нет ничего, что нас отчуждало бы от Него. Это первое последствие оправдания! Достиг ли ты этого? Как это стало возможным? - Ответ: чрез Господа нашего Иисуса Христа. Следовательно, не путем властного слова или своеволия. Отец Небесный мог простить грешникам их грехи, подарить им праведность и мир только на основании свободной милости, но исключительно только чрез нашего Господа Иисуса Христа. Иисус Христос принял запись наших грехов на свой счет и стал умилостивлением за грехи наши и грехи всего мира. Итак, все примирено через Него (1Иоан.2:2; 2Кор.5:19) Бог во Христе примирил с Собою мир (Кол.1:20); умиротворив через Него, Кровью Креста Его и земное и небесное. Он Сам Первый возвестил об этом мире (Иоан.20:19-21); близким и дальним (Еф.2:17); да Он Сам мир наш (Еф.2:14); "Чрез Иисуса Христа". Мы никак не можем пройти мимо Сына, только чрез Него мы можем прийти к Отцу, и Отец только через Сына приходит к нам. Посмотри еще раз на (Иоан.20:19-21); разве Господь Иисус Христос не стоит как будто между нами и Отцом и одной рукой ухватился за Отца, а другой рукою за нас, и таким образом Собою соединяет нас с Отцом.

стих 2

"Через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в Которой стоим..." Каждое слово в этом стихе имеет величайшее значение. "Через Которого", то есть через Христа, Который совершил вечное спасение, оно присваивается и нам. Как Он сначала стал нашим Посредником, так Он Им и остается навеки веков и навсегда. Все чего мы достигли, что нам еще не достает, в чем мы еще будем нуждаться во времени и в вечности, как в фокусе, сконцентрировано в Сыне. Так Сын Божий и в дальнейшем изложении Апостола ни на момент не теряется из вида, Он остается сущностью, звездой, причиной и источником всех благословений, которые развертываются перед нами.

1-е благословение - это подход к милости, в которой мы стоим, как только мы оправданы. Кто может измерить это благословение? Может случиться, что мы с кем - ни будь, после долгого времени вражды, которая истощала сердце и отравляла жизнь, в один счастливый день примирились и мы бесконечно счастливы: ведь мир так сладок, все тени вражды устранены, но это еще не значит, что все сокровищницы бывшего врага теперь для нас открыты. Но не так между нами и Отцом Небесным. С примирением и миром мы имеем свободный доступ ко всем сокровищам милости Бога, и они могут сделаться нашими через посредство нашего Господа Иисуса Христа. Апостол просто называет все сокровища и богатства милости - "милостью", в которой мы стоим. Следовательно, это состояние в милости, есть состояние, в которое мы вступили в день нашего оправдания. Это высокое состояние с которым ничто земное нельзя сравнить. Мы стоим в безграничной милости, в благоволении и благосклонности нашего Отца. Милость для нас свободна как воздух, но уже выражение " доступ к этой милости" говорит нам, что она сама не проникает повсюду, как воздух. Где только он находит щель, туда он уже и проник, желательно ли это или нет. Но в милость мы должны проникать. Подступ дан нам во Христе, и в той мере, в которой мы пользуемся Им, мы укрепляемся, богатеем и исполняемся ею. Она как государственные кассы всегда под замком и засовом и открыты только для известных лиц, имеющих доступ к ним и ключи к сокровищам. Используют ли эти лица этот доступ, этот случай, это зависит от них. Так и с милостью Божией, ее драгоценности должны быть взяты. Нашим доступом, нашей дверью является Сам Господь Иисус Христос (Иоан.10:9); а вера есть ключ ко всем сокровищам. Некоторое количество детей Божиих подразумевают под " стоянием в милости " ничего больше как достигнутое прощение, мир с Богом и вообще их обращение. Они никогда не думают о том, что это была только милость по отношению к погибшему обремененному грешнику, пришедшему ко Христу во всех своих грехах. Но апостол здесь говорит о состоянии в милости, в которое дитя Божие вошло после оправдания и получения мира с Богом, и в каковое оно должно входить все глубже. К великому сожалению очень многие дети Божии очень мало знают об этом состоянии в милости и измеряют милость Божию только своим личным, часто еще так бедным опытом. Это потом и является причиной бедности и печального состояния многих действительно спасенных верующих. Если мы имеем хотя бы небольшое понятие о милости и состоянии в милости, о чем здесь говорится, тогда мы должны представить себе самого апостола в полноте, жизни, силе веры и в благословениях, в которых он ходил, потому что он подразумевал себя и общину в Риме, когда говорил об этой милости или " благодати, в которой стоим ". Он мог бы сказать это только себе, насколько он проник в эту благодать, но он признавал тоже состояние и за дорогими римлянами и за всеми оправданными, стоящими в том же состоянии милости Божией. Но хотя апостол и римская церковь далеко проникли, но это было еще не все, к чему они и мы имеем доступ во Христе Иисусе. Милость Божия или состояние в милости, в которое мы имеем доступ после оправдания, заключает в себе все для этой и вечной жизни, что приобрел Христос искуплением. Если бы мы захотели перечислить отдельные дары милости, то мы не знали бы где начинать и где начинать и где кончать. " Все ваше..." читаем в (1Кор.3:21-23); и спокойно мы можем добавить, что Христос тоже наш, потому, что Бог так возлюбил мир, что отдал Своего Единородного Сына и как с Ним не дарует нам и всего? (Рим.8:32) Отец наш, Сын наш и Святой Дух наш и с Ним все благословения, исходящие от Триединого Бога. Об этом говорит Господь в (Еф.1:3); (2Петр.1:3); (1Кор.1:5,7); Все неисследимое богатство Христово (Еф.3:8); должно перейти к нам, пока мы не исполнимся всею полнотою Божиею (Еф.3:19). Это только малый отблеск той милости, к которой мы имеем доступ (2Кор.8:9). Доступ ко всем милостям мы имеем верою: этот данный нам ключ, отмыкающий каждую дверь хранилищ драгоценностей; это есть получающая, берущая и присваивающая рука, посредством которой мы обогащаемся. Милость Божия и вера с нашей стороны - так начинается наше спасение, и без какого либо изменения так это должно продолжаться на исхоженной блаженной дороге веры, до того времени, когда мы будем стоять перед престолом Бога. Запомним: тою же верою, посредством которой мы получили оправдание и мир с Богом, мы присваиваем себе все милости, в которых мы нуждаемся. О, чтобы никогда не заржавел ключ, чтобы он мог служить, также беспрерывно, как беспрерывно струится милость! "И хвалимся надеждою будущей славы, которую даст Господь". Обозначает ли это милость, в которой мы стоим теперь? Главным образом богатые благословения Бога для нас теперь во времена милости, тут же напоминается нам, что это только половина нашего блаженства. Вера всегда берет только на сегодня, надежда откладывает обладание на будущее. И разве будущее наше не содержит в себе гораздо больше настоящего? Оно имеет в себе славу, которую Бог должен дать. Наши не изменяющиеся славнейшие блага - перед нами в будущем, в потустороннем мире. Здесь мы имеем только то, что осуществляем верою; поэтому наше блаженство здесь может подниматься и падать, но там уже нет возможности для таких колебаний, ибо там нас ожидает наследство нетленное, неувядаемое (1Петр.1:4). Итак, как мы будем подобны Ему, то мы Его увидим лицом к Лицу и будем вечно пребывать с Ним. Но если мы стоим только в надежде и ожидании этой славы, может ли нас подкрепить и порадовать эта милость? Разве надежда, сравненная с верой, не окажется неполноценной? У веры всегда - " сегодня ", но надежда в смысле приобретений - всегда в будущем; так мы рассуждаем: но это не так: надежда владеет будущим также определенно и верно, как вера владеет настоящим, только что приходится ожидать вступления во владение: апостол, например, говорит: (2Кор.5:1); "...Мы имеем от Бога жилище на небесах..." "Мы уже теперь имеем сокровища на небесах. (Мат.19:21); (Евр.10:34); Надежда христианина также крепка как вера, она якорь безопасный и крепкий. (Евр.6:19,20) и входит во внутреннейшее за завесу, и мы хвалимся этой славой! Какая большая разница между приведенными словами Евангелия и словами людей: "Войдем ли мы на небо или нет, этого никто из людей знает", или когда кто из детей Божиих говорит: "Я уверен в своем спасении" - отвечают: как можно хвалиться тем, что нам неизвестно и совсем не может быть известно нам?" - говорят люди. Но у чад Божиих совсем иначе, здесь - вера, надежда, уверенность, любовь. Слово хвалиться обозначает - радоваться, торжествовать и благодарить за полученное. Это действительный опыт оправданного Богом и примиренного с Ним чада; оно не хвалится гордо и самодовольно, но в запечатленной Богом уверенности и смирении, потому что здесь, где все только одна милость, восхваляется только один Господь, от Которого все получено.

стих 3

"И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение". Состояние милости здесь и некогда, в славе там - это желанные благословения, но как, если путь туда ведет нас страданиями и скорбями? Апостолу и всем ученикам Христа в то время все страдания и скорби не были безызвестны. Бог Сам определил, что "многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие". (Деян.14:22) Желательны ли для нас скорби? - Мы понимаем это так: если с нами все обстоит благополучно, то мы будем хвалиться и скорбями, радоваться ими и ликовать. Взгляд на жизнь первых христиан и апостолов показывает, что печаль их не стала препятствием их ликованию (2Кор.4:8,9). Это было мужественное стояние в больших затруднениях, но апостол знал другой более славный путь, где он не только страдая побеждал, но и ликовал. Прочти только: (2Кор.6:8-10; 7:4) -Я преизобилую радостью при всей скорби нашей". Та же милость была дана простым ученикам его времени в церквах Македонских, которые преизобиловали радостью (2Кор.8:2). Существует много причин, почему мы должны бы радоваться скорбям, но мы остановимся на приведенных. Это Божье воспитание, испробованные им средства, как показывает этот и следующие стихи. Если мы страдаем согласно воли Божьей, то это страдание делает нас терпеливыми, опытными, исполненными надеждой и любовью, христианами, и таким образом содействует нашему преображению в образ Христа, так что мы делаемся способными воспринимать ту славу, о которой недавно слыхали. Слава и страдания тесно связаны между собой (2Кор.4:17,18). Мы хвалимся страданиями, так как знаем, что страдания порождают терпение. Терпение - есть спокойное выжидание при неблагоприятных обстоятельствах, безропотное ношение тяжкого бремени, согласие на спокойное принятие оскорблений, страданий и смерти, откуда они не появлялись бы. Терпение есть спокойное переживание того, что мы не можем, но желаем отстранить, будь это удерживание обетованного добра, или постоянный опыт продолжительного зла". (Д-р Давид Браун). Эта добродетель может быть в нас только силою Божией, изобилующей в слабых, Она изучается только в печали; она славная перед Богом, так как охраняет нас на путях Божиих и ведет к получению обетованного (Евр.10:35,36).

стих 4

"От терпения - опытность". Ни на каком поприще нельзя учиться, набираться знаний и опыта, когда нет терпения. Но больше всего мы останемся неопытными на поприще жизни веры, несмотря на многие годы и на глубокую старость "если мы при всяких обстоятельствах не научились быть терпеливыми и спокойно выжидать. Ибо как можно иметь опыт, если мы, когда Господь нас переводит в другой класс и задает новый урок, убегаем из школы? Многие почти никогда не научаются в печали, потому что у них нет терпения. Господь их держит крепко в этой школе, но они все же не научаются тому, чему Господь хочет научить их, и какая Его цель с ними, поэтому они не соглашаются с Его волей и только думают о том, как бы скорее выбраться из печали. Они остаются неопытными, не приобретают мудрости из неудач, я также не извлекают из них пользу. Но совсем по-другому у тех, которые останавливаются и опытом узнают, что утешение Господне в состоянии устранить все их страдания. Они узнают то, о чем другие и мечтать не могут (2Кор.1:5). Имея богатый опыт, они могут служить другим в их печалях (2Кор.1:6). Они узнают, что Господь никогда, не допускает испытания сверх их сил; Он Сам у плавильного тигеля и не допускает, чтобы температура плавки поднялась выше необходимой для них. Они узнают, что помощь Господа приходит своевременно, потому что Он спасает своих из их печали. Они узнают, что имеют Бога, который во всех таких положениях спасает Своих; с пылающей печи (Дан.3); или из львиного рва (Дан.6); или из морской глубины (Исх.14), (Иоан.1); или с одра болезни, и при том знают, что любящим Бога, призванным по его изволению все содействует ко благу (Рим.8:29). Они узнают, как чудесно они очищаются, ибо шлак и всякая примесь не могут устоять в очистительном огне. Высокое самомнение уступает место смирению; самоопоясание уступает место и дает возможность Другому опоясать; самостоятельные действия, знания и самостоятельная жизнь приговорены к смерти. Таковы некоторые блаженные опыты, которые приобретает терпеливое дитя Божие в печали. Но опыт приносит с собой надежду - это новый плод. Разве мы не имели уже и надежду в состоянии милости (ст.2). Но эта надежда отличается от той; та, есть часть состояния в милости с оправданием и миром, данным непосредственно Богом, а эта - результат терпеливой выдержки и приобретенных в печали опытов. Та надежда ожидает будущую славу, эта относится к еще предстоящим нам земным дням. Она то уверенное ожидание с убеждением, что как бы ни было темно, бурно и чревато гибелью все вокруг нас, оно все же кончится тем, что Господь будет прославлен, а мы будем освящены, так как приобретенные с нашим Господом опыты являются для нас ручательством этой надежды. Хотя бледно лицо и стены пустые и как непроницаемо темна наша будущность (земная), наш взгляд все же полон надежды и мира, потому что мы смотрим на все через Господа. С нами будет, как говорит (Авв.3:17-19).

стих 5

"А надежда не постыжает..." Надежда чада мира сего обманчива, малодушна, стыдит, опрокидывает, пристыжает и может довести до отчаяния. Но надежда приобретенная из блаженного опыта с Господом, поднимает и поддерживает в таком положении, она никогда не допускает, чтобы мы впали в безнадежное и безутешное состояние. Это то состояние которое мы получаем благодаря надежде: наша вера становится уверенной посреди переживаемых печалей и страданий. Надежда нас не постыжает в нашем ожидании помощи от Господа которую мы ожидаем на основании прежних опытов. Господь считается с нашей надеждой и Он обязательно окажет своевременную помощь, так же как Он был милостив в былые времена (Пс.25:3); Наша надежда все снова и снова становится новым опытом, который нас удивительно укрепляет. Это должен пережить Израиль в будущем (Ис.49:23). "Потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым данным нам". Это основание и причина, почему надежа не постыжает. Мы носим причину: любовь Божию в наших сердцах. Какая чудесная связь, в которой мы находимся посредством этой надежды: вот Бог, на Которого она направлена, вот Дух Святой и излитая любовь Бога в нас; Бог как бы закладывает Сам Себя в нас. Нам несколько раз повторяется, что Дух Святой есть залог наш, залог наследия нашего (2Кор.1:22. Еф.1:14) и здесь Духом Святым излитая любовь залог, гарантия, что мы с нашей надеждой не будем постыжены. Здесь говорится о любви Божией, но не как говорят некоторые, желающие здесь подразумевать нашу любовь к Богу. Хотя и наша любовь к Богу в наших сердцах, когда Божия любовь излита в них, потому что как каждая любовь снова рождает любовь, так и безусловно Божья любовь, она может зажечь наши сердца. "Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас". (1Иоан.4:19). Не наша любовь - основа и причина, делающая нас устойчивыми, сильными и торжествующими в скорбях, но собственная любовь Бога в нас. Где Бог оправдал душу посредством Иисуса Христа, то Он не только проявил Свою любовь, но Он излил ее в сердце этой души. Она излита посредством Духа Святого, как некогда в день Пятидесятницы был излит Дух Святой. С Его приходом в наше сердце приходит и любовь Божия не только каплями, но ручьями и потоками, как написано (Ис.44:3-4; Иоан.7:38-39): потому что Дух Святой - Истинный Бог, Он - любовь, поэтому Она и входит с Ним в наше сердце. О, чтобы все могли бы свидетельствовать об излитой любви Божией в сердцах. В этом месте Святой Дух в первый раз упоминается в этом послании и именно как дарованный оправданным во Христе. Не так как будто Он в оправдании грешников не участвует; наоборот - без Его милостивой работы в сердце человека ни одна душа не пришла бы ни к Отцу, ни к Сыну, да даже никто не имел бы стремления к Отцу или Сыну, ни к милости, ни к искуплению, ни к Искупителю. Дух Святой изливает свет на все, ведет блудного Сына к Отцу, учит его возлагать свою надежду на законченный труд Сына Божьего, доверять Ему и надеяться на Него и на запечатление обетованным Святым Духом (Еф.1:13). Это послание демонстрирует нам Триединого Бога в связи с искуплением человека по порядку: Отца решившего произвести искупление (Еф.1:11); Сына совершившего искупление (Еф.1:7) (Рим.5:10,11); и Духа Святого (Еф.1:17,18) (Рим.8:1-16). Это Он, Который нам объясняет искупление во всей его полноте. Но это деление не исключает, что в этих трех разделах тут и там выступают все три Лица Бога. Здесь в 5-й главе, где оправданный стоит перед нами, мы в первых пяти стихах видим Отца, Сына и Духа Святого, участвующих в славном деле оправдания верою.

стих 6

Апостол, который нам только что показал веру, надежду и любовь в примиренном с Отцом чаде Божием, останавливается еще на любви. Мы должны видеть эту любовь Божию, как она проявлялась и открывалась задолго перед тем как она была излита в наши сердца. Она открылась во Христе Иисусе, когда Он отдал Свою жизнь за нас. Когда это случилось? Нам говорится: Когда еще мы были немощны". Это для нас странное выражение! Мы сегодня сказали бы: Христос умер для нас, когда мы вообще еще не жили. Но не так смотрит Бог вообще на все человечество бывшее и еще не пришедшее. (Пс.138:16). Отец видел нас как таковых, которые были во Христе, и как таковых, когда Он умер. Мы все были пред Богом со времени сотворения Адама, и с этим нашим праотцем мы пали в нем и с ним. Если бы нас не было, то мы и не были бы безбожниками и все же Христос умер за нас как за безбожников, следовательно мы были когда умер Христос, но бессильные, как обморочные, беспомощные, бездейственные и кроме того безбожники, следовательно в состоянии погибших. Что такое безбожник перед Богом, даже мы, получившие свет от Бога, не в состоянии правильно определить. Возьмем Библию и найдем в ней ответ; читай псалмы все, но в особенности псалмы 9, 10, 36, 72 и еще многие другие места Писания и ты найдешь истинный характер безбожника. Это тот, кто отвратителен перед Богом, он мерзость перед, Богом; Бог отвращается от него и осуждает его и все, что он есть и что он делает предназначено к уничтожению, к аду, к вечному истреблению (Пс.1:4-6) (Пс.5:5-7,10) (Пс.9:6,18) (Пс.144:20) и другие. Как далеки мы были в этом состоянии, недостойны даже взгляда святого Бога, и им ничего не могли сделать, чтобы изменить или заслужить что-нибудь, что заставило бы Его нас спасти от гибели. "Но когда пришла полнота времени" (Гал.4:4).Любовь Бога Отца послала Сына и Сын отдал Свою жизнь, чтобы привести нас к Богу (1Пет.3:18). Так мы, безбожники, были спасены любовью Его, когда еще не имели ни малейшего представления о самих себе и о ней.

стих 7

Здесь взят пример из жизни, чтобы дать нам наглядное понятие о любви Божией, и как она неизмеримо велика. Допустим: вот есть праведник, человек без пятна и порока перед Богом и людьми: ему удивляются и выражают ему одобрение и не отказывают ему ни в уважении, ни в одобрении, потому, что он - исключение между тысячами. Однажды он подвергается смертельной опасности, из которой он мог бы быть спасен, только отдачей жизни другого человека. Но вряд ли, говорит это слово, найдется кто-нибудь, чтобы принести себя в жертву для такого праведника. Вряд ли он был бы кем-нибудь настолько уважаем и представлял бы собою такую ценность, чтобы кто-нибудь отдал свою жизнь. Может быть в другом случае было бы другое отношение, если, например, какой-нибудь благодетель находился в таком положении. Он многим, может быть целой толпе окружающих его, делал много добра, это принесло много благословений и осталось незабываемым. Может быть и случилось, что нашелся бы охотник принести себя в жертву. Следовательно не более как так далеко могла бы пойти человеческая любовь, она могла бы ответить там, где она раньше испытывала неограниченную любовь. И это только на время (Пс.48:8-10). Но не так любовь Бога.

стих 8

Бог восхваляет Свою любовь к нам, Он как бы выставляет ее напоказ, Он как бы торжествуя, сравнивает ее со всем тем, что люди могут делать один для другого. Его любовь нельзя сравнивать с самой глубокой человеческой любовью. Всякая человеческая любовь в основном ничто другое как самолюбие, что доказано уже предыдущими примерами. Почему почти невозможно, чтобы кто-либо решился бы на самопожертвование ради праведного? Почему в лучшем случае возникает только чувство справедливости как у жены Пилата в отношении Иисуса (Мат.27:19) или соболезнование у женщин Иерусалима (Лук.23:27). И почему по отношению к благодетелю (следовательно не все получатели его благодеяний) никто не находится, который согласился бы за него умереть? Всмотрись в человеческую любовь! Ты везде найдешь одинаковую: она в конечном результате только эгоизм! Но любовь Бога совершенно другая! Христос умер за нас, Он не искал ни в нас, ни во всем человечестве праведности. Разве Он мог искать в нас доброту или благотворительность? Он не мог умереть ни за праведных, ни за благодетелей, потому что таковых не было. Наоборот Он умер за нас, когда мы еще были грешниками; мы были в таком состоянии, что гнев Божий лежал на нас (Рим.1:18) (Иоан.3:36; Еф.2:3) в состоянии, которое Бог ненавидит (Ис.59:2,3) влекущее смерть. Любовь Бога во Христе Иисусе пришла не для того, чтобы искать любезное для Себя, но чтобы принести любовь, чтобы взять на Себя весь грех грешников, весь гнев Божий и смерть - возмездие за грех, чтобы освободить грешника от вечной гибели, чтобы он, очищенный от грехов, освобожденный от вечной гибели, мог вступить в состояние Христа, как написано во (2Кор.5:21). И теперь спасенному кровью Христа может быть сказано (2Кор.8:9). - Вот что совершила любовь Бога!

стих 9

Мы были грешники, дети гнева, пока мы верою не приняли Христа, как нашего Спасителя. Это нам было только что сказано. Это было, а теперь мы находимся в счастливом состоянии, о котором нам тоже было сказано много. Но не должны ли мы постоянно дрожать и бояться, что мы с течением времени можем вернуться в прежнее состояние и снова подпасть ярости Божией? Апостол ведь говорит (Рим.1:18) о гневе Божием, открывающемся на всякое нечестие и этим начал обсуждение о грешном человечестве и его искуплении. Искупление совершилось, но люди продолжают превращать истину Божию в неправедность и по причине ожесточенного и нераскаянного сердца они собирают гнев Божий на день гнева. Следовательно, день гнева вследствие искупления не теряет свою силу. Он есть и человечество идет ему навстречу. И оправданный грешник, несмотря на то, что вошел в правильное отношение к Богу, все же не достиг еще цели Божией, но находится только в начале пути, потому что теперь, когда он омыт от прежних грехов, он должен стать не имеющим ни пятна, ни порока или чего - либо подобного (Еф.5:27); но он должен быть освящен во всей полноте чтобы дух, душа и тело во всей целости, да сохранятся без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа (1Фес.5:23): со всеми другими он идет навстречу великому дню. Как должен он, который сам в себе слаб и немощен достигнуть цели Божией? Не стоит ли он под той же угрозой, как и другие? Ответ таков: теперь, когда мы стали праведными посредством Его крови, то мы будем охранены Им от гнева. Любовь, начавшаяся так славно, остается спасающей и сохраняющей до конца, да она больше в этом состоянии милости, чем тогда, когда начала с нами. Все состояние в милости есть все больше расширяющееся и углубляющееся искупление, смотря по тому, как мы отдаем себя и вступаем в ее широту, длину, глубину и вышину. А что касается любви Божией во Христе Иисусе, то в ней недостатка не будет, она покажет себя все сильнее охраняющей и освящающей, так что дитя Божье будет освобождено от всякого страха перед гневом Божиим (1Иоан.4:17,18).

стих 10

Мы примирены с Богом смертью Сына Его, когда мы еще были врагами. Полное примирение с Богом - 1-я часть нашего личного спасения. Оно снимает каждое омрачение, которое имело место между Богом - Создателем неба и земли и Его тварью. Блаженство с первого момента примирения становится участью примиренного. Но уже само примирение, происходящее в грешнике, показывает, кем он был по отношению к Богу. Мы были врагами Бога до момента примирения, хотя мы это не хотели признавать. Мы были неспособны, иметь хотя бы малую часть Его любви. Но Его любовь имела ввиду примирение между Ним и нами, и она довела это намерение до конца, до цели. Цена осуществления этого примирения была неизмерима. Вражда врага против Бога могла быть искуплена только смертью; даже любовь Бога не нашла другого пути. Для того, чтобы спасти своего врага, т. е. человека, Бог не пожалел своего Единородного Сына. Он своею смертью сделался примирением за наши грехи. Так Он устранил вражду и сделал врага другом Божиим. Так осуществилась первая часть нашего искупления. Насколько больше мы будем спасены Его жизнью, если мы теперь с Ним примирены. Насколько другой нам кажется остальная часть нашего избавления после примирения; теперь речь идет не о враге или противнике Бога, восстающего против Него и против Его святости и справедливости, каким бы ни был Его закон; но все, что в этой части спасения еще должно произойти со стороны Бога и Спасителя нашего - уже для друга, который вместе с Богом идет одним с Ним путем, потому что происшедшее примирение заставило оба сердца наши биться друг за друга. Мы теперь, как примиренные после спасения, принятые в благословенное состояние спасения и ныне ближе к нам спасение чем в начале, когда мы уверовали; спасение наше прогрессирующее, и оно хочет идти с нами до конца завершения (Рим.13:11); вторая часть стиха. Нет, нет, здесь совершено не идет речь о конечном блаженстве после нашего примирения с Богом, как неправильно толкуется этот стих согласно старого перевода потому что здесь и теперь речь идет об отделении и освобождении от всякого греха и от силы его, если только в примиренном он продолжается. Это "продолжение спасения" производится в дальнейшем не только жизнью (внешней) Сына Божьего, потому что Он может всегда спасать приходящих через Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них (Евр.7:25); но и потому, что спасенный во Христе Иисусе и Христос Иисус в нем. Он во Христе точно так, как ветвь в виноградной Лозе, и как Лоза в каждой ветви; точно так, как глава и члены одно, почему Иисус и говорит: "Пребудьте во Мне и Я в вас". (Иоан.15:1-5); Сын Божий у примиренного с Ним находит место, так что примиренный с ним может ликовать: "для меня жизнь Христос", тут мы слышим и другое ликование: " уже не я живу, но живет во мне Христос ". (Фил.1:21); (Гал.2:20). Продолжающееся спасение жизнью Сына Божьего в нас есть наш ежедневный опыт, потому что "все преодолеваем силою Возлюбившего нас". (Рим.8:37). О, чтобы все дети Божии собственным опытом познавали бы это блаженство!

стих 11

Если апостол повторяет: "И не довольно сего", то он этим указывает на предыдущее, как на дорогое и славное, и одновременно хочет рекомендовать нашему особенному вниманию и последующее. В предыдущем разделе говорилось об оправдании, примирении, мире с Богом, доступе к достояниям милости Бога. Надежда на будущую славу, торжество даже в печали, излитая в наши сердца любовь Божия и непрерывающееся влияние этой любви до нашего завершения. Могло бы казаться, что больше нельзя прибавить ничего более славного. Но после того, что он несколько раз повторил : "мы хвалимся", апостол еще раз говорит: "и не довольно сего, но и хвалимся Богом через Господа нашего Иисуса Христа." Для многих, хотя они и дети Божии, эта хвала, эта радость и триумф в Боге, не кажется высшим проявлением милости, она для них могла бы и не быть, потому что они еще не дошли до того, чтобы находить всю свою радость и счастье только в Боге Самом. И все же это есть милость, превосходящая все милости, высшая точка всего. Поэтому апостол и не мог иначе как довести нас до этой вершины. Если мы внимательно рассмотрим все полученные до сих пор милости, то увидим, что это все дары Божии, но не Он Сам. Высоки и славны они и превышают наши просьбы и наше понимание, если мы ими владеем. Итак, как они так славны, то многие останавливаются возле них, довольствуются и радуются в них одних и очень несчастны, когда им кажется, что они лишились одного из них.

Источники счастья их жизни веры - те дары милости, которые они получили: ими они стараются удовлетворить свои потребности, тогда как Он, чудесный податель, остается как бы в стороне без внимания и обращения к Нему. И все же, как бы славно ни было все, что исходит от Него, Он - бесконечно более славен. В Нем все наши источники; Он должен быть для нас выше всех и выше всего. Все славное искупление совершено Сыном Божиим для того, чтобы привести нас к Богу (1Петр.3:18). Быть одно с Ним должно бы быть нашим счастьем, даже если бы у нас были отняты все Его дары. Разве Он у дитяти Божьего должен стоять за дверями сердца (Откр.3:20), - если это так, то цель Его искупления не достигнута в нас. Но если возлюбленные Господни уже в Ветхом Завете могли хвалиться: "Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле. (Пс.72:25). На сколько больше мы должны хвалиться после того, что "Бог предусмотрел о нас нечто лучшее..." (Евр.11:40). Очень хорошо говорит д-р Браун по поводу этого стиха: "благодарность и признательность Богу за спасающую любовь, если она самостоятельно без радости в Боге Самом могла бы существовать, то это было бы эгоистическое и бесценное чувство, но когда одно чувство растворяется в другом, когда одно чувство переходит в другое, когда восхитительное ощущение о вечном примирении переходит в торжество в Самом Боге, тогда незначительное освящено и подкреплено более высоким и каждое чувство усовершенствуется другим чувством.

СРАВНЕНИЕ И КОНТРАСТ МЕЖДУ АДАМОМ И ХРИСТОМ В ИХ ОТНОШЕНИИ К ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ (ст.12-21)
стих 12

"Как одним человеком грех вошел в мир, а грехом смерть, так смерть перешла во всех человеков, потому, что в нем все согрешили". Весь раздел проходит в двух параллелях, в которых сопоставлены прародитель Адам и Христос; раздел нам показывает наглядно как от одной главы всего рода человеческого, все что в ней сконцентрировано, переходит на всех потомков, тогда как от другой главы вся полнота ее переходит на все ее потомство, как только они приобщены к ней (1Кор.15.22). Эти десять стихов имеют с одной стороны тесную связь с изложением нашего оправдания Христом и с другой стороны опережают учение об освящении, которое следует за нашим оправданием. Таким образом они являются истинным переходом от оправдания верою к истинному освящению верою и собственно говоря, являются фундаментальным основанием последнего, потому что показывают нам наше отношение к нашему прародителю Адаму и к Иисусу Христу в истинном свете. Ибо только если мы наше отношение к первому Адаму и к Господу Иисусу увидим в истинном свете и в последнее вникаем верою, то мы можем укорениться на нашем неизмеримом наследии во Христе и жить соответственно. Да содействует нам Дух Святой в уяснении того, что Он нам хочет сказать в этом разделе. Так и говорится здесь, то есть по той причине, или потому что складываются так обстоятельства, чем указывается снова на прежде высказанное. Но там нам говорилось, что смерть Иисуса Христа произошла для нашего примирения, когда мы были слабы, безбожники, грешники и враги. Но нам был показан только факт нашего бедствия, а также и факт возможного спасения; но как мы очутились в этом бедствии и как нам выбраться из него, нам не разъяснялось. Это как раз апостол теперь хочет сделать, поэтому он начинает с грехопадения. "Посему, как одним человеком грех вошел в мир..." Мы переносимся к тому времени, когда во всей вселенной был только один человек и не было еще греха. Особенное ударение делается на том, что это была единичная личность, но этот человек не был законченным в себе существом как ангелы, но был творением Творца, в котором заключались мириады миллионов подобных ему существ, как и сказал Бог, когда сотворил человека : "сотворим человека... и да владычествуют они" (Быт.1:26). Господь думал об одном, но видел всех, которые должны были произойти от него. Этот один человек был венцом творения Бога, представителем Бога, потому что Бог создал его по образу Своему, это было его отличие и особенная награда, на которую делается особенное ударение: его подобие Богу два раза упоминается. Созданный таким образом, он был предназначен быть видимой главой всего видимого. Необходимо помнить его таким, каким его создал Бог. Какой неизмеримой важностью должно было быть все то в первом человеке, что предназначалось для всех будущих его родов, до самых поздних веков, все чем был он сам и что исходило из него, и какое влияние и действие должно было исходить от него на все пространства, переданные его управлению. В этом месте нам ничего не сообщается об этом влиянии, кроме как то, что это влияние было весьма хорошо, когда человек только что вышел из творящей руки Господа, но нам говорится, что случилось, когда человек стал грешником и каналом, проводящим грех. Через Адама грех вошел в мир и он сделался очагом распространения всех его мерзостей, его вины, его преступлений и его наказуемости. Грех, как яд, как причина болезни, вошел в мир через одного человека и стал эпидемией, заразившей все человечество. "И смерть перешла во всех человеков…" Грех и смерть так связаны друг с другом, как причина и последствие, как посев и урожай, как работа и оплата ее, ибо "возмездие за грех - смерть..." (Рим.6:23). Когда Писание говорит о смерти без точного определения, то оно имеет ее в виду в трех видах, а именно: духовную, телесную и вторую или вечную смерть. В таком виде (трояком) со грехом Адама смерть вошла в мир. Адам умер согласно слова Господня: "...в день когда ты вкусишь от него, смертию умрешь". (Быт.2:17), что действительно и случилось в тот день грехопадения. Это была духовная смерть, разъединение с Богом, с единственным истинным источником жизни, и оно произошло моментально. Его бегство, желание Адама спрятаться, его нежелание встретиться с Богом - это доказательство его духовной смерти; он разлучен с Богом. Но и телесная смерть началась вместе с духовной, она начала свою страшную работу в Адаме, несмотря на то, что он прожил сотни лет. Душа и тело почувствовали отсутствие жизни Божией, на основании чего они морально и физически опустились навстречу определенному разорению. Его конечная, физическая смерть была только суммой общего влияния духовной и физической смерти. Вторая или вечная смерть есть неизбежный результат двух предыдущих смертей, введенных грехом. "...Так и смерть перешла на всех человеков, потому что в нем все согрешили". Тут удивительное распространение смерти с главы на каждого члена ее рода, смерть главы есть и будет смертью всех грядущих поколений сынов человеческих. Если бы Адам был законченным в себе единичным существом, то его падение и его смерть ограничились бы только им одним, но так как он был родоначальником всех сотворенных в нем поколений, то его смерть - естественно и их смерть. С искоренением этого дерева одновременно были искоренены все его сучья, ветки и побеги. Тут мы имеем тождество главы со всеми своими членами, то есть Адама со всеми людьми. Так как апостол говорит только о смерти, которая проникла ко всем человекам, то могло бы казаться, что это не относится ко греху. Но именно смерть подтверждает присутствие греха у тех, которые умерли духовно и физически, ибо смерть есть возмездие за грех, и потому апостол добавляет: "потому что в нем все согрешили". Спросим: как они все согрешили? Ответ близок: единым грехом одного человека. Как они были тождественны со своей главой, во грехе, вызвавшем смерть, так они были с ним тождественны и в смерти. Начиная с грехопадения в раю, с каждым новорожденным ребенком в мир рождались грешники. Начиная от грехопадения никогда никто не становился грешником после сотворенного им греха, но каждый грешил потому, что "… во грехе родила меня мать моя" (Пс.50:7). Богоподобие в человеке пропало с появлением в нем греха и на его место стал образ первого грешника, потому что Адам родил сына по подобию своему, по образу своему (Быт.5:3) 12 ст. 5 гл. послания к Рим. должен был бы гласить примерно так, сравнивая две главы человечества: Адама и Христа. "...Чрез праведность одного Человека в мир вошла праведность и жизнь". Но вместо этого мы имеем уклонение в сторону, которое распространяется на следующие пять стихов, которые справедливо берутся в скобки. Апостол находит крайне необходимым особенно осветить в этом отклонении важное изложение о проникшей в человечество смерти, поэтому окончание 12-го стиха в стихе 18-ом.

стих 13

"Ибо и до закона грех был в мире, но грех не вменяется, когда нет закона". Если бы грех был только ослушанием настоятельной заповеди или запрета Бога, то можно бы предположить, что до Синайского закона, кроме Адама, не было греха и грешника, потому что единственная заповедь: "от дерева познания добра и зла ты не должен есть", по букве своей не могла быть нарушена. Адам, изгнанный из Эдема, родил своих детей вне Эдема, и поэтому они не были в состоянии грешить против этой заповеди. Но грех, кроме того, что он есть нарушение закона Божьего, если таковой есть, является еще чем-то более страшным - он внутренний злой принцип, яд противный Богу, который отравляет каждое принимающее его существо, отчего оно становится противным Богу. Такое отравленное существо, впустив в себя грех, было главой, и такими стали все его члены. Таким образом, грех был в них и с ними в мире до того, что был дан закон. Закон был дан Богом, потому что падшие люди потеряли истинный свет добра, а также и правильное понимание всякого зла, как сказано: "где нет закона, там не обращают внимания на грех". Человек живет во грехе, падает все ниже и ниже и ни на минутку не задумывается, что на нем лежит целая ноша грехов. Если грех превращается в обычай и совершается всеми без всякого опасения, тогда человек совершенно не беспокоится и не записывает перед Богом и людьми ни одного греха на свой счет. Но Божий Закон как зеркало показывает человеку все его отвратительные пятна, осуждает грех и накладывает на него печать Божественного проклятия. Но такого Божественного закона человечество не имело в промежуток времени от Адама до Моисея. Грех и грешники существовали в тысячах обликов и форм, ходили не заклейменные и никто не обращал на него (на грех) внимания. Но тем не менее это был грех, точно так, как яд остается ядом, независимо в каком сосуде он находится, и что изображено на этикетке: череп или розы. Грех был в мире, а заповедей и запретов не было и люди не приписывали себе греха. Нужно только открыть глаза и мы увидим факты: Каина-братоубийцу, Ламеха и весь допотопный род, развративший всю землю. Но есть еще более сильное доказательство.

стих 14

Вот доказательство от Бога, что грех в тот промежуток времени проник во всех, а именно: "Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама..." За весь этот период Бог относился ко всем как к грешникам, достойным смерти. Никогда смерть не имела бы власти над каким-либо человеком, если бы не было греха, как причины смерти, но здесь мы читаем, что она царствовала, то есть распространяла власть своего скипетра на всех и на все, что под небом и на земле (Бытие1:26,28). Не нужно большого расследования для того, чтобы найти, где зреет такой плод, который мог произойти только от греха. О вопросе: кого понимать под "не согрешившими" подобно преступлению Адама, было много споров. Некоторые говорят, что тут следует понимать детей, так как они вообще не могут быть виновны в грехе к смерти, другие к этому присоединяют сумасшедших, потому что они невменяемы и т.д. Но мы спрашиваем: для чего нам здесь заниматься сортированием, раз Слово Божие об этом не говорит, но представлены все как равномерно насквозь проникнутые грехом и смертью? ст.12. Если мы хотим искать тех, которые не согрешили одинаковым с Адамом грехом, то нам не нужно делать разницу между бесчисленными миллионами людей, живших в течение 2500лет от Адама до Моисея. Все они грешили и каждый по своему (Ис.53:6) но никто таким грехом как Адам, смотри 13ст., никто не был в состоянии повторить грех Адама. В этом стихе апостол в первый раз называет Адама и тотчас же переходит к своему намерению сравнить Адама со Христом, поэтому он говорит о первом: "который есть образ будущего". Следовательно Адам был не только первый, Богом созданный человек, но кроме того он был отображение или образец Другого Адама, а именно Христа, Который тогда был в будущем, но тем не менее был прежде. Точка схожести есть характер представительства обоих, правда в двух противоположных направлениях (1Кор.15:47). Первый Адам с его в нем сотворенным потомством, является главой потомства с назначением воспроизводить себя в каждом члене своего потомства и продолжать жить. Другой же Адам есть Глава, рожденных Богом, которые разделяют с Ним жизнь, принесенную Им с неба и Его вечную участь (1Кор.15:48-49) Перед Богом, когда Он просмотрит мириады миллионов человеков, собственно говоря, будут стоять эти два человека: первый и Второй Адам. Благо тому, кому дана невыразимая милость, верою во Христа в Другого Адама, слиться воедино с Ним.

стих 15

"Но дар благодати не как преступление. Ибо, если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати Одного Человека Иисуса Христа, преизбыточествует для многих". Дар благодати и грех становятся теперь друг против друга. Дар, идущий от Христа; грех, исходящий от первого Адама; дар идет от одной Главы, грех от другой. Вообще, начиная отсюда, дар и милость, милость и дар все время возвращаются ст.16,17,18,19,20,21; 6:14,15,22,23. Оба заключают в себе неизмеримую полноту неисследимых богатств Христа, Которые Он нам предлагает в Самом Себе и в совершенном Им искуплении. Нет блага, нет счастья в славном деле спасения, которое не было бы включено в эти два наименования. Да не упустим этого из вида. Апостол употребляет два обозначения, а именно милость и дар, и очевидно имел ввиду разницу между ними. Милость - это источник, а дар - истекающее из нее. Милость - это причина, дар - действие ее. Здесь в предлежащем нам разделе, очевидно, славное оправдание грешника со всеми включенными благословениями, есть дар, получаемый по милости, как это видно из ст.16-го: "дар благодати к оправданию от многих преступлений" и ст.17: "...приемлющие обилие благодати и дар праведности". Если апостол говорит: "но дар благодати не как преступление...", то он этим хочет сказать, что их нельзя сравнивать. Дар не представляет из себя равновесия греху, но он величиной и славой далеко превосходит глубину греха и гибели, что подтверждается чудесно в дальнейшем. Далее следующее сравнение: "ибо если преступлением одного подверглись смерти многие..." Д-р Годель говорит по поводу этого: "с преступлением одного апостол сравнил милость Божию и Иисуса Христа в ее двойной полноте. В первом случае он с одним грешником сравнивает множество грешников, которые суть предметы оправдания в другом случае. Какая разница между силой искры, которая поджигает лес путем поджога сухой ветки и силой орудия, которое гасит пожар в тот момент, когда каждое дерево объято пламенем, и снова оживляет их. "Но кажется, что это изложение не поясняет текст, потому что апостол сравнивает не только одного грешника, но многих, которые вследствие греха одного умерли все и являются предметами оправдания. Сравнение же очевидно сделано между грехом одного и разорением, к которому пришли многие, и милостью Другого и славою, Которую испытали многие. Грехом одного и последовавшей за ним смертью, многие потеряли славную жизнь чистоты и невинности, и вместо нее приобрели отравленную греховную жизнь, угрожающую вечным осуждением. Это зияющая пропасть, в которую ввел первый Адам многих. И вот пришел Другой Адам, милостью Которого открылась дверь милости Божией и вход к Его дарам для многих. Им были искуплены преступления, отстранена отравленная жизнь греха и возвращена не только жизнь невинности Адама, но дарована новая Божественная вечная жизнь нашей Главы. Милость и дар Божий ведут гораздо дальше, чем только к тому, что было когда-то утеряно, то есть к участию в Божественном Естестве (2Пет.1:4; Евр.3:14), к состоянию причастников Духа Святого (Евр.6:4), и к положению наследников Божиих и сонаследников Иисуса Христа на веки.(Рим.8:17). О, насколько превышает ширина и долгота, глубина и высота милости Божией каждую величину пространства, если она наклонилась над ужасной бездной бедствия и во Христе Иисусе спасает из нее. Что получается при сравнении апостола между многими умершими вследствие греха одного Адама и многими, испытавшими милость Божию ради Иисуса Христа? Превышает ли цифра одной стороны другую сторону? Ведь все потомство первого Адама подвергается духовной, плотской и вечной смерти, а на другой стороне далеко не все, но малое количество милостью Христа спасается Его искуплением, и насколько видят наши глаза, спасается только малое количество. Разве не кажется, что спасение отстает и не простирается далеко, а как апостол хочет показать - простирается далеко во всех направлениях своими благодатными последствиями? Но определенно, нам только так кажется, потому что мы еще слишком мало знаем объем и значение искупления, приобретенного нам нашим Вторым Адамом и видим мы только, то что доступно нашим близоруким глазам. Апостолу определенно была дана Божественная перспектива. Почему он не говорит как мы сказали бы: "если преступлением одного подверглись смерти "все", но он говорит "многие". Причина та, что ему было открыто, что сегодняшнее состояние порядка в доме Божием уступит место другому порядку на основании прогрессирующего искупления Господа, когда не только малые количества, даже отдельные личности будут собраны под знамя Его имени, но также целые народы и племена, и наконец на Новой Земле навсегда будут совершенно устранены ужасные последствия грехопадения, так что воля Господня будет совершаться здесь на земле, как и на небе. "Все небесное и земное будет соединено под Главою Христом "(Еф.1:10). Это будет триумф милости и дар Божий во Христе: это будет победа над тем, через которое "многие" умерли. О, каким будет возврат всего мира из бездонной пропасти гибели в бесконечную полноту благословений! И все это истинно произойдет милостью Единого Человека Иисуса Христа!

стих 16

"И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление - к осуждению; а дар благодати - к оправданию от многих преступлений". Новое доказательство чрезмерности дара Божьего, много превосходящего разразившуюся погибель. Это был единый грех единственного человека грешника, который вызвал неизмеримо тяжелую гибель всего человечества. Если бы милость Божия нашла спасение только от этого одного греха, то она не возвысилась бы над его гибельным последствием. Она бы только взвесила его и по величине была бы равна ему. Но милость и дар Бога шли гораздо дальше. Милость пришла, чтобы уничтожить мириады грехов, которые развились из одного зародыша в груди каждого зараженного грехом человека, и чтобы уничтожить великий поток гибели, взявшего начало в груди каждого зараженного грехом человека. Кто может охватить глазом эту неизмеримую милость: все грехи всех грешников, которые могли возникнуть после первого греха, милость Божия во Христе перенесла на свой счет и Он, - Второй Адам, пришел уничтожить их и уничтожил. Долго просыпавшиеся от греховного сна грешники стояли на той точке зрения, что Христос, взяв на Себя грех падения Адама с его последствиями, на кресте уничтожил этот грех и таким образом есть для них спасение от наследственного греха; но мое сознание собственного отступления свидетельствует мне, что я сам первое грехопадение повторял разным образом тысячу раз. Разве и для этого есть спасение во Христе? - Как странно, если бы такого спасения не было! Но как раз в этом милость бесконечно превосходит гибельное состояние, она простирается над всем, что носит название "грех и отступление". Но это еще не все. Ее возвышенное состояние над страшным осуждением к проклятию открывается особенно в том, к какой вершине блаженства она подняла осужденных. "Дар благодати не как суд, а к оправданию", говорится в этом стихе. Если бы милость Бога во Христе нас освободила только от осуждения на вечную гибель, то это было бы уже чудесно, велико, это было бы полное помилование виновных мятежников. Но дар милости неизмеримо выше: Он оправдательный приговор, не оставляющий на нас и тени бывшей виновности. Этим даром покрывает и украшает праведность Божия каждого оправданного. Она выше всей праведности всех сотворенных существ, в том числе и ангельской, ибо праведность ангелов им дана при их сотворении, а наша праведность никогда не была сотворена, она есть качество, присущее Богу Одному; она никогда не может потерять свою красоту и славу; она вечно не изменится. Дар оправдания во Христе Иисусе есть чудный дар, торжествующий возвышенно над всей ворвавшейся гибельной испорченностью.

стих 17

"Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа". Этим стихом апостол заканчивает свое освящение 12-го стиха и переходит к высшей точке сравнения Адама и Христа. В первую очередь: это две среды, в которые попадают люди благодаря двум главам Адаму и Христу, которых он сравнивает друг с другом. Так как они с главой, к которой они принадлежат - идентичны, то и область их главы та, в которой обнаруживается их сущность. Область первого Адама, ради единого греха, чрез который царила смерть - есть область смерти. В эту область в Адаме втянуты все люди и находятся в ней. Это есть состояние смерти, мертвость во грехах, по обычаю мира сего (Еф.2:1) мертвость для Бога, как сказал отец блудного сына старшему сыну: "...брат твой сей был мертв и ожил..." (Лук.15:32). Это отделенность от Бога, от истинной жизни, это состояние постоянного возрастания гибели, которое от души переходит и на плоть, и наконец и ту и другую доводит до вечной ночи и гибели. Это та область, в которую вступил Адам при грехопадении и куда он при грехопадении ввел все человечество, как идентичное с ним. Другая область в которую вводит другая Глава, т.е. Христос - это область жизни: "...приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством Единого Иисуса Христа". Это совершенная противоположность области первого Адама. Там грех и смерть, здесь праведность и жизнь. Эта та жизнь, которая исходит от Главы и сообщается всему телу и всем его членам. В (Иоан.10:10): Он сам говорит: "Я пришел для того, чтоб имели жизнь и имели с избытком". Он даровал нам жизнь не как отвлеченный дар, но Лично Сам пришел к нам, чтобы мы, соединенные с Ним в источнике Его, никогда не иссякающей жизни, имели бы жизнь. Благо нам, если мы вошли в эту область и продолжаем жить в ней. Как складывается наша жизнь в одном и другом случае? Господство смерти - вот состояние продолжающих свою жизнь с первым Адамом, так как ради него и им царила смерть и так оно продолжается до сего дня. Смерть простирает свой скипетр над всеми, которые находятся в ее сфере, а не в сфере Христа. Смерть имеет власть над ними, они потеряли свою свободу. Бессильные сами в себе, беспомощные со всех сторон, в таком состоянии смерть ведет их к временному и вечному разорению. Как мертвая рыба плывет по течению реки, не имея возможности сопротивляться, так бывает и с мертвыми по преступлениям и грехам (Еф.2:2). Так находясь в смерти, человек состоит под властью того, кто имеет державу смерти, то есть диавола (Евр.2:14). Какое страшное существование в такой сфере! Берегись дитя Божие, не возвращайся в эту сферу! Как складывается жизнь тех, которые со Христом, своей Главой, живут в Его сфере? Об этом говорится так: кто получил полноту милости и дар к праведности, господствуют в жизни Иисусом Христом. Сфера их Главы - жизнь, и так как они с Ним одно - (идентичны), то они находятся в Его жизни, как в атмосфере, которая окружает их, и которую они вдыхают и выдыхают. Жизнь, Его жизнь - их стихия. Они приобретают власть быть чадами Божьими (Иоан.1:12). Они господствуют в жизни; господство над ними пришло к концу. Они имеют власть над грехом и над смертью посредством Господа Иисуса Христа. Следовательно, не только свободу имеет душа, состоящая в тесной связи со своей Главой, но и торжествующее господство. Крайне необходимо обратить внимание насколько отличаются друг от друга оба рода господства: одно исходящее от Адама, другое от Христа. В бытии первого Адама, в нашей жизни по природе, господствует вселившийся в нас грех. И теперь мы, уверовавши должны бы ожидать, стоя и пребывая в Другом Адаме, что жизнь в которую мы вошли со Христом, будет господствовать. И все же это не так, потому что написано: "...будут царствовать в жизни"... то есть получатели полноты милости и дара сами придут к господству. Если бы жизнь нам была дана, чтобы господствовать над нами, то она таким качеством как смерть, коснулась бы тех, которые продолжают жить в Адаме, и мы потеряли бы под этим господством нашу свободу как и те, желаем ли мы этого или нет, но теперь жизнь наша славная сфера, в которой мы стоим и атмосфера, окружающая и наполняющая нас, благодаря которой мы можем проявлять могущество и господство. Видеть это крайне важно, потому что многие ожидают, что жизнь во Христе и с Ним должна сделаться в них таким могуществом и силой, пронизывающей их насквозь и принуждающей их к тому, что им даже не желательно, но это не Божий путь. Он оставляет за нами свободу и в состоянии милости, оставляет нам и здесь инициативу самим решать, самим выбирать, дает свободу нашей воле сливаться с Его волей где это имеет место, там нам обеспечено ликование победы. Обратим еще внимание, как здесь особенно подчеркивается связь двух глав Адама и Христа со своими членами; как все в чем они нуждаются им передается посредничеством их глав: у Адама господствует смерть, у Христа - жизнь. Это показывает неразрывную солидарность двух глав с их членами. Какая тесная связь должна образоваться между Христом и нами! Каким путем достается каждому потомку этих двух глав его участь или часть от своей главы? С Адамом однажды были сотворены все его потомки, а с течением времени они появились в этот мир путем рождения, потому что я, хотя и родился через шесть тысяч лет после Адама, все же я от его семени. Так приходят все дети Адама, природным путем без личного их содействия, автоматически и несознательно в эту жизнь. Они находятся в состоянии, причиной которого является их глава. Несмотря на то, что жребий членов Христа тоже - причиненное Им состояние, к ним ничего не пришло путем природы, но все в них, милость и дар Бога, усвоенное ими верою. Каждый желающий быть участником жребия Христа, должен сделаться получателем милости и дара Его. Вспомним, что вера - прежде всего, восприимчивость и полнота милости и дара должна быть взята. Тут нет ничего автоматического, несознательного и получают милость не все в одинаковой мере. Большое количество душ остается на поверхности милости, они пьют ее только маленькими глотками, но думают, что имеют все, что можно получить от Христа, поэтому они не могут господствовать в жизни. Возможно у них возникает подозрение, что апостол преувеличивает. Христос со всей Своей полнотой, с Его неисследимым богатством, как видели Его апостолы, должен быть познан и усвоен (Иоан.1:14,16) и господство возможно только через Него, Единого Иисуса Христа. К таким получателям относятся слова: "...тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности...", то есть намного больше той нищеты, которую Адам оставил в наследство своим потомкам. Почему здесь сказано: "...тем более...? "Потому что там, у первого Адама, действует принцип уничтожающий, который сам будет приведен к концу и уничтожению. Здесь же, у Второго Адама, действует сила Божия, неограниченная никакими силами и сроками до торжествующего прославления Бога и Христа; там зло, которое противясь воле и плану Бога, развивает свою силу, а здесь Сам Бог и добро, которое настолько доброе, как Сам Бог, чтобы постигать намерения Иеговы, и потому что там господство смерти посредничает ограниченной силой, то есть первым Адамом и стоящим за ним врагом; тут господство Бога в Его жизни при посредничестве посланного в мир Единородного Сына. Так, стоя во Христе своей Главе, "укрепляясь Господом и могуществом силы Его" (Еф.6:10), получатели полноты милости и даров идут от победы к победе, пока Бог сокрушит сатану под ногами их (Рим.16:20).

стих 18

"Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою Одного всем человекам оправдание к жизни. " Тут апостол только заканчивает начатое в 12-м стихе сравнение: "посему, как одним человеком грех вошел в мир...", теперь добавляет и заканчивает: "...Так правдою одного всем человекам оправдание к жизни...". В скобках стояло следствие греха, то есть смерть на переднем плане, тогда как грех, которым он начал, был оставлен в стороне, а тут он возвращается к нему. В 12-м стихе сказано, что грех вошел в мир через одного человека, а здесь мы посмотрим, как состоялось оправдание, а именно: Праведностью одного получили оправдание к жизни все люди. Отступлению одного противопоставлена праведность другого. Некоторые толкователи считают, что здесь следует подразумевать отдачу Иисуса Христа в смерть так, что этим актом упраздняется отступление и грех Адама и всех человеков. Правда, это мысль возвышенная, но она ограничивает Христа, т.е. Его праведность только малым отрезком времени Его святой жизни на земле, когда Он ходил перед Богом как Праведник. Вся Его земная жизнь была исполнена желанием исполнить волю Бога, и поэтому она была жизнью праведности. " Вот иду исполнить волю Твою, Боже". (Евр.10:7) и закон Твой в сердце Моем ". (Пс.39:9) Христос подчинился закону, чтобы искупить подзаконных (Гал.4:4-5) и Сам Он говорил, что Он пришел не упразднить закон, но чтобы исполнить его. (Мф.5:17). Закон Божий не мог упраздниться неисполненным, но должен был быть исполненным до малейшей буквы и знака, и Он - наша Глава исполнил закон и этим прославил закон и законодателя. В (Ис.53:11) Отец говорит о Нем: "Праведник, Раб Мой, оправдает многих ". Каким Он был вначале при вступлении в этот мир, каким Он был во время хождения в нем, таким Он был и до конца, до высшей точки Своего послушания - отдачи на крест Исполнителем и Совершителем воли Отца Своего. И если даже ни один грешник не захотел участвовать в Его праведности, Его исполнении воли Отца, то все же Бог был полностью удовлетворен и прославлен, что и было целью Его земной жизни, вплоть до самой смерти, так что Он в конце жизни говорит Отцу: "Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить (Иоан.17:4). Но, о, слава Богу, Он готов, Этот Единственный Праведник, готов эту Свою Праведность перевести на счет всех людей, как нам достаточно показано в гл.3:24-26; 4 гл.24-25. Может быть выражение "оправдание к жизни " покажется нам немного непонятным, но оно стоит на своем месте. Когда мы представим себе участь тех, которые в Адаме и видим, как, благодаря греху нашего прародителя, над ними тяготеет смертный приговор, и все они лишились вечной жизни, но потом милостью Божиею, этим бедным, как свободный дар, вменяется праведность Второго Адама, и вместо смертного приговора они получают оправдательный приговор, то мы имеем право видеть, как утерянная жизнь им возвращается. Они праведностью Единого оправданы судебным порядком, их жизнь теперь освобождена от смертной опалы и живут они не только как помилованные, которым любой человек может сказать: "да, ты живешь, но имеешь ли ты право на жизнь? "Да, они живут праведностью Единого, невиновные, оправданные, как таковые, которые имеют право высоко поднимать голову, как ангелы Божии, которые никогда не имели никакой вины.

стих 19

"Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного, сделаются праведными многие". Тут нам показывается, как отношение двух глав к Богу, создало и членов их такими, какие они были сами по отношению к Богу: поведение первого Адама было непослушание, это сделало его и всех остальных грешниками. Что такое послушание? Непослушание есть отказ и уклонение от предоставления нашей воли Тому, Которому она должна бы быть отдана добровольно. Так именно поступил первый Адам. Непослушание Богу есть сущность и эссенция каждого греха. Тут разрыв общения с Богом и вхождение во зло и все несвятое. Последствия этого греха для Адама были: лишение образа Бога и падение до уровня грешника и в силу тождества со своими потомками, все сделались грешниками. Но послушанием Одного многие будут праведными. Уже предыдущий стих учил нас, как праведность Одного, т.е. Иисуса Христа была достаточна к оправданию для жизни всех принадлежащих Ему. В этом стихе мы видим, как возникла праведность у Спасителя, а именно послушанием. Если мы спросим: "что такое непослушание? " то мы непременно должны ответить: послушание есть непременная отдача собственной воли другой воле. Тут это была полная отдача воли Христа воле Бога Отца. Все Его действие, о котором говорится в предыдущем стихе происходило в полной отдаче Его собственной воли воле Отца. Вот стоит Он, Второй Адам, человек посреди человеков: " Я сошел с неба не для того, чтобы творить волю Мою, но волю Пославшего Меня Отца (Иоан.6:38) Следовательно Он имеет Свою собственную волю и Он имеет волю человека, сшедшего с небес, и поэтому это была добрая, небесная и святая воля. Мы бы сказали: "О, исполняй ее непрерывно день и ночь". Но это не было бы послушанием с Его стороны - "Нет", говорит Он: " истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего (Иоан.5:19). Это Послушание, такой послушный Он во всех положениях и обстоятельствах жизни был до конца, несмотря на то, что порученные Ему задачи становились все более трудными и довели Его до страданий и до смерти. Пророку Исаии за 700 лет до этого события было позволено как бы Его устами изречь: "Господь Бог открыл Мне ухо и я не воспротивился, не отступил назад. Я предал хребет Мой бьющим и ланиты Мои поражающим; Лица моего не закрывал от поруганий и оплеваний". (Ис.50:5,6)."Смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной". (Фил.2:8) Это то непоколебимое послушание, которое Он показал перед Богом, ангелами и человеками. Его послушание, становится их послушанием. Его праведность их праведностью. Разве этого не достаточно? Счастлив тот, кто от семени Его!

стих 20

"Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать". Совсем неожиданно здесь снова привлекается закон, но это для того, чтобы еще ярче показать переливающуюся через край милость во Христе. Д-р Браун замечает по поводу этого места: "Еврей мог бы сказать: если все те намерения, которые Бог имеет по отношению к людям, концентрируются в Адаме и Христе, для чего же пришел еще и закон и какая польза от него?" На этот вопрос надо было дать ответ. Павел действительно знал ревностное отношение Иудеев к закону и их веру, что Бог в законе уже открыл всю Свою волю и Свои высшие цели; ведь такое мнение было у самого Савла перед его обращением ко Христу. Каким удивительным должен был казаться такой ответ из его уст: "Закон же пришел после..." Ведь этим говорится: закон отнюдь не самое главное: он как бы идет рядом с великим планом Бога и играет второстепенную роль в нем. Закон, как сказано в Гал.3:19: "дан после по причине преступлений". Закон вовсе не главное, он идет рядом с великим планом Божиим "до времени пришествия семени". Закон действительно не мог задерживать грех или сократить господство смерти, и ничего он не мог предложить человеку, чтобы его освободить из опасного положения. Какое же намерение закона и какая его польза? Ответ: "закон пришел после, и таким образом умножилось преступление". Грех - великая сила; это мы видим в его победоносном шествии. Первый человек чистый, незапятнанный, облеченный силой Божией пал перед грехом, в нем и с ним и после него все люди пали, но он (грех) открылся еще больше как сила, когда Господь воздвиг Свою плотину - Закон. Это случилось через 2500 лет после грехопадения, но перед тем, что две скрижали попали в руки людей они уже разбитые лежали у подножия Синайской горы. Там, внизу у горы плясали вокруг тельца в тот момент, когда к народу приближался закон. Народ себе вместо законодателя сделал тельца. (Исх.32:1-19). Так грех путешествовал дальше в своей могучей силе, несмотря на закон. Это и должен был открыть закон. Как грех возрастает, благодаря закону видно лучше всего на каждом отдельном человеке. Зло, которое человек делает, само по себе злое и ведет человека к неминуемой гибели, но человек к этому привыкает и считает свое состояние безобидным, и если оно никому другому не вредит, кроме ему, он продолжает грешить: это для него безделица. Но пусть закон Бога ему докажет, что Бог проклял делателей зла, то он скоро почувствует, как вреден для него кажущийся ему пустяк. Кроме того, он, согласно закона, стоит перед Богом, как отступник от Его закона, и, как часто он совершает это для него "пустяковое дело" закон клеймит его как преступника перед Богом. Он показывает ему, что грех чрезвычайно грешен, и подобно большой силе может его сокрушить. Благо ему, если грех возрастет в нем до такой степени, что он с ним обращается ко Христу, как к Спасителю! С другой стороны "грех" в человеке возрастает, так как в нем ядовитый греховный принцип раздражается благодаря запрещению и заявляет о своей злой природе и делает именно запрещенное. (Об этом прочти Рим.7:11-24). Большое могущество греха должно было сделаться ясным благодаря закону, чтобы человек разочаровался в своей силе. "Но когда умножился грех, стала преизобиловать благодать". Следовательно там, где грех открывает свою силу ярче всего, где человек исчерпал свои силы до отказа и не находит ни входа, ни выхода, где смерть бесспорно размахивает своим скипетром и даже закон Бога не может противопоставить ей плотину, там милость чувствует себя в своей стихии- она превышает все, она совершает все, будь это прощение неслыханных проступков или освбождение от тяжелых пут порока и спасение от вечной гибели - там она становится могущественной, ликующей, она спасает до крайностей, потому что она милость Бога Любви во Христе Иисусе.

стих 21

"Дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом Господом нашим". "Дабы, как грех царствовал к смерти..." Нам здесь не нужно повторяться относительно царствования греха к смерти над всем человечеством, потому что апостол с первой главы с 18-го стиха до 3-й гл. 20-го стиха и в этой 5-й главе с 12-го стиха до 21 стиха дал нам такой наглядный обзор, каковой с такой концентрацией не приводится больше нигде во всей Библии. Только напомним, что грех царствовал так, что Господь решил уничтожить потопом весь род человеческий за исключением одной семьи. Очень скоро после потопа грех царствовал опять так, что Бог снова должен был уничтожить большое количество людей. И когда Бог избрал Себе мужа из массы людей, предназначенных к смерти и взрастил Себе из его потомков народ, который должен был сделаться другим народом, то грех опять царствовал с такой силой как написано в (Рим.3:10-18): "...нет праведного ни одного...", так что заграждаются всякие уста и весь мир становится виновен пред Богом". Рим.3:19: Так открылось господство греха в великой массе народа. Как открылось господство греха в отдельном человеке? Открылось, что, то первое отступление живет в груди каждого чада Адама, как принцип отступление и размножается в жизни каждого отдельного человека. Что было только делом непослушания главы, превратилось в живой ядовитый принцип непослушания во всех членах человеческой семьи, где каждый поступок самовольного сопротивления открывается как чадо первого отступления. Д-р Браун: Честный, спокойный пересмотр собственной жизни и сердечных переживаний перед Лицом Бога дает узреть ужасное деспотическое господство греха, начиная с детского возраста, и кроме этого грех господствует посредством одного первого Адама, который продолжает как бы жить и действовать в каждом своем потомке. Но с какой радостью, уверенностью и блаженной надеждой мы можем поднять наш взор, если Слово нас уверяет, что как грех господствовал к смерти, также господствует милость праведностью к вечной жизни Иисусом Христом, Господом нашим. Второй Адам, Иисус Христос вводит чудесное господство и как раз в той области, где господствовали грех и смерть. Подразумевается царственное господство, на что указывает слово в греческом тексте, то есть господство, освобождающее от всего, что раньше пленяло безгранично в области внешней и внутренней жизни. Как славно: милость теперь господствует справедливостью. Подразумевается справедливость Божия, которая также как и милость Божия есть милость Божия. Мы все знаем, как справедливость, после совершения человеком греха, изгнала отступника и послала херувима с пламенным мечем, которому было поручено препятствовать Адаму возвращению в рай и доступу к дереву жизни. Человек обратил свою жизнь против Бога и должен был умереть. Это был приговор справедливости, который нельзя было обойти. И тут выступил Второй Адам - Господь с неба. Он по отношению к справедливости принял ответственность за грех грешников на себя и подверг Себя смертному приговору, который и был приведен в исполнение. Справедливость была удовлетворена: открылся путь для милости. Да даже больше: справедливость становится на сторону милости, она уступает ей престол, дает ей скипетр, чтобы она теперь царствовала и все довела бы к славной цели Бога всей милости. Так теперь господствует милость справедливостью. Но это господство милости исполняется Единым Иисусом Христом. Кроме Него и проходя мимо Него, нет милости Бога. Им она царствует на небе, исходя от престола Бога. Благодаря Ему, Единому, она изливается на погибший мир в ответ на мольбу (Лк.13:8; 18:7,8) "оставь ее и на этот год пока я окопаю ее и обложу навозом". Им царствует, милость в каждом спасенном и продолжится это господство милости Им, Единым, пока господство греха и смерти уничтожится на земле совершенно и воля Отца Небесного будет исполняться и на земле, как на небе и Бог будет все во всем. И о, какая радость: милость будет господствовать так, как господствовал грех, и это не когда-нибудь, но теперь - в настоящее время. И так глубоко, всесторонне и неограниченно будет господствовать милость, как господствовал грех. Она будет царствовать там, где грех овладевал и пронизывал дух, душу и тело покоренных. Грех занимал все сердце, все мысли и чувства, так что от темени головы до подошвы ноги не было ничего здорового. Теперь также все в человеке должно подпасть под господство потоков милости Божией, пока в человеке не останется ничего отравленного или больного. Да, милость гораздо могущественнее греха, как свидетельствовал предыдущий стих, это намерение Бога, и разве мы не должны Ему верить и идти Ему навстречу, чтобы сделаться получателями полноты Его милости и даров, чтобы она царствовала и мы с ней царствовали в жизни через Единого Иисуса Христа!

Глава 6

Во второй половине 5-й главы нам представлена общая глава всего человечества в первом Адаме, наше истинное отношение к нему, к его грехопадению и ко всем его последствиям. Также нам показан и Христос глава всех, которые принадлежат Ему и показано нам их отношение к Нему. Мы видели как идентичны эти две главы со своими потомками и последние с ними. Так как мы, будучи Христовы, имеем участие в двух главах, то после нашего оправдания во Христе и соединения с Ним возникает жгучий вопрос: какое теперь наше отношение к первому Адаму, ко греху, к его власти над нами и к смерти? - Полное освобождение Христом от всего этого, Им как нашей Главой, с которой мы идентичны, вот то, что показывает нам апостол в настоящей главе. Эта глава говорит об освящении, которое по необходимости и безусловно должно следовать за оправданием, если мы участвуем в спасении и искуплении Христовом.

ОТНОШЕНИЕ ОПРАВДАНН0ГО КО ГРЕХУ - СО СТОРОНЫ ВЕРЫ (СТ.1-11)
стих 1

Словами " что же скажем? " Апостол указывает обратно на то, что он сказал в последнем разделе. Он нам показал, что наше состояние в милости есть одна чистая милость и дар Божий во Христе Иисусе, и как мы теперь должны стать получателями полноты милости и даров, и не довольствоваться малым (5:17). Также он нам показал, что где усилился грех, милость не отстает, но тоже усиливается (5:20); и благодать воцаряется через праведность к жизни вечной Иисусом Христом Господом нашим (5:21). Много, много милости, вот что звучит во всем выше сказанном! Поэтому возникает следующий вопрос: "оставаться ли нам во грехе, чтобы умножилась благодать? " Должно ли это получится, как там: "когда пришел закон, умножилось преступление (5:20), и тогда стала преизобиловать благодать" - усилилась и все поборола. Много, очень много открылось греха и выступило наружу и поэтому должно было открыться и гораздо больше милости. Так оно и произошло: милость пришла и как наводнением затопила весь грех. Должны ли мы пребывать во грехе, чтобы достичь переполнения милостью? Уместно ли задавать такой вопрос? - Уместно для тех, которые милость видят только в прощении грехов и оправдании. Милость, действительно, была очень велика. Им кажется, что только милость и много милости нужно, чтобы получить прощение. И сколько бедных душ, за счет полученной милости, продолжают грешить! К такому обману часто побуждается, к сожалению, ветхая Адамовская природа детей Божиих. Поэтому этот вопрос должен был возбуждаться публично и публично же отвергался, потому, что во все времена существовали противники учения оправдания по милости и по вере. "Это учение"- говорят они, "открывает греху двери и ворота, тогда можно, получивши прощение по милости, продолжать грешить, потому что милость в конце концов все покрывает. Что такое извращение Божественного учения есть ошибка, и те, которые его произносят не знают милость Божию, это при дальнейшем толковании этой главы будет ясно. Уже апостолу пришлось много бороться против таких лжеучителей. Смотри Рим.3:5-8 и все послание Галатам было протестом против таких иудействующих законников.

стих 2

Энергично апостол отвергает мысль о пребывании во грехе, чтобы милость больше возрастала для оправданного во Христе. Это не было бы освобождением от греха или господства над ним, как он показал, но открытый путь предаваться ему. Ему (апостолу) невыносимо связать такую мысль с милостью Божией. "Мы умерли для греха, как же нам жить в нем?" спрашивает апостол. Этим возражением он прямо устанавливает невозможность жить во грехе. Умерший ведь освобожден от дальнейшего пребывания во грехах, и было бы просто бессмысленно думать, что он еще может грешить. Но как же дело обстоит с этим положительным изречением, что оправданный во Христе умер для греха? Ведь не написано, что мы должны умереть для греха, это было бы простое предположение, которое, возможно, и не исполнилось бы. Апостол это говорил о самом себе, и о тех, которым он писал, и которых он, возможно, и не видел. Если он здесь говорит о святых, исполненных Духом Святым, тогда да будет поклонение Богу - мы стоим перед великим действительным, неоспоримым фактом для каждого чада Божия. Этот факт принадлежит к полноте милости и даров к праведности, благодаря чему мы через Единого, Иисуса Христа, будем господствовать. Но вопрос еще в том: после того, что мы стали праведными через веру: действительно ли мы вошли в сокровищницу Бога и овладели ли милостью Его верою в умерщвление грехов? Невыразимое бедствие многих в том, что они дальше не идут, чем в лучшем случае Римл.5:1 тождества со своей великой Главой, и таким образом они как бы отрицательно относятся в сердце своем к смерти (для греха) , а часто и устами своими. Они не верят Богу и Его Слову, что это так, как Он говорит, потому что не чувствуют и не испытывают, что они умерли для греха. Но путь Господа всегда один: "если будешь веровать, увидишь славу Божию". (Иоан.11:40) Они хотели бы вывернуть путь Божий на изнанку, то есть сначала видеть и ощущать его, а потом веровать, но Бог с этим не может согласиться. С ними происходит так как они хотели бы: по неверию своему: они действительно не умерли для греха, но живут в нем.

стих 3

Достойно удивления видеть, как Господь подтверждает детям Своим их тождество с Ним и потом его еще в отдельных, особенных чертах им показывает, так например в их единстве с Ним в Его смерти, воскресении и переселении на небеса (Еф.2:5,6). Для наглядности великого факта нашей мертвости для греха в Нем. Он дал нам особый внешний знак, а именно: крещение. Из этого мы можем заключить, как важно Господу поставить перед глазами обращенных в самом начале их жизни по вере смерть греха в них и сделать этот факт для них незабвенным. Что обозначает погружение крещаемого в воду таким движением, что вода над ним замыкается, его укутывает и покрывает? Апостол говорит: " знаете ли вы, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса в смерть Его крестились? "Да, вы должны бы знать!

Это обозначает погружение в Господа Иисуса, вообще, и в частности в Его смерть! Каждый из нас крещенный был погружен в Его смерть: там в Его смерти состоялась наша смерть для греха. Как праведность Сына Божьего, через единство с Ним стала нашей праведностью; как Его послушание стало нашим послушанием, так и смерть Его стала нашей смертью. Это все истинный факт со стороны Бога и Христа, но оно, если так можно выразится, автоматически не становится нашим, но путем познания и принятия верою. Мы должны добиться познания, что все что касается греха и наших согрешений, для нас потонуло в смерти Христа.

стих 4

"Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни". (Римл.6:4). Еще сильнее становится положительное изречение; мы не только крещены в смерть Христа, но мы вместе с Ним погребены Крещением в смерть, то есть мы подобны похороненному, как умершие оставляемся в смерти. Крещение, согласно Писания делает эти похороны наглядными.

Верующий, Богом оправданный крещаемый входит в воду и как безвольный отдается воде, чтобы во имя Триединого Бога быть погребенному в потоках воды. Так как это только внешняя картина (символ) для внутреннего духовного состояния, то исчезновение в воде может длится только один момент. Хоронят, как каждому известно, только действительно мертвых людей, в которых нет ни малейших признаков жизни; самый малейший признак жизни прервал бы похороны, не допустил бы хоронить труп с признаками жизни. Следовательно похороны служат доказательством действительно последовавшей смерти; они доказывают, что исключено каждое сомнение в действительной смерти; человек, которого хоронят, больше не существует. Похороны - это разрыв последних связей существовавшей жизни с этим миром. После того, что дух и душа вышли из тела, оно также

устраняется. Более наглядно нельзя доказать смерть. Следовательно, во всех принимающих крещение мы должны видеть детей Божиих, которые во Христе умерли для греха и теперь хоронятся как мертвые. Посредством похорон крещения они запечатлеваются печатью последовавшей смерти и теперь навсегда уничтожаются все связи с прежней жизнью. О, чтобы это действительно было так!

К сожалению христиане пришли к тому, чтобы так учить и так утверждать; что крещение само по себе все это производит в человеке, что сказано в 3-ем и 4-ом стихах, и поэтому люди удовлетворяются внешним знаком крещения, не выдвигая его внутреннего значения. О, если бы простым действием крещения совершалось проникновение в смерть Господа Иисуса, если бы внешний процесс производил такое всеобъемлющее действие милости, каких святых, чистых и сияющих христиан мы имели бы в каждом крещенном! К сожалению они имеют символ - внешний знак смерти и погребения со Хриcтом, а о сущности они знают не всегда; они имеют внешнюю оболочку, но не сущность. Только когда мы верой во Христа стали одно с Ним, как члены тела одно с головой, согласно свидетельства 5-ой гл. 12-21 ст., тогда может сделаться в нас-то действительностью, что в Нем действительность: тогда Его смерть станет нашей смертью, Его похороны- нашими похоронами. В этом стихе мы первый раз имеем выражение: "с Ним, то есть определение нашего отношения к нашему Господу. Желание нашего сердца обратить внимание на важность этого обстоятельства. Мы хотим обратить внимание читающих на то обстоятельство, что в этой главе нам говорится в трех главных чертах, сливающихся в одно целое, о полном искуплении нашим Иисусом Христом, причем, каждая из них представляет собой более славный прогресс.

1-я черта искупления есть заместительство Сына Божьего, которое приносит нам оправдание. Верующий продвигается до места под Крестом Христа Распятого и он спасен. Все, что происходило до этого нам прощено, мы получили оправдание через Христа и мы черпаем свет об этом из глав 3,21 до 5,11.

2-я главная черта искупления есть идентификация Христа с искупленным. Она ведет к освящению. Верующий подошел не только под крест, но поднялся и на крест, и вошел со Христом в смерть и в могилу. Все здесь показывается нам не иначе как со Христом и вместе с Ним. Об этом свидетельствуют главы 5,12 до 7,6.

3-я главная черта нашего искупления есть Единение со Христом. Она ведет к ликующему завершению. Здесь нам дается все, что касается бытия и пребывания во Христе. Глава восьмая освещает эту черту искупления. Драгоценные слова: "мы погреблись с Ним крещением в смерть", которые мы здесь впервые встречаем, говорят о тесном единении верующего со Христом, - другим Адамом, как оно выражается в смерти, похоронах и воскресении изображено здесь в этом стихе. Христос, когда умер за нас, совершил не только очищение наших грехов Самим Собою, но Он совершил гораздо больше. Он взял нас самих со всем нашим греховным состоянием на крест и покончил с нашим греховным нравом Своею смертью. Его смерть сделалась смертью власти греха в нас. Его затем последовавший спуск в могилу, где мы вместе с Ним погребены, что изображается крещением, порвал последнее звено, которое соединяло Его с отданной за нас жизнью, и этим мы всегда расстались с нашим прежним греховным состоянием. Вот то, что нам здесь и в дальнейшем ставится на вид. Благо тем, которым Святой Дух открывает разумение, чтобы они это видели и познали. Но есть ли это уже вхождением со Христом в Его смерть? - Вряд ли! Правда, видение этого уже может осчастливить, но не следует ошибаться : не радость, возбужденная только видением, но проникновение верою к осуществлению смерти со Христом. Но мертвость со Христом для греха - это только одна сторона нашего соединения с нашей возвышенной Главой, другая сторона - это воскресение с Ним к обновленной жизни, как и написано во второй части этого чертвертого стиха. Крещение делает наглядной и другую сторону нашего тождества со Христом, потому что образно опущенный в водяную могилу, не остается в водяной могиле, но его поднимают из нее, чтобы он жил как воскресший. Жизнь, которую прожил здесь наш Господь Иисус в течение 33-х лет, которую Он отдал ради возложенных на Него грехов, закончилась смертью и не должна была возвратиться, но другая жизнь, которую нельзя было связать со грехом, должна была занять ее место. Вот лежал Он мертвый, труп, правда святой труп, но все же только труп. Только Отец мог дать Ему жизнь воскресения. Речь шла не о возврате отданной жизни, как Лазарь был воскрешен могущественным словом и вернулся к оставленной им жизни (Иоан.11:43-44), но Христос должен был восстать из могилы "не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестанной" (Евр.7:16) и для этого Он нуждался в славе Бога. Он вернулся облеченный в жизнь славы, которая уже не подвергалась смерти, могиле, греху и имела власть над властелином смерти. В пасхальное воскресение Он восстал из гроба, чтобы в дальнейшем жить этой всепобеждающей жизнью. Для нас, после того, что мы со Христом в смерти и могиле были одно, то мы одно с Ним и в Его воскресении : "как Христос, так и мы" будем ходить в обновлении этой жизни воскресения. После того, что наша прежняя жизнь вместе с Ним и Его прежней жизнью, подверглась смерти и мы вместе с Ним имели жизнь воскресения, то впредь наша жизнь должна быть подобна Его жизни. Поэтому, как мы можем желать жить во грехе?

стих 5

"Ибо, если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения ". Слово текста: "соединены с Ним" можно заменить словом "посажены". Мы в этом слове текста являемся как саженец, "который прививается другому дереву. Молодое, сильное дерево, которое принимает в себя саженец, отрезается; саженец также отрезается от своего дерева, так что на двух сторонах смерть - одинаковая, и как раз в двух местах, где смерть проявила себя на дереве и саженце, должно состояться их неразрывное соединение. За одинаковой их смертью следует одинаковая жизнь, потому что привитый саженец впитывает в себя жизнь дерева и поднимается ввысь. В смерть, в которую вошел наш Господь и мы, привитые Ему, должны тоже войти, потому что только тогда будем иметь одинаковую с Ним жизнь. С особым ударением здесь подчеркивается, что если первое стало фактом для нас, если мы со Христом в смерти Его, то есть, если мы испытали смерть, то мы также уподобимся Его воскресению. Одинаковая смерть с Ним ведет к одинаковому воскресению. Его смерть и воскресение неразрывны в нашей Главе, то после нашего соединения с Ним они должны быть также неразрывны в нас в силе и действии. Если в первых словах нашего стиха определенно говорится в глагольной форме настоящего времени, то мы не должны думать, что апостол имеет ввиду будущее воскресение, когда Господь вызовет праведных из могил. Нет, апостол говорит о настоящей прививке ко Христу к одинаковой смерти и о подобии, или сходстве с воскресением Спасителя. Причина возникновения разницы во временной форме такова: в первой половине апостол высказывает предположение, что если факт исполнился у нас, что мы стали одно со Христом в смерти, тогда другой факт - воскресение - определенно состоится. Заключительное предложение четвертого стиха не позволяет нам откладывать воскресение со Христом на будущий великий день, потому что Он требует, что мы должны осуществлять хождение в обновленной жизни, что ведь только возможно на этой земле. Мы нуждаемся для нашего освящения в двух божественных силах: в одной, которая нас отрезает от греха и освобождает от него, и в другой, которая исполняет нас божественной жизнью. Обе они содержатся в нашей славной Главе. 1-я - это Его смерть. 2-я -Его воскресение. Обе достижимы для нас, потому что принадлежат к полноте милости и дара Бога и становятся нашими путем веры.

стих 6

"Зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам уже не быть рабами греху". Тесно связано это слово с вышесказанным, где говорилось о нашей одинаковой смерти и одинаковом воскресении со Христом и о соответственно последующей жизни. В познании и сознании приобретенной нами силы, разрушающей силу греха посредством нашего соединения со Христом на кресте, здесь, добавляет апостол, прекращается в нас вся сила греха и вместе с этим и наше дальнейшее служение ему. Живущее в нас зло здесь представляется нам в другой форме, не в прежней, как до этого, оно называется здесь " ветхим человеком " и " телом " не греховным телом. Тут мы непременно должны остановиться. О, как мы должны думать, если Писание говорит о " ветхом человеке!" Безусловно, это прямой потомок ветхого Адама, в котором мы некогда

были сотворены: это наша падшая с Адамом личность, наше испорченное "я", в котором мы рождаемся в этот мир, которое развивается в каждом человеке в отдаляющемся от Бога направлении. В таком существе первый Адам продолжает свою греховную жизнь. Там, где апостол в другом месте говорит о ветхом человеке, он тоже не может сказать о нем ничего доброго. Он в (Еф.4:22): характеризует его так: "отложить..., истлевающего в обольстительных похотях". Согласно (Кол.3:9): он имеет и дела, но конечно только дела плоти, которая сама должна быть скинута с нас вместе с ее делами, как старая изношенная одежда, которую мы уже решили больше не одевать. Он называется ветхим человеком, в отличии от нового человека, который есть потомок Второго Адама, то есть Христа, о котором знают только те, которые возрождены и обновлены Духом Святым. Из этого следует, что в чаде Божием находятся ветхий и новый человек, о чем многократно свидетельствует Писание. Крайне важно видеть ясно, что в возрожденном Духом Святым, оправданном Христом, еще не порваны все связи с первым Адамом. Ужасное связывающее звено между ветхим Адамом и нами, и есть этот "ветхий человек" и то, что заключается в нем. Он вмещает в себе тело греха, что вытекает из того, что это тело греха перестанет существовать, или будет снято с нас, когда наш ветхий человек будет распят со Христом. Это тело, во всяком случае, то самое, которое Апостол (7:24) называет "телом смерти" и (Кол.2:11): называет греховным телом во плоти, из чего мы заключаем, что оно есть настоящее место или принцип греха, откуда исходит все зло. Следует опасаться неправильного предположения, что под "телом смерти" следует подразумевать буквально наше тело. Слава Богу, наше тело не является настоящим местопребыванием греха, или греховного принципа, ибо если бы это было факт, то ни оно, ни члены его не могли бы быть ни орудиями служения Богу, ни жертвой живой, святой и благоугодной Богу Рим.12,1: К сожалению наше тело, с его членами может быть использовано, как для служения греху, так и для служения Господу, и необращенный человек часто погружает свое тело и члены глубоко в грех, а обновленный Богом предоставляет члены свои Богу в орудия праведности. (Рим.6:13). Ужасная связь между нами и нашей прежней главой, первым Адамом - наш "ветхий человек" и "тело греха" все еще существуют, но это не значит, что мы, соединенные со Вторым Адамом не можем освободиться от них. Тут определенно разъяснено, что наш ветхий человек распят с Ним. Сын Божий взял его со всеми его грехами на крест, как мы уже видели в четвертом стихе, где он в Нем и с Ним был распят, и это произошло, чтобы тело греха, смертельно раненое, прекратило бы свое существование и мы освободились бы от служения греху. Это истинный факт для нас во Христе, нашей Главе. Но как это может сделаться фактом именно для нас? Во первых, когда мы думаем о нашем ветхом человеке, мы не должны представлять себе чужое, отвлеченное существо, но трезво веря Слову Бога признать, что это мы сами по природе, с нашим глубоко укорененным грехом, наше собственное "Я" и ничто и никто другой. Мы не должны представлять себе, что тот или другой должны быть приговорены к смерти, но мы сами, все наше выращенное и ставшее дорогим собственное "Я" должно быть прибито ко кресту вместе со Христом и должно там оставаться. Слово везде так говорит о тех, которые так соединены со Христом, что они сами как в смерти. Кол.2:20 и 3:3. В живой вере, которой мы соединяемся с нашей возвышенной Главой и на кресте Его принимаем положение трупа, так что мы с апостолом можем сказать "я сораспялся Христу", прекращается наше служение греху, и так мы остаемся пока пребываем во Христе. Что касается всех наших стараний, решений, намерений, что не могли произвести в нас наши слезы и никакая сила, противящаяся злу - то творит в нас сила смерти Христа. В Нем, в Распятом, мы действительно мертвы для греха.

стих 7

Кто умер, то есть принял состояние мертвости во Христе и верою пребывает так, как апостол говорит о себе во (2Кор.4:10); "нося в теле мертвость Господа Иисуса", тот освобожден от греха, или как здесь сказано: "ибо умерший освободился от греха ст. 7-й, что обозначает, что он расквитался со всеми своими обязанностями, как уволенный. Точно так, как физическая смерть отменяет всякие претензии к умершему, так и смерть со Христом на кресте отменяет всякие требования греха и греховного принципа. Раб, покуда он был жив, не мог освободиться от рабства; он мог отважиться отказаться от работы, он мог горько жаловаться, но это его не освобождало; но когда он лежал мертвый на носилках, его рабство кончилось. Так и нас не отпускает грех, но когда мы сораспяты Христу и остаемся верою в Его смерти, тогда прекращается вся вина греха. Мы отвечаем на требования греха, как отвечают мертвые, и мы тогда познаем, как бессилен для нас грех со всеми своими искушениями. Тут, и больше нигде спасение от ветхого человека и от тела греха.

стих 8

Здесь апостол возвращается к той же мысли, которую он уже высказал в 5-ом стихе, чтобы в дальнейшем дать еще некоторые указания о жизни со Христом, так как он до этого говорил только о мертвости со Христом. После 5-го стиха он ясно указал, что наш ветхий человек, или наше "Я" адамовской природы, обречен на смерть. Теперь в этом стихе, где говорится о жизни со Христом, это "мы" есть новое "я", сотворенного Богом по образу Своему человека, которого он имеет ввиду, и который может жить только со Христом. Если ветхий человек действительно пригвожден ко кресту, тогда новый человек может жить новой жизнью во Христе в силе, и какая это жизнь, апостол свидетельствует в следующем стихе.

стих 9

Новая жизнь нашей возвышенной Главы - это жизнь воскресения, в которую мы вошли с Ним и которая не подвержена ни перерыву, ни изменению. Он не может опять умереть и так как Его жизнь - наша жизнь, то она точно той же природы и может длиться с неослабленной силой. С какой великой уверенностью может умерший со Христом и воскреший с Ним ежедневно продолжать свою жизнь до блаженного завершения. Как Енох он мог бы живя во Христе начать и, даже если ему было бы предназначено жить столько на земле, сколько прожил Енох, без изменения продолжать свою жизнь. В этом стихе мы имеем достопримечательное выражение о смерти со Христом. "Смерть уже не имеет над ним власти". Смысл этих слов тот, что в свое время смерть имела власть над Христом. После того, что в пятой главе нам так выразительно напоминалось, как смерть вошла в мир и затем царствовала без всякого ограничения своей власти, то производит потрясающее впечатление, что и Сын Божий попал под владычество этого грозного властелина. Если слово "господствовать" здесь в основном тексте имеет более мягкий смысл, чем там, где говорится о господстве смерти над людьми, то оно в основном имеет то же самое значение. Грех людей дал смерти господство над ними и этим же путем она достигла господства над Христом, несмотря на то что Христос не знал никакого греха. Но когда Он, как агнец Божий, взял на Себя грех всего мира, Он добровольно отдался на власть смерти. Наши грехи были причиной, ради которой Ему надлежало умереть нашей смертью. Но в то время как смерть овладела Им, она своим разрушением достигла крайнего предела, потому, что в Нем Одном, Который замещал всех- все умерли, как об этом свидетельствует апостол Павел во (2Кор.5:14): В Лице Этого Одного смерть переполнила свою чашу, и потому должна была отдать Свою силу и господство Ему. Он, Который Сам короткий срок находился в замке смерти, теперь Господин этого замка и сделался Начальником его начальника. На Его поясе отныне висят ключи смерти и ада. Откр.1:18 - Может ли возникнуть мысль, что смерть и ад могут дотронуться до жизни нашей Главы, или господствовать над ним?

стих 10

"Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха, а что живет, то живет для Бога". "Однажды или раз и навсегда. Смысл здесь следующий: грех, который был бы в состоянии подвергать опасности Его жизнь и содействовать господству смерти, во веки не может приблизиться к Нему, ни тем, что он опять приближается к Нему, ни тем, что Он опять добровольно возьмет грех на Себя, потому что когда Он умер, Он удовлетворил все требования и раз и навсегда покончил с грехом. Новое издание - повторение (того, что совершилось в Его смерти перед Богом и человеками во веки больше не нужно, и к Его жизни славы грех не может приблизиться. Но следует обратить внимание, что апостол здесь не говорит о смерти нашего Господа, как о плате за наш грех, или о возмездии за него, потому что об этом говорилось в 3-й и 4-ой главах послания, но здесь он показывает нам другую сторону Его смерти, то есть как Он смертью освободился от могущества греха и всякого отношения к нему. Для греха Он умер раз и навсегда и поэтому освободился от него. Великое значение этого освобождения нашей Главы от силы греха для нас, которые суть Его члены, нам тот час же должно стать понятным, потому что мы, стоящие с Ним в смерти, суть подобно Ему, освобождены от ее господства раз и навсегда. Вот ради чего нам свидетельствуется об этом. Спрашивается: разве Иисус вообще имел отношение к греху? Мог ли грех вообще иметь какое-либо отношение к Нему или власть над Ним? Возвышен и неприступен Он был для него как Бог. Но после того, что Он стал человеком, хотя и безгрешным, Он как таковой вступил в сферу грехам и должен был объясниться с ним, иначе искупление от него не стало бы возможным. Это была одна из причин почему Он сделался человеком. И так нам позволено видеть, как грех имел власть подступать к Нему разными путями за время Его земной жизни: грех мог искушать Его, причинять Ему борьбу и много болей, и еще жестокие страдания, и в конце концов - смерть. Почти не нужно напоминать, как Он ради нас вступил в отношение с грехом, когда Он все бремя греха всего мира добровольно взял на Себя, и все последствия этого Своего действия пережил во всех их глубинах. Освободился Он от греха во всех отношениях только Своею смертью, и так основательно, что вступать в какое-либо соприкосновение со грехом стало совершенно невозможным. Он раз и навсегда умер для греха. Далее говорится: "...а что живет, то живет для Бога". Разве вся Его земная жизнь не была жизнью для Бога? Не было ни одного момента от Его рождения до Его возгласа на кресте "совершилось", в который Он не жил бы для Бога. - Но жизнь Его, в которую Он после смерти вошел славою Отца, имеет только единую сферу и атмосферу - Бога! Она уже не так, как это было на земле, повсюду окружена грехом, стеснена, затронута, занята, - нет, теперь Бог Один заполняет ее всецело, без всяких печальных инцидентов, и так оно будет во веки веков. Таково теперь отношение ко греху нашей прославленной Главы, члены Которой являемся мы. Какое же применение к нам делает апостол в этом случае? Вот оно: ст.11.

стих 11

Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем". - Точно так же как Он, ваш Господь, своею смертью был отрезан от греха, так и вы, потому что вы погружены в ту же самую смерть. Его отношение ко Греху, в силу вашего единства с Ним, есть и ваше отношение ко греху. Так же, как Бог теперь является исключительно жизненным элементом Сына Божия, то да будет так и с вами, потому что это даровал вам ваш Искупитель. Божественное приглашение обращено ко всем верующим "почитайте себя мертвыми для греха". Это значит: противостойте греху, как мертвые! Встречайте грех, когда он подходит к вам, стучится и соблазняет вас, как мертвец, которого несут по улице, и который нисколько не заинтересован тем, что делается на улице. Пусть у вас не будет зрения, слуха, обоняния и чувства для греха. - "Мы воображали, что мы умерли для греха," так признавались верные, откровенные души, которые действительно хотели освободиться от греха, но они добавляли: "но мы опозорились: когда подошел грех, мы не были мертвые; наш ветхий человек был жив и точно такой как раньше." Эти дорогие души были просто послушны повелению, - и вот - так не получилось. Почему? Потому что сам в себе никто не может быть мертвым по отношению ко греху, если даже он и считает себя сильным и ревностным. Но он определенно может быть таким только во Христе Иисусе, нашей возвышенной Главе. Займи твое положение веры во Христе: думай, говори, живи, поступай и ходи в Нем, Который раз и навсегда умер для греха: встречай искушение, стоя в Нем, и твой опыт будет истинная победа и ликование, которое, собственно, Христос в тебе празднует, но также и ты с Ним. Всегда остается истиной, что говорит ап. Павел Рим.8:10: "если Христос в вас, то тело мертво для греха" и как говорит Иоанн 1-е Посл.3:6: Как мы во Христе должны считать себя умершими для греха, так и должны считать себя живыми в Боге, то есть живущими в Нем существующими только для Него, как Христос, к Которому мы приобщены. Предполагается, что мы желаем этого от всего сердца, но если этого желания нет, то простое согласие не повело бы ни к чему. Жить для Бога мы можем только в Христе Иисусе; сосредоточенное стремление, величайшее не может довести до цели, если мы не стоим во Христе Иисусе, и без Него хотим приобрести эту жизнь. Жить Богу мы можем только во Христе Иисусе. Наше отношение ко греху в повседневной жизни. ст.12-23 Мы свободны от власти греха благодаря смерти Христа в которую мы вошли; это почва, на которую опирается вера оправданного, где он и освящается. Но мы должны иметь ясное сознание того, что мы не настолько свободны от власти греха, как мог бы быть человек, который был бы изъят из этого мира и из падшего состояния его вместе со всеми обстоятельствами, связанными с этим состоянием. Что мы находимся в самой гуще этих обстоятельств, понятно из вопроса, поставленого в самом начале этой главы: "оставаться ли нам во грехе, чтобы умножилась благодать? " И дальше говорится о "ветхом человеке" и о "теле греха" и что впредь мы не должны служить греху. И мы не так свободны, как это представляют себе некоторые души, вкусивши предвкушение освобождения, когда они после долгой борьбы в первый раз испытали славную силу смерти Христа, и заблуждаясь, представили себе, что грех теперь умер, что больше уже не будет ни искушений, ни борьбы, ни заманиваний. Священное Писание и опыт каждого отдельного верующего показывают, вплоть до самого апостола, что мы не только находимся в области греха, но что грех и его закон в нас самих; грех же, обманывая нас, хочет нас взять в плен и обмануть нас, как он это делал со Христом, когда Он ходил по земле. Но как Он оставался свободным от греха, так и мы в силу единения с Ним в смерти Его должны быть свободны от греха. Господь не давал места греху, не допускал его и не дотрагивался до него и грех оставался вне Его, потому что Господь его всегда отклонял. Вера во Христа теперь наша установка в отношении греха и всяких искушений. После того, что нам показана эта установка, мы призываемся:

стих 12

"Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его". Это, ведь, требование к нам, как будто в нас, несмотря ни наше прощение, оправдание и мир с Богом, ничего не изменилось; при всех этих блаженных обстоятельствах нас увещевают теперь не допускать властвования греха, не подчиняться требованиям греха, а именно в похотях плоти. Следовательно, грех тут, в нашей плоти, и мы призванные властвовать над ним, или можем ему опять подчиняться. Это приглашение ясно показывает, что мы имеем власть над грехом, и он, если только мы сами это допустим, может снова сделаться нашим повелителем. Но уясним себе просто, о чем здесь идет речь. Не об одной из многих форм греха какого-нибудь действия здесь думает апостол, но о принципе греха, о том принципе зла, живущем внутри человека, от которого происходят все грехи, в том числе и похоти плоти; этот принцип просто называется "злом", от которого возбуждаются все грехи гл.7-8. Этот принцип греха есть и остается еще и в чаде Божием. Бог не уничтожил его, потому что сам по себе этот факт, что он в человеке; еще не его несчастье, но мы становимся несчастными, когда допускаем его господство. Если же мы стоим в вере с ветхим человеком и с телом греховным ст.6-й и вместе со Христом находимся на кресте, тогда греховный принцип остается в смерти, совершенно парализованный и не может нам вредить. "Да не царствует грех в смертном вашем теле" - совершенно не говорит, как об однозначущем, как судит толпа: "не возвращайтесь опять к порочной жизни". Правда, можно дойти и до этого, если греховному принципу предоставляется возможность шевелиться, но это святое приглашение говорит нам: "не выпускайте греховный принцип из под смертной опалы; в которой он находится, если вы со Христом, вашей Главой, едины в смерти, то есть не прекращайте вашего состояния мертвости вместе со Христом, вашей Главой, потому что, если это случится, то вы потеряете власть над живущим в вас злом, и сейчас же начнутся злые похоти в вашем смертном теле, которые побудят вас подчиниться злу. И пока вы твердо верите, что вы никогда не опуститесь до порочной жизни, уже греховный принцип властвует, возбуждает нечистые мысли, представления, фантазии и чувства, и вместе с ними вызывает всякие похоти. Господство греха или греховного принципа, которое мы не должны допускать, устраивается, если это ему удается, в нашей внутренней сущности, но силу свою направляет на тело, потому что оно ветхое "Я" является очагом низменных желаний и похотей, которые осуществляются действиями тела. Не трудно убедиться в том, какое напрасное и неразумное начинание - бороться против отдельных внешних грехов, в то время, как внутренний очаг, греховный очаг, греховный источник зла или принцип греха, продолжает жить и действовать. Не давать греху господство в нашем смертном теле обозначает: покоренное и плененное смертью Господа зло, или неподдающуюся обузданию нашу греховную природу, там (в смерти Господа) удерживать верою, не разрешая ей никакого продвижения вперед, или действования. В действительности есть только одно из двух состояний в жизни веры христианина: или он господствует абсолютно над грехом через Единого Иисуса Христа, или он находится в порабощении того через посредство которого грех вошел в мир Рим. 5,17; или господствует милость, как господствовал грех к смерти; благодать же воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим Рим.5:21; или грех опять входит и ведет к встрече со смертью. Рим.8:13; никакого среднего пути нет. И здесь нет ни в ком другом спасения и победы, кроме как стояние и пребывание во Христе Распятом; всякая другая дамба против греха окажется мыльным пузырем.

стих 13

"И не предавайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу во орудия праведности. Когда вы плененный грех опять освобождаете, о чем была сейчас речь и предупреждение, тогда вы не только будете послушны похотям тела, но грех очень скоро превратит члены вашего тела в инструменты, которые будут выполнять неправедные противные Богу дела. Да, ваши члены тела станут орудиями неправедности, прокладывающий ей путь, защищающие ее, борющиеся за нее. Какая ужасная картина: спасенный, у которого не распят принцип греха и не содержится в смерти, а становится защитником греха. У таких душ разрешается глазам смотреть на то, что они не должны видеть, а со временем зрелище рассматривается с удовольствием; ухо слышит, уста и язык говорят, руки исполняют, ноги идут и т.д. Тут уже не вырывается глаз, не отсекается ухо или рука, или нога и т.д., то есть не исполняется то, что повелел Господь, оно кажется ненужным. Тогда Господь просто отодвигается в сторону, принцип греха преобладает, он опять борется за свою свободу плоти и защищает ее. И таким образом члены тела делаются орудием несправедливости, то есть неправедности. А что должно произойти по святому предписанию Бога? "... представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности". Должна последовать полная отдача нас самих Богу, если власть и обман греха, или даже отдача ему, должны прекратиться. Кажется, апостол хочет здесь сказать: "отдайтесь совсем, не частично, не удерживайте ничего, отстраните ваши руки от самих себя, так чтобы вы уже сами себе не были владельцы, но поистине только Господь. Каждой половинчатости, каждому раздвоенному поведению должен быть положен конец. Бог нас искупил всецело и хочет всецело владеть нами. Далее напоминается о том, что они все таковые, которых грех втянул в смерть, так что смерть царствовала и над ними, как и над всем множеством. Но теперь они ожили, оставив за собой великую массу мертвых, и поэтому они должны бы жить для Бога и служить Ему. Теперь поступайте со всеми вашими членами, с каждым в отдельности так, как вы поступили с вами самими. Отдайте их Богу как орудия праведности. Надписью над вашими глазами, ушами, устами, языком, руками, ногами и над каждым вашим членом должна бы быть: "посвящено Господу, как орудие праведности". Такая отдача нас самих и наших членов тела Господу исключает отдачу греху. В двух начальных словах этого стиха "не предавайте, но представьте"... выражена чудеснейшая свобода искупленных. Несмотря на то, что искупленные и оправданные Господом, соединенные с Ним в равной смерти и воскресении с Ним, искупленные не подвергаются ни малейшему принуждению, ни они, ни члены их, они и члены их находятся в их собственном распоряжении. Разве надо ожидать, что греху или злу что либо в них будет предоставлено? Если Господь все же одно запрещает, а другое требует, то болезненно ощущается, что дети Господа будут поступать как неверные, когда они греху позволят опять овладеть ими и не будут исполнять заповеданного им их Искупителем. Поэтому пусть никто не забывает, что мы только тогда можем сказать, что мы принадлежим Ему, когда с нашей стороны есть полная отдача Ему. Много есть влияний милости Его, посредством которых мы принадлежим Ему и Он присваивает нас Себе. Ведь мы Его по избранию, Его по искуплению, Его по возрождению, Его по сотворению. Но если мы сами не отдались Ему, что Он в действительности имеет в нас? Мы отрезаем только тогда всякое притязание на нас самих, со стороны врага, когда мы всецело отдались Ему в вечную собственность.

стих 14

" Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатию."- Требуемая от нас отдача Богу могла бы стать поводом для боязливого вопроса: не будет ли сила греха так велика во мне, что я не смогу сделаться ее господином ? В особенности те, которые познали господство греха, как свой печальный опыт, будут стоять дрожащими перед этим чудовищем и скажут себе: " ничего не поможет, я буду продолжать грешить, если даже я совсем отдамся Господу! Но тут приходит эта славная уверенность от Бога и говорит таким душам: "поступайте так с великой уверенностью, ибо грех не будет господствовать над вами". Не должен ли каждый спасенный верить Ему непременно слепо? Он приводит и причину, почему грех не будет властвовать, и кажется будто Он говорит: " вы уже не стоите на той почве закона, но под милостью. "Кажется, что Он говорит: " вы, ведь, уже не стоите на той почве, где грех развивал свое господство, но на почве милости, где его господство сломано, где есть сила одолеть грех и господствовать над ним." Почему же грех или принцип греха может господствовать в нас, когда мы под законом? Потому что закон приказывает исполнять его всегда во всем и ни в каком случае не нарушать его (не грешить), но он нам ничего не предлагает, чтобы помочь нам в нашей слабости, противиться злу. Закон предоставляет нас самим себе. Когда мы под законом, то нам предоставляется бороться и побеждать грех собственными силами и жить праведно и свято; и если этого не будет, то закон нас бьет и проклинает. Следовательно под законом мы остаемся в беспомощном состоянии, рабами греха, потому что нет силы, которая противодействовала бы греху, который под законом развивается особенно сильно см. (Рим.5:20). Почему грех или принцип греха не может господствовать, когда мы находимся под благодатью? Чтобы это понять мы должны представить себе человека, стоящего под милостью. Великое множество искупленных думают: так как они новозаветные верующие и сами снова и снова говорят себе, что они не под законом, а под милостью, потому что они руководствуются новозаветными истинами, - они как бы и не стоят под законом. Но когда мы видим их безрезультатную борьбу со своими пороками и теряющими почву под своими ногами; если мы их видим живущими в таком состоянии, как это описывает 7-я глава, то они действительно под законом, несмотря на состояние в милости к которому их призвал Христос. Мы находимся и живем под милостью, если мы имеем не только оправдание и мир с Богом, но и вошли в сокровищницы милости с их неизведанными богатствами, к которым мы теперь имеем доступ (гл.5:2-5); Когда мы занимаем наше положение в нашей Главе Иисусе Христе, как члены Его. (гл.5:14-21): и чувствуем себя с Ним как одно в Его смерти и Его воскресении (гл.6:3-11). тогда то, что обетовано в (2Пет.1:3); выпадает на нашу долю. Каждая черта этого состояния есть вступление в истинное нам дарованное искупление, которое исключает грех и несет свободу от Него. Если до этого царствовал грех, потому что не было силы противиться ему, теперь можно господствовать над ним через Единого Иисуса Христа.

стих 15

Эта благая весть апостола, что искупленный во Христе уже не состоит под строгим законом, но под сжалившейся над ним милостью, не была понятна законнику - иудею, необращенному человеку и плотскому верующему, которые не знают милости Божией в ее искупительной силе. Эта благая весть им кажется далеко отходящей от божественной истины. Апостол боролся с такими людьми, которые, когда он доказывал милость во Христе, его открыто обвиняли, что он греху открывает ворота и двери. (Деян.15:1,2; 21:20,21,28;)- Они не знали милость Божию, как святой,божественный элемент, который , если мы стоим в нем, исполняет нас радостью и силой не грешить, но наоборот - вести жизнь освящения. Смотри, что делает милость: (Тит.2:11-13). Но они под милостью Божией понимали только качество, благодаря которому Бог злому человеку прощал; после же этого человек оставался предоставленным самому себе, пока он снова согрешит, и ему снова простится. Им казалось, что нужно вместо сурового святого закона восхвалять милость Божию, как новый режим, то есть эти люди расшатывают устои против греха, и греху дают больше свободы действия. Чтобы это ложное мнение о милости уничтожить, апостол пожелал возбудить этот вопрос, и с негодованием отклонить такую мысль. В дальнейшем он ее опровергает.

стих 16

"Неужели вы не знаете, что кому вы отдаете себя в послушание, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности". После того, что в 14-ом и 15-ом стихах был дан ответ на два возможных возражения, апостол опять возвращается к 13ст. о полной отдаче Богу. Вопрос: грешить или не грешить, служить ли Богу или греху, после того, что вы спасены Христом, уже не о силе греха, или какой режим теперь введен - закон или милость, теперь заключается в том, кого или что вы избрали, кому или чему вы отдали себя? Бог и грех стоит и перед вами, спасенные. Один и другой требуют послушания, и послушания абсолютного, такого, какое требуется от рабов. Нам следует думать о рабах тех времен, которые в полном послушании, отбросив собственную волю, должны подчиняться хозяину, который их приобрел. Пусть не возникает у вас мысль, что вы сами себе хозяева, и никому не будете подчиняться, ни тут ни там; этого не будет никогда, если даже перед вами постоянно возникает вопрос: кому вы должны отдать себя. Несомненно, если вы не отдались Ему, Одному, то вы отдались другому. Вот это мысль, которая развивается перед нами до конца этой главы. "Неужели вы не знаете", начинает Он, "что я вам говорю: это дело общего правила: кому вы отдали себя, как рабы с намерением послушания, того вы и рабы". Оба господина претендуют на ваше служение им - Бог и грех. Это явные противоположности, совершенно исключающие друг друга: поэтому невозможно служить им, то есть одновременно одному и другому (Мат.6:24); Непременно у вас должен состояться выбор и отдача одному из них. Всем окружающим будет ясно, кого вы выбираете, глядя на проявляющееся ваше послушание: (Иоан.8:34); "Истинно, истинно говорю вам: всякий делающий грех есть раб греха". Так судит Господь. Раб тот, который повернулся спиной к своему истинному Господину и отказался служить Ему, а слушает повеления Его противника, которому рабски подчиняется, результатом будет "смерть - возмездие за грех". Но если ваше послушание есть послушание к праведности, то есть хождение перед Богом и принимаемое Им, то Он откроет, что вы отдались Ему, стали Его рабами, отказались от греха и больше не существуете для него. Вы теперь рабы Бога.

стих 17

"Благодарение Богу, что вы, бывши прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя". Ретроспективный взгляд в прошедшее и взгляд в настоящую жизнь тех, которым пишет апостол побуждает его благодарить Бога. Несмотря на то, что он лично знал только некоторых дорогих римлян, Он мог сказать о всех, что он мог бы сказать о каждом искупленном: ваше рабское служение греху было, прошло и принадлежит прошедшему; слава Господу за это! Он по собственному печальному опыту знал, что нет свободных кроме тех, которых освобождает Сын. (Иоан.8:36). Он говорит о себе (Еф.2:3); словами, которые совпадают с (1Иоан.5:19), что "весь мир лежит во зле". Благо тому, который может благодарить Бога, что его рабское служение греху осталось позади его. Но благодарность может изливаться и сильнее, когда о настоящем времени можно сказать: "но теперь став послушными от всего сердца Образу учения, Которому вы преданы". Здесь указывается на совершившееся изменение, сравнивая прошлое и настоящее: раньше грех был их господином, а теперь этот Образ учения; раньше их служение было рабство, теперь оно- свобода; раньше Они внешне шли по течению, увлеченные своими похотями - теперь, познавши истину, они идут за ней; раньше они шли навстречу смерти, а теперь они направляются к жизни, и даже к вечной жизни. Слава Господу за эти изменения! Но что разумел ап. Павел под "Образом учения", потому что те, которые были рабами греха, теперь были послушны и преданы "тому Образу учения". - Ни как не может удовлетворить нас, если например по английски переводится: "форма учения", несмотря на то, что употребленное здесь греческое слово "typon" можно перевести словом "форма". Но когда кто послушен форме учения и отдается ей, то это в конечном итоге может вылиться в следовании за мертвой буквой. Если бы апостол это подразумевал, то он скорее сказал бы, что они были послушны самому учителю. Слово "typon" или "rypus" совершенно правильно переводится словом " образ ", "фигура", "форма". Если нам дается повод думать об Образе, в Котором воплотилось учение Бога, то почти ни о ком другом не придется думать, как о Нем, о Слове, ставшем плотью. Он олицетворил учение Бога, и больше нельзя думать ни о ком другом, как о Слове, ставшем плотью. (Он олицетворил учение Бога и), об учении принявшем в Нем форму - Образ, как кто-то прекрасно выразился: "Христос учил Свою Собственную жизнь и жил Своим собственным учением." Он и никто другой есть истинный Прообраз учения. В Нем оно воплотилось. Когда теперь, бывшие рабы греха, после своего искупления, изображаются как послушные и преданные Ему, тогда они действительно последовали приглашению: представить себя и члены свои Богу в орудия праведности (ст.13) И как они были послушны и покорны прообразу учения, такими же послушными и покорными они будут и самому учению. Оно воплотилось в них, приобретет форму- Образ и откроется в праведном хождении. Они сами были про образами этого святого учения: (2Фес.3:9; Фил.3:17; 1Кор.4:16; 11:1); их соработники (1Тим.4:12); и целые общины становились таковыми: (1Фес.1:6,10; Рим.1:8;16,19). Как чудесно было послушание: упоминается, что они были послушны от всего сердца. Не требовалось ни внешнего, ни внутреннего нажима, ни увещаний, чтобы отвратить их от греха и приобщить к добру; не нужна была ни какая другая движущая сила, кроме собственного сердца, готового исполнять все. Это было добровольное, радостное послушание с внутренним согласием с тем, что требует Господь и Его слово. Это есть вручение и отдача себя Господу.

стих 18

"Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности". Этот стих показывает продолжение великого преображения, о чем говорилось выше. Там сказано: "вы были рабы греху, тут вы стали рабами праведности; там вы служили с неограниченным послушанием, тут вы действуете также. Освобождение от рабского служения одному господину, которому вы принадлежали, вы взяли, чтобы добровольно перейти в рабство Другого, собственностью Которого вы теперь являетесь. Так теперь все в порядке, потому что никто никогда не может служить кроме как одному или другому. Вы там совершенно освобождены, чтобы теперь быть в полном распоряжении Освободителя. Дело простое: "когда мы не пожелали, чтобы Бог над нами властвовал, мы по справедливому суждению были проданы греху (Ис.50:1; Рим.7:14) теперь милость освободила нас от греха; это произошло только для того, чтобы мы стали рабами праведности, это наша свобода". Д-р Браун. Это практическое отношение ко греху после нашего оправдания и единения со Христом.

стих 19

"Говорю по рассуждению человеческому, ради немощи плоти вашей". - Это небольшое извинение, которое апостол здесь выставил; он тут как бы говорит: "Я ради вашей неспособности воспринимать духовные истины, должен как бы спуститься вниз и говорить с вами так, как мы это привыкли делать в повседневной жизни и в ежедневных обстоятельствах". Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые".- Кем и какими вы были, когда вы служили греху со всей вашей серьезностью, старанием и желаниями, когда вы служили греху, как вы тогда употребляли все ваши члены, на грех, нечистоту, несправедливость и беззаконие, то вы теперь со всеми вашими членами служите Единому Господу. Так например, если вы имели дар слова и могли продолжительно говорить о земном, то сейчас вы должны быть готовы, где это требуется, говорить о небесном. Если кто говорил жестко и бессердечно, тот пусть будет теперь мягким и любвеобильным в своих отзывах: если он в былое время мог шутить, легкомысленно злословить или сквернословить, то теперь пусть его речь будет серьезна, без гнилых слов, обрати все к лучшему, в пользу ближнего и откройся каждому для молитвы за него. Если в служении греху твои глаза когда-то сладострастно смотрели на нечистое и привлекало тебя все гордое и богатое, все радости этого мира, то пусть они теперь, служа "Другому Господину", смотрят на то, на что Он смотрит с удовольствием. Пусть очи ваши, наслаждавшиеся высокомерием и радостями мира, пребудут теперь в услужении Другого Господина и смотрят только на то, на что Сам Господь смотрит с удовольствием. Пусть очи ваши видят смиренного, бедного, плачущего от черствости сердец и о страданиях, которым они всюду подвергаются. Да будут все другие твои члены подобно этим посвящены на служение Господу и в дальнейшем будут употреблены на служение справедливости по примеру Господа Иисуса .- Направь взоры твои на прошлое и вспомни как ты день и ночь, час за часом, год за годом двигался в среде того, что случалось здесь на земле, и ты жил во всем этом и чувствовал себя как рыба в воде, а теперь живи час за часом, день и ночь, из года в год в том, что принадлежит Господу и принадлежит потустороннему миру. Пусть здоровеют твои силы в непрерывном тебе одному присущем, служении справедливости, как в твоей, для тебя своеобразной атмосфере и в жизненном элементе.- Одним словом: да придет все к цели Божией! (Рим.5:21; Ефес.4:13). То особенно выдвигается полная отдача Господу всей личности (ст.16,17,18); то говорится о полном предоставлении отдельных членов для служения справедливости (ст.13,19). Отдача и того и другого крайне необходима, но мы должны обращать наше внимание ежедневно на наши члены, потому что посредством их совершаются отдельные функции нашей жизни. Отдельными членами может быть нарушена полная отдача Господу, так что мы посредством их можем вернуться к рабскому служению греху. Если привычки, склонности наслаждения, которые, хотя весь человек уже на стороне Господа, открывают в нем привязанность к прежнему властелину; возьмем как пример (Иак.3:1-12); и слова Господа (Лук.11:34-36) и т.д. Это члены тела, которые еще находятся на земле; они должны быть приобщены ко всей личности человека, находящегося уже в смерти Христа. (Кол.3:3-5). Если наши члены тоже находятся в смерти Христа (Кол.2,13 и 3:1): в служении праведности, так что о них можно сказать, что они святы. По Писанию "святым" называлось то, что было посвящено Господу, что существовало и употреблялось только для Него. Это мы видим в описании скинии и храма. Теперь каждый верующий есть святой храм Божий и члены его посвящены Богу, существуют для Бога и взяты Богом в собственность, как орудия.

стих 20

"Ибо, когда мы были рабами греха, тогда были свободны от праведности".- Это не обозначает, что когда вы жили в рабстве греха, то справедливость, Бога не предъявляла никаких претензий к вам. О нет! Она неумолимо стоит перед каждым грешником со всеми требованиями, угрозами и суждениями, как написано в этом послании Римлянам 1 гл. 18; 2гл.1,5, 6,8,9,12,27; 3гл.-1-19; и т.д. То, что говорит здесь апостол примерно следующее; когда вы еще были рабами греха, то вам и дела не было до справедливости, вы поступали во всем свободно по вашему вкусу, как подходящий случай, то вы свободно исполняли ваши замыслы. Какое вам дело было до справедливости или дела ее, вы ведь не служили ей, она не была вашим господином, вы были свободны от нее. Самое главное, на что здесь указывается, это то, что грех полностью владел вами, весь человек служил ему. Это не исключает возможности, что иногда вы чувствовали увещевания, предостережение и у вас появлялось желание поступать справедливо, делать добро. Так влиял Бог-Дух Святой; но это длилось не долго, вы закрывали глаза, затыкали уши, и вы шли и грешили; грех был вашим властелином. Так вы и за время вашего служения греху доказали, что нельзя служить двум господам, и вы действительно служили только одному, вы сторонились справедливости, сторонились служить ей.

стих 21

" Какой же плод вы имели тогда? - Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их - смерть." Как видно из ответа на вопрос, апостол даже не останавливается на том, что в общем получалось от греховных дел: скорбь, боль и побуждение ко греху для других людей. Какая польза, выгода и какое остающееся удовлетворение вы получили за вашу верную службу греху? В то время, возможно, вам казалось, что вы получили сладкий плод, похожий на райский плод. (Быт.3:6); но как вы сами думаете и судите теперь об этом? Ответ: "дела, каких ныне сами стыдитесь". Тут не напоминается, какое последствие было после совершенного греха в раю, а именно; что открылись глаза на наготу, и громко кричала совесть, что краска стыда залила лицо Адама и Евы, но тут напоминается о том, как смотрят теперь на служение греху и его плоды, когда мы уже становимся Христовыми. Для верующего почти нет ничего более удручающего, как воспоминание о том, что в его прежней жизни было то, что лишало Бога Его славы, глубоко унижало Его. Как горьки еще бывают слезы о том, что Бог уже долгие годы тому назад простил: (Пс.24:7); Ведь Бог так простил, что Он наши отступления и грехи больше не вспоминает, и может быть, что на нас нападает страх; не осталось ли что-нибудь не прощенным. Такого вида был плод служения греху, которое производилось, не обращая внимание на справедливость. Тут и конец, к которому вело это служение "ибо конец его-смерть". Вспомним: это смерть в полном смысле своего значения: духовная за время земной жизни, где человек мертв во грехах, разъединенный с Богом, с истинной жизнью; так он идет навстречу телесной смерти, чтобы после нее быть переданным второй смерти, (Отк.20:12-14.):окончательному концу.

стих 22

"Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец - жизнь вечная". Этот текст слово в слово говорит о новом состоянии в сравнении с прежним состоянием. Вы теперь освобождены от древнего властелина рабов и грех уже теперь не имеет ни малейшего права на вас. Вы не так свободны, как вы думали, находясь в служении греху, но вы действительно освобождены посредством спасения Бога, находитесь под Его господством, ставши добровольно Его рабами; вы служите исключительно Ему, потому что вы принадлежите Ему. Из этого вытекает безусловно, что вы теперь о грехе не заботитесь, его требования отклоняете, даже не прислушиваясь к ним, но свободные, не связанные, служите Господу; грех и рабство вас не касаются, вы живете как вольные. Но как когда-то грех претендовал на вас исключительно для себя и своих дел, то Бог, чьей собственностью вы теперь сделались, от внутреннейшего центра вашего сердца с его побуждениями, желаниями, стремлениями и мыслями до вашего тела с его членами, теперь претендует на вас. Весь человек по духу, душе и телу не может никому другому принадлежать, как только Тому, Кому вы стали послушными от всего сердца. Пробовать служить двум господам, сделает вас предателями вашего Господа и откроется, что вы все же грех, который вас продал и поразил, предпочитаете Ему. Практическое отношение ко греху следовательно: полная свобода от него, не дотрагиваясь до него. Поводом этого будет, что вы будете святы. Сделаться святыми следовательно не на красивый идеал, но Бог ожидает это как действительный факт. Мы видели уже как члены нашего тела в служении Ему посвящаются и освящаются Им (ст.19). Тут речь идет о всем человеке, который, если отдан Богу,занимается Им, проникается Им и обитается Им, так что в нем для чего-нибудь другого уже нет места. Освящение - это полное отстранение от греха, полная отдача Господу, и Его овладение человеком. Печальны жизнь и хождение многих христиан, которые постоянно торгуются, сколько греха они еще могут сохранить; такие никогда не отдавались Господу и никогда Им не принимались в Его владение, поэтому им и не знакомо освящение. И все же без освящения никто не увидит Господа. (Евр.12,14) (Но "дар Божий - жизнь вечная во Христе Иисусе Господе нашем"). А конец -жизнь вечная. Это не так как будто верующий наконец, после оправдания и отдачи Господу жил и был оправдан, попадает на небо и только там получает вечную жизнь. Это была бы плачевная лестница, по которой он должен был бы подниматься собственными силами, но никогда не достиг бы первой ступени и таким образом должен был бы, отчаиваясь, отказаться от всякой надежды на достижение последней ступени - вечной жизни. Нет, истинный христианин начинает с вечной жизни; он воскрес из мертвых ст.13 и восстал к новой жизни ст.4 и эта новая жизнь есть вечная жизнь. Он имеет ее уже здесь и живет ею уже здесь. Но здесь апостол говорит о вечной жизни в ее завершении. Полученная в начале вечная жизнь может и будет прогрессировать и углубляться, когда мы будем получателями полноты милости и дара ее. Гл.5:17; если мы во Христе имеем " жизнь и имеем с избытком" Иоан.10,10; и мы в силу этой жизни, как свободные от греха рабы Божии, ходим во святости. Конечный результат, на который здесь указывается, будет согласно слов одного богослова: "блаженный опыт не только полного освобождения от грехопадения и его последствий, но и совершенной жизни, приятной Господу, в формах схожих с оригиналом, в свободном доступе к Нему и в неизреченном общении с Ним во веки веков."

стих 23

В этом заключительном слове описания 2-х служений; служения греху и служения Богу, в которых находятся все люди без исключения, или в одном, или в другом, нам еще сообщается сумма, которой вознаграждается служение каждого человека и убедительно ставится перед нашими глазами. Вот раб, который служил всегда верно и всегда был на работе. Его господин - грех, он платит: он отдает зарплату, заслуженное вознаграждение, и никогда никому не остается должен. О каждой сделанной работе говорится в (Быт.2:17); "от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь. "И раб этот мертвый в отступлениях и грехах, в которых он живет, вознагражденный грехом - ходит: это вознаграждение греха в одной форме и если он наконец, пережил жару и тяготы дня, когда настал вечер, тогда опять его вознаграждение готово: это смерть - путь всякой плоти; это его вознаграждение в другом виде, но это еще не полная сводка счетов; она будет перед великим белым престолом. Там посчитается вся сумма и полностью будет уплачена - это вторая смерть. Остановись и подумай! Это возмездие за грех! (Отк.20:12-14). Но нам еще здесь говорится о слуге и рабе Божием. Кто он от природы? Не потомок ли он Адама, тоже, раб греха, который пренебрегал служением праведности? Он заслужил, чтобы у него была отнята жизнь, потому что она была отдана греху и уподобляема против Бога, и поэтому он заслужил смерть. Но Сын Божий заступился за него. Он отчитался за грешника и принял плату за грех - смерть. Так чудный Спаситель умер за грешника, чтобы спасти бедного от его рабства греху и от вознаграждения за него. Сверх этого Спаситель дал освобожденному вечную жизнь, свою собственную жизнь - дар Отца, Сам наградил его жизнью. Это конец служения греху этого спасенного; конец наступил со смертью Иисуса Христа. О, эта новая жизнь не есть заработок или плата владельца за что-то: это свободный дар Бога во Христе Иисусе. Пронизанный этой новой жизнью, освобожденный идет изживать ее, и когда он ей отдается, то она пребывает в нем с все возрастающей силой, которая все больше открывается в неразделимом служении Богу и в плодах праведности. Так прожитая им здесь жизнь приготавливает его для полной меры ее в вечности, когда он вне тела вечно будет дома у Господа. (2Кор.5:8).

Глава 7

СВОБОДА ОТ ГОСПОДСТВА ЗАКОНА БЛАГОДАРЯ ХРИСТУ (СТ.1-6)

Разве дети Божии во времена Нового Завета все еще состоят под законом? Так спрашивают часто и снова спрашивают. Близорукие и легкомысленные верующие не ведающие, что они состоят под законом, скоро сошлются на букву закона и скажут, что Христос конец закона, (Рим.10:4); или скажут: "мы не под законом, а под благодатью (гл.6:14); но простым воспоминанием этих божественных слов никто не становится христианином, освобожденным от закона. Тут должно случиться нечто более великое. - Другие верующие как раз противоположность этим. Они совершенно убеждены в том, что они под господством закона и верят, что так должно быть с учениками Христа. Они дрожат, когда кто-либо собирается говорить об освобождении от закона. Бедна и хилая духовная жизнь этих бедных душ; они же этого не сознают. Они еще никогда не имели истинного взгляда на полное и вечное искупление, поэтому им жизнь во Христе чуждая, несмотря на то, что они уже много лет назад возродились. Слава Господу, что Он нам дал свой ясный свет дарованный нам в Его Слове, которое несет нам радостную весть, что мы можем быть свободными от закона, да, должны быть свободны, если мы действительно хотим жить для Господа (Гал.2:9). И оно нам говорит, почему это должно быть, и как мы тогда, когда мы на славном пути Бога, получаем оправдание закона, исполненного нами самым приятным для Бога способом. (Рим.8:3,4). Седьмая глава послания к Римлянам дает нам ключ к разумению многих вопросов, которые касаются закона Бога и нашего отношения к нему.

стих 1

Если в Новом Завете говорится просто "закон", то всегда подразумевается данный на Синае закон. Это то руководящее начало, cвятое и божественное Слово Божие, данное всем человекам, о котором здесь идет речь. Если апостол здесь говорит с теми, которые знают закон, то он подразумевает не только верующих из Израиля, но возможно и всю общину в Риме, даже если она главным образом состояла из язычников, обращенных в христианство. Причина, почему мы так рассуждаем, следующая: все свидетельства, которые первые христиане распространяли, они везде основывали на Слове Божием. Под этим Словом в то время подразумевался, когда писалось это послание, весь Ветхий Завет. Когда возвещалось словное искупление, когда говорилось доходчиво до сердца о Его страданиях и смерти, когда все время повторялось: "как написано". Возьмем мы только это послание, которое апостол Павел так пишет общине в Риме, то мы из его текста можем узнать, что Римская община была знакома с Ветхим Заветом и законом Моисея, потому что он показывает им Бога таким, каким Его нам открывает Ветхий Завет: Его справедливость, как ее изображает закон, оправдание грешника верою он доказывает из Бытия через Моисея и далее через Давида. Да, даже Христа он нам показывает во свете ветхого завета, из которого взят Адам как прообраз нашего Господа. Итак, первые общины знали ветхий завет и закон. Более или менее и нам знаком ветхий завет и закон, так как мы дети Божии, верующие, благодаря открытой нам истине. Прежде объяснения о могучем совершенстве закона, апостол говорит о том факте, что закон властвует над человеком, пока он жив. Закон имеет отношение только к живому человеку, который подвластен ему; он имеет власть повелевать, запрещать, требовать, требовать и отказывать, угрожать, наказывать, оправдывать, осуждать. И так как это закон Бога, который обязан требовать совершенное послушание, ничего не знающий о прощении отступивших от него, то его господство роковое тем более, что никто не может удовлетворить его требования. Освобождения же от закона нет, пока человек жив; только смерть уничтожает все обязательства, и закон закрывает свои акты только со смертью человека. Ранее (Рим.6:14): апостол, однако выразил очень определенно и уверенно, то оправданные, соединенные со Христом не под законом, но под милостью, но апостол к этому утвердительному высказыванию не дает никакого объяснения, как это получилось, что они освободились от закона, но здесь дается объяснение:

стих 2

Пример взятый из повседневной жизни (лучшего нельзя было найти): брачный союз между мужчиной и женщиной, который закон Бога освящает, должен сделать видимым для нас наше состояние и наше отношение к закону. Женщина - главная личность этой иллюстрации. Она вступила в брак, следовательно она законно связана с мужем, и связана с ним узами брака, крепче которых нет, ибо мужчина, и женщина суть одно тело, этот союз неразрушим, потому что так это определил закон Бога, охраняющий брак и господствующий над ним. Люди же желают разводов и находят разные причины для разводов, но закон Божий не признает ни одного, жена связана со своим мужем до его смерти. Только тогда закон признает развод, когда муж умирает. Она сама не может освободиться от мужа, так же и другие не могут осуществить ее развод. Если муж умер, то закон отступает, она освобождена, так, как будто уже не существует для нее брачного закона, ибо как она освободилась от мужа через смерть, так она и освободилась от закона.

стих 3

Изображенная выше картина не заканчивается этой зарисовкой, но касается и другого возможного и важного случая. Предположено: женщина выходит замуж за другого, когда ее первый муж еще жив и следовательно согласно закона Божьего не было развода ей. Что же она сделала? Она вошла в презренное и проклятое состояние. Согласно закона она называется прелюбодейкой, и действительно она прелюбодейка. Но освободилась ли она от закона? Нисколько! Закон своей господствующей силой осуждает ее. Несмотря на то, что текст не распространяется об осуждении и наказании, то все же каждый знакомый с законом знает, как неумолимо закон поступал с прелюбодейками. Дальше предполагается: муж умирает, Бог Сам разрывает узы брака, и она становится женой другого мужа. Теперь ей можно так поступить как будто она еще никогда не была под брачным законом. В своем новом выборе она не прелюбодейка, но она совершенно честно становится женой второго мужа.

стих 4

"Так и вы, братия мои" - так дело обстоит и с вами, с вашей жизнью веры, как в данном примере. Более близкое применение того, что сказано во 2-м и 3-м стихах он предоставляет каждому из нас и сейчас же переходит к центру тяжести того, что у него главным образом на сердце, а именно к нашему состоянию смерти со Христом, и с этим и смерть первого мужа, так что мы избавлены от него и от закона. Будем искать применение стихов 2-го и 3-го: "так и вы" - точно так же как там в данном примере, все концентрируется вокруг женщины,- в духовном отношении все концентрируется вокруг нас. Каждый рожденный от Бога находится в положении той женщины. Каждый человек, начиная от своего физического рождения близко, как нельзя больше и ближе, связан с ветхим человеком, потомком ветхого Адама; он с ним одно тело, одна личность. Это со времени младенчества ваше настоящее "Я": эта связь от века состоит под законом и не разрешима. Ветхий человек первый, который имеет все права на вас. Совершенно вы не можете расстаться с ним, так же как это не могла сделать та женщина со своим мужем; никто и ничто не может вас заставить расстаться с ним: только одно допускается законом: это смерть ветхого человека. Сам Бог должен вмешаться в ваше дело, когда должно произойти у вас разделение. Как только произойдет смерть этого ветхого человека, - вашего первого мужа, вы освободились от него и вместе с этим и от закона. Но дальше: как в том примере предполагается, что женщина (вопреки закону) может соединиться с другим мужем при жизни своего первого мужа, так случается часто и в жизни верующих. Когда они родятся от Бога, то с их стороны брачный союз с первым мужем, то есть с ветхим человеком не расторгнут: они посредством его - плотские. Часто они долго остаются в связи этой, как коринфяне (1Кор.3:1-4) часто после того, что они вышли из плотского состояния, они снова возвращаются в него (Гал.3:3) некоторые не освобождаются даже до могилы, несмотря на то, что в искуплении Христа содержится все, также и расторжение этого брачного союза. Несмотря на все, новый союз заключен как остающийся. Другой муж, - Второй Адам, Сам Себя отдал за них; и что касается Его, то Он Сам произвел требовавшийся развод с первым мужем - нашим ветхим человеком. Но ты, бедная женщина - бедная душа, которая видит себя все еще соединенной с первым мужем! Какое жалкое твое положение! Ты радуешься Другому мужу, ты рада быть Христовой и хотела бы только жить с Ним и для Него, но первый муж против этого, ссылается на свои права на тебя, он тебя не бросает и не освобождает. Это объяснение той, часто наблюдаемой, скорбной двуполой жизни некоторых верующих, делающей их несчастными. Ветхий человек жив, а закон иначе не может: он должен осуждать. Душа хочет освободиться от ветхого человека и от закона; она борется и сражается с первым, она хочет, чтобы он умер, но он не уступает своих прав и "умереть", говорит он, "Я не умру до твоей могилы". - О, несчастные! Многие верят таким речам и часто гораздо больше верят ему (в.ч.), чем Тому, что есть действительно полное освобождение от него - распятие ветхого человека вместе со Христом! Какая великая милость из Ее полноты та, когда в один благословенный день, давно открытый факт, Духом Святым душе открывается и запечатлевается как новое Евангелие: "так и вы умерли для закона телом Христовым". - Ты, т.е. ветхий человек, твое бывшее собственное "я", больше чем 1900 лет тому назад потонуло в теле Другого Адама, когда Он первое поколение вознес на крест и оно было умерщвлено там с Ним. Таким образом твоя первая жизнь ветхого человека, к которой закон обращает все свои требования, для закона умерщвлена. Ты, некогда бывший, уже не существуешь, твоя жизнь вместе с первой жизнью Другого Адама умерщвлена на кресте. Первый муж умер. Ты теперь новый человек и принадлежишь никому другому, как Тому, Который воскрес из мертвых. Он живет другой жизнью: жизнью воскресения, и ты, который с Ним умер и воскрес живешь Его жизнью воскресения. Так с тех пор всякая связь с первым мужем закончилась путем смерти тела Христа. Ты умерщвлен для закона и всякие обязательства по отношению к нему аннулированы. Вот это Дух Святой нам здесь хочет дать понять. Если мы осуществим это верою, то есть если мы действительно принадлежим другому мужу, воскресшему из мертвых, тогда осуществляется святое намерение Бога: "да приносим плод Богу". Только в реальном соединении со Христом Воскресшим, которое возможно только после уничтожения двуполой жизни, в которой "первый муж" еще настаивает на своих правах; только в истинном срастании окулированной ветки с Деревом жизни содержится сила, посредством которой может быть удовлетворено желание и томление Бога - собирать с нас плоды. От каждой брачной связи ожидается плод. Какой плод должен быть для Бога, когда связь с "первым мужем" совершенно прекращена и мы действительно соединены с Воскресшим из мертвых? Подумай, ты теперь воскрес со Христом (Кол.3:1): принадлежишь с Ним к другому миру, другой жизни и эта жизнь проникла в тебя. Твоя связь с тем (старым) миром, с прошлой жизнью уничтожена; все это тебя уже не касается. - За этим должно последовать искание горнего, где Христос по правую руку Отца. Это стремление к горнему должно наполнять тебя, пока ты сам туда войдешь.

стих 5

"...Когда мы жили по плоти"... Слово "плоть", в том смысле, как оно здесь употреблено, мы встречаем его здесь в первый раз, в дальнейшем оно будет встречаться часто, поэтому мы напомним, что в Писании оно имеет двойной смысл. Во-первых, оно употребляется, когда идет речь о материальной плоти, из которой состоит наше физическое тело. В таком смысле употребляет его апостол (Рим.2:28): иногда оно обозначает всю нашу физическую жизнь, как, например (2Кор.4:11); также обозначается этим словом все человечество (Ис.40:6); и опять вся живая тварь (Быт.6:13;7:21,23 Мат.24:22). Также чтобы намекать на ничтожество, низость и немощь, которые свойственны людям. (Иоан.1:13); Но во-вторых Св. Писание этим словом "плоть" обозначает наше падшее греховное и отчужденное от Бога состояние, как мы его по природе унаследовали от Адама. Это плотское природное состояние, или содержание нашего внутреннего духовного человека - наш характер с его делами - природа не может быть улучшена или приручена, или как-нибудь изменена. Она везде и во все времена противодействовала Духу Святому (Быт.6:3; Деян.7:51; Гал.5:17); Следовательно, от плоти мы можем спастись только её гибелью, уничтожением и смертью (Рим.6:6; Гал.5:24; Рим.8:13): В таком смысле здесь употреблено это слово. Словами: "когда мы жили по плоти" указывается на прошлое греховное состояние, в котором ветхий человек не был распят, когда царствовал принцип греха и мы находились под законом и поэтому не мог произрастать плод для Бога, о котором говорилось. Правда, плод произрастал и из этого брачного союза, но плод к смерти. Несмотря на то, что нам уже было сказано как созревает плод в том состоянии, еще раз нам об этом напоминается, и перед нашими глазами еще раз демонстрируется вся важность этого греховного процесса, чтобы мы обратили на него наше особое внимание. В этом плотском состоянии "страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших". Это не только в невозрожденном состоянии, но так же когда мы как возрожденные, подобные той женщине, не покончили с ветхим человеком в смерти Христа. (Это плотское состояние в котором дитя Божие живет согласно своей ветхой природе.) Тогда мы будем наполнены греховными желаниями. Это возможно человек и не увидит, потому что они не все вместе выступают. Они дремлют в нем и не шевелятся и он сам себе кажется чистым, благородным, может быть даже освященным, пока откуда то залетит искра, которая воспламенит все греховные желания и начинается их бурное волнение. Бедный человек, если он только действительно наблюдает за собой, испугается и удивится тому, на что он способен, и всему тому, что обитает в нем. Однако не должны ли мы удивляться, когда тут указывается на закон, благодаря которому возбуждаются греховные страсти? Так же как преступный сброд, который прячется в разных потаенных местах, так что даже не имеешь никакого понятия об их присутствии, вдруг начинают шевелиться и бегают туда и сюда, когда появится блюститель полрядка, или даже прозвучит голос его - так происходит и с человеком, в котором дремлют сладострастие и похоти, когда закон Божий приближается к ним со своими повелениями, запрещениями и осуждениями. Тогда там не находится никакого желания обуздать свои наклонности и подчиниться требованиям закона, и так как нет средств их задержать, то они именно в запрещенном ищут свое удовлетворение. Так они продолжают действовать из года в год, превращая то одни, то другие члены в орудие их страстей, пока они приобретают все больше силы и для них уже не будет никаких препятствий. Беспомощен бедный раб против них, он порабощен, он погиб, потому что закон, осуждающий их вместе с рабом, уже не может ему помочь. Так совершенно невозможен плод для Бога, если мы живем по плоти, возрожденные мы или невозрожденные. Плод для Бога может только тогда образоваться в нас, когда настанет то другое состояние в нас, в котором ветхий человек наш распят со Христом и мы принадлежим Тому Который воскрес из мертвых.

СТИХ 6

Первая половина этого стиха вернее должна бы гласить так: "Но теперь мы освобождены от закона, потому что умер тот, в котором были задержаны". - Подобно той женщине, как она своим первым мужем, - мы были задержаны нашим ветхим человеком, и не могли принадлежать Другому, но вот последовала его избавительная для нас смерть. Мы, то есть наш ветхий человек умер в теле Христа на кресте, и как мы освободились от первого мужа (в.ч.), так освободились и от закона, который господствовал над нашим союзом с ним. Итак мы пришли с законом к концу. Это звучит как возглас ликования: "Мы освободились от закона!" Это как будто кто-то долгое время носил кандалы, но настал день, когда они были сняты с него, и он теперь может свободно двигаться: ходить, бегать и прыгать. Он может свободно дышать, потому что вступил в беспрепятственную, новую, радостную жизнь. Но почему освобождение от закона, путем и способом, как оно здесь показано, так желательно и такое воодушевительное событие? Ответ содержится в том, что здесь дальше сказано: "чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве". Если бы сюда было внесено понятие "долженствовать", о чем апостол не мог думать, так как он об этом не сообщает, как оно должно бы быть, но каково оно теперь, тогда опять входило бы новое принуждение закона, после того, что устранены: "ты должен" и "ты не должен". Это слово "должен" создает из двух названных и стоящих друг против друга состояний:

1)состояние под законом и

2) состояние в духе - две рядом стоящие системы, и ставит человека, бывшего в первом состоянии - во второе и говорит ему: " по первой системе ты должен был поступать так, а по другой системе ты должен иначе". А между тем эти два состояния суть два элемента совершенно противоположных друг другу: 1-е состояние - это элемент буквы, формы, внешности и принужденного рабства; другое состояние есть атмосфера Духа Святого, Который все проникает и действует глубоко внутри, в свободе Духа освящает и одухотворяет. 1-е состояние это элемент рабства, потому что мы, связанные грехом, под давлением ветхого человека, в плену и под господством смерти, и к этому еще и закон возлагает на нас свое ярмо. - Другое же состояние - это элемент свободы; в нем мы от всего этого освобожденные - добровольно и от всего сердца исполняем волю Божию. Кроме того, первое состояние есть элемент смерти, так как мы сами еще в смерти и продолжаем погружаться в нее все глубже, и даже каждая заповедь закона, которая была нам для жизни, служит к смерти. Другое же состояние есть элемент жизни, так как в Нем я одно с Ним, Который есть воскресение и жизнь. Мне дано в Нем пить эту жизнь полными глотками и все что мною будет сделано, это продукт полноты жизни Христа. Служить Богу в ветхой сущности буквы, в ветхих формах, предписаниях и заповедях, внешне точно соблюденных, и одновременно оставаться в рабстве греха, всегда будет иметь сходство с богослужением Савла до познания им Христа, и через это познание он узнал со страхом, что он все время был величайший грешник и враг Бога. Служение же в обновленном духе, в радости внутреннего человека и в силе Духа Святого может быть определенно словами (Фил.4:13): "Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе", с прибавлением (1Кор.15:10): "но Благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна", она одна может и поведет к цели, которой достиг этот раб Божий, когда он сказал: "Подвигом добрым я подвизался..." (2Тим.4:7-8). Этим стихом апостол здесь заканчивает начатую тему о новой сущности духа, чтобы вернуться к ней в 8-й главе с первого стиха. Другую истину относительно закона и греха апостол считает нужным осветить здесь, потому что в конце 8-ой главы она была бы не на месте. Как закон и грех действуют в искупленном, когда он опять встречается с ними: стихи 7-25.

стих 7

"Что же скажем? Неужели от закона грех?" Этот вопрос безусловно здесь на месте, потому что плотские люди могли сделать неправильные выводы, касающиеся закона. Потому что почти везде, где апостол показывает закон приближающийся к человеку или действующий на него, для человека не получается ничего хорошего, а большею частью плохое; на конец он и сам выразил свою радость, что он освободился от буквы закона, то есть Богу уже не служит по букве закона, но в обновлении духа. Законников такое отношение могло довести до крайности, и к вопросу, который он ставит сам: "Неужели от закона грех?" Правда, такое предположение он с недовольством отвергает и не допускает ни малейшего обвинения закона, так как он исходит от Бога и Его Именем требует добра, а зло запрещает и осуждает. Этому противится наша внутренняя злая сущность; вся без исключения вина находится в падшем состоянии человека. "Но я не иначе узнал грех, как посредством закона". Здесь как будто апостол хочет сказать: не только это не грех, но наоборот, это ведет к правильному пониманию греха. Закон сослужил мне добрую службу; я никогда не дошел бы сам до правильного понимания греха, если бы не было закона. Я только считал бы грехом сделанные дела, явные вспыхивания греха, но закон пошел гораздо глубже, он меня довел до настоящего корня греха. "Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: "не пожелай". Снова апостол возвращается к "пожеланиям" или как это слово должно быть понято в расширенном смысле, как страстное желание, жадность или вожделение ст.5; это включает в себе гораздо больше чем провозглашено законом (Исх.20:17); Согласно свидетельства апостола речь идет о каждом страстном пожелании и вожделении. Он это все так ясно не видел и не познал бы если бы закон Бога против этого не провозгласил бы свое торжественное "veto" (запрещаю). И нужно ли было благоразумнее апостола, освященного Духом Святым, чтобы наблюдать за влиянием вожделений и закона и описать их действия? Непонятным остается только одно: как некоторые толкователи здесь описанный опыт относят ко времени невозрожденного состояния апостола Павла, потому что наблюдения, как он их передает, не могут быть произведены невозрожденным человеком, и не могут быть записаны только на основании запоминаний, потому что то, что случалось в невозрожденном состоянии, не сохранилось бы в памяти, так как произошло без света свыше. Вспоминание прошлого возможно только сумеет воскресить в памяти презренные дела, но о развитии внутреннего психологического процесса оно сумеет сообщить только нечто туманное. Каждый раз, когда Слово нам напоминает о вожделениях и похотях человека, то мы - падшие существа снова стоим перед одной из глубочайших бездн нашей гибели. Почему это так, понять не трудно. Ведь человек был создан для того, чтобы участвовать во всем, что есть в Боге. Он не мог бы иметь ни способности, ни восприимчивости для Бога, если бы он не был создан пустым существом с сильным желанием быть исполненным. Так Бог поставил его в этот мир со страстным желанием, обращенным к Создателю быть исполненным только Им, Иеговой, Который был готов удовлетворить полностью все желания человека. Так все источники человека были в его Боге. Человек со времени своего падения сделался существом крайне пустым и с тем же страстным желанием, но отведенным от неисчерпаемого Первоисточника, и так нет ему ничего, что могло бы его удовлетворить. Когда он отвернулся от Бога, он начал искать удовлетворение вне Бога итак он продолжает, полон неудовлетворенности, гоняться за всем тем, что ему преподносит мир, грех, сатана собственная плоть и кровь. Какая масса и какая мерзость греховных желаний собралась бы, если бы мы собрали всю массу их, которая возникала в нас за время нашей жизни. Мы нашли бы, что жадные желания и похоти были главными, движущими силами нашей деятельности и поведения. Секрет безнадежно злого сердца содержится в его сильных плотских желаниях. Когда человек возрождается, то его страстные желания обращаются на то, что в Боге и на Бога самого; он может сказать: "желание добра есть во мне" и "по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием." (Гл. 7:18 и 22); когда же он совсем выздоравливает от своего грехопадения, тогда он может всегда говорить: "как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу Крепкому, живому! (Пс.41:2-3); и желание его удовлетворено, когда он имеет Его, тогда он восклицает: "Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле." (Пс.72:25): Такой теперь его внутренний человек. Но в нем есть еще ветхий человек, грех или принцип греха и плоть, то есть его прежняя падшая природа. Это целый вулкан в нем, от которого во Христе и Его искуплении есть полное спасение. Но это только условно для каждого обновленного человека. Условие такое: быть одно со Христом и верою пребывать во Христе Распятом и Воскресшем, как это было показано нам в 6-й и 7-й главах. Верующие, которые заканчивают свое оправдание 3-й главой к Римлянам и не входят в общение смерти и воскресения Христа, а также и вошедшие в него, но не оставшиеся в нем, стоя и живя на собственной почве, переживут горький опыт, который описывает апостол, начиная отсюда и до конца главы, так как они опять будут под грехом и законом.

стих 8

Только не будем упускать из виду, что здесь словом "грех" всегда подразумевается живущее в нас зло или принцип греха. Апостол как бы одухотворяет грех, т.е. изображает его как личность, торгующуюся, или мертвую, оживляющуюся, обманывающую его, убивающую его и т.д. Если мы еще здесь замечаем оба "я", старое и новое, тогда мы узнаем как не распятый греховный принцип с помощью старого "я" развивает свою деятельность. В предыдущем стихе апостол свидетельствовал, что запрет закона открыл ему глаза на желания и похоти, так что он, всмотревшись в них, хорошо понял грех, потому что в них корень греха и все его разветвления. В этом стихе он показывает насколько он был далек от понимания, что запрет закона может удержать от сильных желаний; наоборот, "грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание." То, что согласно божественного повеления должно остановиться, как раз произошло вопреки его. Зло, находящееся в нас, воспламенилось при простом воспоминании о нем или благодаря напоминанию. Неисправимый ругатель, может быть месяцами не ругавший никого, разражается руганью, потому что ему кто-то сказал: "нехорошо ссориться и ругаться". Доброе слово его раздражает и служит причиной и толчком для проявления его по природе злого характера. Может быть этот бедный ругатель еще не скоро проявил бы себя, если бы не задели его больное место. Так это бывает и с грехом, находящимся в нас, если он не взят в плен смертью Христа. Закон говорит: "не пожелай", а внутреннее естество наше возбуждает в нас всякие желания. Как поток лавы из кратера вулкана изливается из нас похоть, желания и стремления к запрещенному и не спрашивает: "а что говорит Божий закон?" "Ибо без закона грех мертв". Это определение Павла, что грех без закона был мертв, многих ввело в заблуждение, потому что толковали мертвость греха как дремоту греха, и даже у необращенного человека. Конечно, после такого понимания и толкование будет неправильное. Но апостол в первых трех главах достаточно ясно высказался о том, как действует грех и закон в необращенном человеке, так что здесь в наставлении для детей Божиих добавлений не требуется. Говорят: греховный принцип лежит в нас дремлющий и окаменелый до того, что повеления и запрещения закона действуют на нашу испорченную природу; его яд и сила нам неизвестны. Так что для наших ощущений и чувств получается впечатление их мертвости. Но это слово (нашего текста) отнюдь не говорит, чем кажется грех и греховный принцип нашему ощущению, но, что это согласно свидетельства Бога. Это свидетельство нам говорит, что грех живущий в нас, действительно мертв, а не только кажется мертвым. Но верно, что живущий в нас грех мертв только в том случае, когда наш ветхий человек распят вместе со Христом, с Которым и тело греха или принцип греха получает смертельный удар гл.6:6 и 8:3; Когда этот первый "муж" умерщвлен телом Христа и мы принадлежим Тому, Который воскрес из мертвых гл.7:4 и остаемся в этом состоянии веры, то он со всеми своими бывшими правами уже не в состоянии повредить нам. Таким образом, когда мы живем во Христе - грех мертв, но тогда мы живем и без закона гл.7:6 . Вывод такой : тот о котором можно сказать, что грех в нем мертв, не только оправдан Христом, но он умерший и воскресший со Христом. Тогда тут возникает вопрос: как закон должен такому сказать: "не пожелай" и как грех может взять повод от заповеди и возбудить в нем всякие желания? - Это может с таким человеком случиться только тогда, когда он оставит свое блаженное положение во Христе. Оставаясь во Христе, искупленный свободен от власти греха и от закона. Но как только он стает на собственную почву, оба опять в силе. Закон связан с живущим грехом и входит туда, где грех только начинает шевелиться. Вот что апостол главным образом хотел изложить ясно; то есть как грех и закон действуют в оправданном, когда таковой опять сходит на собственную почву.

стих 9

То, что мы сейчас слышали Павел нам теперь показывает на основании собственного опыта. Он говорит: "Я жил некогда без закона." Высокий интерес должно в нас возбудить то, когда он жил без закона? - Те толкователи, которые думают, что этот стих описывает состояние невозрожденного человека, не могут иначе, как тоже сказать о Павле, что он говорит о себе, когда он был невозрожденным. Так, например, пишет один из таких, как будто апостол говорит о себе: "В дни моего незнания, (когда грех для меня, для моего ощущения, был как мертвый), я в этом смысле был как чужой для закона, я считал себя праведным человеком, и как таковой вправе жить из руки Божией; но когда пришла заповедь, запрещающая всякие непорядочные желания - ибо апостол видит в этом дух всего закона - ожил грех - он неожиданно открылся во всей своей злостности и силе, как будто выскочил из состояния мертвости. "А я умер", то есть видел себя в мертвом глазе закона, который никогда не соблюдался, и не мог быть соблюдаемым, как мертвым человеком". Это толкование вовсе не показывает Савла, как живущего без закона, как сам апостол здесь утверждает положительно, потому что, как фарисей сын фарисея. (Деян.23:6); он с детства жил под законом. Что он смотрел на себя как на праведника, то этого мнения о себе придерживались все фарисеи (Фил.3:6); Несмотря на это он после о своей прежней жизни говорит: "Между которыми (т.е. между неверующими) и мы все жили по нашим плотским похотям и т.д. (Еф.2:3); Но, что заповедь закона у него - законника когда-либо вызвала такое сильное потрясение, какое он описывает в этом и следующем стихе, об этом он нигде ничего не говорит. Мы все знаем, что он был потрясен явлением ему Иисуса Христа на пути в Дамаск, и когда это произошло, он сам себя не считал мертвым человеком, но погибшим, который пробился в этот момент к истинной жизни, но не так, как он говорит здесь в 10-м стихе:"...а я умер". Павел мог только, живя в своем обновленном состоянии, сказать о себе: "Я жил некогда без закона". А теперь он вместе со Христом умер для закона и вместе с Ним воскресший ходил в новой жизни (Рим.6:3,4). Он служил теперь "Богу в новой сущности духа, а сущность буквы или закона была устранена (Рим.7:6). В этом состоянии, где пульсировала новая жизнь в полной своей силе, ему уже не было нужно ни побуждения, ни остановки со стороны закона. В счастливом, преданном Господу апостоле, Сам Господь производил желание и исполнение по Своему усмотрению, без какого либо вмешательства закона. Но, когда же случилось то, о чем он говорит дальше, "когда пришла заповедь, то грех ожил?" Почти не нужно говорить о том, что это случилось после описанного состояния, где он жил свободный от закона, и где грех тоже был мертв. Это состояние однажды очевидно, уступило место другому состоянию, где закон со своим запретом "не пожелай" был побужден вмешаться в действия раба Божьего. Сильное желание в сердце верующего всегда первый признак, что он отошел от полноты довольства жизни во Христе, спустился вниз и опять очутился на собственной почве. Посмотрите на Израиль. Среди многих грехов, ради которых народ был побит в пустыне, первое место занимает похоть. (1Кор.10:5-10). (6-й ст.) Ведь первой заповедью в раю перед возникновением греха был запрет похотливости на злое, первой заповедью в раю, когда еще не вторгался грех, было не больше, не меньше: "не пожелай", каждое искушение начинается с желания - похоти. "Похоть же, зачавши, рождает грех". (Иак.1:15). Апостол Иаков указывает ход событий, как от похоти рождается грех, а от греха - смерть; это согласовывается со словами апостола Павла. Когда возникает похоть, тогда святой страж - закон - на своем посту, и требует непременного устранения зла. Если мы тогда начинаем всей своей силой обороняться от похоти и бороться с ней вместо того, чтобы тот час же верою опять занять свое место во Христе, то мы попали на превратный путь, потому что мы собственной силой ничего не сделаем. Закон только повелевает, но не имеет силу, которой он мог бы снабдить нас противостать злу, поэтому содержавшийся доныне под ночью смерти Христа греховный принцип поднимается, и грех опять оживает. Он может устоять против закона, ведет похоти к победам и возбуждает их в большем количестве чем раньше. За этим следует то, что испытал апостол Павел и что он описывает до конца этой главы. Время жизни веры ап. Павла, когда он переживал этот опыт, очевидно относится к тем трем годам в Аравии вскоре после его обращения (Гал.1:17,18). Эти три года окутаны сплошной тьмой. После начатого сильного свидетельства в Дамаске (Деян.9:20-22) следует его бегство из города (ст.24,25) и о свидетельстве в Аравии ничего больше не слышно. Возможно, что здесь Господь, на некоторое время допустил, что его раб опять подпал под закон и воскресший греховный принцип. Посредством этого он познал отчаянно злой греховный принцип в самом себе во свете Бога, но познал и тот факт, что не существует ни какой другой силы, которая может бороться с ним, кроме самого Христа, и именно в Нем Самом. Неизмеримая прибыль от этого опыта с того времени досталось универсальной общине Бога. Из слова "грех ожил" можно понять, что он это пережил сам, будучи уже возрожденным. Согласно текста очевидно теперь, когда он об этом говорил, принцип греха жил в нем вторично. Первый раз он жил, родившись в нем и с ним, и он был мертвым в отступлениях и грехах, также как и другие. Но как только он познает Христа и в Нем живет счастливо без закона, тогда умирает грех или злой принцип. Только перестает он стоять в свободе, которой Христос освободил его, тогда опять оживает и вступает в силу грех, действуя в нем до того момента, когда он опять может сказать: "благодарю Бога моего через Иисуса Христа, в Котором он, умерший в это время (стих 10) снова пришел к полноте жизни " гл. 8:1,2.

стих 10

"А я умер". Как только принцип греха в верующем оживает и закон вступает в силу, то он живет плотской жизнью; жизнь же из Бога вытеснена и находится в смертной опале. Наружно возможно он еще приличен, и таким изображает себя: он христианин по долгу, поскольку он может справиться с этим состоянием собственными силами, потому что так поступать заставляет его закон своими угрозами. Внутри он весь не такой, как кажется снаружи, потому что он отошел от истинного Источника Жизни; он не во Христе, не мертв в Его смерти; не живой Богу (гл.6:11) потому что он опять вошел в свою смерть (обозначающую разделение с Богом и держащую нас далеко от Него), в живое состояние своего старого ветхого естества - сущности. Об этом апостол и говорит: "а я умер". Да, но разве новый человек может опять умереть? Вот, черным по белому написано: тот же, который сказал 9-й стих: "но когда пришла заповедь, то грех ожил" сказал и 10-й стих: "а я умер". И теперь еще такое же состояние в жизни веры существует, как в раю (Быт.2:17). С каждым вхождением греха в нас, хотим ли мы этого или нет, верим ли мы в это или нет: две жизни в одной и той же личности - абсолютная невозможность. Или мы стоим в полноте жизни из Бога и грех находится в состоянии смерти, или грех жив, хотя бы только в похотях и страстных желаниях, и жизнь нового человека - от Бога рожденного, удалена из Бога - умирает. В следующей главе (8:6) и (8:13) мы читаем: "помышления плотские суть смерть". Каждый грех, какого вида бы он не был, есть духовное самоубийство и вражда против Бога, потому что он убивает божественную жизнь в Его детях. "И таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти". Весь Закон и каждая отдельная заповедь даны Богом, чтобы послужили человеку для жизни. (3-я Моис.18:5): "Соблюдайте постановления и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив... " Следовательно, когда закон с какой-либо заповедью приближается к нам, то он имеет в виду благополучие нашей жизни, также и тогда, когда мы оставили наше единение со Христом. Но как получается, что заповедь, данная для жизни, теперь вызывает противоположное действие, т.е. - смерть? Это очень просто: если исполнение заповеди ведет к жизни, то неисполнение - к смерти; в состоянии отчуждения от Христа и с воскресшим грехом очень вероятно мое отступление от заповеди. Как получается отступление уже объяснено в 8-м стихе. Здесь только напоминается, чтобы мы видели; так было даже с одним апостолом.

стих 11

Посмотри 8-й стих, как оживший греховный принцип, противодействуя заповеди, оживляет всякую похоть. Кроме того он приходит со своим соблазном и обманом. (Евр.3:13), так же как это было при грехопадении в раю. Вместо того, чтобы при первом побуждении силою Божией устоять соблазну, мы продолжаем обращать внимание на него так же как Ева: соблазн заставляет нас ближе ознакомиться с ним, показывает все милым, обаятельным и годным для наслаждения, а также полезным, даже выгодным... Так он нас обманывает, а мы этого почти не замечаем, так как грех увлек нас на свою сторону и мы согрешаем против заповедей Господних. (Быт.3:2-13) Или обман греха совершается так, как это произошло с Самсоном. Он был Назорей Божий; это он знал твердо. Но пришел грех и пробудил похоть. Сначала это была похоть очей, а потом и похоть плоти. Вместо того, чтобы вырвать глаз, он ему разрешил наслаждаться, потому что от этого ведь не могло быть убытка. Он чувствовал себя достаточно сильным, чтобы победить, когда это будет нужно. Он вообще никогда не допустит, чтобы дело дошло до таких пределов. Сила греха не ослабит его, потому что он Назорей Божий от чрева матери. Но он, впустивши похоть, был ею обманут. Когда Далида остригла ему семь кос головы его, он начал ослабевать и отступила от него сила его (Суд.16:20). Посмотри на его конец: после жизни славной свободы - рабство, после непобедимой силы - слабость; после хождения в чудном свете тьма и ночь, ибо глаза, которые он пожалел вырвать (из соблазна), были ему выколоты (из тела) и его постигла смерть вместе с язычниками. Это плод обмана греха у тех, которые ходили во свете Божием. "Грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею", - добавляет апостол. Грех умервил его, взяв повод от заповеди, тем, что обманным образом вызвал его из жизни во Христе и водворил его в плотскую жизнь: ибо это почва, на которой люди духовно мертвы, т.е. разлучены с Богом по грехам и преступлениям (Ис.59:2): они будучи снова опутаны ими, "имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся" (2Тим.3:5). С другой стороны грех умертвил его этой же заповедью, потому что поставил его под осуждающий приговор Бога. Ни эта заповедь закона, ни какая-нибудь другая не говорит: "когда согрешишь против меня, то это тебе простится", но она говорит: "проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона" (Втор.27:26) и "душа согрешающая, она умрет". (Иез.18:20)

стих 12

"Посему закон свят и заповедь свята, и праведна и добра". Это определенный ответ на заданный вначале этого раздела вопрос: "разве закон - грех? " - "Наоборот", как бы говорит апостол, "закон свят, недоступен для греха и требует святости". Он праведен, так как не требует ничего несправедливого, он требует от каждого справедливого мышления, суждения и поступков, согласно руководящего начала, данного Богом, а не происшедшего от каких-либо человеческих толкований (Мат.14:4-6). Закон также и добрый сам в себе и ищущий добро для всех людей. Как высок закон перед Богом, Ищущим добро для человечества, доказал нам наш Спаситель в Своей нагорной проповеди (Мф.5:18): "Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота, или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все". Почему же превосходство и доброта закона ставится так высоко? По всей вероятности потому что до этого апостол показал, как греховный принцип в нем, когда дело касалось заповеди закона, как раз взял повод от заповеди, чтобы соблазнить его, так что он согрешил против нее и грех убил его заповедью. Легко мог бы подумать простой человек, что в законе не все обстоит как следовало бы; есть какой-то недостаток, которого он не видит. Это превосходное божественное изложение закона и каждой отдельной заповеди (Мф.5:18) не допускает возникновения такой мысли. И если с другой стороны казалось, что закон суров и жесток, что он после обмана греха был убит заповедью, то все это должно казаться справедливым, когда апостол напомнил о том, что мы имеем дело со святым законом, который совершен, справедлив и добр. Грешить против него не может не вызвать других последствий.

стих 13

"Итак, неужели доброе сделалось мне смертоносным?" "Никак!"- Должен ли я или могу ли я доброму закону или заповеди приписывать вину за мое печальное состояние? Разве моя духовная смерть от них? "Нет нисколько! Пусть будут такие мысли далеки", говорит апостол. Так же мог бы говорить человек, которого извлекли искалеченным из под колес поезда, приписывая свое искалечение дощечке, которая висела на переходе через рельсы, с предостережением опасаться поезда, на которую пострадавший не захотел обратить внимания. Нет не в законе причина нашего несчастия! Где же она? Вот она: "но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех становится крайне грешен посредством заповеди". В живущем во мне и опять ожившем грехе - этой бездне нашей гибели, находится причина, но никак не в добром законе Бога. Он (грех) ведет к смерти и есть моя смерть. Но ради цели и окончательного результата ему во мне и в каждом оставлено разрешение при известных обстоятельствах снова подниматься, чтобы видно было в истинном свете это живущее в нас зло со своим ядом. В чем главным образом обнаруживается крайнее зло этой внутренней погибели? Именно в том, что этот греховный принцип подходит к человеку с законом Бога, преображая его в возбуждающее средство зла, так что обманутый человек делает зло, которому надо было препятствовать, так как оно против воли Божией и во вред обманутого человека. Если искуситель подходил бы со злым предложением, которое приходится по вкусу искушаемому, то есть живущему в нем греху, и этим манил и раздражал бы, то согласие с таким предложением было бы вполне понятно; но доброе делать предлогом, чтобы вышло злое - это приходит из глубины бездны. Но как раз так действует грех в человеке. О, как грех старается использовать добро, чтобы производить зло! Например: слугу надо увещевать, чтобы он был более внимателен к хозяину, потому что он верующий. Грех в нем (в слуге) соблазняет его, именно потому, что его хозяин верующий брат, быть легкомысленным в служении, работе и поведении. Это часто наблюдаемый грех (1Тим.6:1-2). Как только узнают, что где-то есть добродетельное сердце и щедрая рука, то сейчас же находятся люди- обиралы. Кроткий и смиренный скоро узнает сколько жестокого и неприятного ему предложат, много больше, чем другим, потому что он все переносит кротко и т.д. Так пассивное доброе в людях эксплуатируется грехом, но в законе Бог выступает активно со Своим добром, оно должно задерживать зло. Его добро пересекает пути зла, если Бог говорит: "не пожелай". Но зло в нас все свои мысли направляет на запрещенное и возникает стремление, желание, голод и жажда с такой силой, как никогда раньше. Добро, которое должно бы быть барьером против зла, делает грех в нас проводной трубой ко греху и смерти. Так открывается живущий в нас греховный принцип как яд, против которого во всем мире нет противоядия; он очень грешен, отчаянно злой, прямо сатанинский. Но крайне необходимо, чтобы человек это признал и увидел, чтобы он пришел к убеждению, что в нем нет и не может никогда быть способности побороть этот греховный принцип.

стих 14

"Ибо мы знаем, что закон духовен..." Когда апостол говорил о сущности буквы ст.6-й, он подразумевал закон, так как закон пришел к Израилю начертанный буквами на каменных досках. Большое количество народа старалось соблюдать букву закона и верило, что это ему удастся, хотя оно было ему трудно. Но Бог желал его духовного исполнения. Те в Израиле, которых Господь обновил, и которые были духовными, поняли духовность закона и наслаждались им, как например Давид. В 1-м и 18-м псалмах и автор 118-го псалма, который в 176-ти стихах подчеркивает превосходство закона. Если Бог свой закон применяет к человеку, то Он это делает Духом Святым, и тогда Его заповеди приходят к нам как духовные требования. Если мы духовны, или отдаемся влечению Духа Святого, тогда Его заповедь в нас, что-нибудь сотворит, если же нет, то мы будем непослушны. Причина, почему апостол при применении закона к нему познал крайнюю силу и греховность греха была та, что он не был духовен, хотя он был обновленный человек, потому что он должен был сознаться: "... а я плотян, продан греху". В этом должен сознаться каждый, который живет жизнью веры, стоя на собственной почве. Апостол как-будто сказал: "Я прямая противоположность духовного состояния, я плотян, то есть не тот которым я должен быть, как оправданный Христом, я плотян, то есть я таков по своей старой природе, по природе Адама. И кто мог бы подумать! Я опять в рабстве, я продан греху. Как проданный раб не имел своей воли, но должен был исполнять волю своего господина, так и со мной. Поэтому я совершенно не способен исполнять добрые требования закона. Поэтому, когда Бог говорит: "не пожелай", господин рабов, которому я продан добивается провести во мне в исполнение свою волю и возбуждает во мне всякие пожелания. Точно также как когда-то апостол после своего славного освобождения, вновь попал в рабство, так и сегодня еще многие находятся в нем. Какое-то сильное желание после их освобождения - чечевичная похлебка, привлекающая к себе воскресила к жизни греховный принцип и, бывший распятый ветхий человек показывается снова, как бывало прежде. И не только это; он начинает снова свое господство как оно уже частично описано и в дальнейшем будет еще описано. Это "Я" открыто признается он: "Я- плотской человек, я продан греху". Это определенно не "Я" нового человека, созданного Богом, но это ветхий человек, в котором продолжает свое господство грех Адама, и он его раб, он должен грешить. Но где же новый человек - другое, новое "Я"? Разве оно уже больше не в апостоле? О, конечно! Оно находится в каждом обновленном человеке, даже во время его обратного падения. Это тоже "я", которое воскликнуло, когда ожил грех и ветхое "я", "а я (нового человека "я") умер". Но кроме осуществленного верой соединения со Христом распятым и Воскресшим, нет у него ни жизни, ни силы, ни господства, есть только существование бессилия, оно не господствует, но над ним есть господство. Мы теперь должны внимательно смотреть на эти два "Я", когда они друг перед другом являются перед нами. Следующие слова, 15-го стиха, исходят от нового "Я".

стих 15

"Ибо не понимаю, что делаю..." Так говорят люди, когда сами себя не понимают, и собственно говоря, не знают, как это получается, что все происходит вопреки лучшим намерениям. Так говорят, когда находятся в узком месте и не знают как выбраться. И в той жизни, где новый человек не есть одно со Христом, но живет только сам в себе, вот что будет его опытом: "не понимаю, что делаю, так он говорит, хотя он ничего не делает и ничего сделать не может, ибо другое (ветхое)"Я" имеет инициативу и силу: оно думает, делает выбор, решает, говорит и действует. Все же он приписывает действия себе и считает себя ответственным за них. И как раз это ему так страшно. И действительно, он тоже отвечает, потому что это его вина, что грех опять ожил, и старый, плотской, преданный греху человек, действует без ограничений, потому что обновленные люди, приемлющие обилие благодати и дар праведности, будут царствовать в жизни посредством Единого Иисуса Христа гл. 5:17. "...Не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю". Это обозначает что-то, что я желаю, и мои намерения всегда идут навстречу самому лучшему. Я ведь стараюсь, но получается всегда наоборот. Между моими желаниями и моими действиями, хотя я и стараюсь их согласовывать, всегда получается противоположность. Между моим желанием и действием - великая пропасть, которая непреодолима для меня. Никто не может считаться с моим желанием; никто вне меня, да, даже Сам Бог. Я похож на слабый лук, посредством которого нельзя пустить стрелу. Как только я пожелаю что-нибудь доброе, то является во мне что-то, которое начинает торговаться и выторговывать, и мне уже не хочется исполнить задуманное, и постепенно ничего не остается от доброго намерения и я его не исполняю. Но есть нечто более плохое. Я сделал кое-что, которое я и сам ненавижу. Ах, как мне хочется, чтобы это никогда не случилось. И все же, сколько я сам себя потом обвинял, и сколько болей мне причинялось и такие случаи повторялись. Внезапно возникает мысль, за ней побуждение, потом нечистое предложение или мне встречается неприятное зрелище и не прекращается, преследует меня, пока я больше не могу противиться, и я побежден. Все добрые намерения и обещания с моей стороны, мое бодрствование и мои молитвы не помогают, потому что несмотря на все это - годами все оставалось в одном и том же положении. - Так свидетельствовали многие оправданные, находившиеся в рабстве! И ты, читающий это?

стих 16

Из ужасного разлада в обращенном, но плотском человеке, из мучительного противоречия между желанием и действием становится ясным, что я волей своей солидарен с законом Бога, говорит апостол. Желание он имеет и если бы все происходило по его воле, то он жил бы рука об руку с законом. Не было бы разлада и противоречий среди обращенных с законом Бога, если бы не было еще кого-то другого и этот самый другой не добился бы опять одержания верха.

стих 17

Действие и исполнение того, что я не желаю, исходит не от меня, не от моего нового "Я", но от другого "Я", которое взяло верх и добилось господства, после того, что ожил принцип греха, от которого исходит все зло во мне. Эта бездна погибели моей, действует во мне против моей воли и закона Бога и я не в состоянии преградить ей путь. Это изображение нового человека, что не он совершает несвятое, нечистое и греховное в этом состоянии, полностью совпадает с тем, что говорит об этом Иоан.1-е посл.3:9 и 5:18: "Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога". Это грешит не новый человек, но тот старый рядом с ним, который предан был смерти, но опять ожил и стал жить и действовать, но апостол далек от того, чтобы отрекаться от вины и ответственности за грех, хотя и нашлись закоснелые грешники, которые его в этом обвинили. Эти люди, находящиеся в рабской неволе и не желающие освободиться от нее, нуждаются в покрове греха и грубо искажая смысл, используют слова апостола для своего оправдания. Но мы видим во всех посланиях апостола, что он не считает ни себя, ни тех, к которым он обращается, безвинными (Гал.2:17,18; 1:8,9; 1Кор.4:4) и т.д. Апостол в этих стихах рисует и освещает достойную сожаления и бесполезную борьбу между двумя "Я", в которой Христос никакого участия не имеет. Мы должны увидеть, что в одиночестве без Христа, новому человеку никто и ничто не помогает в борьбе со старым человеком, если даже он желает добра, согласуется с законом, ненавидит зло (ст.15); и никогда сам не делает зла, грех все же неудержимо продолжает свой путь.

стих 18

"Ибо знаю, что не живет во мне, то есть, в плоти моей доброе". Состояние, в котором находился апостол, побудило его заняться глубоким само исследованием. Он это произвел во свете Божием, и это было самое лучшее, что он мог сделать. Если бы мы находились в таком состоянии, где наш ветхий человек не распят, и старая природа одержала верх тогда самое желательное было бы произвести во свете Божием обследование нас самих, чтобы выйти из этого бедствия. Обследование направилось и на старого и на нового человека. В первую очередь мы получаем результат обследования ветхого человека; он констатирует, что в нем, таком каким он есть от природы, не содержится ничего доброго. Все, что ему вначале казалось таким превосходным, оказалось обманом, и теперь, когда он стал оправданным во Христе, он остался таким, каким был от природы. Старый человек остался таким, каким был от природы и не нашлось в нем ни малейшего добра. Если теперь в нем не жило ничего доброго, то может быть не нашлось в нем и ничего злого? Может быть он был теперь нейтральный человек на нейтральной почве, на которой не нашлось места ни для одного, ни для другого? К сожалению - нет. Он ведь показал, как ожил в нем грех ст.9; как он его обманул и убил ст.11; как он теперь рабски предан ему ст.14 и т.д. Таким образом в нем не было ничего доброго, но зло было в нем. Ясно, как солнце, обнаружилось; ветхая природа есть зло, нечто, из чего может произойти только зло, но никогда - добро; она - наша гибель! О, сколько душ этого еще не осознают, поэтому они в своем безумии надеются, что из ветхой природы может получиться добро. Не будем же мы никогда забывать - она не изменится никогда, никогда, никогда!!! Результат обследования нового человека был - желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу". Разве желание добра, не есть добро? Это же признак нового человека, с которым Господь его создал, когда создал все "хорошо весьма". Быт.1:31. Но заметим себе и не забудем никогда: новый человек имеет только это и больше ничего. Мы видим, что в апостоле было желание добра, но чтобы сделать оное, того он не на ходил. Это было печально, болезненно, вызывало уныние, но это был факт. Но как же в действительности новый человек так бессилен, что может доброе только желать, но не исполнять? Да, это истинно так и чем скорее нам на это откроются глаза, тем лучше для нас. Многие десятками лет этого не знают, и многие остаются такими до смерти, потому что они никогда не вопрошают, это слово, и некоторые, которым оно разъясняется, не верят, что это так. Бедствие, которое возникает из этого незнания, следующее: искупленный говорит себе: "Я могу делать добро и буду его делать", и бросается на это дело со всей силой ветхого человека и скоро испытывает поражение за поражением, но он отчаивается не скоро, потому что имеет волю и желание делать добро. Может быть он сам себе говорит: "ветхий человек, который не хочет делать добро, со временем начнет ослабевать, а новый будет усиливаться и в конце концов мне удастся победить. Но это большой самообман! Это никогда не произойдет! Никогда, никогда! Вот истина: Мы, искупленные, идем с 10-ю тысячами против сил, которые идут на нас с двадцатью тысячами. Лк.14:31. Новый человек не может быть равным этим силам. Возможно, мы будем печальны, у нас будет желание пожаловаться, но это была такая воля Господа: она должна служить для нашего величайшего благословения и для прославления Господа. Несомненно, это должно исходить из нашего положения: если в нас нет ничего доброго, то мы и не должны бы ожидать от самих себя доброе. Совершенно напрасно ожидать, что удастся выжать масло из кремня: масла не будет, потому что в нем его нет. Безрассудно мы все еще ожидаем, несмотря на многие разочарования, что-то доброе от нас самих. Это часть нашего духовного несчастия. И дальше. Если в нас нет ничего доброго, то и Бог ничего доброго от нас и ожидать не может. И действительно Он ничего от нас и не ожидает, как от нас самих, но исключительно то, что Он Сам Иисусом Христом может и хочет произвести в нас. "От Меня будут тебе плоды". Осия 14:9 Вот это цель Господа Иоан.15:5-вот это Его неизменный закон. Великое бессилие нового человека по отношению к старому происходит от того, что он ему противопоставлен один вне Христа. Если нет Христа, то это печальная борьба без Него или вне Его, поэтому невыразимое бедствие и поражения, пока новый человек ориентируется и вернется ко Христу, к своей жизни и жизненному элементу. ст.25.

стихи 19 и 20

Произведенное до основания исследование все открыло и в первую очередь совершенное бессилие нового человека по отношению к насквозь отравленному греховному принципу. Ясно выведено на свет и еще раз подтверждается: во мне, возрожденном человеке, одновременно существуют два совершенно противоположные друг другу принципа, которые находятся в постоянной борьбе между собой и именно так, что добро не может устоять против зла и оказывается побежденным. Исследование не принесло пользу; бедствие как было до него, остается и после него, ибо эти два стиха повторяют то же самое, что сказано в стихах 15-м - 17-м. Остается такое положение: я желаю добра и не могу; я не хочу зла и все время совершаю его.

стих 21

Расследование все же имело славный результат, оно привело к открытию, что в нем находится чудесный закон. "Я нахожу его во мне", следовательно в новом "Я". Он состоит в том, чтобы желать только добро и ничего другого. Что это найденное в новом "Я" действительно есть закон, доказывают стихи 22-й и 23-й. Само собой разумеется, что апостол, если говорит о законе внутри себя, думает не о сборнике заповедей и запретов, распределенных по параграфам, как синайский закон, но о внутреннем принципе, который действует как вложенный в природу закон (например: закон силы тяготения). Такой закон всегда действует с безошибочной уверенностью, точно, неотразимо, только в своем направлении, пока против него не подействует другой закон, выше него. Следовательно, апостол открыл в себе такой славный закон добра, отчего он был бесконечно счастлив. И кто не был бы рад найти в себе такой закон? Слава Господу, он есть в каждом возрожденном человеке и является доказательством его возрождения, то есть его рождения из Бога. Еще одно открывает апостол "когда хочу делать доброе, прилежит мне злое". Рядом с законом добра во мне, в одном и том же человеке (личности), есть злое, совершенно противоположное доброму, и оно постоянно присутствует. Следовательно я состою из двойного "Я". Это особенно выявил добрый закон.

стих 22

Тут есть неотразимая деятельность, которую производит закон в моем внутреннем человеке:" я нахожу удовольствие в законе Божием". Слово "удовольствие" не могло быть лучше подобрано, чтобы выразить то, что хотел сказать апостол о законе Бога. Он имел большую радость, удовлетворение; он сам мог поздравить себя, выразить удовлетворение по поводу получения закона Бога. Все эти понятия содержатся в греческом слове "synodomai". И это не только радость о содержании закона, о котором можно размышлять и говорить и днем и ночью, как Давид, Псл.1-й, а также не только удовлетворение тем, что он дает услаждение душе, умудряет простодушных, радует сердце и очи, возбуждает удовольствие своим содержанием, потому что он чист, вечен, не подлежащий изменению, истинный, ценнее золота и слаже меда и капель сота (Пс.18:8-11); но он возбуждает желание исполнять его, к чему закон в нем самом его склоняет и заставляет. Такое или нечто подобное невозрожденный человек никогда не переживает, хотя некоторые, даже известные богословы, приписывают таковому, а в особенности после борьбы, открывающейся против удовольствия о законе Божием, когда они эти переживания изображают как борьбу совести против страстей. Нет! Здесь мы имеем дело с новым или внутренним человеком, с созданным Богом и в него вложенным законом, с волей творить добро, о чем необращенный ничего не знает. Это закон в возрожденном человеке объясняет тайну, почему стремление к закону Бога, заглушенное несчетно раз и отрезанное всякими похотями, все же тот час же снова вырывается как заткнутый источник, как только препятствия немного отстранены. Разве этого закона не было бы достаточно, чтобы искупленных Божиих исполнить небесным огнем и достаточной силой, чтобы в них зародилась способность исполнения закона Божия, осчастливила бы их и прославила бы Господа? Почему до этого дело не доходит, открывает нам следующее слово:

стих 23

Следовательно еще какой-то другой закон приобрел во мне права гражданства, и разве не такой, который параллельно с добрым законом действовал бы в одном с ним направлении?- Нет! Это есть закон греха. Это не только что-то злое или грех, что могло бы быть побеждено отстранено, но закон, настолько связан с моей природой, что только уничтожение моей природы привело бы меня к концу с ним и свободе от него. Его, как таковой, нельзя ни улучшить, ни изменить. Его направление и действие ко всякое время против Бога, против Его воли и закона, против Его святости и справедливости. Он плотский, мирской и сатанинский, и это и тогда, когда он в детях Божиих опять начинает пробиваться и действовать, и по человеческому суждению стремится только к добру, даже к наилучшему - делу Божию, в той душе, которая управляется им. К этому надо прибавить, что закон греха сильнее нашего духа и наш дух сам по себе не может устоять. Кроме того, наш добрый закон находится во внутреннейшем нашего вновь созданного существа (нового от Бога рожденного человека), откуда он может влиять посредством нашего духа на нашу душу и душевные силы, и эти в свою очередь влияют на тело и его члены; тогда как закон греха - непосредственно в наших членах, о чем два раза подчеркивается, и что мы особенно должны принять во внимание. Этот закон в нас с младенческого возраста, он в наших членах родился в этот мир. Члены наши всегда находятся под его влиянием, употребляются и порабощаются им, и только после обновления и освобождения сердца от греха и греховного принципа, должны быть освобождены от греха и закона его. Следовательно, как легко этому закону возбуждать наши члены, и влиять на них. Об этом законе греха здесь говорится, что он противодействует закону добра в нашем духе. Следовательно он не дремлет, но находится в по постоянной борьбе с добром, так что наш обновленный дух с законом добра в нем и плоть с законом греха в ней, постоянно воюют друг с другом, как свидетельствует апостол. (Гал.5:17):"плоть желает противного духу, а дух - противного плоти; они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы". Наш обновленный дух, если не стоит в живом единении со Христом (как здесь говорится исключительно о таком положении) не может пребывать ни одной минуты спокойным под давлением греховного закона, что самое печальное - это то, что он не может делать то, что ему хочется. Что в этом положении снова и снова случается, описывается так: "...делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих". Представьте себе генерала, который отрезан от главной силы своего царя, вражеским войском взят в плен и уведенного. Тут нет никакого подозрения, что он изменил своему царю или хочет изменить. Он, может быть, имеет самые лучшие мысли и лучшие планы в интересах своей родины, но это ему не помогает и для него не имеет никакой ценности. Спиной обращенный к своей родине он, пленный, должен продолжать путь, и нельзя представить и предвидеть каким может быть позором может кончится его путь. Так законом греха опутаны и пленены более или менее все те, которые, несмотря на то, что Бог обновил их и простил во Христе, не соблюдают верою свое положение во Христе, как умершие для греха и вошедшие с Ним в жизнь воскресения. Или, если они были в этой жизни, то они ее оставили. Они, может быть, скрывают свое пленение, не сознаются в нем, или может быть не видят его в истинном свете, но все же это факт, вызывающий у них невыразимые слезы; они чувствуют скорбь и боль ни с чем несравнимые, они - исходящие от пленного нового "Я", которое еще не совсем умерло, но лежит распростертое, бессильное под законом греха. Такие души можно наблюдать в разных стадиях их пленения. Начиная от первой стадии, когда они только начинают оставлять первую любовь и где внешне кажется, что все также остается, как было вначале, но внутренне уже настала зима, и до последней стадии, где, они опять в ярме греха протягивают глубокие борозды под посев грехов, или они в безразличном настроении, или они бессильно потрясают своими кандалами, без всякой надежды на освобождение от них. Многим из этих пленников греха мы свидетельствовали (Лк.11:21-22): Благо этим несчастным, если в один прекрасный день дело у них дойдет до крайности и пни не будучи способны сами себя помочь, разразятся криком о спасении!

стих 24

Это тот крик, который вырывается из жестоко страдающей и расшатанной души человека, находящегося в постыдном рабстве. Истинно: едва ли может быть положение человека более жалкое, чем того, бывшего радостного и блаженного искупленного, когда закон греха снова господствует над ним, и он потерял свою свободу, которой он обладал во Христе. Только беглый обзор его бедствия делает его нам наглядным. Чуть только грех ожил, как человек уже был оттеснен на путь духовной смерти (ст.9.10). Закон Божий, с которым человек внутренне соглашается, пользуется ожившим грехом для того, чтобы довести человека до падения. (ст.11), так, что этот закон должен его осуждать, как рабски проданного греху. (ст.13-14); Тогда человек собирает второпях всю свою волю, направляющуюся к добру (и если ми тут вспомним апостола Павла, который ведь сообщает о своем собственном опыте, тогда нам следует вспомнить, накую сильную волю он имел), но это ему нисколько не помогло; зло осталось победителем (ст.19,21). Последним убежищем тогда оказался новый внутренний человек со своей радостью о божественном законе, но и тот должен войти в позорное пленение без надежды, что ему удастся освободиться (ст.23). Он пробовал всеми применяемыми средствами освободиться, но оставался в своем убожестве еще более запутанным. Поэтому он разочаровывается во всем, за что он еще мог бы ухватиться и не восклицает: "Что меня освободит?", но "Кто избавит меня от сего тела смерти?! "Как он, сейчас же в начале этого состояния, понял, что он умер, (ст.10). так же он в конце видит себя преодоленным. Полученная из Бога жизнь оттеснена, и над ней господствует смерть. Этой смерти приписывается тело (об этом смотри гл.6:6), которое как бы всей своей невыносимой тяжестью обрушивается на него, поваленного, чтобы выжать из него его последнее дыхание. Он знает, чтобы его (нового человека) избавить от тела этой смерти нужны Руки Всемогущества и к Ним он простирается. - "Но язык его не есть язык недавно пробудившегося грешника перед лицом его погибшего состояния" - говорит английский толкователь, - "но это крик живого, находящегося в предсмертном борении, верующего, падающего под тяжестью, которая - не он сам, но которую он желает стряхнуть со своего нового "Я". Также этот возглас не включает в себе незнания относительно пути помощи в то время, на которое он ссылается; он только был задан, чтобы приготовить путь для извержения благодарности по поводу божественно предусмотренного восстановления, последовавшего немедленно". Чудесное спасение, о котором бодрящийся взывает так настоятельно, всегда готово для каждого честно желающего его, но оно ждет пока будет осознан грех и тщетность самопомощи и любой другой помощи, и остается только Тот, Который может спасти.

стих 25

"Благодарю Бога Иисусом Христом Господом нашим". Этот ответ дан самим борющимся, который недавно трясясь, произнес дрожащим голосом: "Бедный я человек: Кто избавит меня от сего тела смерти?" Ибо не успел этот вопрос предстать пред престолом Господа, как уже последовало избавление; борьба сразу приостановилась и исчезла, и осталась только благодарность, хвала и поклонение, исполнившие душу. Что случилось и как оно состоялось? Ни одного слова объяснения относительно состоявшегося освобождения, потому что объяснения не укладываются в слова. Объяснение пришло от Бога через Иисуса Христа. Бог, Первоисточник нашего искупления и Иисус Христос - Исполнитель, находились вне его, вне борьбы борющегося: там за все время борьбы друг против друга стояли только "Я" против "Я" (новое и старое): но как Бог во Христе Иисусе принят верою и новое "Я" опять сливается воедино с Ним, борьба закончена и настала великая тишина. Как некогда в первый пасхальный вечер, Великий Победитель смерти и могил вдруг оказался среди боязливых и испуганных учеников со своим "Мир вам", и с тех" пор этим принесенным митом Он все охватывает, также мгновенно со Своим приходом в борющуюся душу все подчиняется Ему и превращается в радость и, счастье и жизнь победы, в Нем и чрез Него опять началось все новое - божественное. После того, что апостол на собственном примере показал, как закон и грех опять действуют в искупленных, которые не продолжают свою жизнь веры в единении со Христом, он резюмирует еще раз, обозревая все это, и дает нам итог действия двух противоположностей его существа, когда он заканчивает: "...итак я умом моим служу закону Божию, а плотью закону греха". Обновленный ум в нем всецело стоит на стороне закона Бога и его неизменимое стремление служить этому закону и его исполнять. А плоть или старая природа желает грех и ее неизменный характер есть служение и подданство принципу греха. Оба во мне, в одной и той же личности, настолько противоположны, что объединение их абсолютная невозможность. Поэтому они никогда и действовать не могут совместно, как наивные люди хотели понимать заключительные слова этой главы, но принцип действует только тогда, когда он достигает господства, а другой парализован. Таким образом каждый верующий может точно себя проверить перед Богом, и если он желает добро, а оно не получается, он хочет делать его, но не может, и нечистое, несвятое и злое в мыслях, словах к делах происходит, тогда он должен знать, что он живет по плоти: над ним господствует греховный принцип и его новый человек-пленник и находится при смерти. Но если он не только находит удовлетворение в законе Божием, но рядом с желанием закона находит и исполнение его, так что он может радостно сказать: "все могу в укрепляющем меня Христе", тогда если и явятся искушения, когда поднимается плоть к тут и там являются старые приступы и сатана стреляет огненными стрелами, он будет мертв в смерти Христа и будет больше преодолевающего; жизнь Воскресшего исполнить его и откроется в нем; да, он будет господствовать в жизни через Единого Иисуса Христа!

Глава 8

В этой несравненной главе еще раз соединяются все ранее упомянутые благословения, которые нам были показаны, как вытекающие из искупления, совершенного Христом, и нашего соединения с Ним. Они еще раз резюмируются: новые неоценимые добавляются и соединятся в непоколебимую основу, на которой покоящийся в Триедином Боге искупленный может вести жизнь победы над всеми неприятностями, которые могут ожидать его. Итак, ведет нас эта глава главным образом к 3-й главной черте нашего искупления, а именно: к пребывании во Христе, которое выражается словечком "во" (смотри гл.6:3-4).

СВОБОДА ОТ ОСУЖДЕНИЯ ТЕХ, КОТОРЫЕ ВО ХРИСТЕ (Ст. 1-4)
стих 1

"Итак, нет никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе"... Апостол начинает эту главу чудесным выводом, если он говорит: "итак нет ныне никакого осуждения..." и т.д. Откуда он выводит такое заключение? Из отрывка главы 7-й, 7-25 такого заключения нельзя было вывести. И если мы примем во внимание, что это этот отрывок вообще является уклонением в сторону, которое заканчивается 25-м стихом, то было бы напрасно старанием применить здесь это заключение. Но, на своем месте оказался этот славный вывод после того, что мы в первых 6-ти стихах 7-й главы видим верующего, как освобожденного от закона и ветхого человека, потому что он во Христе распятом умер для них и теперь целиком принадлежит Воскресшему из мертвых, и поэтому уже не служить Богу по букве закона, но новой сутью Духа. Здесь наступает то, о чем мы читаем в 8-й главе с 1-го стиха и дальше, это продолжение главы 7-й после 6-го стиха. Это ликующее объявление, что нет осуждения тем, которые во Христе Иисусе, становится понятным, когда имеется правильное освещение сего, что значит быть во Христе Иисусе. Апостолу Павлу выражения: "во Христе" и "Христос в нас" особенно присущи, но и не менее ап. Иоанну, который по всей вероятности перенял эти выражения от Самого Христа (Иоан.15:4-5). Истина, выраженная в двух словах: "во Христе", имеет два направления: 1-е наше оправдание, 2-е наше освящение. Тогда, как мы одно направление отличаем от другого мы все же не хотим их разъединить: в 1-м случае говорится о нашем положении во Христе, а во 2-м о нашем хождении в Нем; 1-е имеет отношение ко Христу, как к нашей Главе, или Родоначальнику, 2-е к жизненному общению с Ним.

"ГЛАВА ИЛИ РОДОНАЧАЛЬНИК"

Каждый из нас занимает одно из 2-х положений: отношение или к Адаму или ко Христу. Так и действия Бога имеет отношения к людям, или как к первому Адаму, или как ко Второму Адаму (Рим.5:12-21). Все человечество находится в первом Адаме, как главе. "Мы не должны рассматривать людей только как разрозненных индивидуумов, как кучу песчинок, но как органически целое, подобно дереву, хотя дерево состоит из известного количества частей, но все же оно одно целое. Следовательно, в Адаме мы видим всю человеческую семью суммарно собранную". (Гопкинс) Всем известно как пала эта глава, этот родоначальник (Рим.5,12). Это дерево было вырвано с корнем, и последовала смерть. Эта смерть коснулась не только корня, но целого дерева, каждого сука, каждой ветви. Так все человечество было вырвано с корнем - искоренено, так как оно было в Адаме. Предложить улучшение старого положения в Адаме было бы напрасным трудом, так как вызвать жизнь в ветвях лишенных корня не представляется возможным. Так все человечество лишилось корня, потому что оно было в Адаме. "Предложить улучшение старого положения в Адаме было бы напрасным усилием и старанием, так же, как вызвать жизнь в отделенных от мертвого дерева ветвях." Путь спасения следующий: Бог дал человечеству Новую Главу, новое Дерево, Которое имело жизнь в Самом Себе, Другого Адама Господа с Неба. Прививка в Него Самого делает нас новыми тварями (2Кор.5:17). Отделенные от старого ствола, привитые к новому, так Писание показывает нам наше настоящее положение во Христе. (Рим.6:5 и 11:17-24). Каждый истинно возрожденный находится в Нем, он больше не стоит на собственной почве но на вечном искуплен Христа, во Христе Иисусе Самом, приобщенный к Нему. Это верой достигнутое положение члена Главы. Но это не исчерпывает смысл слова "во Христе", Апостол здесь идет дальше: он подразумевает как мы будем относиться к жизненному общению со Христом. Такое общение со Христом мы можем иметь только непрекращающимся пребыванием с Ним и в Нем. Без этого непрерывно продолжающегося жизненного общения никто не может сделать ни единого шага на пути освящения, так как там, где нет осуждения, должна быть святость. Когда Господь предлагал Своим ученикам: "пребудьте во Мне", то в эти слова включено то, что они были в Нем. Из этого ясно, что каждый оправданный Христом действительно во Христе, потому что он праведен только в своей Главе (2Кор.5:21). Но это также включало в себе возможность, что они могли не оставаться в Нем, и если такое время наступало, то прекращалось жизненное общение со Христом, о котором говорит наш раздел. Следовательно, не то пребывание во Христе имеется в виду, какое имеет оправданный, о чем здесь шел разговор, но пребывание во Христе по опыту в повседневной жизни и подразумевает постоянное жительство, хождение, слова и дела, мышление, речь и поступки в Нем, это совершенная противоположность того, что мы видим в последнем разделе предыдущей главы (7:15-25). Где есть пребывание во Христе, там нет осуждения. Крайне необходимо еще сказать: это единство во Христе не есть что-то такое, что создается постепенно, нет, пусть никто этого не ожидает. Это также не что-то, что мы должны создавать нашим представлением о Нем, мы этого не можем создавать ни нашими молитвами, ни нашими делами. Ибо со стороны Бога мы во Христе, как только мы в Него уверовали. Мы в Нем посредством Бога Отца (1Кор.1:30) да, мы во Христе до основания земли (Еф.1:4) и сотворены в Нем. (Еф.2:10). Единственное, что мы должны это осуществлять верою Божественный факт (нахождения в Нем) для себя. Осуществляем ли мы наше пребывание во Христе в жизни нашей и находимся ли мы беспрерывно в этом жизненном общении с Ним, в таком случае нет осуждения нам. Что это значит, мы увидели бы ясно: если бы мы были в состоянии быть с Ним беспрерывно и обозревать сколько осуждения в тех, которые ежедневно продолжат жизнь своего собственного "Я". Там есть осуждение за впуск греха (гл.7:9), за загнанную в смерть жизнь от Бога. (ст.10), осуждение совести и осуждение за то, что вместо господства в жизни над грехом я сам подвластен греху и его господству надо мной ст.17-23. О как страшно постоянное скопление вины, которая непрерывно тяготит сердце и совесть тех, которые не живут во Христе. Но все эти осуждения прекращаются - все, все, все у тех которые живут во Христе. Какое блаженное сознание ходить перед Богом без какого-либо осуждения. Тот самый Павел, который здесь пишет, стоит перед нами, как пример. Если он думает о Боге, как о своем Судье, то он говорит: "Ибо, хотя Я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; Судья же мне Господь", (1Кор.4:4; 1Иоан.1:7 и 3:21-22). Тут прекращается всякое осуждение, где жизнь и хождение с Богом согласовываются, и это есть, когда мы пребываем во Христе.

стих 2

Здесь говорится об основании и причине, почему для тех, которые живут во Христе Иисусе есть освобождение от закона греха и смерти, который вызывает осуждение в необращенных и обращенных, но не живущих во Христе Иисусе людях. Как они освобождаются от этого страшного закона, апостол опять показывает на своем личном примере. Чудный закон, далеко превосходящий закон греха и смерти, под которым страдал и апостол, теперь введен в него. Это закон Духа, то есть закон Святого Духа, апостол называет это законом жизни во Христе Иисусе, "ибо он состоит в том, что он дает мне жить свободно во Христе Иисусе. Управляемый этим законом свободы, я живу противоположно той жизни, которой я жил в самом себе". Действительно, возможность жить во Христе Иисусе, предоставляется нам благодаря посредничеству Духа Святого. Он Дух жизни и общения. Он творит общение жизни со Христом. Вот почему, согласно слов нашего Господа, было лучше, что Он пошел от нас, чтобы Дух Святой мог прийти к нам. (Иоан.16:7) Это была причина, почему Сам Сын просил Отца дать нам Его - Другого Утешителя, чтобы Он пребывал в нас. (Иоан.14:16-17) Ведь связывает же Господь Иисус с приходом Святого Духа Свое духовное пришествие к нам теснейшим образом, когда говорит: "не оставлю вас сиротами, приду к вам." И говоря о Своем тесном единении с нами сказал: "в тот день узнаете, что Я в Отце Моем и вы во Мне и Я в вас. (Иоан.14:18-20) Следовательно, в день пришествия Другого Утешителя к нам, мы приходим к непоколебимому убеждению, или к блаженному опыту того, что со стороны Бога уже все было в нас и для нас. Ведь Христос в 20-м стихе говорил о том, что уже было фактом: Он уже был в Своем Отце, они были в Нем и Он в них, но их глаза еще не были открыты на это, поэтому они не были в состоянии осознать и пережить этот, факт но это должно было произойти с ними в будущем. Это был день, в который Другой Утешитель вселился в их сердца и наполнил их, и это тот день в который закон Духа жизни во Христе начинает Свое славное действие. Благо тем, которые знают об этом дне!!! Так соединенный для постоянной жизненной общности со Христом, Он делается жизнью верующего и его жизненным элементом. Он живет теперь как освобожденный, потому что он стоит в освобождающей силе присутствующего Христа, перед Которым ничто не может устоять. Теперь наступает постоянное спасение, где мы спасаемся законом Духа жизни во Христе, после того, что мы уже не враги, которые должны были спастись Его смертью, но примиренные с Богом (Рим.5:10). Это не есть спасение от вины и наказания за грех, но освобождение от силы греха, не преимущественно великим Голгофским подвигом в прошлом, но больше действием закона Духа жизни во Христе теперь в настоящее время. Этому закону греха и смерти в моих членах (7:23) противостоит теперь этот победоносный закон Духа, посредством Которого мы можем быть совершенно свободны. Но разве мы тогда так освобождены от закона греха, что он уже никаким способом не может действовать в нас? Вовсе нет! Мы истинно свободны, если мы, согласно Слова Господа, пребываем в Нем и Он в нас. Если мы оставим это состояние пребывания в Нем неверием, или путем непослушания, или возвратом на нашу собственную почву плоти, тогда закон греха опять оживает. Что бы мы тогда ни начали, оно будет бесплодно, и мы поймем насколько истинны Слова Господа: "без Меня, то есть без того, что Я в вас живу и действую, вы ничего не можете делать"(Иоан.15:5). Иллюстрация Гопкинса делает наглядным это положение дитяти Божьего во Христе: "если кусок железа мог бы говорить, что он мог бы сказать о себе?" "Я черный, холодный и жесткий. Но понеси меня в огонь, и какое изменение тогда совершится! Оно не прекращает быть железом, но чернота скоро исчезает, холод прекращается, твердости и жесткости тоже уже больше нет. Железо вступило в новый опыт. Огонь и железо - вещества все еще разные, но как только совершено их соединение они стали одно. Если бы железо могло говорить, оно не могло бы хвалить себя, оно бы только могло хвалиться огнем, сделавшим железо ярко светящейся массой и в таком виде сохраняющим его. Так должно быть и с верующим, спроси его: что он сам по себе? Он отвечает: "Я плотян продан греху!" Предоставленный самому себе, он неизбежно попадает в плен закона греха, который в его членах. Но его преимущество быть в общении со Христом и пребывать в Нем. И вот в Нем, Кто наша жизнь, наша чистота и наша сила, Дух Которого может проникать в каждую часть нашего существа, верующий уже больше не плотян, но духовен, уже больше не побежден законом греха, но освобожден от плена, от закона греха и смерти и сохранен в состоянии свободы. Но этот благословенный опыт свободы от служения греху и от силы греха включает в себе продолжающуюся деятельность пребывания в служении свободы. Верующий никогда сам себя не должен хвалить. Он не может хвалиться, что достиг состояния чистоты, и что он неразрывно связан со Христом. Он похож на кусок железа. В тот момент, когда оно вынуто из огня, начинает возвращаться холод, чернота и твердость. Не действием единого поступка раз и навсегда над ним совершенного, но путем продолжающегося влияния огня на железо производится противодействие его наклонности возвращаться в естественное состояние. Такого рода закон Духа и наша свобода в духовной жизни. Так мы можем понять, как может быть в духовной жизни достигнут продолжительный опыт свободы от закона греха и одновременно всеуглубляющееся чувство нашей естественной испорченности - жизнь триумфа над злом и вместе с этим одновременно дух искреннейшего смирения. Еще одно: если апостол, тут о себе свидетельствует: закон Духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти, то отсюда ясно, в каком состоянии он находился, когда описал опыт главы 7:7-25. Это состояние было только преходящее. Таким образом никто не может извинить свою плотскую жизнь тем, что он говорит: "доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю" (7:19). Он был муж, освобожденный от этого жалкого состояния и ему уже не было осуждения, потому что он жил свою жизнь во Христе Иисусе.

стих 3

"Как закон, ослабленный плотью, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти". Это объяснение о том, как получается, что те, которые живут во Христе, свободны от закона греха и смерти. Бог совершил это не властным Словом, но делом, и мы должны сказать - величайшим делом! Что не было возможно закону, так как он был ослаблен плотью, то сделал Бог. Наше внимание обращается на Синайский закон, потому что он пришел ради греха (Гал.3:19). Должен ли он был вести человека к освобождению от греха? Громом и молнией, огнем и дымом, с угрозами и проклятиями он повелевал и запрещал, но он никогда не мог освободить от закона греха и смерти, который находится в каждом человеке. Не говорится, что это было трудно для закона, но что это было для него просто невозможно. Освободить человека от силы греха - это превышало его полномочия власти, несмотря на то, что это был закон Бога. Почему это так? Есть что-то в человеке, обо что разбиваются все его старания. Против этого "что-то" беспомощны вся наука, мудрости, искусство воспитания и всякая сила земли, но и закону Бога невозможно достигнуть добрую цель. Какое же это "что-то", где даже закон Бога напрасно старается что-то исполнить? Тут нам говорится, что это наша плоть, или наша падшая природа, такая, какую мы имеем со времени грехопадения. Вот подступает закон к человеку и обращается к нему со своими требованиями, к такому, какой он есть во своей плоти: он должен быть добрым, Богу угодным, жить для Него и Ему Одному служить, никогда не давая места в себе греху. Но от природы он мертв (для Бога) в грехах и преступлениях: он бессилен сделать что-нибудь доброе (7:19); поэтому все приказания закона, даже в лучшем случае, даны на ветер. Это подобно приказу, обращенному к пустому мешку, чтобы он стоял прямо; сам он не мог бы стоять: и даже если бы мы его приподняли, и он должен был бы держаться, он не может и сейчас же падает. Так закон был ослаблен плотью, то есть он оказался бессильным и слабым для падшего человека, каков он теперь. Но это еще не все, против чего закон бессилен. Там в этой природе, которая сама по себе мертва и бессильна, чтобы совершить что-нибудь доброе, закон греха соорудил свое седалище злой силе, борющейся против Бога и Его закона (Рим.7:25). Против этой отравляющей силы закон Бога совершенно бессилен. Нам уже было показано, как этот закон греха берет добрую заповедь Божию как предлог, чтобы совершить грех (Рим.7:11). Чтобы разрушить эту ужасную силу в человеке и человека освободить от нее, Бог Сам должен был вмешаться и сделать великое, да, Свое величайшее дело, и это Бог сделал: Он послал Сына Своего в образе грешной плоти ради нашего греха. Когда говорится о послании нашего Господа для искупления, то Он не называется Сыном Человеческим, но Сыном Божиим: (Иоан.3:16; Рим.8:32; Гал.4:4; 1Иоан.4:9-14-16). Следовательно, Он был Сыном Божиим до Своего послания в этот мир и стало быть одной сущности и одной славы с Отцом, о чем в особенности следовало бы свидетельствовать в наши дни, когда подрываются под устои нашей веры. Если нам так все снова поясняется Божественное величие и слава нашего Искупителя, а так же единство Его сущности с Отцом, то это потому, чтобы дать нам глубокое ознакомление с величиной и родом предлагаемого нам искупления т.е. мы должны понять как далеко оно по ту сторону человеческой сферы и возможности. Оно должно было прийти от Самого Бога, да, даже Сам Бог должен был его совершить. Так и здесь, когда речь идет о законе греха в нас самих, с которым обманутый наивный человек сам думает справиться. И не актом создания это было, которым Бог мог бы одним словом сломать силу греха, но Единородный Сын должен был быть послан в мир, и не так, как Он часто в образах прежде являлся в этот мир, нет, Он пришел к нам, оставив славу небес, приняв на себя подобие плоти греховной. Он истинно принял человеческую природу, которая не отличала Его от прочих людей, только что Он был без греха. Великое дело, послужившее поводом к Его посольству - с Его стороны - безграничная любовь к нам, с нашей стороны - грех; Он пришел в образе грешной плоти, пришел ради спасения от греха. Заметим, как здесь в общем говорится о задаче, возложенной на Него. Здесь не говорится, как в других местах, что Он пришел совершить примирение за грехи, взять на Себя вину и наказание за грех и устранить последствие греха; все это и еще больше Он совершил, но великое было то, что Он был послан для того, чтобы покончить раз и навсегда с грехом. Вот о чем здесь идет речь и разве Бог, если Он послал в мир Сына Своего Единородного ради греха, мог иметь ввиду что-нибудь менее значительное? Намереваться и думать, что Он приходил для того, только, чтобы грех был прощен - значит мириться с грехом тем и у тех, которым он прощен, тогда как грех продолжает и дальше существовать, жить и действовать и изнурять их? Нет! Грех - это работа сатаны, но ведь ради этого и пришел Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола (1Иоан.3:8) князя, господствущего в воздухе, духа, который действует в сынах противления (Еф.2:2) о Христе же сказано: "ибо Он спасет людей Своих от грехов их…" (Мф.1:21) и "осудил грех во плоти" (Рим. 8:3) Наш грех и принцип греха во плоти или закон греха и смерти, который есть в наших членах и совершенно чужд Господу, вместе с грехами мира был взят на Себя Сыном Божиим, пришедшим в мир в образе грешной плоти и был осужден и проклят в Нем. Суд и приговор состоялись над грехами, так что в Нем на кресте они пришли к своему концу: их сила полностью разрушена. Если суд кого-нибудь судит, то меры наказания могут быть различные. К чему осужден грех или зло в нас? И как был приговор приведен в исполнение? Здесь связывается осуждение нашего греха с Сыном Божиим, пришедшим в образе плоти греха и ради греха, и мы в Его образе можем видеть, что случилось с грехом: Он Сын Божий был приговорен к смерти (Мф.27:3,26): и приговор полностью был приведен в исполнение (ст.50). Его смерть есть смерть греха и греховного принципа или закона греха в теле нашем, могущество греха и его закона нашло в смерти Христа свой абсолютный конец - он распят и умерщвлен на кресте. То, что невозможно было сделать закону Божию, то сделал Сам Бог. Это распятие и смерть дело Божие - причина тому, что находящиеся во Христе Иисусе освободились от закона греха и смерти (ст.2). Ибо в то время как они во Христе, они именно в Том, в Котором грехи уничтожены. И если дети Божии остаются во Христе и пребывают в свободе от ужасного закона в их членах, то они не согрешают. (1Иоан.3:6)

стих 4

И "чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по Духу" - это цель Бога, предусмотренная Им в послании Своего Сына: искоренение греха и уничтожение его силы во всех искупленных и исполнение воли Бога во всех направлениях. (Грешить - отрицать искупление, быть святыми людьми - утверждение Его искупления.) Бог нас спасает и оправдывает без нашего содействия, не требуя от нас какого-либо дела закона. Но если мы спасены Сыном Божиим тогда оправдание закона, (то есть праведность по закону) должно исполниться в нас, это праведность, о которой апостол Павел говорит о себе: "...по правде законной непорочный" и как сказал о своих Христос:"... если праведность ваша"-праведность по вере от Бога "не превзойдет праведности книжников и фарисеев"- праведности от закона, "то вы не войдете в царство небесное" (Фил.3:6; Мтф.5:20); во всем нашем поведении должно открыться, что у нас полное созвучие с Ним - (законом) и что мы радостно следуем его указаниям. Бог иначе не может быть доволен нами, если мы не будем "...чисты и непреткновенны в день Христов, исполнены плодов праведности Иисусом Христом, в славу и похвалу Божию". (Фил.1:10-11). Следовательно, в нас практически должна исполниться праведность, которую предписывает закон. Но кто же эти "в нас?", у которых это должно происходить? Они отрицательно и положительно описыватся так: "мы, которые уже не ходим, не живем по плоти, но по Духу. "Что значит ходить по плоти? Это значит - побуждение, стимул, побудительные причины, руководство и намерения для нашего образа действия в обстоятельствах, положениях и случаях в жизни, в отношениях к Богу и людям, исходящих из нашей собственной природы, от нее мы их получаем и соответственно им судим, говорим и поступаем. Это внешне, возможно и не кажется греховным, но часто даже разумным и умным, но все же это руководство снизу, где Богу не предоставлено места. Такое хождение, признается оно таковым или нет - греховно, и долго ли, или коротко ведет ко греху во всех направлениях. Так живет необращенный, он не может иначе так как он насквозь плотский человек. Но если верующий так живет, каким он есть от природы то он находится в противоречащем Богу, и потому греховном состоянии: в таком человеке нет праведности, требуемой законом. Что же обозначает слово: "жить по Духу?" Это обозначает: получать нашим духом от Святого Духа, Которым занят наш дух. Каждое побуждение, каждое стремление, каждое намерение, побудительные причины и руководство для своего мышления речи, дел и поступков при всяких обстоятельствах должны исходить от Его Духа. Это будет поведение как внешнее, так и внутреннее, при котором смотришь на все с точки зрения Бога, обо всем размышляешь согласно с Ним и соответственно поступаешь. Это часто с человеческой точки зрения может казаться безрассудным, но перед Богом будет мудро: это будет хождение в святости, которое превратится в тесное хождение совместно с Богом. В этих "живущих по Духу" людях исполняется праведность, требуемая законом. Почему ап. Павел ко всему предыдущему добавил:"... живущих не по плоти, но по Духу?" Причину этого возможно следует искать в том, что плотские верующие часто делают все, чтобы своей жизнь и хождением доказать, что они духовны и исполнят требования заповеди закона и потому строго фанатично и законным порядком старается исполнять букву закона. Но так, как закон духовен и кроме того свят "...и заповедь свята и праведна и добра". (Рим.7:12-14), то даже и мысли нет об исполнении закона и заповедей такими затеями. Это плотская забота, плотское усердие, которыми они хотят заставить свою плоть или старую природу собственной силой быть в послушании у Бога, но при всей наружной видимости внутренне они далеко расходятся с Богом. В таких праведность, требуемая законом, не исполняется. Вот на это здесь следует делать ударение. Исполнение праведности, требуемой законом, не осуществляется возней вокруг закона но отдаче себя под руководство Святого Духа. Наш дух, душа и тело, отданные Ему тихо следуют за Ним, охотно и послушно, шаг за шагом во время ежедневных происшествий, будь они предвиденные или не предвиденные, дается ли нам напоминание Словом Божиим или нет, то будет исполнено Слово Бога даже и тогда когда мы не вспоминаем ни одну заповедь Божию. Стоять под руководством и водительством Святого Духа, пребывать во Христе в послушании Его указаниям - вот это хождение в Духе, в каковом исполняется закон Божий, видим ли мы его глазами или нет. После того, что нам показана свобода от осуждения тех, которые живут во Христе, и как осуществляется их хождение, нам еще показывается два последних духовных состояния: плотские и духовные верующие, противопоставленные друг другу - ст.5-11.

стих 5

"Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по Духу - о духовном." Два совершенно противоположные состояния - такие различные как день и ночь, имеются на поприще жизни веры у чад Божиих. То или другое состояние присуще каждому чаду Божиему: они или плотские или духовные. Настолько разные эти два состояния насколько разная будет и жизнь и деятельность верующих, находящихся в том или другом, состоянии. Они будут, если они живут по плоти и как бы они ни думали о себе - бедные, нищие, слепые и нагие; но если они руководимы Духом Божиим и управляемы Им, они будут ходить в радости и счастьи. Поэтому велик вопрос для каждого чада Божия: не "что делать или что не делать?" Но "что я есмь?"- Какое мое состояние Духовное или плотское? Потому что в жизни веры по отношении к Богу и людям все зависит от того: "какой я есмь?" "Живущие по плоти о плотском помышляют?" Это крайне важно знать, потому что какие мы, таково будет и наше убеждение. Если мы сами плотские, то и наше убеждение - плотское. Ты не сумеешь твое плотское убеждение сделать духовным, если ты живешь по старой природе. Источник должен испытать превращение, тогда и исток из него сам собой сделается хорошим. Но убеждение человека есть его личная внутренняя сущность, оно его установившееся внутреннее направление: соответственно ему он стремится, добивается, поступает и подчиняется его определению. Если его убеждение плотское, то от него не может исходить ничего другого кроме того, что соответствует его старой природе. В чем это будет выражаться? Это будет так, как свидетельствовал апостол: он плотью будет служить закону греха (Рим.7:25), будет "продан греху" (7:14); и доброе, которого хочет, не будет делать, а злое, которого не хочет делает и т.д. (7:19)- Если же то так, то более достойным сожаления ничего не может быть. И посмотрите вот это есть состояние подавляющего количества верующих наших дней, это было состоянием целых общин: (1Кор.3:1-4) (Гал.3:3). О, чтобы мы не поддавалась обману плоти, ибо плоть и плотские ни за что не хотят считать себя таковыми, и они стараются подделаться под духовных и хотят быть духовными. Они говорят духовными выражениями, стараются плотской разум наполнить духовным светом, называют свою деятельность духовной работой, в то время когда они живут по плоти и водимы плотскими побуждениями. "А живущие по Духу - о духовном". Духовные все те, которые были исполнены Духом Святым и выведены из недостойного плотского состояния (1Кор.3:1; Гал.4:1); как это случилось и с учениками в дни Троицы. Господу Иисусу уже не нужно было жаловаться больше: "Еще многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить". (Иоан.16:12), потому что они теперь уже могут принимать твердую пищу (1Кор.3:2) (Евр.5:13,14) потому что они теперь наставляются Святым Духом во всякой истине (Иоан.16:13).Да они теперь уже могут говорить даже о великих делах Божиих (Деян.2:11): не словами, которым может научить человеческая мудрость, но словами, которым научает Дух Святой (1Кор.2:13). Они научились о духовном судить духовно. Это те, которые нам были описаны в предыдущих 4-х стихах. Только эти духовно настроенные, то есть те; у которых направление их сердца, все их существо до области источника их собственного духа согласуется с Духом Святым. Они добиваются и стремятся ко всему тому, к чему Он их направляет. Они послушны Его назначениям и поступают, руководствуясь Его благожелательностью. И так, как Он есть Дух Христа, то они могут сказать: "...мы имеем ум Христов".(I Кор.2:16): и "в вас должны быть те же чувствования; какие и во Христе Иисусе" (Фил.2:5).

стих 6

Так как убеждение, собственно говоря, есть эссенция состояния верующего, то апостол продолжает его ярче освещать, поэтому каждый верующий должен бы обращать на него особое внимание, так как тут он может сам себя познать: плотской он или духовный. "Помышления плотские суть смерть..." Это обозначает: каждое внутреннее стремление, каждое направление, каждая преследуемая цель и каждый поступок на земном или духовном поприще, хотя они и кажутся прекрасными и имеют целью самое лучшее, если это исходит от меня, от такого как я от природы, но не от такого какой я во Христе под руководством Духа Святого, кончается не только смертью, но есть именно там в смерти и само является ничем иным как только смертью, то есть без всякой жизни из Бога. Ибо человек с плотскими помышлениями, отчужденный от жизни из Бога, как необращенный, находится в смертельной сфере, так как духовная жизнь парализована. Все, что тогда от нас исходит есть плод для смерти, потому что смерть рождает только смерть. Можно быть и очень деятельным, но все равно под нашими руками все будет отмирать. Тут раскрывается секрет, почему на работе некоторые работники великой нивы Божией, несмотря на все их старания и беготню, ощущают смертный холод и смертную тишину, пустоту и отсутствие всякой жизни. Так как ты настроен плотски, то тебе ничего не поможет тот факт, что ты однажды был возрожден, все же смерть - твой жребий, несмотря на твое сознание, что однажды ты пришел к жизни, а теперь ты понесешь смерть куда бы ты не обратился. Это такое состояние, о котором Новый Завет говорит:"... а сластолюбивая заживо умерла". (1Тим.5:6). А помышления духовные - жизнь и мир". Мы уже показали, как быть духовными. Есть чудесное согласие верующего со Святым Духом и Христом. Это согласие проникает в убеждение духовного человека; поэтому оно и полно жизни Духа Святого и Христа Иисуса. Жизнь Иисуса в Духе Святом - это его стихия жизни, в которой он движется. Это его пища, которую он принимает, которая его сознательно подкрепляет и делает его плодоносным. Так же и то, что исходит от человека, духовно настроенного - будет жизнь, будет свидетельствовать о жизни и направлять к жизни. Так будет с ним в домашней обстановке, так и на ниве Божией. Духовные помышления не только жизнь, они и мир. Где отстраняется все то, что нарушает мир, и именно далеко отстраняется от нашего внутреннего существа, там должны царить мир и покой. Там нет ничего между чадом Божиим и его Отцом и ничего между членом тела Христа и Его другими членами во всем мире, и что касается множества тех, которые еще ходят в отдалении от милости, то сердце духовно настроенного жаждет сообщить о мире Божием и близко поднести им его всяким способом. Таким образом быть духовно настроенным уже по своей природе - мир, но великое то, что Господь хочет к этому состоянию Своего чада приложить Свою печать, даруя ему Свой мир. Мир Божий, который Ему Одному присущ, да владычествует в сердце верующего (Кол.3:15) и да будет как святой Страж, Который сохранит сердце и помышления во Христе Иисусе (Фил 4:7).

стих 7

"Плотские помышления суть вражда против Бога". Наша старая плотская природа которую мы все еще имеем, сделалась такой, какая она теперь есть, благодаря привитому ей яду исконного врага Бога. Страшно сказать, но это так: каков враг против Бога такова и она, и таково внутреннее убеждение человека. Возможно победить врага, его подчинить да может быть даже примириться с ним, но здесь это невозможно из-за неизменной вражды. Устранить эту вражду невозможно, как яд введенный в тело, не может быть устранен, переработан, изменен или приручен; с ней можно покончить только в смерти ветхого человека на кресте Христа. Если она туда не отнесена тоже и в чаде Божием, то она остается враждой против Бога. Какая мысль! Быть чадом Божиим и ходить во вражде против Бога! Для необращенного человека это может показаться жестоким. Преувеличенным, а главное для плотского верующего. Они, несмотря на свое плотское состояние, не сознают в себе ни малейшей вражды против Бога; наоборот, многие трудятся очень много, чтобы послужить ему и часто, даже с особым рвением. Где же там должна была быть вражда?- Вот вражда плотского человека: "ибо закону Божию не покорятся, да и не могут". Ведь Бог исключен из сознания плотского человека, будь он обращенный или необращенный, ничего из воли Божией не находит в нем места, все идет по его старой природе: там все во всем - свое "Я"; оно составляет паны, считает, имеет свои цели и намерения; оно имеет свои причины, действует на основании собственного разума и при этом с собственной выгодой. Будет ли польза Богу от его ежедневных действий его мало затрагивает. Он не допускает Бога вмешиваться в свои дела. Такое отношение к земным делам и такое же к духовным вопросам. Вычеркивать самого себя или подчиняться Его святой воле, сказать "да" ко всему, что приказывает Бог, плотской человек не захочет. Если, даже, он захочет исполнить волю Бога то он Богу не дает доступа к себе, он поступает по своему, без Бога. Вот тут вражда, он господствует, но Богу никогда не дет возможности господствовать. Окончательный итог плотского убеждения - "ибо закону Бога не покоряются да и не могут". Абсолютно невозможно направить плотское убеждение на путь подчинения воле Бога, и этот факт сделал это убеждение такой ужасной силой, которая как каждый закон природы, может действовать только в одном направлении, но никогда в противоположном. Направление этой силы, если даже она имеет, как бы хороший вид, всегда против Бога и против его воли, иначе и быть не может. Это пустая мечта носиться с надеждой, что плотское убеждение постепенно можно переделать в духовное. Можно тело, в котором оно хочет действовать, усмирить и обуздать (1Кор.9:27); но это не заставит изменить убеждения. Оно остается одинаковым до смерти и побеждается нами только сораспятием во Христе Распятом.

стих 8

"Посему живущие по плоти Богу угодить не могут!" После всего выше сказанного мы должны бы сами придти к такому заключению, но Господь допустил включение этого стиха, потому что как раз плотские верующие никоим образом не могут быть доведены до убеждения, чтобы верить, что они Богу неугодны. Впиши себе в сердце, плотской верующий: ты Богу не нравишься! Если это так, что плотской верующий Богу не может нравиться, то Бог с ним не может достигнуть Своей цели. Его цель с посланием Сына Своего в мир была: "...в человеках благоволение (Лук.2:14)..." Это достигается, как повествует нам это слово посредством освящения нашего духа, нашей души и нашего тела и путем нашего превращения от ясности в ясность и приобретения сходства с образом Сына Божьего, что никогда не может случиться с плотским человеком. Да, будет и сегодня еще так, что верующий действительно искуплен Христом действительно как Израиль был освобожден и выведен из египетского рабства и теперь вместе с искупленными пользуется всеми благословениями. (1Кор.10:1-4). Но если идешь своим путем не под благоволением Бога, как Израиль, как и написано: "но не о многих из них благоволил Бог". (ст.5) то, конец их, если они не станут духовными - потрясающий, как сказано об Израиле: ибо они поражены были в пустыне".(ст.5). Пожизненно их хождение совершается в пустыне и наконец в этом состоянии их настигает смерть, как сказано: "их конец -погибель". Кто не остановился бы и не проверил бы свое состояние в присутствии Бога? (Фил.3:17-19).

стих 9

После того, что нам было описано ужасное положение плотских верующих, и мы видим, что их состояние - смерть, вражда против Бога, и они сами исключены из благоволения Бога, нам дается верный признак, согласно которого мы можем считаться духовными верующими: "но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас, (ст.9). Крайне необходимо не быть во тьме относительно нашего духовного состояния и не обманывать самих себя. Заметим, что апостол не говорит: вы не плотские, но духовные, когда вы твердо знаете, что вы дети Божии, или если вы о себе можете сказать, что вы возродились. Многие плотские утешают себя как раз этим, не обращая внимания на свое настоящее состояние. Но это не решает вопрос о нашем будущем состоянии. Ведь здесь говорится исключительно о детях Божиих, возрожденных Духом Святым, но которые, как мы видим, могли быть или плотскими или духовными. Апостол говорит: вы только в том случае духовные, если Дух Божий живет в вас. Следовательно здесь находится решение о том: духовны ли мы. Каждый уже сам мог бы разобраться в том, что Дух Святой не может обитать там, как сказано о плотском человеке, где находит место смерть и вражда против Бога, и где Бог не благоволит к человеку. Если это еще не исключает то, что Дух Божий работает над плотским человеком и старается освободить его из его плотского состояния, то все же несомненно то, что Дух Божий еще не живет в нем, так же как и Христос стоит за дверью его сердца и требует впустить Его (Отк.3:20). Наш Господь точно различает наш приход к Нему и пребывание Святого Духа у нас, (как залог) и отличает это состояние от слов: "и в вас будет". (Иоан.14:17). О первом пребывании Духа Святого в нас Ему не нужно было просить Отца до Троицы, потому что это было уже у Его учеников но второе было предметом Его настоятельной молитвы (ст. 16). Так же апостол Павел отличает запечатление Духом Святым ефесян от получение Духа ими самими, как видно из сравнения (Еф.1:13): со стихом 17 и гл.5:18. Если бы запечатление Духом Святым было все, что мы ожидаем от Духа Святого, то напрасно была бы следующая за этим запечатлением просьба о Нем, а также и потом настоятельное слово: "Исполняйтесь духом!" Под обитанием Духа Божиего в нас, о котором здесь говориться следует понимать присутствие Его в нашем сердце. Оно обозначает также вместе с Ним иметь Христа в нас, как показывают нам 2 следующих стиха, описывающих Его чудесную деятельность в нас по ступеням до 16-го стиха. Это обитание Святого Духа в нас есть изнанка, закона Духа, о чем говорит апостол по 2-м стихе. Там мы во Христе (ст.1): закон Духа в нас производит жизнь Его в нас: тут Дух Святой в нас и Христос через Него в нас и Они живут, обитают и действуют в нас. Первое соответствует слову нашего Господа: "Пребудьте во мне", а другое Его Слову: "и Я в вас буду". Если так Дух Святой в нас обитает, то мы уже не плотские, а духовные. Надо отметить, что наше пребывание во Христе и обитание Святого Духа в нас никак нельзя отделить одно от другого. Если первое в нас факт, то также и другое. Дух Святой в этой 8-й главе пожелал и то и другое особо изобразить, а именно: первое в стихах 1-4 и другое в стихах 9-16; но между этими двумя изображениями суть два разных состояния, в которых мы, как дети Божии можем находиться (ст.5-8). Двойное изложение о нашем пребывании во Христе и об обитании Духа Святого в нас для нас неминуемо необходимо. Почему? Предположим, мы во Христе, нашей непобедимой твердыне: мы уверены, что ни смерть, ни какая-либо другая погибель нас не коснется (1Иоан.5:18; Рим.8:38-39): за это отвечает наша твердыня. Когда же мы страдаем "раком", то есть имеем плотские помышления, то несмотря на нашу твердыню, эти помышления могли бы сделаться причиной нашей смерти. Поэтому обязательно, чтобы Дух Святой вместе со Христом пребывал нас, для того, чтобы не было места для плотских помышлений. Слова: "Кто Духа Христова не имеет тот не Его" здесь очень уместны, так как плотской христианин отвергает пояснения, данное апостолом, и постарается отклонить их словами, что каждое дитя Божие имеет Духа Святого. Апостол это не оспаривает, но даже подтверждает, когда он говорит: кто Духа Христова не имеет, тот и не Его". Каждое дитя Божие Его имеет, как ученики Христа перед пятидесятницей (Иоан.14:17), или как Коринфяне после пятидесятницы, что им не препятствовало быть плотскими (1Кор.3:1-3).Святой Дух здесь именуется то Духом Божиим то Духом Христа, потому что Он исходит от Отца и Сына. Послушаем, как Сын Божий о Нем говорит: "Которого пошлет Отец", но добавляет:"...во имя Мое". Тут кажется что Он (Дух Святой) во имя Иисуса, то есть, замещая Его, приходит (Иоан.14:26). На другом месте Он говорит: Когда же придет Утешитель, Которого я пошлю вам от Отца" (Иоан.15:26). И еще: "Я пошлю обетование Отца Моего на вас (Лук.24:49). В день пятидесятницы Петр говорит о Христе: "Итак Он, быв вознесен десницею Божиею и приняв от Отца обетование Святого Духа, излил то, что вы ныне видите". (Деян.2:33).

стих 10

"А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности". Это слово как будто не имеет связи с предыдущим. Там говорилось об обитании Духа Святого, и тут в продолжении апостол говорит, как будто, речь идет об обитании Христа в нас. Разве обитание Святого Духа или обитание Христа в нас, или Святой Дух в нас, или Христос нас, не одно и тоже? Конечно это так, ибо Господь Иисус Христос приходит вместе с Отцем, чтобы сотворить в нас обитель (Иоан.14:23). Но что обозначает слово: "если Христос в нас, то тело мертво для греха?" Разве присутствующий в своих Христос приносит им или их телам какой-либо вред, горе, боль или даже смерть? Разве они не делаются здоровыми от Его присутствия? О, скольким душам было разрешено испытать это в изобилии! Поэтому непоколебимо верно, что Христос в своих приносит их телам установку смерти и делает их безжизненными для всего, что противоречит присутствующему Господу, хотя их тела были бы способны увлекаться делами плоти. Плотское убеждение, которое посредством тела превращается в соответствующие ему дела несовместимы со Христом: несовместимы с Ним члены искушающие нас, как то глаз, ухо, рука, нога и все члены (Мф.18:8-9), посредством которых грех входит в человека. Если Христос в нас в Котором однажды на кресте грех и закон греха были приговорены к смерти (Рим.8:3), то тело ради них состоит под смертной опалой и перестает обращать внимание на их соблазны. Оно парализовано, бездеятельно по отношению ко греху и не может и не смеет как раньше служить греху, оно мертво для греха. Это то, о чем апостол Павел в другом месте (2Кор.4:10) так говорит: "Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисуса открылась в теле нашем". Живое тело - мертвый труп для греха - это освящение. Мертвые люди ради греха и все же не мертвые, потому что: "Дух жив для праведности". Последнее, что было сказано о помышлениях духовных (ст.6) это было, что они "жизнь и мир". Какова эта жизнь апостол продолжает объяснять. Если здесь сказано, что "дух есть жизнь", тогда подразумевается тот наш дух, в котором живет Христос, наша жизнь, Духом Святым тогда как тело, благодаря Его присутствию, содержится в смерти. Теперь постоянная победа на стороне нашего духа, который одно с Господом (1Кор.6:17) так что, если у плоти есть желание противодействовать Духу, то смущающий понесет на себе осуждение". (Гал.5:10). Деятельность, управление и хождение теперь исходят не снизу, но сверху, от духа, которым владеет Дух Святой. (Гал.5:16,18,22,23). Поэтому и убеждение духовное. Наш дух, преисполненный жизни присутствующего Господа, влияет на нас и при своей отдаче Господу проникает душу и силы души и эти в свою очередь влияют на низшую часть нашего естества, то есть на тело с его членами. Как влиянием смерти Христа разбивается сила греха, так влиянием жизни, в которой действует Дух, вырабатывается плод правды потому что Он есть жизнь ради праведности. Поэтому от нас должны исходить плоды праведности: праведность требуемая законом должна исходить от нас и это будет как сказал наш Господь"... если ваша праведность не превзойдет "праведности книжников и фарисеев" (Мат.5:20) (праведности от закона) это будет у нас, так как мы уже не ходим по плоти, но по Духу.

стих 11

Еще раз апостол возвращается к телу. Не без причины он употребляет маленькое словечко "хотя" (правда). В русском переводе в 10-м стихе нет слова "хотя". Когда он до этого говорил о теле, то тело, хотя и мертво, но это слово здесь имеет смысл покорности и отречения. Только потому что смерть тела необходима и полна благословений он ее принимает с удовольствием, но кажется как будто ему хочется еще прибавить: "но не могло бы и тело быть жизнью, как и дух после того, что Христос в нем с Духом Святым? Это было бы неизмеримо большее благословение. Такое примерно внушенное (инспирированное) мышление могло быть у апостола. Этот стих нам говорит, что тело мертво из-за греха, но это не последнее, что Бог для него имеет, этим все для него не закончится, так как есть славный вид и определение на будущее: тело должно и может стать исполненным жизни. Можно было бы этот славный 11- стих примерно так переиначить: Посмотрите, наш Господь Иисус однажды был в смерти, что бы умереть греху: ваши тела тоже в смерти ради греха, чтобы умереть греху: они мертвы по причине присутствия в вас греха, "они соединены с Ним подобием смерти" (Рим.6:5). Но в вас также есть Дух Того, Который воскресил Христа из мертвых. Он обитает в вас, это ваша гарантия, что тот кто воскресил Христа, оживит и ваши тела. Ибо Иисус в вас это есть смерть вашего тела, Святой Дух в вас это есть несомненная жизнь, да, жизнь воскресения тела. Ваши тела должны быть оживлены Духом Святым. Но пусть никто из вас не заблудится относя воскресение наших смертных тел к будущему воскресению. Как апостол не думает о физической смерти тела, если Христос здесь нас так он и не думает о том первом воскресении. Как наше тело мертво из-за вселения в него Христа в течение физического периода жизни, так оно должно быть оживлено живущим в Нем Духом, которым и Христос был оживлен; и это именно теперь во время физической жизни тела. Однажды, в будущем первом воскресении будут воскресены мертвые тела, но не о них идет разговор здесь, речь тут идет о наших настоящих физически не умерших, но смертных телах, которые следовательно физически живы, как это ясно видно из общей связи. Действующая в нас сила смерти Христа производит в нас отрицательную сторону нашего освящения, "чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам уже быть рабами греху". (Рим.6:6). Но должна также состояться положительная сторона нашего освящения, чтобы это тело (физическое), было переполнено жизнью воскресения, и не нужно было бы оказывать по отношению к нему давления смерти, но чтобы оно свободно и радостно в полноте жизни, посредником которой является Дух Святой, с радостью исполняло бы волю Божию. - Можно ли этого достигать в этой жизни? Нельзя здесь дать другого ответа кроме как: "Все обетования Божии в Нем "Да" и в Нем "АМИНЬ". (2Кор.1:20). Это была великая цель Бога и Павла. Только в этом свете многие изречения в его посланиях кажутся хорошо понятными. Он показывает в своих посланиях: сколько смерти в нас, столько и жизни будет в нас; полная смерть в нас ведет к полной жизни, а именно к жизни воскресения. (Кол.3:1): так как таковая рождается из смерти. Так, например, апостол свидетельствует (2Кор.4:10-11); о себе и о тех, которые имели одинаковую с ним цель: "Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем". Из этого ясно: если первого не будет, то второе не может состояться. А в 11-м стихе он говорит, что Бог путем разных обстоятельств так устраивает их жизнь, что они непрестанно предаются смерти для того, чтобы и жизнь Господа Иисуса в них открылась (не когда-то в воскресении),но в "смертной плоти нашей". То же самое развивает апостол во (2Кор.5:4) говоря: "... мы не хотим совлечься, но облечься", (то есть, не хотим умереть физически). Но как это должно произойти? Он отвечает: "смертное будят поглощено жизнью". Он не говорит "умершее", но еще не умершее смертное должно быть поглощено жизнью Бога. Это та же жизнь, которую согласно нашего текста предоставляет нам живущий в нас Дух Святой. - И великое и славное то, что апостол добавляет в 5-м стихе: "на сие самое и создал Бог нас". Он нас сознал и искупил и вся Его работа с нами и в нас есть приготовление для этой Его цели и намерения и для этого Он дал нам залог Духа Святого. Та же самая цель стоит перед апостолом (Фил.3:10,11).

Он хочет познать силу воскресения Своего Господа блаженным опытом на самом себе и поэтому он готов участвовать в страданиях Его. Для чего это? Ответ таков: "сообразуясь смерти Его", то есть не так, чтобы смерть апостола походила на смерть Христа, или чтобы он один раз так умер как Он, нет, апостол сам в своей личности хотел сделаться подобным смерти Христа, то есть в своем хождении в своей живой личности он хотел уподобиться Его смерти, то есть будучи физически живым хотел уподобиться мертвому Господу на кресте, - И для чего же это? (ст.11). "Чтобы достигнуть воскресения мертвых". К сожалению этот перевод только позволяет думать о будущем воскресении из могил. Но этого не было в мыслях апостола. Он по всей вероятности лучше нас знал, что воскресению (из могил) нам ничем нельзя будет способствовать; раз оно будет общее, оно наступит и для нас, предполагая что мы дети Божии. Это и есть причина почему он здесь употребляет совершенно необыкновенное, только здесь употребляемое слово "Aug anterstchung" (немецкое слово не употребляющееся; по-русски можно перевести: из воскресения). Он стоял, физически живой, в смерти своего Господа, носил Его умирание с собой, но его душа боролась за то, чтобы и жизнь Господа проникла в него. Но он знал, что только если он будет совершенно похоже на смерть своего Господа, тогда в Нем полностью проявится жизнь воскресения - силою воскресения Христа. Эта сила выведет его из смерти, в которой он еще должен был ходить. Неопровержимое доказательство того, что он здесь стремился именно здесь и теперь к жизни "из воскресения" мы находим в его слове, где он говорит (ст.12); "говорю так не потому, что я уже достиг или усовершился"... Если бы он подразумевал будущее воскресение, то он наверно написал бы: "что здесь сейчас оно недостижимо", или "то будущее воскресение теперь невозможно". Но он говорит о воскресении, как о чем-то настоящем теперь достижимом, да, которого он возможно уже достиг. Филиппийцы, которым он пишет, или другие верующие, могли бы предположить о нем, что он уже совершенно проник к этой жизни воскресения, но он не желал, чтобы кто-нибудь представил его себе достигшим успеха больше, чем это было в действительности. Поэтому он отрицает совершенное достижение, но тот час добавляет, что он неудержимо стремится к намеченной цели. Следовательно, оживление, даже физического тела, силою жизни воскресения и Духа Святого - вот перспектива тех, которое духовны и имеют духовные, убеждения. Это будет освящение во всех во всех членах тела, которые в дальнейшем обособлены для Господа и отныне служат и движутся только для Господа. Что чрез это оживление Духом Святым охватываются и физические силы, это определенно и факт, потому что это относится к открывающемуся сыновству и искуплению тела нашего, ожидаемому нами. (Рим.8:23)

РАЗВИТИЕ ЖИЗНИ ДУХОВНО УБЕЖДЕННЫХ (Ст. 12-17)
стих 12

"Итак, братия, мы не должники плоти, чтобы жить по плоти". Наше счастливое состояние в единении со Христом и с Духом Святым привело нас к святой обязанности относительно нашей жизни. Мы с этого времени, в отношении нашей земной жизни, оказались должниками. Мы так же должники, как кто-нибудь, над которым нагромождаются благодеяния, которые продолжаются без конца. Если благотворитель оказывает свою милость свободно и без условий то, это все же вызывает известное чувство обязанности. Так дело обстоит между нами и Богом, как только мы находимся во Христе Иисусе. Но мы все еще продолжаем жить нашей жизнью "твари", еще в каждом из нас есть старая, грешная природа, плоть с ее требованиями, и весь мир вокруг нас: каким должно быть наше отношение к ним, если Христос и Его Дух обитает в нас? Теперь мы перестали быть должниками плоти, мы ей больше ничего не должны. Раньше мы были плотскими и проданы греху, (7:14) и этот рабовладелец заставлял нас быть послушными его требованиям и исполнять его волю а теперь мы перешли в собственность Христа, теперь нам даже не следует прислушиваться к напоминаниям плоти. Каждый раз мы должны ей сказать: мы отрицаем каждое твое требование, не признаем твои напоминания, мы теперь уже не твои должники".- Ужасный факт, кто плоть не прекращает предъявлять свои права и к искупленному, и еще более печально, что она некоторых опять превращает в пленных (7:23); требуется окончательно прекратить служение плоти и не состоять ни в каких отношениях с ней. Боль и скорбь чаду Божию которое поддается обману, прислушивается к ее увещеваниям и поддается хоть какому-нибудь увещанию исполнять хоть какое-нибудь желание плоти.

стих 13

Это великое правило одно из двух нашей духовной жизни, ведущее нас или к смерти или к жизни, "ибо если живете по плоти, то умрете". Если вы живете по природе вашей, живете так как вам кажется лучше и выгоднее всего; не нужно, чтобы был замечен грех или греховные мысли: тогда вы уже живете по плоти, находитесь под ее влиянием и вы уже должны умереть. Это есть суждение Божье. Уже одно это состояние есть грех и грехи разной формы приходят скоро нападая на вас в мыслях, представлениях, чувствах или словах и делах, и вы будете их исполнять, потому что вы находитесь под их господством; вот это смерть вашей жизни из Бога, и вы должны умереть. Это есть суждение Бога и соответствует природе вашей. Эта смерть есть возврат с ее жизнью в состояние, какое было до возрождения только с той разницей, что томящийся в заключении новый человек невыразимо страдает. Если сначала дело идет не так скоро под гору: то все же человек уже находится на дороге, ведущей к крайности. Плачь, борьба, молитва, слушание проповедей и богослужебные дела здесь не помогают, если жизнь по плоти не прекратится. Это необходимо высказатъ, так что очень многие как раз этим обманываются, и именно так, что они прилежно продолжают религиозные упражнения вместе с этим живут по плоти. Что же должно случиться? Должна вступить в действие жизнь по духу. "А если духом умерщвляете дела плотские то живы будете". Тут ясно, что жизнь по духу не только пассивное непризнание требований плоти, но сознательное активное действие посредством Святого Духа. Который живет в нас. Хлопотливость плоти или тела в котором обнаруживаются кое-какие побуждения нечистоты и греха, должна быть умерщвлена. Это радикальный образ действий, который предлагает не половинчатые взыскания, но неумолимо смерть. Должно дойти до того, как сказано в стихе 10-м: тело должно быть мертво для греха. Но с всеми нашими добрыми желаниями мы не в состоянии произвести эту операцию, это мы можем только посредством живущего в нас Духа Святого, "потому что закон Духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти".(Римл.8:2). Но заметим себе, что инициатива должна исходить от нас. Мы должны умертвить в себе все что стремится к плотской деятельности. Это опять указывает на то, что наш дух, исполненный Духом Святым, как обновленное "Я", благодаря Силе свыше, должен продолжать исполнять эту святую задачу. О! Чтобы дети Божии со дня своего возрождения начали бы умерщвлять в себе всякие нечистые побуждения! Как живо здесь проявляется, что в каждом верующем должна проявлять себя смерть в том или другом направлении. Или он живет по плоти и этим тянет свою полученную от Господа жизнь к смерти и умирает сам; или он умерщвляет грех Духом и этим путем приходит к все более славной жизни. Или мы умерщвляем грех, или он нас умерщвляет. Неминуемо для жизни в Духе постоянное умерщвление дел плоти. Только когда это совершится в нас, тогда может последовать руководство Духа.

стих 14

"Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии". Пока наша старая природа или наша плоть еще деятельны; пока они еще участвуют разговором в нашей жизни, мы находимся под их управлением и руководством; и мы будем ходить в этом мире как дети ветхого Адама. Хоть и рожденные Богом, все же мы будем плотью, как Бог говорит о сынах Божиих до потопа. (Быт.6:8). Тогда не может быть и речи о руководстве Божьем и сорвано намерение Отца иметь в нашем лице Своих сыновей здесь на земле. Божественное родство, которое должно открывать Его и быть в нас, водить и руководить нами, чтобы мир имел живое свидетельство, что Бог Сына Своего послал в мир, не проявляется в таких душах. Ибо сыны Божии только те, которые руководимы Духом Отца. Тут открывается чьими должниками мы стали, а именно, должниками Духа Святого. Им мы стали собственностью Христа: через Его влияние в нас мы стали убежденными духовно, благодаря Ему мы в состоянии умертвить влияние плоти и даже получить жизнь воскресения для наших смертных тел, и так как мы, вообще, благодаря Ему имеем всю духовную жизнь, начиная с первого вздоха до того великого мгновения, когда мы предстанем пред лицо Бога, то это нас приглашает безудержно отдаться Ему. Он может и будет руководить только теми, которые доверяют Ему и для этого отдались Ему. Как некогда Единородный Сын Отца, направляемый и водимый Духом Святым, когда Он как человек, подобный нам жил в этом мире, действовал, страдал и умер Им, так и мы, Его сыновья и дочери должны быть руководимы Им. Это невыразимая милость и ни с чем не сравнимая слава, милость Божия, которая снисходит к падшему человеку, чтобы обитать в нем и руководить, им во всех его делах. Это та слава, которая поднимает червя из праха к теснейшему общению с Богом, чтобы подготовить его для вечной славы. Как бесконечно охотно Господь желает руководить нами Он многократно говорил нам об этом. Посмотри на Израиля, Он шествовал с ним днем в облачном столбе и ночью в огненном столбе на всем пути из Египта в обетованную страну. Он дал этому народу урим и туммим для каждого дела, чтобы они во всех вопросах имели Его свет. (Исх.28:30; Лев.8:8). Если мы шаг за шагом в мыслях, словах и делах ходим не своими, но Божьими путями, то нам дается Дух Святой, Который нами руководит даже в маленьких делах. Он не далек от нас и нам не нужно, как Израильтянам обращаться к кому-то как к посреднику, потому что Он в нас, Исполнитель наших просьб и Податель наших потребностей. Для ободрения духовно мыслящих нам даны славные примеры руководства: Симеон - Лук.2:25-27; Павел и Сила - Деян.16:6-12. Чтобы быть руководимыми Святым Духом, нужно сосредоточить на Нем все наше внимание. Наш взор должен быть направлен на Него и нежное сердце должно быть готово для Него, которое заметит малейший намек Его, потому что Он ведь приходит с тихим нежным шепотом. Его разговор тихий и нежный шелест, который понятен только тем, которые к Нему интимно близки: Он не гонит, не принуждает, но привлекает и направляет, как направляют детей. (Пс.31:8-9). Мы должны быть сосредоточены сами в себе и внимательно следить, чтобы Святой Дух занял бы нас всецело и чтобы Он Один руководил нашими мыслями. Все равно, свидетельствуем ли мы о Господе, или беседуем о земных делах, общаемся ли мы с друзьями и братьями, или находимся посреди чужих, находимся ли мы в радости и страдании, в искушениях и тяжелой борьбе, или идет наш путь над высотами этой земли, да, до малейших мелочей повседневной жизни Дух Святой должен бы всем руководить и над всем господствовать. Прежде всего мы должны бы нести навстречу Духу Святому согласное с ним послушание, готовность исполнять то что Он желает, не должно бы быть ничего такого, чтобы мы не были бы, готовы исполнить от всего сердца. Ибо все, к чему Он нас приучает имеет цель - прославление Бога, наше преображение в Образ Иисуса и производство Его плода (Гал.5:22,23). Он может и хочет руководить только теми, которые послушны Ему. О, будем же остерегаться огорчать Его!

стих 15

"Потому, что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе..." (Это слово "опять" указывает на прошедшее состояние). Руководство Святого Духа есть признак действительного сыновства, где исключен всякий рабский страх, потому то Дух Святой не есть дух рабства, где все делалось со страхом. "В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх; потому что в страхе есть мучение. Боящийся не совершен в любви". (1Иоан.4:18). Такое состояние не есть состояние чада и оно не соответствует данному нам Святому Духу. "Чтобы опять жить в страхе..." Это слово "опять" указывает на прошедшее состояние, которое, однако, не имеет места у тех, которые во Христе Иисусе. То было состояние под законом, под его приказами и запретами, которые подтверждались громом и молнией, на окутанной тучами и мраком пылающей до небес горе. (Втор.4:11) при все усиливающемся трубном звуке (Исх.19:16,18,19). Весь народ вострепетал: приближение Бога и слово Бога произвели в народе бегство, страх и трепет и боязливое желание, чтобы Бог только не говорил бы с ними, чтобы они не умерли. (Исх.20:18,19). Не вновь страх как в прошлом несет вам живущий в вас Дух Святой, нет нет: Он далек от угроз, от принудительных законов и от возбуждения робкого страха. Кто представляет себе Бога таким, тот не испытал вселения и руководства Духа Святого. "Вы получили Духа, Которым мы взываем: Авва, Отче!" Дословно: "вы получили духа сыновства", ибо это есть Дух Единородного Сына Божьего, Который сделал нас сынами и дочерями Бога. Вы сыны. Потому что это божественный факт. Апостол в другом месте говорит: "А как вы -сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: "Авва Отче!" (Гал.4:6). Этим Бог выдал нам высший аттестат, что вы не чужие и не рабы, но Его сыны. Наше положение сыновства было уже постановлением Отца в прошедшей вечности. (Еф.1:5). В нынешнее время Он для этого нас возродил Святым Духом (Иоан.1:12,13 и 3:3,5) и природу и Естество Отца и Сына. Он дает нам в полноте Своего Духа (1Кор.6:17; 2Пет1:4). Это единственное в своем роде, особое положение, которое дано человеку среди всех сотворенных существ не исключая и ангелов. Ибо кому когда из ангелов сказал Бог: ты сын мой?.. (Евр.1:5). Действительно, Бог говорит это в особенном смысле о Своем Единородном Сыне, но затем и о каждом возрожденном сыне и возрожденной дочке (Лука.15.24; 2Кор.6:18; Гал.4:6; Ев.12:5; Откр.21:7) О, чтобы это состояние сыновства было бы познано всеми призванными к Нему! Ибо никто не может соответственно ему жить, поступать и ходить в этом состоянии, которого не познал и не вошел в него. Я преднамеренно употребляю слово: "сыновство", потому что это выражение греческого текста. Новый Завет постоянно различает эти два обозначения и применяет их по разному к верующим. В нашем тексте говорится только о сыновьях, о духе сыновства и сыновнем положении и это крайне важно знать, чтобы тщательно проверить себя. Вообще большой недостаток и чувствительный урон для верующих, что в наших библейских переводах не обращено внимание на два понятия, они слились в одно понятие- "дети Божии" (Kinds chaft). Вот: "дети" - это общее наименование рожденных от Бога: все возрожденные -суть дети Божии. Но в особенном смысле понимают слово "дети", как применяемое к несовершеннолетним, еще не взрослым, не достигшим совершеннолетия членов одной семьи. Но под "сынами и дочерями" понимаются взрослые, совершеннолетние, и только о последних говорит 8-я глава послания к Римлянам, там где разбираются более глубокие божественные истины, ибо дети еще не выросли, они плотские, могут пить только молоко, не имеют еще понятия о наследстве и между ними и рабом нет разницы (Гал.4.1). Этому учит нас Новый Завет: о детском состоянии верующих: (1Кор.3:1-3; Евр.5:12,13; Еф.4:14). Но сыны и дочери называются совершенными или взрослыми. Они выросли из плотского состояния стали совершеннолетними духовно и могут питаться твердой пищей; они имеют опытные чувства, чтобы воспринимать мудрость Божию и кое-что знают о вселении в них Бога и т.д. (1Кор.2:6; Евр.5:14; Фил.3:15; 1Кор.14:20; Кол.1:28; 2Тим.3:17; Еф.4:13; 2Кор6:16,18). Это те в которых обитает Дух Святой и которыми Он руководит, Которым взываем: "Авва, Отче! "Слово "взываем" может быть передано словами: "Кричать хриплым голосом", "о чем-то кричать", "что-нибудь требовать неистово". Слово "кричать", говорит английский богослов, убедительно выражает откровенность, силу и чрезмерную полноту детского чувства. (Гал.4:6) говорится, что этот наш крик исходит от Духа Святого, возбуждающего в нашем сердце детский возглас: тут говорится, что он исходит от нашего собственного сердца, благодаря оживляющей силе Духа, как настоящий элемент новой жизни в верующих. "Авва" - это сирийско-халдейское слово, обозначающее: "отец" и греческое слово того же значения прибавлено, наверное, не для того, чтобы читателю сказать, что оба слова имеют одно значение, но по той причине, что оба слова были произнесены Христом во время Его предсмертных страданий в Гефсимании. (Марк.14:36). Несомненно Он любил произносить Отцовское Имя в обеих формах, начиная на милом родном языке и добавляя изученный. С этой точки зрения употребление этих двух слов имеет чарующую простоту и нежное тепло. Это "Авва Отче!" свидетельствует о том, что из положения сыновства изъят рабский страх и детская доверчивость овладели сердцем. Мы имеем право стоять лицом к лицу, глаз ко глазу в присутствии Бога, без принуждения со сторона Бога и без содрогания с нашей стороны. Последствием должна быть кристаллически чистая откровенность, потому, что в нашем духе взятом Богом во владение нет никакой фальши. К ней присоединяется полная зависимость от Отца, которая беспрерывно проявляется в молитве, как говорит поэт: "Если уста молчат, то сердце молится, и мысли беспрерывно восходят на небеса".

стих 16

"Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божии". Есть многое, что запечатлевает нам наше сыновство. Вот например истребление дел плоти Духом, затем Его водительство, далее освобождение от рабского страха, и как апостол под конец показал известное "Авва, Отче!" из нашего сердца, как оно некогда было произнесено устами Сына, но это не все. Святой Дух, соединенный с нашим духом, Сам кладет Свою божественную печать на все то, что дает нам непоколебимую уверенность для времени и вечности; что мы - дети Божии. Насколько неминуемо необходимо это непосредственное свидетельство, мы уже можем заметить в том, что Он - Высшее Проявление Бога - снизошел к нам, чтобы дать нам его. Фактически ведь возможно, что все, что кроме того свидетельствует о нашем сыновстве, может поколебаться, потому что оно, как выше сказано, связано с нашим личным образом действий. Но не так - прямое свидетельство Святого Духа. Мы так нуждаемся в этом свидетельстве что мы - дети Божии для того, чтобы стоять на твердой почве против сил тьмы, потому что тот же самый враг, который мог подойти к нашему Господу и сказать Ему "...если Ты Сын Божий...", старается таким же путем и образом вырвать твердую почву из-под наших ног. Нам это необходимо чтобы победить мир, который не прекращает старания стянуть нас на свой уровень, чтобы мы стали подобными ему как мы "некогда жили по обычаям мира сего" (Еф.2:2), (Рим.12:2) "в распутстве" (1Пет.4:4). Нам это необходимо для борьбы против старой природы и нашего испорченного "Я", чтобы они содержались в смерти. И, наконец, мы крайне нуждаемся в этом свидетельстве, чтобы мы уверенно могли приближаться к хранилищам драгоценностей Божиих и брать милость за милостью. Мы еще заметим, что апостол, говоривший до сих пор о сыновьях (согласно основного текста) теперь дальше верующих называет просто детьми Божьими. Когда мы думаем о сыновьях, тогда перед нашим внутренним взором возникают взрослые мужчины семьи, и мы учитываем достоинство их личности, но если говорят о "детях" какого-либо дома, то на переднем плане стоит их родство с их родителями, и это то, что Святой Дух запечатлевает свидетельством Своим обоим: взрослым сыновьям, а также и самому малому чаду Божию.

стих 17

"А если дети то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу…" Какой храбрый но непоколебимо истинный вывод о высшем праве на небе и на земле. Если мы действительно дети, то мы действительно и наследники. Если первое - факт, то и другое факт, и если Святой Дух Сам дает нам свидетельство, что мы дети Его, то тут уже не может быть никакого сомнения, что мы уже сегодня наследники Бога и Христа. Здесь особенно выступает неминуемая необходимость свидетельства о нашем сыновстве Богу. У некоторых детей Божиих, у которых личная уверенность их спасения колеблется за этим следует робкая, бедная и слабая жизнь веры, потому что они всегда бояться, что с ними дело обстоит не совсем надежно: они не смеют называть себя наследниками, и поэтому у них недостает радостного присвоения богатого имущества отцовского дома. С ними дело так обстоит, как с теми детьми священников в книге Неемии 7:63-65: "Они искали родословной своей записи, и не нашлось, и потому исключены из священства, так же им не разрешали есть "великой святыни", доколе не восстанет священник с уримом и туммимом" (свет и право). О, сколько теряют эти души теперь и некогда, которые не проникают до свидетельства Духа Святого!

Мы уже теперь дети Божии и потому теперь наследники. Это надо было бы внушать верующим уже теперь, потому что они привыкли относить все наследие на будущее, на небеса и жить здесь в таком положении, где между ними и рабом нет никакой разницы несмотря на то, что мы владельцы всех богатств (Гал.4:1). Каждый верующий должен твердо верить Отцу, если Он говорит: (Лук.15:31) "сын Мой! Ты всегда со Мною, и все Мое Твое", и если Сын о своих свидетельствует Отцу: "И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им" (Иоан.17:22): то это должно дойти до того, что каждый верующий Духом мудрости и откровения получил бы глаза, освещенные разумением, чтобы познавать: "... в чем состоит надежда призвания Его и какое богатство славного наследие Его для святых, и как безмерно величие Его могущества в нас, верующих по действию державной силы Его" (Еф.1:17-19), чтобы не напрасно проповедывать "неизследимое богатство Христово", чтобы все исполнились "всею полнотою Божиею"(Еф.3:8-19). Только если мы здесь так входим в наше наследие мы будем способны следовать за условием, поставленным на пути к вечному наследию "...если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться". Страдания на пути, цель и слава: сначала страдания, а потом слава. Тем не менее чудесно страдание с Ним: мы идем вместе с Ним дорогою через этот мир, который находится в состоянии мятежа против Бога и Его Помазанника. Не только наша Великая Глава прошла по этому пути, но он предстоит и Ее членам. Или мы хотим быть с Ним только тогда, пока мы в общении с Ним имеем наслаждения и почести? Хотим ли мы отступать, когда нам угрожает бесчестие от тех, которые хулят Его и мы не хотим пить чашу, которую Он испил, и не хотим креститься крещением, которым Он крестился? Разве в этой точке должны разойтись наши пути с Ним? Как же мы тогда хотим быть возведены во славу с Ним? Не должны ли бы мы тогда сами себе сказать: "Мы не достойны Его!" Да не забудем мы никогда, что, хотя Господь наш почти две тысячи лет назад перед глазами учеников был вознесен в славу, но все же Он беспрерывно страдает в членах Своего тела, как Он это засвидетельствовал: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня? (Деян.9:4). И всегда останется в силе еще и до сего дня часть "скорбей Христовых". (Кол.1:24), которые еще должны быть выстраданы теми, которые идут с Ним по пути к славе. О, чтобы тут никто трусливо не отвернулся! Если эти страдания нам и не приносят предстоящую славу, то все же они подготовляют нас для нее. Плавящееся огнем золото не портится от жара, наоборот, огонь удаляет шлак из золота. Ничего не выявляет у нас так быстро и основательно нечистоту, ничего так не облегчает быстрый и полный отказ от нее, как страдания; поэтому дети Божии должны бы их приветствовать. И если Он, Сын Божий, тем что Он выстрадал приобрел навык к послушанию и совершился (Евр.5:8-9), то для нас не может быть иного пути к совершенству. Только так может случиться, что "кратковременное легкое страдание наше произведет в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно". (2Кор.4:17-18).

НАДЕЖДА НА СЛАВУ ДЕТЕЙ БОЖИИХ, КОТОРУЮ ОЖИДАЕТ ВСЕ (Ст. 18-30)
стих 18

Из славной области веры, в которой апостол руководил нами по всем направлениям и давал нам исчерпывающие указания, он переходит к блаженной надежде детей Божиих. В то время как мы верой становимся участниками неисчислимых даров и милостей Божиих теперь в настоящее время, надежда делает нас участниками будущих благ, которые впереди, или как сказано в 18-м стихе: "...слава, которая откроется в нас." И так как наша надежда "есть как бы якорь безопасный и крепкий и входит во внутреннейшее за завесу", (Евр.6:19) то о, как богаты и как славны мы тогда! Ничего нет такого светлого, как будущее христиан, так как там, у конечной цели сосредоточены все наши богатства, там наше наследие и наша слава. Очень справедливо говорит апостол: "Если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков", (1Кор.15:19), так как мы для этого мира и для этой жизни не имеем никаких обещаний, кроме как того, что мы здесь не имеем постоянного пристанища и посланы сюда как овцы среди волков (Мф.10:16) Поэтому мы самые счастливые между людьми, именно посредством этой надежды, которая идет дальше смерти и могилы в лежащую перед нами вечность, где нас ожидает то что:"... не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его, а нам Бог открыл это Духом Своим". (1Кор.2:9-10). А теперь апостол говорит; что "нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в нас". -Страдания не стоят того чтобы их сравнивать или класть их на весы, так они ничтожны. Он Посылающий их нам, имеет Свои святые намерения, и мы ни на миг не должны считаться с той жарой, через которую Он нас ведет, лишь бы только исполнились Его намерения. Кроме того, Сыны Левия ведь знают, что если Он их вводит в огонь, то это Он делает для того, чтобы переплавить и очистить их. (Мал.3:2-4). Поэтому не должно нас удивлять если Он ведет нас от одного страдания к другому, от одной боли к другой, от жара к жару и от смерти к смерти. Превращение нашей духовной личности в Свой образ Он производит путем тяжких испытаний и глубокого унижения, так что мы должны пережить ночь, тьму, погибель и горечи, которые нам вовсе не желательны, но которые нам так необходимы, потому что оказывают нам невыразимо добрые услуги. Однако мы не должны бояться, что мы погибнем от этого, потому что Плавитель знает какой мы материал; Он держит измерительный прибор в Своей руке и не допустит, чтоб температура при плавке поднялась бы на одну десятую часть градуса выше требующейся. Это дело не малое превратить дитя Адама в такое подобие Христа, что оно в тот славный момент будет в состоянии открыть это подобие когда Христос в один миг преобразит это ничтожное тело "... так, что оно будет сообразно славному телу Его". (Фил.3:21). Поэтому в это мирное время согласись на приготовление к этому моменту, чтобы тебе потом не пришлось бы ожидать время суда и великой скорби. Не гляди на огонь, который тебя пугает, но гляди на Него, Который проведет тебя через этот огон к славной цели!

стих 19

"Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих". О славе, которая еще не открылась, но откроется, было рассуждение. Здесь наше внимание обращается на могучее стремление, которым проникнуто все созданное свойственное каждой твари и всему созданному настолько, что оно почти изнуряется в нем, в этом боязливом ожидании и высматривании; когда же наконец откроется эта слава, или вернее соучастники ее, сыновья Бога. Святой Дух обратил внимание апостола на это страстное ожидание и через него и наше внимание. О! какое это состояние, что все творение: наши поля и леса, наши луга и пустыни со всеми животными и червями, с рыбами в морях и птицами под небом, которых откровение сынов Божьих охватит только во втору очередь, изнуряется в страстном ожидании, тогда как великая толпа, которая в эти дни считает себя детьми Божьими, в отношении откровения их славы - совершенно равнодушна, как будто это касается твари, а не их. Неужели инстинкт твари довел ее до этого смутного предчувствия, тогда как открытое человеком Слово Бога этого не достигло? Или же проходит по всему мирозданию тайное дыхание Духа, которое может влиять на все сотворенное, но не в состоянии повлиять на нас? Разве тварь стоящая ниже нас видит больше чем мы? Правильно пишет О.Штокмейер: "Какой позор для нас! Валаам был постыжен ослицей, которая увидела то, что пророк не видел: мы постыжены тварью". Об Израиле Бог сказал: (Рим.10:19): "Я возбужу в вас ревность не народом, раздражу вас народом несмысленным. (Втор.32:21). О, если бы Ему удалось возбудить в нас ревность через окружающую нас тварь, страстно ожидать явление Христа и наше с Ним прославление, чтобы все то, что нас теперь крепко держит на земле, стало бы для нас вредом и навозом! "Те, которым мы однажды были переданы, должны вернуться, должны быть прославлены, чтобы нам опять было хорошо!"- Так стонет вся тварь. Это, конечно, будет тогда, когда Единородный и Первородный Сын Отца явится на эту землю видимо и будет царем на ней и мы с Ним будем царствовать. Поэтому и во вселенной звучит зов: "Приди, Господи Иисусе!" Разве нет их, этих сынов Божиих теперь, этих преодолевающих? О, как же! "Мы теперь дети Божии", так они исповедуют радостно, "но еще не открылось, что будем".(1Иоан.3:2). Они теперь ходят неузнанные (инкогнито) в этом мире, такие же неузнанные как их Господь. Часто они, как Он, делаются зрелищем для мира и для ангелов (1Кор.4:9,13). Жизнь их сокрыта со Христом в Боге. (Кол.3:3), так что только тут и там она просвечивает понемногу. Но так оно не должно оставаться навсегда: тварь ожидает, что с ней будет перемена, грубая оболочка, которая закрывает ее по сей день, должна уступить место славе Божией. Но это произойдет "когда явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе. (Кол.3:4).Ожидаем ли мы страстно, чтобы это сегодня, теперь произошло?

стих 20

"Потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде". Несчастная, достойная сожаления тварь, впала в настоящее печальное состояние без собственной вины. Как вы думаете, что это значит? Греческое слово "mataiotyte" обозначает - тщеславие, глупость и легкомыслие. Эти три понятия являются основанием ужасного грехопадения в раю. Это было самое крайнее тщеславие, когда враг искуситель посулил человеку сейчас же подняться на высоту, чтобы сделаться подобным Богу. Это была глупость, которая не могла идти дальше, когда искуситель объяснял, что можно сделаться мудрым путем мятежа и непослушания Богу и таким образом стать мудрым без Бога, как он. А также это было безграничным легкомыслием - с закрытыми глазами верить лжецу, с самого начала и идти в поставленную им ловушку. В эту тройную превратность впало человечество и с тех пор осталось без Бога и с ним все созданное. Но тварь или все сотворенное подчинилось тщеславию без своей воли. Это обозначает, что не было ни одного существа, начиная от огромного кита и кончая малейшим существом - инфузорией, которое сознательно согласилось и объявило бы о своем согласии присоединиться к этой глупости. Причина их подчинения тщеславию в том, то жребий всего творения связан с данной ему главой - с человеком. Господь Сам подчинил все сотворенное человеку (Быт.1:26-28) (Пс.8:4-9). Это случилось, когда человек был создан по образцу Божию, и все созданное было совершенным, так что Бог Сам в конце каждого дня творения мог сказать; что оно было "хорошо весьма". Как долго длилось господство человека в первобытном благословенном состоянии, нам не сообщается и знать об этом теперь не имеет важного значения. На то что мы знаем уже имеется намек, а именно: человек открыл сердце и дух искусителю и вожжи правления всего мироздания выскользнули из его духа и рук, а сатана их схватил. Таким образом властелин вместе с подчиненной ему вселенной впал в рабство. Бог, подчинивший созданную Им тварь человеку, до сего дня не взял обратно Свое прежнее назначение, потому что Он не раскаивается в Своих дарах и призывах. Но как страшно, что еще и на твари должно открыться как далеко грех человека распространяет гибель, и какой это яд, который некогда человек выпил в тщеславии, безумии и легкомыслии. Но еще раз повторяю; так не должно оставаться, ибо Бог оставил тварь и человечество в таком состоянии, подарив им блаженную надежду: Второй Адам и с Ним Его наследники должны занять назначенное человеку наследие, то есть искупленные должны опять занять всю землю. Этого ожидает вся вселенная.

стих 21

Великий юбилейный год радости и свободы еще предстоит твари и вселенной, где все узы и все рабство, в которых они находятся уничтожаются. Тысячелетия они служили земному и преходящему, тому, что исчезает под руками, но еще страшнее: они рабски служили греху и греховному удовольствию и всем плотским похотям человека. Их господин падший человек, сам опустившийся на самые низшие ступени погибели, живущий только теми мыслями: как удовлетворить свое сладострастие и похоти, тянул тварь за собой вниз для того, чтобы из нее выжать всю только возможную прибыль для удовлетворения эгоизма и с целью более свободного служения греху. Посредством своего грехопадения он привлек проклятие на окружающее его творение и благодаря своему все увеличивающемуся падению: безбожию и вражде против Бога, обильно его пожинал, при чем часто дары природы и ее твари становились его помощниками, он добивался того, что проклятие катастрофически изливалось на него и на тварь, и отражалось на Нем и на твари. Ее рабство у человека - часто горькая служба у грубого и жестокого рабовладельца; тварь беззащитна перед ним; в голоде и холоде, под побоями и чрезмерном напряжении сил, она должна оказывать услуги хозяину, пока не прекратится ее дыхание. Освобождение от этого рабства -это ее надежда и страстное ожидание. Освобождение твари тесно связано с предстоящей славной свободой детей Божиих. Ибо если земля, которая подчинена человеку, ради него была проклята, то не удивительно, что и она должна участвовать в его восстановлении, и вместе со всей тварью ожидает законченное искупление человека. Таким образом, кажется, что все творение симпатизирует нашему конечному освобождению, потому что оно тогда тоже будет свободно, совершенно свободно и будет употребляться только для служения Богу. Как дети Божии должны бы пылать навстречу этому завершению и соревнуясь стремиться к нему в полном освящении и с полной отдачей Господу, уклоняться от греха, давать в себе место жизни Христа и руководству Духа Святого, чтобы быть готовыми к этому славному освобождению, мы должники по отношению к Господу и к твари.

стих 22

Какое откровение о том, что происходит во всем творении в отношении конечного усовершения и полного искупления, должно было быть рабу Божиему и тем, и тем, которые в дни его жизни шли навстречу пришествию Христа, если он так уверенно говорит: "Ибо знаем..." они знали о вздохах твари, о ее стонах под тяжестями, и о том, что она находится в глубоких болях, как бы родовых из которых она горячо желает освободиться. Мы можем что-то заметить и даже наблюдать у наших домашних животных; например: у измученной лошади временами появляется слеза; скот возвращается с пастбища, выжженного солнцем, совершенно унылый, и другие животные и птицы переносят мучения и боли, если им приходится голодать, или когда человек к ним относится грубо. И разве нам не казалось, когда поля задолго до жатвы были спалены засухой, или посевы были уничтожены ужасными морозами, или когда из-за сырости и холода ничего не могло созреть, как будто все творение укуталось в траур? Но, сколько мы могли бы увидеть, если бы мы исполнились Духа Святого: какое страстное желание, ожидание и воздыхание: мы увидели бы вселенную как бы в родовых муках вместе со всей тварью стоящую перед нами, и это заставило бы нас воскликнуть: "Приди Господь Иисус, приди уже ради твари, которую мы втянули в это бедствие". Что же касается нас, то об этом говорится в следующем стихе.

стих 23

Тут апостол переходит к детям Божиим. Он показал состояние безжизненной природы и неразумной твари, которая в своем тяжелом служении не имеет ничего, что принесло бы ей облегчение: она только страстно желает и ожидает в глубокой скорби освободиться, но апостол как будто говорит: "разве наше положение другое, лучшее ли?" Хотя мы в сравнении с тварью находимся в несравненно счастливом положении, потому что мы имеем первенцев Духа, то есть мы имеем альфу Святого Духа, первое благословенное начало, как задаток и залог. Мы от Него имеем то, что имел Израильтянин от предстоящей жатвы в горсточке спелых колосьев, которые он приносил Господу, как начаток. И все же: как велико и как много это для нас! Мы видим в стихах 13-17 только несколько указаний об этом, и как подавляюще это было для нас: чудная жизнь в которой мы, благодаря Духу умерщвляем дела плоти, состоим под Его непрерывным водительством, освобождены от рабского страха, находимся в сыновстве Бога и имеем свидетельство сыновства и с ним уверенность, что мы наследники Бога и сонаследники Христа; и все же мы вздыхаем и страстно в самих себе желаем как тварь, а что желаем?- сыновства, то есть мы ожидаем искупления плоти нашей. Это двоякое сыновство, в которое нас вводит славное искупление Христа. Первое мы уже имеем, другое еще предстоит. Сыновство духа, в которое мы вступаем, когда получаем Духа Святого ст.9 и 15: и сыновство плоти, когда она достигнет полного искупления. Первое должно вести ко второму. Славная свобода детей Божиих (ст.21) ведь состоит не в том, что дух освобождается от плоти или спасается, но что тела сынов Божиих остаются и сами освобождатся от тления и искупляются. Если с нами обстоит все правильно, то мы находясь в сыновстве Духа, будем стонать и вздыхать вместе с тварью и ожидать это сыновство плоти, то есть искупления тела нашего. Ведь это наше тело, эта обитель Духа и души принадлежит этой вселенной. Оно однажды взято от нее. Когда с нашим освобождением вся тварь будет освобождена, тогда до этого должно произойти искупление нашего тела, почему уже теперь к этому следует стремиться. Но какое же положение наших тел теперь? О, какая неволя, какое рабство, которым подчинены тела всех плотских детей Божиих! Похоть плоти, похоть очей и гордость житейская подтачивает их, хотя часто только в скрытом виде и разрушают их. И как сурова служба тщеславию и всему преходящему еще у многих! Подумаем о тех детях Божиих, которое живут не по Духу. Что мы наблюдаем относительно их тел? Часто мы видим, что их тела для них является препятствием на пути освящения и как тюрьма для их духа. Тела их часто, благодаря болезням, болям и недомоганиям, вместо того, чтобы служить орудием для Духа, являются тормозом для служения Господу. Тут мы видим, что это не есть воля Божия, так как Он имеет освобождение и искупление для души и для духа. (ст.11 и Фил.3:21). Почему же так редко бывает освобождение и искупление тела? Не находится ли причина в том, что возлюбленные Бога не стоят в блаженной надежде? У них нет стремления, воздыханий и ожидания предстоящего сыновства, нет ожидания искупления тела. Божья цель не является и их целью, они в этом далеко расходятся с Богом и удовлетворяются тем, что они имеют по вере, и как часто это очень мало.

стих 24

"Мы спасены говорит апостол: тут нет вопроса, но я должен здесь прибавить в "надежде", то есть взирая на конечную осуществляемую цель, Которую Бог поставил перед нами, но теперь она еще не достигнута. Это есть полное восстановление всего того, что было утрачено при грехопадении; обновление образа Божия по духу, душе и телу и овладение наследием Божиим Его наследниками и сонаследниками Христа. То, что мы уже имеем как спасенные, это определенная уверенность нашим достоянием является то, что было для нас приобретено славным спасением нашего Господа: далее мы имеем предвкушение небесных благ кроме того в нашем распоряжении силы будущего мира и Бога для приобретения вечной собственности к нашим услугам: но все это мы имеем только по вере: актуальная же собственность вечного наследия еще предстоит: на нее мы взираем надеждой. Таким образом мы имеем спасение. Как славно то, что мы имеем в начатках, и как бы оно ни развивалось, его совершенство и завершение нам ее предстоит. Оно придет со славой, которая в нас откроется (ст.18) и оно есть предмет надежды. Собственно смысл надежды в том, что надеешься на что-то, что исполнится в будущем, ожидая, что оно проявится настоящим образом; когда это случится надежда достигла своего конца.

А разве из всего того, во что мы вступаем при уверовании во спасение Христа и что является только надеждой, ничего не может переместиться в настоящее время? Как же! Это ведь было бы уныние, если бы это не могло случиться. Слава Господу! Как только мы спасены, нам разрешено тот час же начинать двигаться к цели. Тут получается так, как с тяжело больным. Врач ожидает кризис и если он на±тупает и указывает на улучшение, то врач радостно говорит: "больно спасен", но он говорит это в надежде, что не получится обратное - ухудшение, а выздоровление пойдет нормально и больной выздоровеет: это цель врача. Так и с нами: тяжело больными грешниками. Как только мы верою ухватились за Христа, настал кризис нашей смертельной болезни греха и мы спасены. Но мы спасены в надежде, что мы не остановимся на это точке, но дойдем до цели, то есть, что всякое болезненно-греховное вещество будет удалено из нас и мы совершенно выздоровеем, оставаясь, живя и ходя во Христе. Если это будет, тогда проявится излечение или освящение духа, души и тела, ибо они должны сохраниться "во всей целости без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа". (1Фес.5:23). Если мы продолжаем "открытым лицом" видеть Его; "то мы преображаемся в тот же образ от славы во славу..." (2Кор.3:18). Так наша надежда шаг за шагом реализуется в том, что лежит по эту сторону явления нашего Господа с неба. С Его явлением дело подходит к конечной цели "где мы будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть". (1Иоан.3:2). Благо тем, которые бегут к этой указанной цели!

стих 25

Цель совершенства при всей реализации нашей надежды все еще остается перед нами и является предметом горячего стремления и высматривания, потому, что она еще не достигнута. Как бы славно ни было достижение блаженного состояния во Христе, так что уже нет осуждения в нас: как славно иметь возможность говорить: "закон Духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти", так что справедливость, требуемая законом в нас исполняется, но это еще не конечная цель: эта цель многославнее и состоит в том, чтобы нам "быть подобными Образу Сына Его", (ст.29), и это остается нашей надеждой. Но надеяться, объясняет апостол есть терпеливое ожидание; терпение же предполагает, что имеются затруднения; часто борьба, страдания и затруднительное положение. Все это находится на пути к нашей цели, если мы действительно идем к ней и наша надежда не есть только красивый оборот речи. Затруднения в нас самих и со всех сторон, изнутри и снаружи и наш великий противник будет встречаться на нашем пути. Затруднения могут преобразиться в страдания, которые требуют выдержу, чтобы добиться победы. Пастор О.Штокмейер говорит; что "терпеливо ожидать" в переводе на греческий язык звучит так: "пребывать под чем-нибудь". Я остаюсь пребывать в школе моей домашней жизни, (или чтобы то ни было другое), не бросая ее нетерпеливо, пока я не выучил свой урок. Тогда я иду в другую школу, чтобы пройти от одного преобразования к другому от одного очищения к другому, пока я наконец начинаю походить на образ Христа. Путь идет через обрезание, через сносы, через перечеркивание крест на крест наших мыслей и путей мыслями и путями Божиими, которые выше наших путей и мыслей. Часто сражения в небесных местах силами тьмы так накаляют атмосферу, что мы не знаем куда деваться и в таких случаях мы только можем устоять терпением и выдержкой с уверенной надеждой, что мы все же продвигаемся к цели. О, как дорого нам славное терпение, потому что оно препятствует нашему желанию отвращаться от цели и не допускает до отчаяния! К этому стремился апостол, когда он писал Евреям (10:36) потерявшим мужество: "Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное".

стих 26

"Так же и дух подкрепляет нас в немощах наших: ибо мы не знаем, о чем молиться как должно"…

Во время борьбы и страданий к достижению цели, мы сами в себе не становимся более сильными, наши немощи, как мы здесь видим, остаются по всей вероятности, "чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам (2Кор.4:7). Так же и Дух Святой нам показан таким милым способом, что душа наша может только возликовать. Кажется, что Он быстро приближается к нам, спеша нас, как малых неуверенных детей подхватить под руку, чтобы мы не падали в нашей слабости, а уверенно стали на ноги. Да, от Него идет приток укрепляющей милости, Он уделяет ее нам! В такие часы мы в первую очередь спешим к престолу милости: мы хотим взывать к Богу, хотим молиться. Но тут мы узнаем, как рядом с нашей беспомощностью открывается еще новая слабость: "Мы не знаем о чем молиться". Но как? Проси же о подавляющих тебя трудностях, о страдании или о трудном положении, в которое ты попал. Совершенно верно! Но если я цель моего завершения ни на миг не упускал из виду и знаю, что Отец в этих трудностях как раз имеет ввиду эту цель, то о чем же тогда молиться? Чтобы они были взяты от меня потому что они ввели меня в большое бедствие? Или просить, чтобы они были облегчены? Просить ли мне чтобы Бог повел меня другим путем? Это, конечно, плоти было бы приятно, но так как Отец обо всем Сам распорядился именно так, то разве я своими просьбами не пошел бы против Его намерений и не испросил бы себе более глубокое страдание? Так бывает часто, что мы не знаем, что мы должны просить. К этому еще присоединяется слабость, что мы не умеем просить как полагается, как Ему приятно и как согласовывается с Его волей. Часто мы даже не находим слов, чтобы выразить то, что тревожит наше сердце. И вот идет помощь нашей слабости: "...Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными". Какая чудная новая черта в этой картине! Он Сам живущий в нас Святой Дух заботится о нас в нашей борьбе и наших страданиях, если мы стоим перед престолом милости. Он замещает нас так приблизительно, как взрослый сын является к отцу со своим маленьким любимцем, чтобы истолковать отцу его сердечные дела, так как малышу не хватает нужных понятий и запас слов у него еще очень мал. Но это обстоятельство малышу не повредит, потому что тот, который за него говорит и заступается и ходатайствует, имеет все, чтобы выполнить свою миссию. И как производит это Дух Святой с нами?- "Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными". О, как в такие времена эти "воздыхания поднимаются одно за другим и без слов, как бы в концентрированном экстракте, потому что они дают бесконечно больше слов, несут все наши затруднения и нужды наверх к Отцовскому сердцу! Как же приходит к нам облегчение, о котором мы не знаем, как оно получилось? Но благо нам, если мы учимся жить в сознании, что это Дух Святой, Который при наших просьбах замещает нас перед Богом!

стих 27

Все страстное желание, воздыхание и ожидание, надежда и высматривание завершения, так же как и призыв о помощи Божией в борьбе - все это происходит в глубине сердца: тут и рождаются от Духа неизреченные воздыхания. Это Его воздыхания перед Богом и тем не менее они наши, потому что существует неразрывная связь и единство нашего духа с Духом Божиим - Святым. Эти внутренние процессы ясно видны Тому, Кто исследует, испытывает сердца, и если мы иногда не в состоянии проникнуть в глубину желаний и стремлений наших поднявшихся воздыханий то "Он знает, какая, мысль у Духа". Разве это для нас недостаточно? Мы почти что хотим спросить; что нам больше нужно? Там на высоте стоит перед Тем, Который испытывает сердца, наш Заместитель, Который всегда молится и просит за нас (Евр.7:25) и здесь внизу, а именно в сердцах наших, великий Заместитель со Своим молением; и если Он мог сказать еще до Своей молитвы: "Отче, благодарю Тебя, что Ты услышал меня: Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня". (Иоан.11:41-42), то и Этот - это тоже может. Поэтому мы можем знать, что мы в наших невысказанных бессловесных воздыханиях услышаны: "потому, что Он ходатайствует за святых по воле Божией. - Все наши дела от малых до великих не могут быть в лучших руках. Он чудесная помощь, любвеобильный Утешитель, несравненный Управляющий делами, Который распоряжается нашим делом у Отца и делом Отца у нас. Таким образом, разве не удастся достигнуть намеченной цели? О, как нежны и бдительны мы должны быть, чтобы Его никогда не огорчать!

стих 28

К тому счастью, что Дух Святой так чудесно сохраняет нас на нашем пути, присоединяется еще тот факт что во всем мире нет ничего, что могло бы нам каким-нибудь образом принести вред. Даже такие обстоятельства, которые кажутся нам крайне тяжелыми и приводят нас в такое состояние, что мы не находим выхода из создавшегося положения и кричим к Богу о помощи, служат к нашему благу и способствуют намерениям Бога; потому что "любящим Бога все содействует ко благу". Все страдания, убытки, преследования, меняющиеся обстоятельства, видимый и невидимый мир, силы тьмы и даже сатана должны помогать нам подходить ближе к Господу и возрастать в Его образ, если только мы принадлежим к любящим Бога и любим Его и если Бог для нас превыше всего и мы хотим существовать только для Него: мы любим Бога, если мы стоим в блаженной надежде скоро увидеть Его в Его славе, и если мы - желание Его сердца и Его цель - довести нас до совершенства сделали нашим желанием и нашей целью, ибо тогда мы имеем одинаковые с Ним чувства. Посмотрите, как много Он имеет для тех, которые любят Его до конца. (1Кор.2:9; Ефес.6:24; Иак.1:12 и 2:5). Любящие Бога определяются еще точнее - "призванные по Его изволению" (по-немецки: по намерению). Этим мы направляемся к вечному, не изменяющемуся, божественному фундаменту, на котором стоят все любящие Бога, и именно поэтому, то есть, благодаря Бога (или из-за Бога) мы достигнем славы, которая должна открываться в нас. Весь славный вечный жребий, вся славная вечная участь, радостная надежда, страстное желание и стремление к сыновству и проникновение вперед к совершенству покоится на намерении Бога. Там, в давно прошедшей вечности, так свидетельствует нам Писание, существовало намерение в Отцовском сердце Бога дать человечеству по милости славное искупление. (Деян.2:23; 4:28; 2Тим.1:9). В этом намерении Бога были включены все, которые теперь призываются. Намерение это возникло до времени создания мира; призыв происходит теперь по мере рождения людей на земле; поэтому все, которые теперь призываются, могут основываться на том, что они от вечности были в сердце Бога. Какой фундамент! Нам можно на нем радостно идти по протоптанной дороге к цели, к которой она ведет.

стих 29

Намерение Божие состоит в том, чтобы выполнить ранее намеченный план со всеми его подробностями в отношении тех, которые достигнут вечного спасения. В этом плане все до малейшей подробности определено в полном порядке и назначено так, что ошибка не возможна. Некоторые главные черты его нам даны в следующем стихе. Тут только ради более ясного понимания затронуто начало, чтобы сразу перейти к славной конечной цели, потому что все объяснение апостола касается последней. Этим он показывает, что все то, к чему нас приучает Дух Святой теперь в нашей блаженной надежде, и до чего мы должны дойти в конце нашего пути, есть уже намерение Божие от вечности и поэтому к этой цели ведет все Его водительство и все дело Его милости. Чтобы было исполнено намерение Бога, Он в первую очередь предузнал тех, которые будут участвовать в Его искуплении. Если предузнание состоялось перед тем, что Он издал предписание, как здесь свидетельствуется, то тут, обязательно была определенная цель, влиявшая а последующее предписание. Тогда Бог искал что-то что при Его постановлении должно было решаться совместно, иначе предузнание не имеет смысла. Таким образом последнее принадлежит так же к основанию последующего выбора и определения Бога, как и само намерение искупления. Раньше Господь знал и видел всех людей как грешников и как погибших грешников, и все же Он хотел до Своего выбора узнать кто будет соответствовать Его намерениям и кто не будет соответствовать. Таким образом Его последующий выбор и определение не были актом произвола, при котором Он, как некоторые изображают, как бы закрыл глаза и не взирая на искупление для всех, отделил известное количество и на них излил Свою искупляющую милость для их пользы и для ущерба других, нет, но это было определение и предписание в котором Богом учитывался личный способ действий человека, имеющего свободную волю. Поскольку нам известно из божественного откровения: для грешника есть только один путь ко спасению, чтобы сделаться участником его и одно условие, чтобы быть искупленным - это вера. Бог взирает на веру при первом сообщении и радостной вести о спасении и на нее же взирает при завершении пути спасения верующим. Разве Бог посмотрел бы на что-либо другое, когда Он избирал тех, которых предузнал, на которых пал Его выбор? В вопросе веры человек имеет право свободного выбора; он может верить, если желает и он может верой принять милость Божию; а так же он может отклонить веру и таким образом отвергнуть спасение. Таким образом Бог при Своем предписании и выборе в вечности не отнял у человека свободу и соответственно этому Он Свой призыв теперь обращает к воле человека. Если Бог не принял бы во внимание волю человека, то нельзя было бы и обвинять человека за пребывание в неверии и возлагать на него ответственность. Божие предузнание Своих повело к предопределению: "чтобы они были подобны Образу Сына Его". Тут высшая точка, поворотная точка славы, которая должна открыться в нас. Тут не только вырывание из бездны погибели, не только освобождение от суда и осуждения, не только освобождение о вины греха и от силы его, но сыновство у Бога, а именно сыновство по Образу Единородного Сына со славой Его. Как Бог до создания человека установил его совершенно определенный образ, так оно и состоялось после Его предузнания и выбора. Его Единородный Сын в Котором Он избрал и назначил человека для сыновства (Еф.1:4-5): есть образец, к которому мы должны подняться.

Уподобиться мы должны Образу Сына Его! И что же это обозначает? Его Сын сошел с неба, сделался человеком и прожил Свою жизнь в этом мире в человеческом теле посреди людей при тех же обстоятельствах, в которых мы живем в этом мире. Так Он оставил нам Свой Образ, чудесно славный и святой, какого второго не существует. Мы теперь имеем Его Образ младенца, отрока и мужа: Его Образ неустающей деятельности, Его кротости, приветливости и доброты, Его терпения, снисходительности и милосердия, и прежде всего Его святости и любви. А также мы имеем Его Образ Его добрых и злых дней: имеем Его образ. Его общения с Отцом, с учениками и со всеми людьми во всех отношениях и при всяких обстоятельствах, и там имеется Его Образ милосердия, Образ Его в искушениях, в борьбе, страданиях и смерти. Отец позаботился о том, чтобы все это было нам передано надежно. Это Он сделал для того, чтобы все это перешло в нас и мы "преобразились в тот же Образ от славы в славу..." (2Кор.3:18). Мы должны подниматься "доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова" (Еф.4:13). Это было намерением Бога о вечности, таким оно остается и на время нашего хождения на земле, пока оно будет в нас осуществлено. Есть ли это тоже наше стремление? Какое непонятное снисхождение с Его стороны и какое неизмеримое повышение для нас: это тесное единение, как в вечном тесном семейном кругу с Ним, Единородным Отца. Одно только отличие должно Его, Сына Человеческого, выделять из всех мириадов сынов человеческих: "Тот, Которой должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных". (Мих.5:2).- Первородный между многими братьями.- Пусть эта мысль не покидает нас ни на миг, что это есть намерение и предписание Отца.

стих 30

Намерение и предписание Отца прошли перед нашими глазами, и мы могли бы спросить: "Как же обстоит дело с их исполнением? Вот тут они все, которых Бог в вечности предузнал и предопределил; они теперь здесь во времени призываются Им. Никто не будет забыт или пропущен и никого Он не обойдет. Нет таких, которые были бы слишком незначительные, слишком плохие, слишком отдаленные, слишком глухие и зачерствелые; Бог всех их зовет и они идут, как Матфей, Закхей, разбойник на кресте, Савл и Лидия. Не общий призыв (Мф.20:16; 22:14) здесь подразумевается, но тот: особенный и личный, где душа познает, что это касается ее, хотя Бог и не зовёт: Самуил, Самуил... (1Цар.3:3-10), или: "Савл, Савл..." (Деян.9:3-4). С таким призывом обыкновенно связано два обстоятельства: Бог дает открытое сердце и внимательное ухо (Иоан.6:43-45; Лук.10:22-24; Матф.11:25-З0), так что зов проникает в глубину, и там он становится неотразимым зовом. Позванный пробирается вперед, даже против своего желания (Иер.20:7); он не может сказать "нет", и в конце концов он падает к ногам Господа. Этот призыв называется еще "званием святым (2Тим.1:9), потому что идет прямо от Святого (1Петр.1:15) и кто его примет, почувствует, что это не есть импульс (побуждение) собственного сердца, или человеческие уговоры, которые тянут его на высоту. Все, которые следуют этому призыву становятся "братьями", святыми, участниками в небесном звании" (Евр.3:1). "А кого Он призвал, тех и оправдал". Не только Он примирил их с Собой, но Он их поставил в такое положение, в каком на них не осталось никакого пятна перед Богом. Это славное наше положение перед Богом нам ведь уже описано. "Но которых Он оправдал, тех Он и прославил". Перед Богом стоят призванные Им и оправданные Им,- как уже и прославленные. Он называет то, что еще не осуществилось, как уже осуществленным (Рим.4:17). Мы часто боязливо смотрим на поприще от оправдания до прославления и мы почти не осмеливаемся уверенно взглянуть на славную конечную цель, на самую высокую точку. И это не удивительно, потому что эта точка включает в себя полное освящение, преобразование всей нашей сущности, участие в божественной природе, сохранность для блаженства, подобие Сыну Божьему. Но Бог об этом говорит так, как будто оно уже достигнуто потому что Он в Своей не изменяющейся любви, в Своей мудрости, всемогуществе и правдивости Сам является гарантией вечного и полного искупления. У Него, начиная с постановления Его воли в прошлом, настоящем и будущем, как бы нанизываются звенья цепи друг за другом, так что, как апостол здесь показывает, получается бесконечная цепь любви, которой достаточно, чтобы охватить истекшую и будущую вечность вечностей. Этой цепью любви охвачены все без исключения искупленные.

ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ ВЫВОД ПРИ ОБЗОРЕ УЧАСТИ ИЗБРАННЫХ БОЖИИХ. (Ст. 31-39)
стих 31

"Что же сказать на это?" Апостол заканчивает свое изложение об искуплении Христом погибшего человека. Он нас подвел к бездне его погибели; Он нам показал его полную неспособность спастись, и свободную милость Бога, принимающую участие в погибшем человеке и Его любовь, идущую до крайности. Затем апостол прошел с нами все стадии блаженства, в которые вступает спасенный уже здесь, как прощение, оправдание, мир с Богом, состояние в милости, единство со Христом -Другим Адамом, в Его смерти и воскресении, свобода в Нем от всякого осуждения, вселение и руководство Духа Святого и благодаря Ему состояние сыновства и с этим состояние наследников Бога и сонаследников Иисуса Христа. Далее апостол вышел с нами и обратил наши взоры на блаженную надежду славного будущего и показал как неуклонно мы возводимся к Нему, так что тут всякие обстоятельства должны служить к нашему благу, и мы, наконец, добираемся высочайшей возвышенности, потому что это от века было намерением и предписанием Бога и Он Сам; всем этим руководит.- Тут, добравшись до вершины славы, апостол как бы стоит, обозревая все, и торжествуя спрашивает: "Если Бог за нас, кто против нас?" Это обозначает: если Он, Триединый Бог полностью в нашем искуплении стоит на нашей стороне, если Он все в нашем искуплении взял в Свои руки и ведет нас сначала и до конца, как все обозначено, то как славно все должно удаваться! И что касается нас, глубоко падших и беспомощных существ, но включенных в вечное решение и предназначенных к такой славе, в чем мы можем нуждаться, если Он Сам стоит на нашей стороне? Как безопасны мы и как неприкосновенны мы в нашем положении в Боге: мы можем в блаженном уповании вечно покоиться в Неприкосновенном. Но с другой стороны: "кто может быть против нас?" Если мы видим себя слабыми, бессильными и беспомощными, какие мы действительно сами в себе и какими нас видят все, которые против нас, то мы должны содрогнуться и впасть в страх. Мы только с 10 000 идем навстречу силе, которая нападает на нас с 20 000. Тут и наша собственная старая злая природа, тут и мир с приманками, угрозами и уговариваниями, сатана, как князь сильный со своими легионами; можем ли мы устоять против всех этих сил, победить их и ликовать? С Богом: да, совершенно определенно! Если Бог, как наш Союзник, обещал нас поддержать и укрепить, то все наши враги должны стать Его врагами. Увы им! Их поражение определено!

стих 32

Все выше сказанное и все дело Отца от вечности, на протяжении времен, и снова в вечности, говорит и доказывает, что Бог за нас, но все превосходящим залогом является вот что: " Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас..." Когда возник вопрос о том, что мы должны умереть и войти в вечную погибель, иди же должен умереть Единородный Сын Отца, так как для нас не было спасения ни на каком другом пути и основании, кроме того, на котором Он должен был, отдать Свою душу в жертву повинности, тогда Отец Его не пощадил, но принес Его в жертву. О, какая это была жертва ради нас! Понадобится вечность и свет Божий во славе, чтобы получить полное представление об этой Божественной любви. Только малое мерцание света может дать нам для пояснения этой отдачи повествование о принесении в жертву Исаака его отцом Авраамом. Вот Авраам и Исаак идут из своего дома, чтобы принести Исаака в жертву. В сердце Авраама самое дорогое и любимое - сын Исаак - это дороже всего, что имеет Авраам. Три дня, как бы сам преданный смерти, Авраам идет по пустыне; он не хотел торговаться с Богом и без колебаний он идет с сыном в землю Мориа - место жертвоприношения. Посмотри на него здесь как он строит алтарь, как он, после того, что много строил алтарей в жизни, никогда еще не строил такого как этот. Как только он закончен, сейчас же он приводит к нему сына, связывает его, поднимает на дрова и жертвоприношение отцовской рукой должно начаться. Отец берет нож на возлюбленного сына и только момент и Исаак принял бы смерть в качестве жертвы Богу. Тут это человек, который в своей любви к Богу был способен занести нож над сыном - его было самое великое, что он сделал для Бога. Но как же мы должны назвать то, что Бог и Отец действительно отдал Своего единородного Сына в смерть, для грешников, для мира, для Своих врагов? Не удивительно, если тот языческий главарь, после того, что он в 1-й раз услышал из уст миссионера (Иоан.3:16): "Ибо так возлюбил Бог мир- что отдал Сына Своего Единородного и т.д.", взял миссионера за руку и воскликнул: "Скажи мне его еще раз: не может этого быть, что я слышал. Торжественно миссионер еще раз повторил этот стих. Тогда старый главарь взялся за свои оба уха и снова воскликнул: "Разве может быть возможным, что они услышали?" После того, что вестник Божий в 3- раз торжественно повторил то же самое, старик закрыл свое лицо двумя руками и плача и крича, побежал к близкому кусту, говоря: " этого я не перенесу! Я так много давал моим богам и никогда не слышал, были ли они довольны: но здесь Бог, истинный Бог, Он отдает Своего Единственного Сына, чтобы мы были спасены!" Он вместе с младшими главарями бросился на землю и отдался Богу в собственность. К сожалению многие выучили этот стих (Иоан.3:16) наизусть, но если бы внутренне мы усвоили его, то мы не переставали бы удивляться и поклоняться Богу. И еще к этому добавляется: "... как с Ним не дарует нам и всего?" Если первая половина этого стиха говорит об отдаче Сына Божьего за" нас, то 2-я половина идет гораздо дальше: она говорит нам, что Сын Божий нам вообще совсем дарован. И на этом основано ликующее заключение, что с Ним даровано все. Если имеется еще что-нибудь, что принадлежит Богу и в чем мы нуждаемся - оно включено в этот дар всех даров. Все другое неизмеримо менее Его и свободно нам даровано в Нем, Который есть все во всем. (Кол.1:19). (Еф.1:3)

стих 33

"Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдает их". Мы видим себя полностью сокрытыми в Боге благодаря отдаче Его Сына ради нас и знаем, что мы в Нем одарены всем для времени и вечности. На основании этого апостол отважно встает и как бы вызывающе спрашивает кого бы то ни было, какое обвинение он может выдвинуть против избранных Божиих, и так как он говорит о всех избранных, а не только о себе в отдельности, то каждый из нас имеет право храбро, не боясь всяких обвинений, предстать пред Богом во Христе. Действительно ли так неприкосновенно предстоят избранные перед Богом, что они не могут быть подвергнуты никакому обвинению? О, если бы они только сами в себе такими какими они есть от природы предстояли перед Богом, то их положение было бы плохое! Они сами, их совесть, другие люди, Моисей и враг их души могли бы обвинить их. Если бы они с Вольтерсдорфом хотели бы спросить себя: "кто я, если это меня касается?" то они с ним должны были бы ответить: "бездна греховного яда". Но здесь идет речь о том что представляет из себя каждый отдельный верующий в исполненном Богом Славном деле искупления. Каждый из них может славить: "Вот Господь судящий справедливо!" По всей линии, начиная от их избрания в вечности, проходя через все их земное время до того, что не видел глаз, что не слышало ухо и никому не приходило на сердце, но Бог приготовил для них в предстоящей вечности, так как Бог ведь Сам начало и конец, Первый и Последний. Поэтому, что Он сделал для них в них и - совершенно, и кто захочет найти недостаток? "Он оправдал их даром по благодати Своей, искуплением во Христе Иисусе". (Рим.3:24). Он открывает Себя Праведным и оправдывающим верующего в Иисуса, каковая вера человеку вменяется в праведность (Рим.3:26; 4:5). Поэтому каждый избранный Богом, сокрытый в Нем, Праведном и Высшем Судье, выше Которого нет инстанций, может ликовать: "Бог оправдывающий здесь!" Его Слово, Слово оправдывающего Судьи о каждом и для каждого искупленного гласит: "Ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешно; и вякий язык, который будет состязаться с тобою на суде, - ты обвинишь. Это есть наследие рабов Господа, оправдание их от Меня, говорит Господь". (Ис.54:17).

стих 34

Вот второй вызов каждому ополчающемуся на избранных Божиих "Кто осуждает?". Нашли ли вы обвинения против них? Вы собрали жалобы и жалобы против них; приготовили ли вы им приговор? Но как, если все их дело уже разобрано судебным порядком, все жалобы, не уменьшая их ни на йоту, представлены высочайшему трибуналу и окончательный приговор уже вынесен и исполнен без всякого применения смягчающих обстоятельств? Вы опоздали с вашим осуждением и сами подвергнетесь справедливому осуждению, которое вы хотели швырнуть на праведников, уже оправданных судом. "Христос (здесь, Который) умер - так ликует тот, которого вам так хочется осудить: "Он мой щит, за которым я безопасен". Почему же я в Нем и Им защищен против всякого осуждения? Ну, посмотри же на Него прибитого ко кресту и умирающего! Как Он дошел до такой жестокой смерти? До казни на кресте? Он был судим, приговорен и проклят: Он, не заслуживший смертной казни, но Он взял мое осуждение на Себя, и я освободился от всякого осуждения. "Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если Один умер за всех, то все умерли". (2Кор.5:14). Христос Распятый, есть доказательство избранных, что их осуждение состоялось и смерть их последовала, вторая смерть уже не возможна. Но избранные имеют право добавить: "да, кроме того, что Он здесь умер "Он и воскрес". Разве воскресение Христа для нас имеет больше значения, чем его смерть? Так что мы еще более ликуя, можем опираться на Него, так как осуждение становится еще более невозможным. К Его жертве, Которой Он "одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых". (Евр.10:14) - ничего нельзя добавить; но Его воскресение - это печать Бога в знак того, что теперь "…грехи запечатаны и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная…" (Дан9:24). Это запечатление возбуждает в нас непоколебимую уверенность, дает нам покой и ликование в том факте, что для нас все божественно приведено в порядок. Мы в воскресшем Христе стоим оправданными перед Богом. (Рим.4:25). Еще нам дано во Христе усиление нашего счастливого жребия: "Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас". Уже в ветхом завете Ему, Сыну Человеческому, предлагается это почетное место: Он приглашается: "Сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих". (Пс.109:1). И сколько раз Он Сам говорит о том, когда Он воспользуется этим приглашением (Мар.14:62, Лук.22:69, Мф.22:44; 26:64), И угодно было Духу Святому, после того, что Христос занял это место, показать Его нам одесную Отца: (Мар.16:19; Евр.1:3; 8:1; 10:12; 12:2. Деян.7:55; 1Пет.3:22; Еф.1:20; Кол.3:1) и т.д. Этим Дух Святой хочет нас научить славному познанию. Восседание одесную Бога обозначает могущество и славу. Указывается на Двух, если говорится: "воссел одесную (престола) величия на высоте (Евр.1:5), и если Господь Сам свидетельствует синедриону и первосвященнику (Мф.26:64). "…отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и Грядущего на облаках небесных". В этом положении Он стоит перед нами, как Тот, Кому дана всякая власть на небе и на земле (Мф.28:18). Когда Он в этой славе и могуществе является нашим заместителем, то ясно, что Он использует Свое безграничное влияние перед Богом в нашу пользу. Сила Его смерти, Сила Его воскресения и сила Его бесконечной жизни в присутствии Отца Своего беспрерывно действуют в пользу каждого избранного Им. Поэтому они, как те драгоценные камни, на которых были выгравированы имена сынов Израилевых и постоянно были представлены перед Богом, могут уверенно покоится на любящем сердце и на могучих плечах своего Первосвященника (Исх.28:4-30), Который есть Попечитель Святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь (Евр.8:1-2) В чем они могут нуждаться? Как уверены, как сохранны и как славны они на веки. Это наш триумф!

стих 35

В третий раз спрашивает апостол и с ним каждый избранный Богом: "кто желает, кто может, кто хочет?" Кто хотел бы обвинить - сталкивается с Богом оправдывающим; кто хотел бы обвинить, осудить, - встречается с Сыном Божиим, Который предал Себя на смерть, и кто хотел бы оторваться, встречается с Богом любви, в любовь Которого был включен каждый отдавшийся Ему, и там остается навеки. Об этой любви говорится здесь, но никак не о нашей любви к Нему, когда здесь говорится: "Кто отлучит нас от любви Божией?" О, кто может нам дать правильное понимание и истинный свет и опыт любви Божией к искупленным чтобы мы увидели, что нет ничего, что могло бы нас отделить или оторвать от нее. Когда Господь Иисус наставляет нас о любви Отца, то Он не имеет слов, чтобы ее как-либо описать; Он приводит только подвиг любви Божией, когда говорит: "Так возлюбил Бог мир, что отдал Своего Единородного Сына". (Иоан.3:16), или Он говорит о ней непостижимым примером: (Иоан.17:23): "Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня!!" Углубись в эту так описанную любовь и я уверен, что всей твое жизни не хватит, чтобы постигнуть ее глубины, вершину ее высоты, ее начало и ее конец. Если Сын Божий нас поучает о Своей любви к нам, то Он тоже не имеет слов, но Он прибегает к тому же средству неисследимого примера. Он уверяет (Иоан.15:9): "Как возлюбил меня Отец и Я возлюбил вас". Остановись и разумей, как Отец любит Сына, если ты это поймешь, тогда будешь знать и понимать, как ты любим Христом, но только в вечности обнаружится, что это любовь выше всякого разумения. И в состоянии ли мы вместить любовь Духа Святого? Говорят что о Его любви так мало написано. Но как ее описать, если для Его любви, так же как для любви Отца и Сына - нет слов? - "Бог есть Дух, Бог есть любовь": "в этих двух словах", говорит А. Мюррей: "мы имеем единственную попытку Писания объяснить человеческим языком дефиницию (логическое определение) Бога". Во Святом Духе есть Бог, Который есть Любовь, пришедшая к нам, чтобы обитать в нас; поэтому там, куда Он вошел, излита Любовь Божия в сердца. Посмотри на Христа, как на Сына Человеческого: только Он исполнился Духом Святым и начинается единственное в своем роде дело Любви, ради которого Он пришел, получив помазание, о котором пророк Исаия писал: (Ис.61:1-2) "Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам - открытие темницы, проповедовать лето Господне благоприятное и день мщения Бога нашего, утешить всех сетующих Лука 4:18-19- Эти самым Святым Духом Он горя Любовью, Сам себя принес в жертву (Евр.9:14). "И как только мы обновлены", говорит один человек Божий", "тогда Его первое дело: излить любовь Божию в наши сердца Духом Святым, данным нам". (Рим.5:5). Он нам дает не только веру и опыт того, насколько мы пользуемся любовью Бога, но нечто бесконечно славнейшее: Это любовь самого Бога, как духовное существо, как живую силу, которая вместе с Ним вступает в наши сердца. Но довольно об этом! Мы не в состоянии описать любовь Триединого Бога, даже когда мы уже ею наслаждаемся и она в наших сердцах! Но мы уверены в том, что ничего не может разлучить нас с ней, раз уже она обняла нас. Семь угрожающих страданий, начиная с малейшего и кончая мечом, что обозначает насильственную смерть, здесь перечисляются, которые могут втиснуться между нами и любовью Божией. Они противны нашей природе и наша плоть при их приближении уже содрогается. Петр сказал Христу: "будь милостив к Себе Господи, да не будет этого с Тобою!" (Мф.16:22).- И все же, и все же, если бы мы должны были войти в эти страдания, то ни одно из них или все вместе, не суть знаки гнева Божьего, и не должны служить малейшей причиной для сомнений в Его любви к нам. Они не могут отлучить нас от нее. Торжествуя спрашивают возлюбленные Божии с мужем, с которым почти никто из избранных не может сравниться, что касается перенесения скорбей и страданий: "Кто отлучит нас от любви Божией?"

стих 36

Из этого, взятого из Псалма 43:23: видно, что от древности доказано, что такие страдания постигают возлюбленных Божиих. Здесь не подразумеваются страдания, которые мы сами навлекли на себя, или которые присуждались нам ради наших грехов, но страдания "ради Тебя", то есть ради Бога, к Которому мы прилепились. "Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие", (Деян.14:22), потому что мы живем во враждебном Господу мире, который полон врагов Господних и наших, в среде которых мы живем и находимся как овцы среди волков (Мф.10:16). Некогда люди возненавидели нашего Господа Иисуса и не успокоились пока не повели Его как овцу на заклание, и не пригвоздили Его ко кресту, и так до сего дня Его не терпят: жгучая ненависть продолжает пылать. Но так как до Господа невозможно добраться, этот гнев изливается на тех, которым он Себя открывает. Они для них подобны овцам, обреченным на заклание, которые уже отделены от стада и на пастбище больше не выпускаются, но обречены на убой. Безоружны, они кротко и спокойно переносят издевательства своих врагов, и у некоторых убиение длится в течение всего дня их жизни. Какие тяжелые испытания им приходится переживать. Выдержат ли они? Дойдут ли до цели? Вынесет ли их любовь Бога, обнявшая их, или они все же в один прекрасный день отстранятся от нее, или любовь Божия от них откажется? Нет, никогда, тут Ее триумф.

стих 37

"Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас". Все враги просчитываются с этими слабыми. Происходит противоположное: тому на что они рассчитывали. Посредством печали и страданий стараются нанести им урон, уничтожить их, но они преодолевают все, они больше чем победители. Желают изобретенными ударами оторвать их от Любви Божией, и вот посредством этой любви они побеждают! Ради Него их умерщвляют и как раз ради Него они побеждают. Но нет! Фактически это не они, не их сила, не их терпение, не их выдержка, или их любовь, которая так свято противодействует каждому замыслу врагов и побеждает среди слез и поражений и ликует, но все это происходит ради Того Кто их возлюбил. Поэтому вся слава принадлежит Ему, Который заключил их в Свою Любовь и укрывает их. С каким триумфом они идут своей узкой дорогой в Господе, сокрытие в Его Любви. Стоит идти следом за ними и услышать их слова: "Мы", говорят они, "везде имеем скорбь, но мы не боимся. Нам боязно, но мы не оставлены; нас угнетают, но мы не погибаем" (2Кор.4:9). "Во всем мы являем себя, как служители Божии", это мы слышим их говорящими в другой раз, "в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах, в чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви, в слове истины, в Силе Божией, с оружием правды в правой и левой руке, в чести и бесчестии, при порицаниях и похвалах; нас почитают обманщиками, но мы верны; мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем; нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем". (2Кор.6:4-10). О, как это освежает, видеть этих овец, обреченных на заклание, идущих за Тем, Который возлюбил их и слышать при этом их уверение (2Кор.7:4): "Я исполнен утешением, преизобилую радостью, при всей скорби нашей". Но высшую точку нашего торжества дает нам окончание нашего раздела.

стихи 38 и 39

"Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем". Когда апостол, торжествуя в первый раз поставил вопрос: "Кто отлучит нас от любви Божией?" Он указывал на чувствительные и тяжелые страдания, которые могли бы быть причинены нам ради Господа, но это все были такие страдания, которые случаются в повседневном опыте детей Божиих, потому что о них можно было сказать: "ради Тебя умерщвляют нас каждый день и результатом этих страданий на опыте тоже был триумф, потому что страдание не может отлучить нас от любви Божией, но наоборот, производит более глубокое преодолевание страданий возлюбленными Господа. Этот счастливый опыт дал возлюбленным Господа такое глубокое ознакомление с любовью Божией, что они убедились и приобрели глубокую уверенность в том, что вообще нет никакого отделения от любви Божией. Перед духом апостолов возникают новые состояния, высшие существа; возможности, неподдающиеся определению, которые заходят далеко за наши ежедневные опыты, и даже сверхъестественны; но апостол уверен, что если они в одиночку или даже все вместе объединились бы в желании оторвать нас от любви Божией - это им бы не удалось. В1-ю очередь, наверное, перед его духом стоит смерть в разных ее видах: может быть он ее видел приближающуюся к детям Божиим в жестоких казнях; в убиениях мечом, в смерти крестной, в разрывании тела дикими зверями; в сожжении на кострах, в пытках, в перепиливании тел, в разрывании их на куски, в смерти от голода и жажды, в темнице, в отравлениях и т.д. Любовь Бога стоит против смерти во всех ее видах, которая хочет оторвать от Бога Его возлюбленных, но напрасно: смерть не разлучит их с Богом! Потом апостол видит жизнь в ее отличающихся друг от друга формах. Как жизнь в этом мире борется с Любовью Божией. Вот протекает жизнь одного человека, как например, Лазаря: болезнь от подошвы до темени головы во всех членах с невыразимыми болями днем и ночью, и это годами, день и ночь, беспомощный, брошенный в голоде и наготе и никакого, кто сказал бы слово утешения и принес бы облегчение. К этому еще стрелы злодея, который обвиняет Господа и острые вопросы презирающих Бога: "Где теперь твой Бог? Ты ему доверял, почему Он тебе не помогает?" О! Какая жизнь Как она располагает к отрыву души от Любви Божией! Но вот есть еще другая жизнь - многожеланная, но она еще сильнее и скорее может отвратить человека от Любви Божией. В ней стоит искуситель и указывает на все прелести этого мира, говоря: "Все это я тебе дам, если ты падешь и поклонишься мне". "Посмотри на того, который послушался меня, как богата его жизнь!" Разве это не возбуждает желание? Да, их не мало таковых, которые живут так! И мы часто в своем неразумии завидуем им (Пс.72:3-10). "Я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых. Ибо им нет страданий до смерти их, и крепки силы их. На работе человеческой нет их, и с прочими людьми не подвергаются ударам. Оттого гордость, как ожерелье, обложила их, и дерзость как наряд одевает их. Выкатились от жира глаза их, бродят помыслы в сердце. Над всем издеваются, злобно разглашают клевету, говорят свысока, поднимают к небесам уста свои, и язык их расхаживает по земле. Потому туда же обращается народ Его, и пьют воду полною чашею…" О, как такая жизнь отлучает нас от любви Божией, но любовь не отпускает всякие приманки не действуют. Еще дальше смотрит апостол: он видит ангелов, княжества, силы, которые хотят втиснуться между любовью Божией и возлюбленными Бога, чтобы нарушить неразрывную связь. Какие же это ангелы, княжества и силы, которые ему мерещатся? Уже наверное не из тех служебных духов, посылаемых на служение для тех, которые имеют наследовать спасение (Евр.1:14), и наверное не из тех, у которых бывает радость об одном кающемся грешнике. (Лук.15:10). Нет, эти ангелы никогда не могут иметь и малейшей мысли, чтобы отвратить, даже наименьшего от Любви Божией. Такая мысль их была бы самым острым противоречием воли Божией. Такая мысль лишила бы их на веки вечные того места, которое они занимают на небе. Это могут быть только те ангелы, которых когда-то князь мира сего отвратил от любви Божией и сам он и они изображают себя ангелами света (2Кор.11:14-15). Итак, и он и они - те ангелы, княжества и силы, которые преследуют эту цель у избранников Божиих. Их описывают, как мироправителей тьмы века сего. (Еф.6:12). Одного Писание особенно выделяет, называя его "князем, господствующим в воздухе, духом действующем ныне в сынах противления (Еф.2:2). Эти сверхъестественные силы с великой мощью штурмуют возлюбленных Господа, так что они могут устоять только при условии облачения всею бронью Бога и во всеоружии чрез укреплении в Самом Боге и в мощности Силы Его. Павел знал эти силы: (2Кор.12:7-9): "…чтоб я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтоб я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: "довольно благодати Моей: ибо сила Моя совершается в немощи". И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне Сила Христова. Эти силы знали Павла, как побеждающего их (Деян.19.15). И хотя они легионами бросаются на души, все же любовью и силой Бога, эти души спасаются и побеждают их. Что означает настоящее и будущее, высокое и низкое, которое не может нас отлучить от любви Божией, мы очевидно не будем в состоянии объяснить: такие обозначения общие и употреблены так широко охватывающе, так что нет возможности думать об известных отдельных предметах, состояниях и разных возможностях, которые могут штурмовать искупленных Господа. Мы вероятно не заблуждаемся, если понимаем, что все, что может возникнуть в настоящее тяжелое время и также все, что открывается в неииследимом темном будущем, и возможно еще произойдет, и если "всякое превозношение, восстающее против познания Божия". (2Кор.10,5) и все "глубины сатанинские" (Откр.2.24) начали бы пениться и закрылись бы, что бы отделить детей Божиих от любви Божией, то они ничего не могли бы сделать. Что это не возможно и никто не в состоянии сделать и исполнить это, показывает последнее слово апостола, которым он заканчивает: "ни другая какая тварь не может нас отлучить от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем". Так мы дошли до конца изложения нашего славного икупления. Оно со своим началом в прошедших веках, своим дальнейшим ходом времени и своим завершением в надвигающейся вечности как в фокусе сконцентрировано в любви Божией- это любовь Божия во Христе Иисусе нашем Господе. "Ты видишь в Нем то есть во Христе Иисусе" - говорит блаженный писатель, "океан любви без дна, без грунта, без границ, который заполняет берега неба и ниспадает на эту бедную землю, чтобы смыть грех и мерзость людей".

Все мы, ты и я, утонули ли мы в этом океане любви? Если да, то мы сокрыты в нем для времени и вечности!!!

 

 

 

 

 

эллиптический тренажер Nordictrack E4 - купить в интернет. . настольный футбол кикер купить для детей.
Hosted by uCoz