Александр Кац 

Евреи.Христианство.Россия. 

 

 

 

                                                                                                                                                                      

   Последним громким делом при жизни Сталина  было  "дело  врачей".  Его

следует рассматривать в контексте антисемитизма Сталина,  приписываемого

вождю Хрущевым и рядом авторов. Вопрос об  антисемитизме  вождя  следует

считать спорным. "Ранний" Сталин вообще резко  критиковал  антисемитизм,

называя его "наиболее опасным пережитком каннибализма" (175). Как и  Ле-

нин, Сталин опирался на "еврейского кита" при  строительстве  социализма

собственного образца. Он истребил троцкистов, меньшевиков, эсеров, среди

которых было много евреев, но это истребление шло по идеологическому,  а

не национальному признаку. Сталин понимал,  что  без  большевиков-евреев

строительство социализма зайдет в тупик, и держал их в ЦК,  НКИД,  НКВД,

ВСНХ, Совнаркоме и в других руководящих органах страны вплоть до 1950 г.

В годы войны Сталин в своих раздумьях приходил к выводу, что  по-настоя-

щему преданы ему лишь русские да евреи. Это являлось  историческим  фак-

том, отмеченным Солженицыным А. И. "В круге первом". О решении еврейско-

го вопроса в СССР чарующе наивно писал Л. Фейхтвангер в  отчете  "Москва

1937" (84).

   Дети Сталина, Яков Джугашвили (от Екатерины Сванидзе) и Светлана Ста-

лина (от Надежды Аллилуевой), до поры до  времени  безнаказанно  крутили

романы с евреями и еврейками, которыми был полон  Кремлевский  дворец  и

его окрестности. Первый серьезный роман  17-летней  Светланы  закончился

тем, что суровый отец отправил ее соблазнителя, 39-летнего кинодраматур-

га А. Я. Каплера, в лагеря на 10 лет для обдумывания в спокойной  обста-

новке творческих и любовных замыслов. И хотя  это  было  по-диктаторски,

это еще было вполне не по-антисемитски. В конце концов вождь махнул  ру-

кой на любовные дела детей, и они поступили так, как поступают все влюб-

ленные, т. е.  по-своему.  Яков  и  Светлана  породнились  с  еврейскими

семьями, вопреки твердо выраженному запрету отца. Этот запрет мог  иметь

сложные мотивы не обязательно антисемитского свойства.

   Перелом во взглядах и, следовательно, в политике Сталина по отношению

к евреям наступил в 1949 - 50 гг. В ноябре  1947  г.  ООН  рассматривала

план создания еврейского государства в Палестине, и Советский Союз уста-

ми Громыко поддержал его: "Это решение отвечает законным требованиям ев-

рейской нации, сотни тысяч представителей которой до сих пор не имеют ни

земли, ни дома". В мае 1948 г.  СССР  стал  первой  страной,  юридически

признавшей новое государство. Сталин считал, что Израиль станет во главе

антиимпериалистической революции на Ближнем Востоке и поможет СССР  зак-

репиться на Средиземном море. Для этого он приказал всем службам обеспе-

чить надежность союза СССР и Израиля.  В  период  нападения  6  арабских

стран на Израиль в 1948 - 49 гг.  СССР  оказал  мощную  дипломатическую,

пропагандистскую и военную поддержку молодому государству,  без  которой

неизвестно как сложилась бы его судьба. Израильская партия МАПАМ  заяви-

ла, что является "неотъемлемой частью  мирового  революционного  лагеря,

возглавляемого СССР".

   Казалось бы, все радовало "вождя  народов",  геополитика  которого  в

этом регионе обретала осязаемые формы. Но тут произошли  события,  круто

изменившие союз Давида и Голиафа. В Московской хоральной синагоге 4  ок-

тября 1948 г. в празднование еврейского Нового  года  30-тысячная  толпа

евреев приветствовала израильского посла Голду Меир.  Это  случилось  на

фоне разрешенной властями дозированной  эмиграции  советских  евреев  на

свою "историческую родину". "Вождь и учитель всех народов", в том  числе

еврейского, был поражен и озлоблен. Он уже не помнил, чтобы в стране со-

циализма приветствовали бы кого-либо, кроме него самого,  и  притом  без

его команды. Постепенно обрисовался и внешнеполитический  казус.  Оказа-

лось, что руководители Израиля укрепляют связи с Западом и прежде  всего

с Соединенными Штатами. Около года Сталин пытался с помощью дипломатии и

спецслужб повернуть политику Израиля в нужное русло и  продолжал  оказы-

вать ему всяческую помощь. К 1950 г. выяснилось, что усилия, затраченные

на это, напрасны, и политика СССР на Ближнем Востоке повернулась на  180

градусов. Советский Союз стал поддерживать арабов, а советская пропаган-

да стала посылать проклятия теперь уже не в адрес арабов, а в адрес  ев-

реев.

   С этого времени сионизм официально рассматривается как главная компо-

нента широкомасштабного империалистического заговора против СССР.  Целью

заговора объявляется подрыв единства  социалистического  лагеря  изнутри

силами живущих в лагере евреев. Сталин находит в своей  мрачной,  истер-

занной подозрениями душе последний мощный аккорд, который будет  звучать

до смертного его часа. Отныне борьба с сионизмом, как когда-то борьба  с

троцкизмом, станет его навязчивой идеей.

   Вождь решительно разгоняет Еврейский антифашистский комитет, обвинен-

ный в связях с буржуазно-националистической организацией "Джойнт". Члены

комитета арестовываются, а его председатель, известный актер С. М. Михо-

элс умирает под колесами грузовика. Зимой 1948 - 49 гг. закрываются  ев-

рейские государственные театры и арестовываются все писатели, работавшие

на идиш. С начала 1949 г. начинается пропагандистская атака на  "безрод-

ных космополитов", под которыми понимаются евреи. Их изгоняют из  вузов,

больниц, редакций, госучреждений. Циники острят: "Чтоб не прослыть анти-

семитом, зови жида космополитом". К борьбе с "безродными  космополитами"

примыкает еще одна пропагандистская задумка М. А.  Суслова  -  борьба  с

низкопоклонством перед Западом. Судя по ярости и жестокости, с  которыми

Сталин выступал перед соратниками по этим делам, он сам поверил в угрозу

сионизма. Член ЦК КПСС П. Жемчужина, еврейка и жена Молотова,  арестовы-

вается по обвинению в связи с сионистскими  организациями  США.  Молотов

впервые в жизни по-родственному воздержался при голосовании в ЦК по  об-

 

винительному делу Жемчужиной и лишился поста министра иностранных дел. В

октябре 1952 г. Сталин открыто заявил ЦК, что Молотов уступил шантажу  и

давлению империалистических кругов, имея в виду при этом его  жену-заго-

ворщицу. Известно, что Молотов отважился спросить у Сталина  о  причинах

ареста П. Жемчужиной. Ответ вождя был шутливым: "Понятия не имею, Вячес-

лав, они и моих всех родственников пересажали". Молотов шуток  не  пони-

мал, но знал, что все родственники Сталина по линии первой жены - Екате-

рины Сванидзе и по линии второй жены -  Надежды  Аллилуевой  расстреляны

либо сидят в тюрьмах. Так что возражать было нечего.

   В годы холодной войны Сталин устроил чистку руководству Венгрии,  Че-

хословакии и Польши, предпринятую в связи с происками  "агента  империа-

лизма" Тито, сионистов и спецслужб западных стран. Сталин, Берия  и  ми-

нистр госбезопасности Абакумов считали разрыв Тито с Москвой в  1949  г.

частью масштабного заговора империалистов против советского блока.  Уди-

вительно не то, что Сталин по своей привычке расписал сценарии  судебных

процессов, причем в соседних странах, а то, что все "дела" были  направ-

лены против воображаемых, а не действительных врагов. В Венгрии  провод-

никами политики Сталина являлись М. Ракоши и Я. Кадар. С  их  помощью  и

под "присмотром" ген. МГБ Ф. Белкина, еврея,  курирующего  Юго-Восточную

Европу, было инспирировано "дело Райка". Райк - министр  внутренних  дел

Венгрии, ярый сталинец, популярный герой Сопротивления и единственный из

пяти руководителей компартии Венгрии, кто не отсиживался в Москве в годы

войны, за что и был ими принесен в жертву. Его  заставили  признаться  в

связях с "цепным псом империализма" Тито и расстреляли в  сентябре  1949

г. Во время  казни,  как  это  часто  бывало  в  СССР,  он  кричал:  "Да

здравствует коммунизм!".

   В Чехословакии президент К. Готвальд и генсек КПЧ  Р.  Сланский  сами

попросили Сталина прислать советников из МГБ, "имеющих  опыт  допросов",

для охоты на "чехословацкого Райка". К этому  времени  Сталин  "заболел"

сионизмом, и охота на ведьм приняла неожиданное для еврея Сланского нап-

равление. Главным охотником от МГБ летом 1950 г. был  назначен  ген.  В.

Боярский. Он разъяснил чехословацким друзьям растущее  влияние  иудаизма

на международной арене, привел в пример Рокфеллера, Ротшильда  и  связал

их имена с именем Р. Сланского. Однако начавшиеся в Чехословакии  аресты

касались евреев лишь на уровне секретарей обкомов. В частности, в октяб-

ре 1950 г. был арестован секретарь компартии г. Брно еврей  Отто  Шлинг.

Сталин был недоволен таким ходом борьбы с сионизмом. Он  требовал  масш-

табного, показательного антисионистского процесса в Чехословакии. Осенью

1951 г. арестовали Абакумова. Новым министром госбезопасности  СССР  был

назначен партаппаратчик С. Д. Игнатьев. 11ноября 1951 г. Сталин направил

к Готвальду Микояна и потребовал через него головы  Сланского.  Недотепу

Боярского заменили энергичным ген. МГБ А. Д. Бесчастным, и дела закрути-

лись. 24 ноября 1951 г. Сланский был арестован, а еще через год, 20  но-

ября 1952 г., в Праге открылся процесс по делу 14 сионистских заговорщи-

ков, из которых 11 человек действительно были  евреями-коммунистами.  За

год с помощью пыток были получены необходимые  для  показательного  суда

признания. "Буржуазное еврейское воспитание" было, как выяснилось,  при-

чиной их предательства. 11 обвиняемых суд приговорил к  смертной  казни,

троих - к пожизненному  заключению.  Подробности  процесса  приведены  в

(306, 166).

   А тем временем чистка евреев среди советской  номенклатуры  продолжа-

лась и достигла апогея к концу 1952 г. Его формальным выражением явилось

"дело врачей", хотя сами врачи и  врачи-евреи,  в  частности,  оказались

лишь незначительным эпизодом в сложной борьбе за власть, которая развер-

нулась в кремлевском гадюшнике. Стареющий диктатор испытывал  подозрение

ко всем без исключения членам Политбюро. Еще в 1942 г. Кобулов, замести-

тель Берии по НКВД, установил, по приказу Сталина, подслушивающую  аппа-

ратуру в квартирах Ворошилова, Буденного, Жукова, а в 1950 г. - еще и  в

квартирах Молотова и Микояна (261). Выпадал из прослушивания, по  понят-

ной причине, только Берия. В отношении остальных членов "старого" Полит-

бюро установить это сейчас невозможно,  хотя  вероятность  прослушивания

из-за подозрительности вождя была достаточно высока. Понимая  опасность,

сталинские соратники предпочитали дома держать язык за  зубами,  общаясь

друг с другом "по интересам" где-нибудь на лоне природы. Сталин с трево-

гой наблюдал за сближением двух самых влиятельных людей из своего  окру-

жения - Берии и Маленкова, называя их, по словам Хрущева, "двумя  плута-

ми, двумя неразлучными мошенниками". Герой Соц. Тр. (с 1943 г.),  Маршал

Советского Союза (с 1945 г.) и член Политбюро Л. П. Берия  по  поручению

Сталина руководил сверхсекретными работами по созданию атомного оружия и

курировал все отрасли промышленности, необходимые  для  создания  такого

оружия, и систему МГБ. Г. М. Маленкову подчинялся могущественный партап-

парат.

   Первой ласточкой в "деле врачей" был арест 18 ноября 1950 г.  профес-

сора Этингера Г. К., которому первоначально инкриминировались  клеветни-

ческие измышления на партийных руководителей А. С. Щербакова и Г. М. Ма-

ленкова, вдохновивших якобы политику  государственного  антисемитизма  в

СССР. Следователь МГБ Рюмин М. Д. из карьеристских соображений пропустил

через пытки профессора и его семью и добился признания в том, что  Этин-

гер вместе с рядом еврейских профессоров-медиков по списку, составленно-

му Рюминым, является националистом и распространителем клеветы на нацио-

нальную политику ВКП(б). После пыток Этингер умер от "паралича  сердца",

а Рюмин направил список министру госбезопасности Абакумову. Врачей  выг-

нали с работы, но дела заводить на них Абакумов  не  стал.  Тогда  Рюмин

направил письмо Сталину. В письме он обвинил  Абакумова  в  сознательном

утаивании от правительства террористических  намерений  лиц  из  списка,

умертвивших Щербакова и планирующих умертвить  все  остальное  советское

руководство.

   Сталин мгновенно оценил возможности данного "дела" и приступил к  од-

ной из своих грандиозных мистификаций. 11 июня 1952 г. издается  секрет-

ное постановление ЦК "О неблагополучном положении в МГБ СССР".  Абакумов

оказывается за решеткой, Игнатьев становится министром ГБ, а  Рюмин  его

заместителем. Сталин дает санкции на арест лиц из списка Рюмина, к кото-

рому постепенно присоединяется весь цвет  кремлевской  медицины,  в  том

числе лечащий врач Сталина проф. В. Н. Виноградов. Всего по  "делу  вра-

чей" проходило 37 человек. Из них 28 являлись собственно врачами, а  ос-

тальные их родственниками. Это - Егоров, Виноградов,  Василенко,  Коган,

Гринштейн, Федоров, Зеленин, Бусалов, Б. С. Преображенский, Н. А.  Попо-

ва, Б. А. Егоров, Г. А. Каджардузов, Т. С. Жарковская, Вовси,  Шерешевс-

кий, В. Е. Незлин, С. Е. Незлин, Я. Л. Раппопорт, Э. М. Гельштейн, Г. Х.

Быховская, Р. А. Засосов, В. В. Закусов, Фельдман. И хотя в этом перечне

большинство составляли русские, было решено придать  делу  антисемитский

характер. Поскольку истязаемые врачи стали "признаваться" в  умерщвлении

Г. Димитрова, А. Жданова, А. Щербакова, чудовищных планах по  отравлению

Сталина, Ворошилова, Маленкова, других вождей  и  планах  по  отравлению

всего советского народа, то "дело врачей" принимает масштаб крупной  по-

литической акции. 4 декабря 1952 г. принимаются постановления ЦК "О вре-

дительстве в лечебном деле" и "О положении в  МГБ".  Арестовывается  ряд

видных генералов МГБ - евреев: Белкин, Райхман, Н. Эйтингон, Я. Матусов,

А. Свердлов, - на совести которых много невинно убиенных, посол И. Майс-

кий. Естественно, что врачи, генералы и посол связаны  с  международными

сионистскими кругами и разведками всех стран, о  чем  они  доверительно,

хотя и под пыткой, сообщают своим палачам.

   Справедливости ради следует отметить, что в основе  большинства  ста-

линских процессов всегда лежал некий факт, усиленный  затем  до  размера

политической трагедии. Так, например, врач Л. Тимашук действительно  об-

наружила на электрокардиограмме Жданова инфаркт миокарда в  области  пе-

редней стенки левого желудочка и сообщила об этом лечащему врачу Майоро-

ву и профессорам Егорову, Виноградову и Василенко. Тогда электрокардиог-

раммы только входили в практику, и многие медицинские "зубры"  не  очень

верили этим закорючкам. А потому Егоров разрешил Жданову встать с посте-

ли и погулять в парке. Виноградов в записке Берии 23 марта 1953 г. приз-

нал это с "нашей стороны ошибкой, при этом злого умысла в постановке ди-

агноза и методах лечения у нас не было".

   9 января 1953 г. Бюро Президиума ЦК КПСС обсуждает  проект  сообщения

ТАСС об аресте группы врачей-вредителей. Под руководством М. А. Суслова,

Д. А. Чеснокова, зав. отделом ЦК, и Н. М. Михайлова, Секретаря ЦК,  раз-

ворачивается шумная пропагандистская кампания. Врач Л. Ф. Тимашук, напи-

савшая 4 года назад, в 1948 г., письмо начальнику личной охраны  Сталина

генералу Власику Н. С. об ошибочном лечении проф. Виноградовым  Жданова,

награждается в Кремле в торжественной обстановке 20 января 1953 г. орде-

ном Ленина. Тогда, 4 года назад, это письмо вместе с материалами о смер-

ти Жданова попало на стол Сталину, и он собственноручно написал на  нем:

"в архив". Теперь Сталин сообщает членам Бюро Президиума ЦК, что в  1948

г. Абакумов в сговоре с Власиком скрыли от него лично и  от  руководства

партии важный документ, разоблачавший заговор  по  умерщвлению  Жданова.

Генерал Власик отправляется в Сибирь на должность  начальника  лагеря  и

там без шума арестовывается. В декабре же 1952 г. арестовывается Поскре-

бышев А. Н. Таким образом, Сталин сам лишает себя врача, секретаря и те-

лохранителя, преданно прослуживших ему много лет.

   Следуя за полетом своей криминальной фантазии, он подозревает  сорат-

ников: Ворошилова в связях с английской разведкой, Молотова в  связях  с

ЦРУ, Кагановича в сговоре с сионистами. Только что прошел процесс  "сио-

нистских шпионов Америки" во главе с Лозовским  и  Жемчужиной-Молотовой.

Еврейские родственники от первого до третьего колена Молотова,  Маленко-

ва, Ворошилова, Андреева, Берии, Хрущева, Кагановича теперь явно  указы-

вают вождю на сионистский заговор против него и государства. Однако диа-

пазон подозрений Сталина вовсе не так узок и не ограничивается еврейским

элементом. Недаром  среди  арестованных  врачей  большинство  составляют

русские, не говоря уж об Абакумове, Власике и Поскребышеве.  Евреи  есть

лишь первый этап новой чистки рядов, которую замышляет  вождь  наподобие

чистки 1937 г.

   В борьбе с соратниками и прежде всего  с  Берией  Сталин  рассчитывал

опереться на МГБ и партию. Шефу МГБ Игнатьеву Сталин  заявил:  "Если  не

добьешься признаний врачей, мы тебя укоротим на голову".  Опытный  аппа-

ратчик Игнатьев знал, что Сталин при всех условиях "укоротит его на  го-

лову", и потому стал вести двойную игру, т. е. сообщать Берии, Маленкову

и Хрущеву о планах вождя. Благодаря ей он стал первым шефом тайной поли-

ции СССР, умершим в своей постели (в 1974 г.) с очередным орденом Ленина

в придачу.

   Партийные дела обстояли так. На Пленуме ЦК,  состоявшемся  после  XIX

съезда КПСС 16 октября 1952 г., Сталин попытался отвести кандидатуры Мо-

лотова, Микояна, Ворошилова и Кагановича, прямо назвав первых двух заго-

ворщиками. Для этого он изменил структуру партийной пирамиды,  предложив

создать взамен Политбюро Президиум ЦК из 25 членов, рассчитывая, что ту-

да попадут молодые и послушные функционеры взамен неугодной  ему  старой

гвардии. Но предложение Сталина уравновесилось  контрпредложением:  соз-

дать для оперативной работы непредусмотренное Уставом партии Бюро Прези-

диума ЦК из 9 человек, что означало фактический возврат к старому Полит-

бюро. Сталину удалось оставить вне Бюро лишь Молотова и Микояна. В  Бюро

вошли: Сталин, Маленков, Берия, Хрущев, Булганин, Ворошилов,  Каганович,

Первухин и Сабуров. Однако и в таком составе Бюро не собиралось,  т.  к.

Сталин все дела решал с четверкой - Маленковым, Берией, Хрущевым и  Бул-

ганиным, исключив явочным порядком "предателей" - Ворошилова и Каганови-

ча. Эта четверка и похоронила вождя.

   Другая четверка - Ворошилов, Молотов, Микоян и Каганович жили эти ме-

сяцы тихо, "не высовываясь" и  ожидая  ареста,  поскольку  хорошо  знали

злобный нрав "продолжателя дела Ленина". Молотов и Каганович  вспоминали

при этом неудачную аферу, когда они два года назад подсунули  Сталину  в

любовницы Розочку Каганович, сестру Лазаря. Розочку он принял, но  влия-

ния на него у них не прибавилось. Не такой был простак  наш  вождь,  как

они думали!

   На Пленуме Сталин отказался от поста Генсека, что и  было  неожиданно

для него принято всеми. Он стал просто Секретарем ЦК, сохранив за  собой

пост Председателя Совмина. Первым секретарем ЦК КПСС был  избран  Г.  М.

Маленков. Так Великий Диктатор совершил серьезную  ошибку,  потеряв  ка-

чество политической игры. Первая четверка и Сталин  жили  в  напряженном

внимании друг к другу, вычисляя время для нанесения упреждающего  удара.

Между тем вал пропагандистской кампании все нарастал. 13 января 1953  г.

была опубликована "Хроника ТАСС" о  раскрытии  органами  госбезопасности

"террористической группы врачей,  ставивших  своей  целью  путем  вреди-

тельского лечения сократить жизнь активных деятелей Советского Союза". В

"Правде" от того же числа появилась анонимная статья, по своему стилю  и

аргументации подозрительно напоминающая стиль "вождя народов". Она назы-

валась: "Подлые шпионы и убийцы под маской  профессоров-врачей".  Газеты

ежедневно насаждали шпиономанию, призывали к бдительности,  сообщали  об

аресте скрытых убийц в белых халатах и судах над ними. Под шум этой кам-

пании был расстрелян писатель Маркиш П. Д. На производстве, в  госучреж-

дениях, в вузах, больницах происходили митинги трудящихся, требующих на-

казания сионистских преступников и изуверов.

   Вся эта грязная шумиха закончилась в одночасье смертью Сталина. Поми-

мо официальных бюллетеней о болезни и заключения о его  смерти,  имеются

два свидетельства очевидцев этого - дочери Сталина Светланы Сталиной-Ал-

лилуевой и Н. С. Хрущева, а также 5 - 6 версий смерти  диктатора,  осно-

ванных на косвенных материалах (1). Официальные данные о сроках  болезни

и месте смерти расходятся с информацией Аллилуевой и Хрущева, т. е. лжи-

вы. Судя по всему, 28 февраля 1953 г. четверка  неразлучных  "друзей"  -

Берия, Маленков, Хрущев и Булганин пировали у Сталина на даче Ближняя до

утра 1 марта, после чего уехали, оставив вождя  в  легком  подпитии,  но

вполне здравым. 1 марта у Сталина произошел инсульт, и вечером  1  марта

четверка была вызвана охраной к больному. Поглядев на паралитика, друзья

решили врачей пока не вызывать и разъехались. 2 марта они снова встрети-

лись у постели больного, на этот раз прихватив врачей. У одра умирающего

произошел очередной в истории России раздел власти. На  этот  раз  между

Берией, Маленковым, Хрущевым и Булганиным. Здесь же и сразу Хрущев зате-

ял интригу против Берии, пригласив в союзники Булганина, а затем  уже  и

Маленкова, друга Берии. Обсудив принципы, четверка на 2-й или  3-й  день

болезни пригласила к больному свидетелей своего алиби - Ворошилова,  Ка-

гановича, Светлану и Василия Сталиных, а еще через день сообщили  траур-

ное известие народу.

   Таким образом, Сталин умер от "вредительского лечения",  которого  он

так боялся. В первые часы болезни его преданные ученики, а не  какие-ни-

будь сионисты, умышленно не оказали ему  медицинскую  помощь,  а  потом,

когда она стала практически ненужной, Сталина "лечили" люди Берии.  Шан-

сов выздороветь у него при таких обстоятельствах не было.

   Новый министр внутренних дел Берия сразу объявил, что  считает  "дело

врачей" и ряд предшествующих ему дел незаконными и  фальсифицированными.

Он организовал проверку следствия и 31 марта 1953 г. утвердил  постанов-

ление о прекращении уголовного преследования  и  освобождении  уцелевших

после пыток подследственных. Были оперативно расстреляны Рюмин и  другие

заплечных дел мастера, участники "дела". По инициативе  Берии  Президиум

ЦК КПСС принял постановление о полной реабилитации и освобождении  меди-

ков и членов их семей, арестованных по этому делу. Берия закрыл дело  П.

Жемчужиной 23 марта, но освободил ее на  следующий  день  после  похорон

Сталина и к дню рождения Молотова 9 марта 1953 г. Говорят,  что  Молотов

до конца своих дней оставался преданным Сталину, считал его великим  че-

ловеком и в узком кругу, уже будучи вдовцом, провозглашал неизменные три

тоста: "За товарища Сталина! За Полину! За коммунизм!"  Возможно,  тосты

были бы разнообразнее, когда бы  Вячеслав  Михайлович  знал  остроту  О.

Уайльда: "Если человек отдал жизнь за идею, это вовсе не  означает,  что

он погиб за правое дело". В конце марта были выпущены на свободу  гэбэш-

ные генералы. На работе в МГБ они уже восстановлены не были.

   Опального Абакумова так и не освободили. Против него теперь выступили

Маленков и Молотов. Если раньше его пытали, добиваясь признания, что  он

является главным руководителем сионистского заговора, то теперь  он  был

обвинен в фальсификации дела Жемчужиной и  вскоре  расстрелян.  Личность

Абакумова, одного из преданных псов Сталина и палача, малосимпатична. Но

он стал легендой КГБ, т. к. под пытками проявил нечеловеческое мужество.

Он просидел в кандалах в холодильнике 3 месяца. Он испытал на  себе  все

то, что проделывал со своими жертвами сам, и не сломался. В какой-то ме-

ре своими страданиями он искупил часть своих грехов.  Если  бы  Абакумов

признал то, что много месяцев выбивал из него Рюмин,  то  "дело  врачей"

закончилось бы скорее и не так "счастливо".

   В "деле врачей" Берия второй раз в своей жизни сыграл роль  либерала.

Первый раз это ему удалось, когда он сменил Ежова на посту наркома внут-

ренних дел. Второй раз, спасая самого себя и устраняя Сталина, он объек-

тивно предотвратил чистку, последствия которой могли бы быть более ужас-

ными, чем в 1937 г. В этом его историческая заслуга.  Во  всяком  случае

евреи должны быть ему благодарны. Ведь могло случиться так,  что  Сталин

довершил бы то, что не успел сделать Гитлер.

   Со смертью Сталина окончился самый кровавый период в истории  России.

В последней схватке он проиграл  своим  ученикам,  прошедшим  сталинскую

школу политических убийств, выпестованных им по своему криминальному об-

разу и подобию. Каждый из победителей - Берия, Хрущев, Маленков,  Булга-

нин, так же, как и Ворошилов, Молотов, Каганович, Микоян, был густо про-

питан кровью своего народа, ибо партия Ленина - Сталина могла  выдвигать

наверх лишь политиков, действующих уголовными методами. В  то  время  на

высоте криминального искусства среди этой банды  находился  один  только

Берия. Если бы он захотел, то смог бы сразу убрать Хрущева и Ко, обвинив

их в том, в чем они обвинили впоследствии его. Для этого  Берия  обладал

большим опытом и возможностями. Почему Берия этого не  сделал,  а  ждал,

когда Хрущев на заседании Президиума ЦК нажмет тайную кнопку и  ворвутся

генералы? Неизвестно. Все, что мы знаем о Берии,  все  это  получено  из

состряпанного Хрущевым суда над ним. Биография этого человека  еще  ждет

своего объективного автора.

 

   9. ВНЕШНИЕ ДЕЛА В ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД

   Экстремистские движения рождают отклики в виде симметричных им  идео-

логий. Очевидно, в политике, как и в механике, имеет место некий  аналог

принципа равенства действия и противодействия. Так, откликом на  больше-

визм явился германский фашизм. Оба движения - большевизм и нацизм  имели

симметрию относительно ключевых понятий, легко принимаемых  толпой:  ин-

тернационализм - национализм, борьба классов - борьба наций, революцион-

ный пролетариат - высшая арийская раса, враг буржуазия - враги  евреи  и

славяне. Конфликт двух крайних идеологий явился главным содержанием  ми-

ровой политики в первой половине XX века.

   Хотя Гитлер не был основоположником нацизма, но с его  именем  связан

успех этого движения, завоевание им умов и государственной власти в Гер-

мании. В книге Гитлера "Майн Кампф", не менее знаменитой, чем труды  Ле-

нина и Сталина, под флагом национальной идеи изложена вся история Герма-

нии, ее конфликты с окружающими народами, предложены структуры и принци-

пы управления, воспитания и социальной сферы.  Книга  написана  ясным  и

прямолинейным  языком  малообразованного  человека,  обладающего  колос-

сальным напором и фантазией и не утруждающего себя доказательствами. Она

пересыщена постулатами и мифами. При невнимательном чтении "Майн  Кампф"

простецами, на которых она, собственно, и рассчитана, автор  приобретает

имидж харизматической персоны.

   Главным постулатом Гитлера являлся миф об арийцах -  восточной  ветви

индоевропейской группы народов, включающей индусов и  иранцев,  арийцах,

имеющих каким-то образом непонятную связь с северными  немцами.  Иногда,

впрочем, Гитлер переключался на связь немцев с древними греками, которых

он тоже называл арийцами. "Когда нас  спрашивают  о  наших  предках,  мы

всегда должны указывать на греков". Высокорослым, белокурым,  голубогла-

зым арийцам-немцам было изначально присуще  созидательное  начало.  Сами

лидеры нацистов - Гитлер, Гиммлер, Геббельс,  Гесс  и  другие  почему-то

уродились не соответствующими арийским стандартам, намекая  тем  на  то,

что исключения могут быть важнее расовых правил. У немцев,  которые,  по

определению Гитлера, являются высшей расой, должна быть  одна  партия  и

один вождь. "Искусство истинно великого народного  вождя...  заключается

прежде всего в том, чтобы не дробить внимание народа, а  концентрировать

его всегда против одного  единственного  противника"  (69).  Противником

арийцев являются евреи. Они их антиподы и естественные  враги.  Евреи  -

носители зла и разрушения. Они придумали марксизм, большевизм  и  Святое

Писание. "Русский большевизм есть только новая, свойственная XX веку по-

пытка евреев достигнуть мирового господства... Ближайшей  приманкой  для

большевизма в настоящее время... является Германия" (70). "Разгадка всех

бед одна: марксистское учение со всеми вытекающими из него органическими

последствиями... Главным вопросом, имеющим решающее значение  для  судеб

всей германской нации, является вопрос уничтожения марксизма" (71).

   На еврейской теме фюрер зацикливался подолгу и с болезненным сладост-

растием, привнеся в нее не только государственные соображения. Столь не-

лепая навязчивость еврейской темы была вызвана личными обидами, нанесен-

ными ему евреями в чувствительных сферах знаний, остроумия и секса.  Из-

вестно, например, что фюрер плохо учился в гимназии, вырос  недоучкой  и

сексуальным калекой. "Как импотент, -  писал  Отто  Штрассер,  -  Гитлер

преследовал своих любовниц унизительными требованиями" (282).  Они  воз-

буждали его, лишь когда мочились ему на голову и лупили кнутовищем, соп-

ровождая процедуру нецензурной бранью. Самоубийство-убийство 18 сентября

1931 г. Гели Раубаль, возлюбленной и племянницы Гитлера, имело  корни  в

половом извращении вождя нации и связи Гели с еврейским (!)  художником.

Бригитта Гитлер, невестка фюрера, утверждала, что Гели  Раубаль  была  в

действительности "беременна от одного молодого еврея, профессора рисунка

из Линца, которого она знала с 1928 г. и за  которого  готовилась  выйти

замуж..." (283).

   Гитлер четко сформулировал "высший принцип внешней политики: установ-

ление надлежащей пропорции между количеством народонаселения и  размером

наших территорий! Уроки прошлого еще и еще раз учат нас  только  одному:

целью всей нашей внешней политики должно являться приобретение новых зе-

мель... Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы,  конеч-

но, можем иметь в виду, в первую очередь, только Россию и  те  окраинные

государства, которые ей подчинены... В течение столетий Россия  жила  за

счет именно германского ядра в ее высших слоях населения. Теперь это яд-

ро истреблено полностью и до конца.  Место  германцев  заняли  евреи..."

(72, 73). Русские, как низшая раса, должны быть вновь переподчинены нем-

цам.

   Аналитики из ЦК ВКП(б), прочитав этот бред некрофила, изданный в  2-х

томах в 1925 - 27 гг., автоматически включили фашизм  в  перечень  своих

врагов. Первым, кто обратил внимание Политбюро на германский фашизм, был

Бухарин. Он понял, что главной мишенью нацизма являются  славяне,  а  не

евреи, и, в целом, то, что их объединяет, - Советский Союз.  До  прихода

Гитлера к власти отношения между СССР и Германией  регулировались  рядом

актов. 16 апреля 1922 г. был заключен Рапалльский договор, согласно  ко-

торому стороны восстанавливали дипломатические  отношения,  отказывались

от взаимных претензий и предоставляли друг другу режим наибольшего  бла-

гоприятствования в торговле. Можно сказать, что прежние тайные  союзники

- большевики и немцы становились,  наконец,  явными  союзниками,  т.  к.

рейхсвер получал на советской территории  центры  военной  подготовки  и

возможность производить запрещенное ему  Версальским  договором  оружие.

Обе стороны отвергали Версальский договор, навязанный, согласно термино-

логии коммунистов, "империалистическими бандитами" с целью  "колонизации

Германии".

   24 апреля 1926 г. был подписан Берлинский договор о дружбе и взаимном

нейтралитете, продлевающий на 5  лет  условия  Рапалльского  соглашения.

Дружеские отношения между СССР и Германией  иллюстрировались  словесными

заверениями официальных лиц. Так, например, немецкий министр иностранных

дел Г. Штреземан при вступлении в Лигу наций в 1926 г. заявил, что  Гер-

мания осудит любую агрессию против Советского Союза и не пропустит через

свою территорию ничьи войска, направляемые для исполнения возможных  ан-

тисоветских акций. По молчаливому уговору стороны не вспоминали  интриги

Коминтерна 1921 - 23 гг.,  нацеленные  на  свержение  законной  немецкой

власти. В 20-е годы 30 % внешнеторгового  оборота  СССР  приходилось  на

Германию, являвшуюся главным партнером нашей страны в Европе.

   В 20-е годы идеологи СССР делали ставку  на  мировую  революцию,  для

свершения которой считалось необходимым глобальное обострение межимпери-

алистических противоречий. Основная угроза мировой революции, по  мнению

Кремля, исходила от Франции, Англии и США. В помощь  СССР  было  создано

объединение коммунистических партий Европы - Коминтерн. Коминтерн ставил

своей целью дестабилизацию и свержение существующих  правительств.  Пос-

кольку Коминтерн управлялся  из  Москвы,  то  империалистические  прави-

тельства не спешили устанавливать с СССР  дипломатические  отношения.  В

свою очередь, Советский Союз  балансировал  между  желанием  иметь  нор-

мальные взаимоотношения с капиталистическими странами и желанием  обост-

рить межимпериалистические противоречия до масштабов военных  столкнове-

ний. В конце концов здравый смысл взял верх и дипломатические  отношения

СССР с Францией и Англией были установлены в 1924 г., с США - в 1933  г.

В 1927 - 29 гг. дипломатические отношения с Англией  прерывались  по  ее

инициативе из-за шпионских скандалов.

   С появлением фашизма в Германии и Италии  в  деятельности  Коминтерна

начинался новый этап. Выяснилось, что рабочие пошли за умеренными  соци-

ал-демократами, и революционное движение в Европе  стремится  к  финалу.

Социал-демократы со своими пацифистскими взглядами и чисто экономически-

ми программами, по мнению Сталина, отвлекали рабочий класс от  революции

и войн, порождаемых ими. 7 ноября 1927 г., в десятую годовщину  Октября,

Сталин объявил, что "невозможно покончить с капитализмом, не покончив  с

социал-демократизмом" (210). Шестой конгресс Коминтерна (июль - сентябрь

1928 г.) под нажимом Сталина утвердил отказ от всякого сотрудничества  с

социал-демократами, "главными врагами рабочего класса", создание револю-

ционных профсоюзов, очищение компартий от колеблющихся, установление же-

лезной дисциплины по отношению к приказам Коминтерна. Подлинным  револю-

ционером признавался тот, кто безоговорочно поддерживал Советский  Союз.

Лозунг "солидарности трудящихся"  был  заменен  требованием  преданности

СССР, ВКП(б) и Сталину. Через год социал-демократия была объявлена  "со-

циал-фашизмом", имеющим те же цели, что и "чистый фашизм".

   27 июня 1930 г. на XVI съезде ВКП(б) Сталин назвал Францию "самой аг-

рессивной и милитаристской страной из всех  известных  стран  мира".  До

этого аналогичные определения давались Англии. Этим "агрессивным"  стра-

нам Сталин решает противопоставить Германию в виде заслона с мощным  на-

цистским влиянием. Для этого Сталин  жертвует  коммунистической  партией

Германии, пользы от которой в большой политике он не видел. В 1929 -  33

гг. эта партия во главе с Тельманом, следуя  политике  Коминтерна,  вела

совместную с фашистами борьбу против немецких социал-демократов.  Комму-

нисты вместе с фашистами голосовали на референдуме 9 августа 1931 г.  за

роспуск социал-демократического ландтага Пруссии. "Правда"  назвала  это

"самым сильным ударом, когда-либо нанесенным рабочим  классом  по  соци-

ал-демократии".

   В конечном итоге, это привело к параличу Веймарской республики и при-

ходу Гитлера к власти. В мае 1933  г.  национал-социалистическое  прави-

тельство ратифицировало, к удовольствию Сталина, протоколы о возобновле-

нии действия Берлинского договора  1926  г.  Германская  компартия  была

объявлена вне закона и разгромлена. Сталин способствовал приходу  нацис-

тов к власти, зная об агрессивных доктринах Гитлера  и  рассчитывая  ис-

пользовать фашизм в европейской политике. Проницательный Троцкий писал в

1936 г.: "Без Сталина не было бы Гитлера, не было бы  гестапо!".  Однако

сейчас, в  1933  г.,  конкретных  планов  по  использованию  фашистского

монстра нет ни у Сталина, ни у  империалистов  Запада.  СССР  переживает

внутренний катаклизм чистки, голод, кризис экономики. Руководство страны

старается всеми способами избегать конфликтов и провокаций. Подписывают-

ся соглашения об отказе от применения силы в  урегулировании  территори-

альных споров с Латвией, Эстонией, Польшей, Румынией, Литвой, Турцией  и

Персией. В 1932 г. заключаются пакты о ненападении с Финляндией,  Латви-

ей, Эстонией, Польшей, Францией.

   На VI сессии ЦИК СССР 29 декабря 1933 г.  Литвинов  изложил  принципы

советской внешней политики на ближайшие годы:

   - ненападение и соблюдение нейтралитета в любом конфликте;

   - политика умиротворения в отношении Германии и Японии  до  тех  пор,

пока она не станет доказательством слабости;

   - участие в усилиях по созданию системы коллективной безопасности;

   - открытость в отношении западных  демократий  с  рядом  марксистских

оговорок, разумеется.

   Новый курс привел к восстановлению дипломатических  отношений  с  США

(ноябрь 1933 г.), Чехословакией и Румынией (июнь 1934  г.).  В  сентябре

1934 г. СССР вступил в Лигу наций в качестве  постоянного  члена  Совета

Лиги, т. е. в качестве великой державы, признанной мировым  сообществом.

При этом все вопросы о долгах царского правительства оказались решенными

фактически в пользу СССР.

   Официальные отношения Советского Союза с Германией в 30-х годах  пре-

терпели два зигзага. В июне 1933 г. СССР прервал военное  сотрудничество

с Германией, похоронив "дух Рапалло". На XVII  съезде  ВКП(б)  в  январе

1934 г. по германскому вопросу столкнулись две точки зрения. Бухарин ви-

дел в фашистской Германии "звериное лицо классового врага".  Сталин  от-

несся к фашизму спокойно, считая, что пока нет оснований коренным  обра-

зом менять отношения с Германией: "Дело здесь не в фашизме, хотя бы  по-

тому, что фашизм в Италии не помешал СССР установить наилучшие отношения

с этой страной".

   26 января 1934 г. Германия заключила договор с Польшей, оцененный ру-

ководством Советского Союза негативно,  как  угроза  безопасности  нашей

страны. 2 мая 1935 г. в Париже был подписан франко-советский  договор  о

взаимопомощи в случае любой агрессии в Европе, который, однако, не  соп-

ровождался какими-либо конкретными военными  обязательствами.  На  прямо

поставленный Сталиным вопрос министру иностранных дел Франции Лавалю  во

время его визита в Москву 13 - 15 мая 1935 г. о развитии  военного  сот-

рудничества ответ был уклончивым. Тем не менее Сталин дал команду  фран-

цузским коммунистам голосовать за военные кредиты и одобрил  в  принципе

их альянс с социалистами и радикалами, что привело на выборах к созданию

Народного фронта. Этот малоэффективный договор являлся единственным  ко-

зырем советской дипломатии перед лицом опасности единого фронта  капита-

листических стран. Парижский договор был ратифицирован парламентом Фран-

ции лишь 28 февраля 1936 г. из-за антибольшевистских настроений, усилив-

шихся после создания Народного фронта.

   В ответ на Парижский договор Гитлер произвел ремилитаризацию Рейнской

области, что резко изменило военно-политическую ситуацию в Европе. Вялая

реакция на это Франции, Англии и Лиги наций показали  Сталину  хрупкость

равновесия сил и необходимость сохранения свободы рук во имя собственной

безопасности. Его опасения о создании единого "империалистического фрон-

та" начали приобретать реальные очертания после подписания в ноябре 1936

г. Германией и Японией "Антикоминтерновского пакта", к которому  присое-

динились позднее Италия и Испания. Перед этим Япония, а затем Германия и

Италия вышли из состава Лиги наций. Сталину удалось  на  время  помирить

Мао Цзэдуна и Чан Кайши для совместного отражения японской агрессии, и в

августе 1937 г. СССР и Китай подписали договор о ненападении. Летом 1938

г. советские войска под командованием Г. Штерна и Г.  Жукова  разгромили

японцев в районе оз. Хасан, а также в  Монголии  в  районе  Халхин-Гола,

после чего 15 сентября 1939 г. было заключено перемирие с Японией.

   Между тем поиски "коллективной безопасности" в Европе, а точнее,  со-

юзников, продолжались всеми четырьмя главными державами - Англией, Фран-

цией, Германией и СССР. Возросшей военной мощи  Германии  опасались  все

три другие державы - Англия, Франция и СССР. При этом Франция  и  Англия

испытывали инстинктивное недоверие к большевизму и не спешили  заключать

с СССР военные соглашения. К тому же, надо заметить, авторитет Советско-

го Союза как военной державы был крайне низок из-за  хаоса  в  стране  и

чисток командного состава РККА. Высший и средний комсостав в 1937  -  38

гг. был истреблен так, как это могло бы случиться лишь  после  опустоши-

тельной проигранной войны. Каждая из трех стран рассчитывала либо как-то

поладить с Гитлером, либо повернуть острие немецкой агрессии от  себя  в

противоположную сторону.

   Вскоре произошли три важных события, подтолкнувшие Гитлера к агрессии

на востоке. В марте 1938 г. к Германии была "присоединена"  Австрия.  29

сентября 1938 г. главы правительств - А. Гитлер, Н.  Чемберлен,  Э.  Да-

ладье и Б. Муссолини в Мюнхене подписали соглашения о разделе Чехослова-

кии. В марте 1939 г. она была оккупирована Германией, а  также  частично

Польшей и Венгрией. 6 декабря 1938 г. Франция и Германия заключили в Па-

риже договор о ненападении.

   В таких условиях Сталин начал сложную политическую игру  одновременно

с тремя участниками, каждый из которых был готов, по выражению Черчилля,

заключить союз хоть с дьяволом ради безопасности своей страны. С  Герма-

нией в марте 1938 г. подписываются новые экономические соглашения, и от-

зывается посол Я. Суриц, раздражающий нацистов своим еврейством. В марте

1939 г., накануне вступления немцев в Прагу, Сталин  направляет  Гитлеру

первое "пробное" послание о сотрудничестве. Параллельно этому 17  апреля

1939 г. СССР предлагает Франции и Англии заключить трехстороннее  согла-

шение о военном сотрудничестве против Гитлера и гарантиях оного.  В  мае

1939 г. Сталин сместил М. Литвинова, еврея, апологета "коллективной  бе-

зопасности" и ярого антифашиста, и заменил его на посту министра  иност-

ранных дел В. Молотовым. Смена министров всегда означает и  смену  курса

внешней политики. Чуткий к переменам  И.  Риббентроп  поручает  послу  в

Москве гр. фон Шуленбургу  начать  подготовку  переговоров  относительно

раздела Польши и "согласования сферы интересов". Генштаб рейха спланиро-

вал оккупацию Польши и нуждался в гарантиях ненападения Москвы.  За  га-

рантии Гитлер готов был заплатить высокую цену.

   Вечером 3 августа Молотов принял Шуленбурга, повторившего ему формулу

Риббентропа об отсутствии неразрешимых проблем от Черного до Балтийского

моря и желании Германии нормализовать отношения с  Советским  Союзом  по

всем азимутам. Молотов был холоден, отметил недружественные акции Герма-

нии: антикоминтерновский пакт, поддержку  действий  Японии,  отстранение

СССР от Мюнхенского договора - и закончил тем, что он, Молотов, не видит

пока изменения позиции Германии. Шуленбург, знавший о переговорах СССР с

Англией и Францией, рекомендовал  Риббентропу  предпринять  новые  шаги,

чтобы заинтересовать Кремль.

   Параллельные переговоры с Францией и Англией о военном сотрудничестве

шли в крайне медленном темпе, не давая больших надежд Сталину на их  за-

вершение. Когда 11 августа 1939 г. делегация Англии  и  Франции  прибыла

морским путем в Ленинград, а оттуда в Москву, оказалось,  что  ее  члены

суть чиновники низкого ранга с туманными полномочиями. По  этой  причине

нарком обороны К. Ворошилов и начальник генштаба Б. Шапошников не  могли

добиться от них решения вопросов о проходе советских войск через Польшу,

Румынию и Прибалтику для соприкосновения с Германией, у которой тогда не

было общих границ с Советским Союзом. Наша военная доктрина,  воспитание

войск и уставы РККА предполагали ведение наступательных военных действий

на чужой территории. Кроме того, Англия собиралась  выставить  к  первой

фазе войны с Германией всего 16 дивизий (18). Переговоры  с  Францией  и

Англией 21 августа были перенесены на сентябрь месяц.

   Прежде чем перейти к главному событию тех лет - заключению договора о

ненападении между СССР и Германией, необходимо остановиться на  взглядах

Сталина на предстоящую войну. Это не так просто сделать, учитывая скрыт-

ность и коварство этого Великого Империалиста, противоречивость его выс-

казываний, многие из которых засекречены до сих пор, либо утрачены, либо

произнесены в угоду политическому моменту, а зачастую с целью  дезинфор-

мации. Не вносит большой ясности и нашумевшая книга В.  Суворова  (260),

включающая, наряду с интересными мыслями, много эмоциональных и  качест-

венных оценок. Начиная с 1927 г. в закрытых речах Сталина звучат уверен-

ные слова о неизбежности новой империалистической войны. Для расчетливо-

го политика это не только слова, но и программа вооружений, стратегии  и

конкретных мероприятий. Суть политики Сталина не отличалась  новизной  и

сводилась к сохранению нейтралитета до тех пор, пока "враждующие стороны

не истощат друг друга взаимной борьбой, которая им не  по  силам".  Или:

"Втянуть Европу в войну, оставаясь самому нейтральным, затем, когда про-

тивники истощат друг друга, бросить на чашу весов всю мощь  Красной  Ар-

мии" (254). К середине 30-х годов Сталин был убежден в том, что: 1. Про-

тивником СССР будет Германия; 2. Война на два фронта для Германии явится

катастрофой; 3. В случае нападения Гитлера на  Польшу  ситуация  второго

фронта становится более чем вероятной из-за гарантий, данных Польше Анг-

лией и Францией. К самой Польше у Сталина был особый счет из-за  границ,

навязанных СССР Рижским договором 1921 г. Эти границы явились  результа-

том поражения Красной Армии в 1920 г. во время броска на Варшаву  коман-

дарма Тухачевского. В морально-политическом плане  Сталин  был  готов  к

столкновению с Германией. Об этом свидетельствует его внешняя и внутрен-

няя политика 1936 - 41 гг. - укрепление режима личной власти,  милитари-

зация экономики, военная доктрина, уставы РККА, воспитание армии и наро-

да в агрессивном духе и в духе личной преданности  вождю.  После  визита

Шуленбурга Сталин продолжил двойную игру - с Англией, Францией и  Герма-

нией одновременно.

   События следующего месяца раскручивались стремительно, как  в  голли-

вудском боевике. Во время московских переговоров с англо-французской де-

легацией и параллельно им, в Берлине 12 августа и в Москве  14  августа,

произошел интенсивный советско-немецкий зондаж по широкому кругу  вопро-

сов. 16 августа Гитлер предложил Москве "провести глубокое и  быстрейшее

прояснение советско-германских отношений по актуальным вопросам" и сооб-

щил, что начиная с 18 августа Риббентроп готов в любое время прибыть са-

молетом в Москву с полномочиями от фюрера, чтобы обсудить весь  комплекс

проблем и подписать соответствующие документы. Гитлер торопился,  т.  к.

нападение на Польшу планировалось на 1 сентября 1939 г., и ему были нуж-

ны ясность и уверенность в успехе. Видя спешку Гитлера, Москва  реагиро-

вала вяло, ожидая авансов и требуя "основательной подготовки  визита"  и

неафиширования его. 19 августа Шуленбург дважды посетил  советский  МИД.

Во время первого визита по приказу фюрера он еще раз повторил  аргументы

Гитлера и многозначительно намекнул Молотову, что в конфликте с  Польшей

"должны быть приняты во внимание русские интересы".  Молотов  был  опять

холоден, настаивал на подписании торгового договора, опубликовании  его,

а затем уже на подготовке договора о ненападении. Шуленбург  ушел  ни  с

чем. Через два часа его возвратил в МИД сам Молотов и сообщил, что  если

подписание торгового соглашения состоится завтра, т. е. 20  августа,  то

рейхсминистр может прибыть в Москву 26 - 27 августа. Гитлер дал указание

своей делегации подписать торговое  соглашение  20  августа  и  отправил

"вождю мирового коммунизма" личное послание.  В  нем  говорилось:  "...Я

вторично предлагаю Вам принять моего Министра иностранных дел  во  втор-

ник, 22 августа, но не позднее среды, 23  августа.  Министр  иностранных

дел имеет всеобъемлющие и неограниченные полномочия, чтобы  составить  и

подписать как пакт о ненападении, так и протокол... Я был бы  рад  полу-

чить от Вас скорый ответ. Адольф Гитлер. 20 августа 1939 г." (19).

   Как видим из текста, Гитлер очень торопил события и предлагал Сталину

выгодную политическую сделку. Нашелся бы в  те  времена  государственный

деятель, который бы отказался от предложений Гитлера, будь они повернуты

к Англии, Франции или другой стране? Едва ли. Во всяком  случае,  Сталин

не отказался от сделки. В ней он получал "малой кровью" то, что все рав-

но входило в его планы, - расширение границ СССР и отсрочку войны, к ко-

торой он был еще технически не готов.  19  августа  произошло  еще  одно

внешне рутинное событие - заседание Политбюро, на котором были обсуждены

предварительные данные о переговорах с немцами, намечены границы  требо-

ваний и планы войны до "истощения воюющих сторон". Из-за утечки информа-

ции об этих планах Сталин, потерявший вдруг обычное хладнокровие,  давал

впоследствии опровержение газете "Правда" (255).  Полные  тексты  письма

Гитлера от 20 августа и ответного письма Сталина от 21 августа  1939  г.

приведены в (19, 20).

   Итак, 20 августа было подписано торговое  соглашение,  23  августа  -

пакт о ненападении сроком на 10 лет и секретный протокол к нему о  разг-

раничении сфер влияния. В советской  сфере  оказались  Эстония,  Латвия,

Финляндия и Бессарабия. В немецкой - Литва.  Польша  делилась,  согласно

протоколу от 23 августа, таким образом,  что  белорусские  и  украинские

земли, включенные в состав Польши по Рижскому договору 1921 г., а  также

часть Варшавского и Люблинского воеводств отходили СССР. Подписание  до-

кументов завершилось банкетом, о котором Риббентроп сообщил Гитлеру  та-

кими словами: "Сталин и Молотов очень милы. Я чувствовал себя, как среди

старых партийных товарищей". Сталин поднимал тост за здоровье Гитлера, а

все вместе пили за "новую эру в советско-германских отношениях". По тор-

говым соглашениям 1939 г. Советский Союз должен был получить из Германии

крейсер "Лютвиц", рабочие чертежи линкора "Бисмарк", 30 самолетов  "Мес-

сершмитт-109", "Мессершмитт-110", "Юнкерс-88", образцы полевой  артилле-

рии, приборы управления огнем, танки, формулу танковой  брони,  взрывные

устройства, оборудование для нефтяной и электропромышленности, локомоти-

вы, турбины, станки и другие изделия высокой немецкой технологии.

   "Новая эра" началась  1  сентября  1939  г.  нападением  нацистов  на

Польшу. 17 сентября советские войска перешли границу Польши, не встретив

сопротивления, взяли в плен 230000 польских офицеров и солдат и  остано-

вились на линии несколько западнее, чем оговоренная в секретном протоко-

ле от 23 августа. 19 сентября было оглашено совместное советско-германс-

кое коммюнике о "восстановлении мира и  нарушенного  вследствие  распада

Польши порядка". В Пинске и Бресте состоялись совместные парады "товари-

щей по оружию" и офицерские банкеты. Окончательная граница раздела войск

СССР и Германии была уточнена в ходе  повторного  визита  Риббентропа  в

Москву 28 сентября, когда был подписан еще один секретный протокол. Сог-

ласно последнему к советской сфере влияния отошла Литва. Довольный  Ста-

лин отметил на карте советской зоны территорию, которую в качестве охот-

ничьего угодья он подарил Риббентропу (200). Так, одним  росчерком  пера

Сталин вернул Советскому Союзу земли, принадлежавшие России до 1921  г.,

площадью 200 тыс. кв. км, с населением 12 млн.человек, в том числе  -  7

млн. украинцев, 3 млн. белорусов, 2 млн. поляков. Есть множество  свиде-

тельств того, что население этих земель приветствовало Красную Армию.  В

очередном советско-германском коммюнике говорилось,  что  если  западные

страны не прекратят враждебных выпадов по поводу Польши, то "Германия  и

Советский Союз вынуждены будут рассмотреть вопрос о принятии необходимых

мер".

   Под враждебными выпадами подразумевались объявление Англией и Франци-

ей 3 сентября 1939 г. войны Германии согласно принятым ими ранее  обяза-

тельствам по отношению к Польше. Агрессором оказался Гитлер, но не  Ста-

лин. На какое-то время Гитлер поверил, что нашел в Сталине, перед  кото-

рым он, как известно, преклонялся, вечного друга и союзника. Поэтому фю-

рер хладнокровно принял известие об объявлении ему войны Англией и Фран-

цией. Тыл его был прикрыт Сталиным.  Риторика  Сталина  была  направлена

против Англии и Франции, поскольку они начали воевать с  немцами  и  при

этом "грубо отклонили как мирные предложения Германии, так и попытки Со-

ветского Союза добиться скорейшего окончания  войны"  (255).  Гитлер  со

спокойной душой двинул свои полчища на Запад, а Сталин  принялся  осваи-

вать сферы влияния. Стратегически он действовал безошибочно, да и других

вариантов судьба ему не уготовила.

 

   Перед битвой гигантов страны Прибалтики, Буковина и Бессарабия оказа-

лись разменной монетой. Родившись в смутное время революции, они  должны

были исчезнуть, как исчезают астероиды в поле тяготения больших  планет.

Техника поглощения этих стран хорошо известна. В августе 1940 г.  в  Со-

ветский Союз вошли 4 новые Советские Социалистические Республики  -  Ли-

товская, Латвийская, Эстонская и  Молдавская.  Таким  образом,  в  итоге

сделки с Гитлером Сталин "почти бескровно" передвинул границы своей  им-

перии на Запад на 200-300 км, увеличил население СССР на 23  млн.  чело-

век, получил общую границу с Германией,  морские  базы  в  Прибалтике  и

приблизился к нефтяным источникам Румынии, питающим всю Европу,  включая

Германию. В числе новых подданных Сталин получил евреев,  проживавших  в

Литве (150000), Латвии (95000), Эстонии (5000),  Бессарабии  и  Северной

Буковине (325000), Западной Украине и Западной Белоруссии (1270000),  т.

е. всего - 1845000 человек. Сюда  следует  добавить  евреев-беженцев  из

Польши, 200 - 250 тыс. человек.  Всего  на  аннексированных  территориях

проживало к началу войны около 2150000 евреев. Надо сказать, что в целом

население Прибалтики встретило присоединение к России  спокойно  и  даже

приветливо. Об этом свидетельствуют кинохроники событий. Состоятельная и

прогермански настроенная часть прибалтов выехала. Среди оставшихся отря-

ды НКВД провели профилактическую "чистку" методами, отработанными ранее.

Такая же "чистка" населения была предпринята на всех присоединенных тер-

риториях.

   Заключение пакта Риббентропа-Молотова вызвало сенсацию  на  Западе  и

смятение умов в СССР. Если до пакта советским людям представляли  фашизм

"врагом со звериным оскалом", то теперь большевистская  пресса  называла

Германию "великой миролюбивой державой", противостоящей  англо-французс-

ким "поджигателям войны". Советский вождь и фюрер Германии  обменивались

теплыми телеграммами. Фюрер выражал "наилучшие пожелания благополучия  и

процветания дружественному Советскому Союзу".  Сталин  отвечал  тем  же:

"Дружба народов Германии и  Советского  Союза,  цементированная  кровью,

имеет все шансы сохраняться и крепнуть". Верили ли эти монстры друг дру-

гу? Правильный ответ будет таким: да, верили, на короткий,  просчитывае-

мый вперед отрезок времени, а точнее, до момента, когда соблюдение пакта

станет ненужным партнеру. Если бы Гитлер не поверил Сталину,  он  бы  не

захватил Париж. Сталин верил договору с Гитлером до тех пор, пока Гитлер

покорял Европу. К сожалению, разгром вермахтом Франции произошел слишком

стремительно. Через 42 дня после вторжения во Францию, 14 июня 1940  г.,

пал Париж. В апреле - мае были оккупированы Дания, Норвегия,  Голландия,

Бельгия и Люксембург. 22 июня 1940 г. маршал Петэн подписал акт о  капи-

туляции Франции. Английские войска, потерпев поражение, 4 июня эвакуиро-

вались из Дюнкерка через Ла-Манш в Англию.

   Освободившись от забот на Западе, Гитлер приступил в июле 1940  г.  к

разработке плана нападения на СССР - Директивы 21, или "плана  Барбарос-

са". 27 сентября 1940 г. Германия, Италия и Япония подписали  Тройствен-

ный пакт, и вскоре Риббентроп обратился к Сталину с предложением  напра-

вить в Берлин Молотова для встречи с Гитлером. Со  стороны  Гитлера  это

была акция по дезинформации и зондажу в преддверии планируемой агрессии.

12 ноября 1940 г. в Берлине Гитлер предложил Молотову поделить "британс-

кое бесхозное имущество" между Германией, Италией, Японией и СССР,  уве-

ряя, что в ближайшее время Англия будет оккупирована немецкими  войсками

и перестанет существовать. Кроме того, Гитлер предложил Молотову присое-

диниться к пакту трех. Продолжение переговоров 14 ноября происходило уже

с Риббентропом в подземном бункере из-за английской бомбардировки Берли-

на. Здесь Молотов, не позволивший Гитлеру втянуть себя в обсуждение раз-

дела "бесхозного британского имущества", обронил свою знаменитую  фразу:

"Если Англия разбита, то почему мы сидим в этом убежище? И чьи это бомбы

падают так близко, что разрывы их слышны даже здесь?"

   Переговоры Молотова в Берлине 12 - 14 ноября 1940 г. не имели  разви-

тия, хотя Сталин и попытался продолжить игру. 25 ноября советское прави-

тельство вручило Шуленбургу меморандум об условиях присоединения СССР  к

Тройственному пакту. Эти условия: 1. Территории, расположенные южнее Ба-

туми и Баку в направлении Персидского залива, являются  сферой  исключи-

тельно советских интересов; 2. В проливах Босфор и Дарданеллы располага-

ется советская военная база; 3. Япония отказывается от притязаний на  о.

Сахалин; 4. Болгария переходит под протекторат СССР; 5. Немецкие  войска

выводятся из Финляндии. На эти  скромные  империалистические  требования

немецкое правительство ответило молчанием, т. к. разработка "плана  Бар-

баросса" шла полным ходом. 5 декабря Гитлер обсудил, а 18 декабря утвер-

дил окончательный вариант "плана Барбаросса". Согласно плану вторжение в

СССР назначалось на 15 мая 1941 г. Из-за военных  операций  в  Греции  и

Югославии оно было перенесено на 22 июня 1941 г. Болгария в  марте  1941

г. под нажимом немцев примкнула к Тройственному пакту.

   Помимо советско-германских отношений, отметим войну СССР с Финляндией

в декабре 1939 г. - феврале 1940 г., закончившуюся подписанием  договора

от 12 марта 1940 г. о передаче СССР Карельского перешейка с г.  Выборгом

и военно-морской базы на полуострове Ханко. Значительным успехом советс-

кой дипломатии явилось заключение 13 апреля 1941 г. договора о ненападе-

нии с Японией. Такова канва внешнеполитических событий в предвоенный пе-

риод.

 

 

 

Hosted by uCoz