бильярдный стол DFC CRAFT GS-BT-2065 купить с доставкой по.

Александр Кац 

Евреи.Христианство.Россия. 

 

 

 

                                                                                                                                                                      

 25. РАСПУТИН

   Экзотическим явлением политической жизни России был Распутин Г. Е. Он

один вполне уравновешивал Думу, а по количеству "назначенных" им минист-

ров превосходил ее. Его влияние на государственные и церковные дела было

столь значительным и вопиющим, что внушало постоянную тревогу всем слоям

русского общества. В его приемной на Гороховой, 64, постоянно  толкались

люди всех званий и чинов - от простолюдинов  до  министров,  от  простых

русских баб до дам высшего света, ищущих защиты, поддержки и карьеры для

своих мужей. Ритуал протекции включал, помимо разговорной части,  винные

возлияния, хождение в баню или ресторан, а также разврат на месте.  Рас-

путин представлял собой уникальный феномен в истории русского царствова-

ния. Ни на одного русского царя за всю историю  Государства  Российского

простой мужик не оказывал столь долгого и, в конечном счете, разрушающе-

го династию действия. Уроженец села Покровского, что в 30 верстах от Тю-

мени, Распутин в молодости был обычным блудодеем и вором,  многажды  би-

тым, не зацепившимся ни за одну мужицкую профессию и прибившимся,  нако-

нец, к религии, которую он понимал весьма своеобразно. Его  христианство

было ближе всего к сектантам-хлыстам, хотя формально он  не  значился  в

списках таких общин. К 1905 г. он совершил два  пеших  паломничества  из

Тобольска в Иерусалим, овладел методами народной  медицины,  проповедни-

ческим даром и гипнозом. Будучи человеком необразованным, он приводил  в

изумление епископов и богословов своими религиозными познаниями. От раз-

ного рода темных личностей, ясновидцев, предсказателей и шарлатанов, его

отличала изумительная сила воли, стремление к власти, отсутствие  мелоч-

ных, личных интересов. Распутин умел влиять на людей успокаивающим обра-

зом, чему способствовало его уверенное и ровное обращение. Особенно без-

защитны перед ним были женщины, легко и незаметно  подпадающие  под  его

магнетизм.

   К царской чете Распутин попал посредством "княжон черногорок" В.  Кн.

Анастасии, супруги В. Кн. Николая Николаевича, и ее сестры  Милицы.  Обе

были дочерьми Черногорского короля Никиты. Знакомство произошло на бого-

молье в Киеве, в подворье Михайловского монастыря,  где  Распутин  колол

дрова, добывая себе на пропитание. Черногорки  пригласили  его  на  чай.

Здесь-то впервые и испытали они магнетическую силу Распутина,  пробудив-

шую восхищение и мистическое преклонение перед рассказчиком.  Оказалось,

что Распутин может излечивать все болезни, предсказывать будущее и отво-

дить несчастья. На вопрос, может ли он лечить гемофилию, Распутин  отве-

тил утвердительно и описал все симптомы неизлечимой болезни, которой бо-

лел Цесаревич Алексей. В Петербурге, куда Распутин пришел пешком и боси-

ком, он остановился в монастырской гостинице как гость архимандрита Фео-

фана, духовника царской семьи. Вскоре он встретился с Анастасией,  кото-

рая ввела его к Александре Федоровне. В Царском Селе его ждали с  нетер-

пением.

   Здесь следует коснуться тайны царской четы, тщательно  скрываемой  от

посторонних глаз. Долгожданный ребенок мужеского пола - Наследник  прес-

тола Алексей родился больным гемофилией, наследственной болезнью,  пере-

даваемой в роду Гессен-Дармштадтских герцогов по мужской линии.  Мальчик

был обречен, и эта невидимая миру  боль,  как  панорама  грядущего  нес-

частья, окрашивала жизнь семьи. Его берегли от ушибов, порезов,  случай-

ных кровоизлияний, что было очень непросто, учитывая живой характер  ре-

бенка. Религиозная мать, одержимая страхом, все чаще поддавалась  мисти-

ческим настроениям, ожидая чуда. Врачи не могли помочь ребенку, страдаю-

щему частыми кровотечениями из носа, обессиливающими  его  из-за  потери

крови.

   В первый же свой визит Распутин оставил приятное впечатление, держал-

ся с достоинством и спокойно, а рассказывая о своей жизни, избегал хвас-

товства своей сверхъестественной силой. Он понравился всем,  и  особенно

Цесаревичу. При первом же носовом кровотечении Распутин остановил его  с

помощью компресса из разваренной коры дуба, став с этого момента  неофи-

циальным врачом Наследника и другом царской семьи.  Позже  проявились  и

экстрасенсорные способности этого незаурядного человека. Здоровье  Алек-

сея улучшалось, а если случались болезни, то немедленно приглашался  чу-

дотворец. Иногда он лечил ребенка, нашептывая ему  что-то  по  телефону.

Распутин внушил царственной чете, что, когда он с ними, Наследник  прес-

тола в безопасности. Царица верила чудотворцу беспредельно,  считая  его

святым и ангелом-хранителем семьи. Болезненная материнская любовь делала

Александру Федоровну рабыней Распутина. На этом сильном чувстве и  осно-

вывалась непонятная обществу, сказочная власть этого человека над  царс-

кой семьей. В дневниках Николая II регулярно появляются записи о  Григо-

рии: "Снова собрались всемером с нашим Другом...", "И все бы  слушать  и

слушать его без конца...", "Сидел с нами Григорий...", "Всякое  от  него

слово для меня радость, при нем оживаю душой..."

   Как и все люди из окружения Царя, Распутин  стремился  сохранить  как

можно дольше свое влияние. Он легко подчинил себе фрейлину  Вырубову  А.

А., близкую подругу Царицы. Подруги любили петь дуэтом:  Аликс  -  конт-

ральто, Ани - сопрано. Параллельно вокальному дуэту  рядом  возник  дуэт

политический - Распутин и Вырубова. Этой паре Царица доверяла абсолютно.

А так как Николай II любил и уважал свою Аликс и охотно  подчинялся  ей,

то вскоре пара Распутин-Вырубова стала серьезным фактором жизни двора  и

государства. Переход Распутина от чисто семейных дел Романовых  к  госу-

дарственным произошел уже к 1908 г. Расцвет влияния Григория  Ефимовича,

имевшего скромную должность лампадника, приходится на военные  годы.  Он

провел назначение на пост военного министра Сухомлинова В.  А.  (1909  -

1915 гг.), а затем добился снятия с этого поста честного и дельного  По-

ливанова А. А. (прослужил с 13.06.1915 г. по 13.13.1916 г.),  инспириро-

вал назначение на пост министра внутренних дел Хвостова А. Н. в 1915 г.,

а затем "передал" эту должность Протопопову А. Д. (сентябрь  1916  г.  -

февраль 1917 г.). По рекомендации Распутина были назначены председателя-

ми Совета министров Горемыкин И. Л. (январь 1914 г. - январь  1916  г.),

Штюрмер Б. В. (январь - ноябрь 1916 г.) и Голицын Н. Д. (декабрь 1916 г.

- февраль 1917 г.). Ставленниками Распутина на министерских и  иных  от-

ветственных постах являлись Щегловитов И. Г., Кассо Л.  А.,  Тизенгаузен

Г. Ю., Рухлов С. В., Барк П. Г., Татищев И. Л., Воейков В. Н., Риттих А.

А., Добровольский Н. А., Белецкий С. П. и другие.

   Всего в годы войны им было назначено и смещено около 20  министров  и

несколько председателей Совета министров.  Назначения  на  более  мелкие

должности проходили по запискам Распутина, написанным  корявым,  ядреным

языком и передаваемым нужным людям Манасевичем-Мануйловым или  кн.  Анд-

ронниковым. Оба были темными личностями и жуликами. Про первого  из  них

посол Франции М. Палеолог писал: "...и шпион, и сыщик, и пройдоха, и жу-

лик, и шулер, и подделыватель, и развратник -  странная  смесь  Панурга,

Жиль Блаза, Казановы, Роберто Макэра и Видока". Вот стиль записок Распу-

тина. Горемыкину И. Л.: "Дорогой старче божей выслушай ево он пусть тво-

му совету и мудрости поклонитца роспутин". Министру иностранных дел  Са-

зонову С. Д.: "Слушай министер я послал к тебе одну бабу бог  знает  что

ты ей наговорил оставь это устрой тогда все будет хорошо если нет  намну

тебе бока расскажу любящему и ты полетишь  роспутин"  ("любящий"  -  это

царь. - А. К.). Хлопочущему о должности: "Доспел тебе губернатором  рас-

путин". Таких записок Григорий Ефимович отправлял до 150 штук  в  месяц.

По запискам Распутина за считанные часы люди получали ордена, чины,  по-

милования, субсидии и концессии. Язык общения его  с  аристократами  был

крайне непристойным, ругательским и наглым. Разговаривая же  с  простыми

людьми, он не употреблял бранных слов. Людей, которых  Распутин  продви-

гал, он обязывал лишь в личной преданности ему самому и Царю. Сам же це-

нил их невысоко и о некоторых отзывался с презрением. Так о  премьер-ми-

нистре Штюрмере своему окружению Распутин говорил так: "С горя  я  этого

немца поставил. Не по душе он мне. Больно плутоват. Одним хорош, что  от

меня не уйдет. Я ему так и сказал: правь, да так, чтобы мои глаза видели

не только то, что делаешь, но и то, над чем думаешь". "Старикашка" Штюр-

мер платил ему за покровительство услужливостью, граничащей с  раболепи-

ем.

   Распутин помогал всем своим просителям независимо от чина  и  звания.

Очень скоро в просителях оказались видные евреи,  выступающие  за  граж-

данские права своих единоверцев. Эти встречи устраивал "назначенный  Ца-

рем" секретарь старца, купец первой гильдии и царский  ювелир  Симанович

А. С. Его воспоминания о Распутине интересны и объективны  (247).  Вооб-

ще-то, евреи обращались к Симановичу. Во-первых,  потому  что  Симанович

благодаря своей ловкости бывал "в таких местах, где еще не ступала  нога

еврея", т. е. в апартаментах Александры Федоровны, где и оказывал выгод-

ные ей ювелирные услуги. Во-вторых, потому что Симанович был  не  только

секретарем, но и ментором, управляющим и защитником интересов старца,  к

советам которого Распутин внимательно прислушивался. Здоровый человечес-

кий рассудок Распутина постепенно победил его природный антисемитизм,  и

после некоторых колебаний и благодаря Симановичу он стал другом и покро-

вителем евреев (186).

   Покровительство включало прежде всего помощь в учебе, когда нужно бы-

ло преодолеть процентную норму, и право на жительство за пределами черты

оседлости евреев, в частности в Петербурге. В первом случае отправлялась

записка: "Милый, дорогой министр, мама (т. е. царица. - А.  К.)  желает,

чтоб эти еврейские ученики учились на своей родине и чтобы им не  прихо-

дилось ехать заграницу, где они становятся революционерами.  Они  должны

остаться дома. Григорий". В основном же философия Распутина в  еврейском

вопросе сводилась к простому мужицкому резону: "Поступайте, как поступа-

ли ваши отцы, которые умели заключать финансовые сделки даже  с  царями.

Что стало с вами! Вы уже теперь не поступаете, как поступали ваши  деды.

Еврейский вопрос должен быть решен при помощи подкупа или хитрости.  Что

касается меня, то будьте совершенно спокойны. Я  окажу  вам  всякую  по-

мощь".

   Однако в жизни равноправие евреев с помощью подкупа и хитрости не по-

лучалось. К тому же еврейские лидеры в борьбе за равноправие -  Винавер,

Грузенко, Калманович, Эйзенштадт и Фридман - отвергали  такую  практику.

Во время первой мировой войны положение евреев Польши, Галиции и некото-

рых других областей, где шли военные действия, резко осложнилось.  Глав-

нокомандующий В. Кн. Николай Николаевич, генералы  Рузский  и  Янушкевич

обвинили их в предательстве, шпионаже, передаче условных сигналов непри-

ятелю с помощью ветряных мельниц, из-за чего, дескать, армия  и  терпела

поражения. Начались массовые выселения евреев, сопровождавшиеся их  ист-

реблением. Вопрос о высылке евреев из Польши в Сибирь обсуждался  6  ав-

густа 1915 г. на заседании Совета министров. В  это  время  шпиономанией

была охвачена значительная часть общества. Подозревалась  в  шпионаже  в

пользу Германии и Александра Федоровна. Евреи бросились к своему заступ-

нику Распутину. Тогда в интриге против Николая Николаевича  объединилось

несколько могущественных людей Империи, опасавшихся по  личным  причинам

Великого Князя. Прежде всего, это были Царица, Распутин  и  сам  Николай

II, принявший решение отстранить Николая Николаевича от командования ар-

мией и взять на себя эту царскую заботу. Против решения  Царя  выступили

вдовствующая Императрица, восемь министров, военно-морская комиссия  Ду-

мы, ряд видных общественных деятелей. Царь проигнорировал все  обращения

и сместил Великого Князя, так как повеление занять пост  Главнокомандую-

щего он получил свыше. В этой интриге Распутин сыграл не последнюю роль.

В то же время его участие во внешней политике было равно нулю. Он в  ней

ничего не понимал и держался от нее подальше.  Своим  мужицким  умом  он

представлял войну как несчастье простых людей  и  старался  растолковать

Царю, почему Россия должна как  можно  скорее  помириться  с  Германией.

"Никто не имеет права уничтожать человеческие жизни". К  русским  немцам

Распутин испытывал уважение за богатство, упорядоченность  жизни  и  ис-

пользование земледельческих машин.

   Любовь царской четы к своему Другу, как они называли Распутина,  под-

вергалась непрерывным испытаниям из-за скандалов, вызванных его  кутежа-

ми, развратом и рождающимися слухами. Слухи непосредственно  затрагивали

честь Александры Федоровны и царских дочерей.  Смертельный  враг  старца

иеромонах Илиодор из Норвегии пригрозил ему документальными  уликами,  в

том числе письмом Царицы Распутину, которое можно было  истолковать  как

интимное. Русской агентуре пришлось выкрасть подозрительные письма Цари-

цы и Великих Княжон и препроводить их Царю. В  царской  семье  произошел

скандал, но положение Друга не поколебалось. Вокруг Распутина  наряду  с

великосветскими барыньками шныряли всякие темные личности, которых русс-

кая контрразведка квалифицировала как германофилов и  немецких  агентов.

Доклады о них Николаю II лишь привели к отставке министра внутренних дел

Хвостова. Тем не менее, возникали судебные дела, связанные с  обвинением

в шпионаже людей из окружения Распутина. Это дела Сухомлинова-Мясоедова,

кн. Андронникова, банкира Рубинштейна,  оказывавшего  деликатные  услуги

Императрице, и ряд других. Кутежи, грязь и бесконечные слухи - вот дары,

которые приносил старец к трону Николая II. Ущерб,  нанесенный  династии

Романовых такими дарами за 12 лет пребывания  Распутина  вблизи  царской

семьи, можно сопоставить с проигранной войной.

   В глазах простого народа Распутин был блудодеем, пробравшимся в царс-

кую опочивальню. В глазах Святой Православной церкви -  разрушителем  ее

основ и "растлителем чувств и телес человеческих". В глазах образованно-

го общества от правых до левых - темной, грязной  силой,  проходимцем  и

гадиной, от которой следует избавляться любой ценой. Об отношении к Рас-

путину русского общества Царь знал из многих источников, в том числе  из

обращения к нему Председателя Думы Родзянко М. В. (225). Но упрямо  про-

должал считать его "хорошим, простым, религиозным русским человеком".

   В конце концов Распутин пал жертвой третьего по счету заговора против

него 17 декабря 1916 г. В заговоре участвовали кн. Ф. Ф. Юсупов,  В.  М.

Пуришкевич и В. Кн. Дмитрий Павлович. Отравленный, затем многажды прост-

реленный старец был утоплен, еще якобы живым, в Невке. Впоследствии тело

было найдено, оплакано Царицей и дочерьми и тайно похоронено в одной  из

часовен Царского Села. Никто из заговорщиков наказан не был. После  Фев-

ральской революции 1917 г. прах Григория Евфимовича Распутина-Новых  был

извлечен из могилы революционной толпой под командованием офицера Беляе-

ва и сожжен. Икона с подписями членов  царской  семьи,  находившаяся  на

груди покойного, была унесена Беляевым.

   С тех пор растревоженный дух Распутина бродит по Святой Руси в образе

персонажа десятков книг, киносценариев и фольклора. Ему посвящаются поэ-

мы, повести, романы, трилогии, произведения искусства,  товарные  знаки.

Он стал непреходящей, неувядаемой исторической сенсацией,  сопутствующей

облику последнего русского Царя. Распутин - главное действующее лицо, по

меньшей мере, 30 - 40 кино- и телефильмов,  поставленных  голливудскими,

лондонскими, парижскими, мюнхенскими и советскими  продюссерами.  Лучшие

из ролей сыграны К. Жувенелем, Г. Фребсом и А. Петренко. Простой, негра-

мотный русский мужик из сибирской глухомани, присвоивший себе прерогати-

вы Царя величайшей Империи планеты, еще долго будет будоражить воображе-

ние смертных своей демонической, сверхчеловеческой силой, эротизмом, са-

мобытным рассудком и простотой.

 

   26. РОССИЯ ПЕРЕД ВОЙНОЙ

   Умывшись кровью и натешившись анархией, Россия угомонилась  и  верну-

лась к труду. С конца 1907 г. по 1914 г. страна прошла  большой  путь  в

направлении модернизации хозяйства, развития грамотности, искусства, фи-

лософии, науки. Эти годы называются "серебряным веком" за  расцвет  поэ-

зии, литературы и музыки. Несмотря на авторитарный  и  консервативный  в

целом характер политики Столыпина П. А., его хозяйственные реформы носи-

ли творческий характер. В аграрной сфере ставка  делалась  на  "сильного

мужика", свободного от опеки общины. Таким мужикам Крестьянский банк вы-

делял кредиты под низкие проценты для выкупа помещичьих земель и заселе-

ния земель в Сибири. За период 1907 - 1914 гг. в Сибирь выехало 3,5 млн.

человек. К сожалению, крестьянская реформа Столыпина не была доведена до

конца. Свободные крестьянские владения составили в 1914 г. лишь 15 % об-

щей пахотной земли, а собственниками стали только 8 % крестьян.

   Реформы Столыпина предполагали ввести обязательное начальное бесплат-

ное обучение детей в возрасте 8 - 12 лет. Для этого в 1908  -  1914  гг.

было открыто 50 тысяч новых школ, так что общее их число в стране соста-

вило 150 тысяч. По планам Столыпина число школ должно было равняться 300

тясячам. В 1914 г. в 93 высших учебных заведениях России обучалось около

117 тыс. студентов.

   1908 - 1914 гг. - это короткий "золотой век" русского капитализма.  В

этот период промышленное производство выросло на 54 %, количество  рабо-

чих увеличилось на 31 %, размеры вкладов в сберегательных  кассах  и  на

текущих счетах в банках удвоились. Россия стала  самым  крупным  в  мире

экспортером зерна, вывозя треть своего урожая за границу.  Государствен-

ный бюджет был сбалансирован, несмотря на выплаты внешних долгов. Благо-

даря политической стабильности возросли иностранные  инвестиции  в  рос-

сийскую экономику. К 1914 г. треть общего числа  акций  акционерных  об-

ществ Империи  принадлежала  иностранным  вкладчикам,  главным  образом,

французам. Доля французского капитала составляла 12,5 млрд. франков, не-

мецкого - 8 млрд., английского - 3 млрд. франков. Чужие деньги в  эконо-

мике порождали зависимость от заграницы и желание русифицировать промыш-

ленность. Это понимали политические верхи, русские капиталисты и русские

сотрудники фирм с западным капиталом, испытывающие дискриминацию в срав-

нении с западными специалистами, работающими на тех же предприятиях.

   Происходило усиление разных форм национализма. Во-первых, национализ-

ма, направленного на  освобождение  от  требований  иностранного  рынка.

Во-вторых, национализма, направленного против нерусских народов Империи.

Это могло дать в послереволюционных условиях кратковременный успех,  но,

учитывая многоплеменность России, являлось, в конечном итоге, миной  за-

медленного действия. Интенсивная и  насильственная  русификация  Польши,

Финляндии, Украины, Крыма, Нижней Волги, колонизация Средней Азии  вызы-

вали напряженность и сопротивление национальных элит. Столыпин восстано-

вил против себя и царского режима все национальные меньшинства.  История

знает примеры того, когда слабые в культурном отношении этносы  "перева-

ривались" сильными этносами. Но всегда это был  длительный  исторический

процесс, растянутый на столетия. На какой успех мог рассчитывать  Столы-

пин, например, в Польше, с народом, обладающим древней культурой? В ито-

ге часть поляков под  руководством  Дмовского,  используя  панславянские

тенденции правительства, стала добиваться большей автономии для  Польши,

а другая часть под руководством Пилсудского потребовала полной независи-

мости. Украинские националисты, преследуемые властями, нашли себе убежи-

ще в Галиции, входящей в состав  Австро-Венгрии.  Австро-Венгрия  всегда

охотно покровительствовала им, желая навредить России в отместку  за  ее

поддержку антиавстрийских настроений славянских народов Богемии  и  Сер-

бии. Финский сейм дважды распускался Столыпиным, и к 1914 г. в Финляндии

повсеместно  распространилась  неприязнь  к  "русским  оккупантам".  Му-

сульманская интеллигенция татарского происхождения, проживающая в  Крыму

и на Нижней Волге, стала требовать  суверенизации  и  признания  ее  ра-

венства с русской. То есть эффект от политики жесткой  русификации  ока-

зался отрицательным.

   У правительства Столыпина и последующих за ним не  оказалось  никакой

социальной политики в отношении рабочих. Рабочие волнения  и  забастовки

возобновились в стране с новой силой после  расстрела  рабочих  компании

"Лена Голдфилдс" 4 апреля 1912 г. В тот день войска расстреляли 270  че-

ловек. "Так было, и так будет впредь", - ответил Думе по поводу  ленских

событий министр внутренних дел Макаров. 1 мая 1912 г. в России бастовало

несколько сотен тысяч человек. В первом квартале 1914 г.  бастовало  уже

1,5 млн. рабочих. Лидеры социал-демократов и  эсеров  -  Ленин,  Мартов,

Троцкий, Плеханов, Чернов и др. - пребывали за границей. Их партии нахо-

дились в упадке. Меньшевики, поразмыслив над ситуацией, пришли к выводу,

что Россия не созрела для социальной революции  и  следует  предоставить

инициативу буржуазии. Главное - не мешать ей, когда она  будет  свергать

монархию. Большевики занялись разработкой  новой  стратегии,  приведшей,

как показала история, к успеху. Они делали ставку на рабочий класс в со-

юзе с крестьянской беднотой, которые под  руководством  профессиональных

революционеров и осуществят мировую революцию. И те,  и  другие  жили  в

фантастическом, наднациональном мире со своими иерархией, кодексом  чес-

ти, судами, авторитетами, ренегатами. Будущее, казалось, оставляло  мало

надежд для воплощения светлых замыслов по переустройству мира. Битва бы-

ла проиграна, и лишь тоненький ручеек партийных газет, издаваемых загра-

ницей скорее из принципа, чем из потребности  дня,  продолжал  переправ-

ляться в Россию по цепочке преданных  революции  людей.  Время  тянулось

медленно, заполняясь редкими съездами и партийными склоками.

   Обе столицы Империи жили насыщенной интеллектуальной и художественной

жизнью. Обещанный марксистами  последний  час  "буржуазной  цивилизации"

откладывался. Семеро блестящих философов, прошедших  через  марксизм,  -

Бердяев Н., Булгаков С., Изгоев А., Струве П.,  Франк  С.,  Кистяковский

Б., Гершензон М. - выпустили сборник "Вехи", вызвавший бурные  дискуссии

в среде интеллигенции.  Сборник  упрекал  интеллигенцию  во  "внутреннем

рабстве" и безответственности, при котором она, т. е. интеллигенция,  во

всех бедах обвиняет правительство, не неся никакой вины за эти беды. Бе-

ды касаются интеллигенции лишь постольку, поскольку она  бунтует  против

правительства, оставляя обществу две возможности - деспотизм или  дикта-

туру толпы. "Любовь к уравнительной справедливости, - писал Бердяев, - к

общественному добру, к народному благу  парализовала  любовь  к  истине,

почти что уничтожила интерес к  истине".  В  этой  великолепной  семерке

русских философов были два ученых еврейского  происхождения  -  Франк  и

Гершензон.

   Русское искусство, основанное на принципах классического реализма,  в

предвоенные годы претерпевает  интеллектуальный  и  эстетический  взрыв.

Здесь причудливая смесь новаторских идей в области балета, живописи, по-

эзии, когда молодые гении требуют немедленного признания и для того дают

своим музам громкие названия, причисляя себя то к символистам, то к  ак-

меистам, то к футуристам. В историю вошли: Дягилев С.,  Стравинский  И.,

Рахманинов С., Скрябин А., Станиславский К., Мейерхольд  В.,  Кандинский

В., Шагал М., Малевич К., Белый А., Гумилев Н., Бальмонт  К.,  Северянин

И., Блок А. Атмосфера вызова прошлому демонстрируется в манифесте  моло-

дых нахалов - Бурлюка Д., Крученых А., Хлебникова В. и  Маяковского  В.,

опубликованном в 1912 г. в Москве: "Прошлое тесно. Академия и Пушкин не-

понятнее иероглифов. Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и пр. и пр.

с парохода современности... Всем этим Максимам Горьким,  Куприным,  Бло-

кам, Сологубам, Ремизовым, Аверченкам, Черным, Кузьминым, Буниным и  пр.

и пр. нужна лишь дача на реке. Такую награду дает судьба портным. С  вы-

соты небоскребов мы взираем на их ничтожество!.."

   В предвоенные годы русская наука сделала заметные успехи в  механике,

физике, математике, физиологии, психиатрии, изучении Арктики,  добиваясь

или добившись мирового признания. На эти годы приходится расцвет или на-

чало научной деятельности ученых, имена которых являются гордостью  Рос-

сии и СССР. Это - Жуковский Н. Е., Крылов А. Н., Циолковский К. Э., Чап-

лыгин С. А., Рождественский Д. С., Иоффе А. Ф., Лейбензон Л. С.,  Павлов

И. П., Бехтерев В. М., Седов Г. Я.

   1 сентября 1911 г. Россия еще раз вздрогнула от террористического ак-

та. Во время второго антракта "Сказки о царе Салтане" в  Киевской  опере

был смертельно ранен Столыпин П. А. Его убийца - Богров Д. Г.,  помощник

присяжного поверенного, пришедший на спектакль по билету, выданному  ему

лично начальником Киевской охранки подполковником Кулябко Н. Н.  Богров,

прекративший сотрудничество с охранным отделением, считал, что таким об-

разом он реабилитирует себя перед анархистами, с которыми  когда-то  был

связан (208). Это было своего рода самсоново решение: "погибнуть  вместе

с филистимлянами". В эти дни в Киеве подготавливался еврейский погром  и

следователи добивались от Богрова признания в  том,  что  первоначальным

объектом покушения должен был быть Николай II. На следствии и  во  время

казни Богров держался мужественно и был повешен дважды, т. к. первый раз

оборвалась веревка. "Исторический вестник" за октябрь 1911 г. писал, что

убийцей Столыпина П. А. был еврей Богров Дмитрий Григорьевич. Ферри  от-

рицает еврейство Богрова (275). Новый  премьер-министр  Коковцев  В.  Н.

снял с маневров и ввел в Киев два казачьих полка для предотвращения бес-

порядков, т. к. "недопустимая вещь, чтобы погром произошел в том городе,

где находился император и его семья".

   Выстрел в Киевской опере был последним перед войной выстрелом в поли-

тическую мишень. Следующий выстрел прозвучал уже в Сараево, у Латинского

моста, 29 июня 1914 г. Тогда сербский студент Гаврила Принцип двумя  пу-

лями хладнокровно застрелил проезжавшую в открытом автомобиле чету Габс-

бургов - эрцгерцога Франца Фердинанда и его супругу Софи фон  Гогенберг.

Это "принципиальное" убийство наследника престола Австро-Венгрии  в  от-

местку, якобы, за аннексию Веной в 1908 г. Боснии и Герцоговины  явилось

спусковым механизмом Первой мировой войны. Россия в эти годы претендова-

ла на проливы и активно поддерживала сербского короля Петра I  Карагеор-

гиевича, жаждущего объединить балканских славян. Объединение произошло в

1912 г. между Болгарией и Сербией, заключившими военный союз против Тур-

ции и  Австро-Венгрии.  К  союзу  присоединились  Черногория  и  Греция.

Объединенным силам славян и греков удалось разгромить  ненавистную  Тур-

цию, но через год в 1913 г. союзники рассорились и напали втроем на Бол-

гарию. Русская дипломатия - в лице министра иностранных дел Сазонова  С.

Д. - пыталась склеить Балканский союз для отпора Австро-Венгрии,  войска

которой были отмобилизованы и готовы к броску на юг и восток. Здесь воз-

никли два военных блока - Тройственное согласие (Антанта),  объединяющее

Россию, Францию и Англию, и Тройственный союз, объединяющий Австро-Венг-

рию, Германию и Италию, с тяготеющей к ним Турцией.

   Император Вильгельм  II  ("кузен  Вилли")  безоговорочно  поддерживал

Австро-Венгрию. Обстановка более не способствовала семейным встречам Ро-

мановых, Гогенцоллернов и Гессенов. Последняя  такая  встреча  прошла  в

1910 г. в Потсдаме. Для усиления влияния Тройственного союза на Балканах

и в проливах была построена железная дорога в Константинополь, а для ре-

организации турецкой армии султан назначил ее командующим немецкого  ге-

нерала Лимана фон Сандерса. О преддверии Первой мировой войны, ее причи-

нах, соотношении сил и ходе военных операций до  конца  1916  г.  весьма

объективно написал Деникин А. И. (92). Он отмечал особый духовный  склад

немцев, уже тогда "признававших за собою "историческую миссию обновления

дряхлой Европы" способами, основанными на  "превосходстве  высшей  расы"

над всеми остальными. Признание, которое с величайшей  настойчивостью  и

систематичностью проводилось в массы властью, литературой, школой и даже

церковью. Причем немцы без стеснения высказывали свой давний  взгляд  на

славянские народы как на "этнический материал" или, еще  проще,  как  на

навоз для произрастания германской культуры". "Россия не была  готова  к

войне, не желала ее и употребляла все усилия, чтобы ее предотвратить".

   29 июня 1914 г. Николай II, пребывавший с семьей на яхте "Штандарт" у

побережья Ханко, получил две телеграммы. Одну - об убийстве  в  Сараево,

другую - о покушении на Распутина, раненного ножом в с. Покровском своей

бывшей поклонницей Гусевой Феонией. Впоследствии Григорий Ефимович гово-

рил, что не будь случая с "окаянной Феонией", то и не было  бы  войны  с

такой "царской страной, как Германия". Он бы удержал Николая II от роко-

вого шага. Пока "Друг" маялся с раной, события разворачивались необрати-

мо и стремительно. 23 июня Вена предъявила  Сербии  ультиматум,  который

Сербия приняла. Несмотря на это, Австро-Венгрия объявила  Сербии  войну,

начав боевые действия 28 июля 1914 г. В трио императоров древнейших  ди-

настий Европы - Габсбургов, Гогенцоллернов и Романовых - Николай  II  по

своему характеру отличался нерешительностью и  миролюбием.  О  миролюбии

свидетельствуют его инициатива по созыву Гаагской конференции, позиции в

семейных переговорах с Вильгельмом II в Бьерке, его переписка.  Об  этом

же пишут мемуаристы, контактировавшие с Николаем II по вопросам  внешней

политики (152, 225, 45, 191, 244). Отказывают  Николаю  II  в  миролюбии

лишь советские историки, скованные ленинскими догмами  об  империалисти-

ческой политике России.

   После объявления Веной войны Сербии Царь вынужден был  объявить  час-

тичную мобилизацию. В то время он еще надеялся, что выстрел в Сараево не

приведет к большой войне, что это всего лишь очередной  балканский  кри-

зис. Николай II просит короля Англии Георга V определить свою позицию  в

балканском вопросе, предлагает создать трибунал в Гааге и  провести  еще

одну международную конференцию. Кузен Вилли, отмобилизовав  свою  армию,

предъявляет Николаю ультиматум с требованием прекратить частичную  моби-

лизацию. При этом он ни слова не упоминает о  демобилизации  австрийской

армии. Николай II шлет Вильгельму  II  телеграмму:  "Было  бы  правильно

австро-сербский вопрос передать трибуналу в Гааге, чтобы  избежать  кро-

вопролития. Доверяюсь твоей мудрости и дружбе". В эти последние часы ми-

ра Николай II переживает ужасную внутреннюю борьбу. От него  ждут  реше-

ния, от которого зависит судьба России. Сазонов пишет:  "Наконец,  Госу-

дарь, как бы с трудом выговаривая слова, сказал мне: "Вы правы, нам  ни-

чего другого не остается делать, как ожидать  нападения.  Передайте  на-

чальнику Генерального штаба мое приказание о мобилизации" (271).

   1 августа 1914 г. Германия объявила войну России, 3 августа  -  Фран-

ции. 4 августа немцы вторглись в Бельгию.  6  августа  Австрия  объявила

войну России. 2 августа в Зимнем дворце происходит торжественное  богос-

лужение. "Николай II молится  с  исступленным  усердием,  придающим  его

бледному лицу поразительное выражение какой-то мистичности.  Императрица

Александра Федоровна стоит подле него, прямая, с высоко  поднятой  голо-

вой, с синеватыми губами, и ее мертвенно-бледное лицо становится похожим

на маску покойника" (244). Положив руку на Евангелие  перед  иконой  Ка-

занской Божьей Матери, Николай II медленно  произносит  слова,  когда-то

сказанные Александром I в 1812 г.: "Я не положу оружия, доколе ни едино-

го неприятельского воина не останется в Царстве моем". Неистовое возбуж-

дение и мощный патриотический порыв охватывают присутствующих во  дворце

гостей и толпу на набережной Невы.

 

   27. ВОЙНА 1914 - 1917 гг.

   Война началась с погрома магазинов, принадлежащих русским немцам.  На

третий день войны черносотенное буйство докатилось до Исаакиевской  пло-

щади, где было разгромлено и сожжено германское посольство.  Оставленный

всеми привратник бежал на крышу здания и там был убит. К утру 5  августа

жандармский полковник Сизов не без юмора докладывал министру  внутренних

дел Маклакову Н. А.: "Так что, Ваше Превосходительство, германцы начисто

выгореть  изволили".  Государственная   Дума   на   однодневной   сессии

большинством голосов проголосовала за военные кредиты. Воздержались лишь

большевики. Лидер кадетов Милюков П. Н. предложил "отказаться от междуу-

собиц до победы". Представители всех нацменьшинств  подтвердили  предан-

ность русскому государству и народу. Председатель Думы  Родзянко  М.  В.

спросил двух рабочих, как теперь будет с забастовками,  и  услышал:  "То

было наше семейное дело... Но теперь дело касается всей России. Мы приш-

ли к своему Царю, как к нашему знамени, и мы пойдем с ним во  имя  нашей

победы над немцами". Произошло невиданное за последние десятилетия спло-

чение общества вокруг трона, смена настроений  на  патриотические.  Думу

сотрясают эмоции и крики "Ура!".

   В то историческое заседание Думы 8 августа (26 июля)  1914  г.  после

выступлений официальных лиц - Родзянко М. В., Горемыкина И. Л., Сазонова

С. Д. и Барка П. Л. - выступили с декларациями в поддержку борьбы с  аг-

рессором: от трудовиков - Керенский А. Ф., от поляков - Яронский В.  Ф.,

от немецкого населения Прибалтики - бар. Фелькерзам Г. Е., от латышей  и

эстонцев - Гольдман Я. Ю., от литовцев - Ичас М. М., от евреев - Фридман

Н. М., от русских немцев - Люц Л. Г., от татар, чувашей  и  черемисов  -

Годнев И. В., от партии народной свободы - Милюков Г., от фракции нацио-

налистов - Балашов П. Н., от группы центра - гр. Мусин-Пушкин В. В.,  от

фракции крайних правых - Н. Е. Марков 2-ой,  от  фракции  октябристов  -

Протопопов А. Д. В частности, Фридман Н. М. сказал:  "Господа,  на  меня

выпала высокая честь выразить здесь те чувства, которые в настоящий  ис-

торический момент воодушевляют еврейский народ. В великом  порыве,  под-

нявшем все племена и народы великой России, евреи выступают на поле бра-

ни плечом к плечу со всеми народами ее. В исключительно тяжелых правовых

условиях жили и живем мы, евреи, и тем не менее мы чувствуем себя  граж-

данами России, всегда были верными сынами своего  отечества,  и  никогда

никакие силы не оторвут нас от нашей родины, от земли, с которой мы свя-

заны вековыми узами. В защиту нашей родины от  иноземного  нашествия  мы

выступаем не только по долгу совести, но и по чувству глубокой привязан-

ности. В настоящий час испытания, следуя раздавшемуся с высоты  Престола

призыву, мы, русские евреи, как один человек, станем под знамена и  при-

ложим все свои силы к отражению врага. (Шумные аплодисменты всей  Думы.)

Еврейский народ исполнит свой долг до конца (Шумные аплодисменты.)" (37,

115).

   Лишь социал-демократ Хаустов огласил декларацию, по духу своему выпа-

дающую из общего стиля. Он выразил "надежду, что солидарные между  собой

социалистические силы всех стран сумеют найти в себе  достаточные  силы,

чтобы превратить настоящую войну в последнюю вспышку  милитаристического

и капиталистического строя". Ему аплодировали только  большевики.  Конец

заседания в Таврическом дворце сопровождался пением  гимна  "Боже,  Царя

храни", бурными возгласами  "Ура!".  Многочисленная  толпа,  стоявшая  у

дворца, встретила депутатов овациями. Таков был всеобщий дух начала вой-

ны.

   Мобилизация 10-миллионной армии прошла без проблем. Проводы солдат на

фронт выливались в патриотические манифестации. Провозгласили сухой  за-

кон. Для помощи раненым и семьям убитых либеральной интеллигенцией  были

созданы Всероссийский земский союз и Всероссийский союз  городов.  80  %

экономики страны переводятся на военное производство. Страна едина,  как

никогда. 1914 год - год апофеоза династии Романовых и последний  год  ее

силы, законности и славы. Что нужно было для сохранения единства воюющей

страны? Только одно - быстрая победа!

   Главнокомандующим назначается В. Кн. Николай Николаевич, лихой  кава-

лерист выше двух метров ростом, популярный в  армейской  среде  человек.

Образуется два фронта: северо-западный - против Германии и  юго-западный

- против Австрии. Несмотря на военное превосходство немцев,  особенно  в

артиллерии, русская армия проявила себя в первый год войны достойно. На-

чав с продвижения в Восточной Пруссии, две русские армии  -  первая  под

командованием Ренненкампфа и вторая под командованием Самсонова - нанес-

ли врагу поражение под Гумбинненом, в котором немцы потеряли много  тех-

ники и до 2/3 личного состава. Чтобы предотвратить катастрофу, начальник

германского Генштаба Мольтке перебросил в Восточную Пруссию с фронта  на

Марне два корпуса и кавалерийскую дивизию, а из-под Меца еще  один  кор-

пус. Ген. Жилинский, командующий нашим северо-западным фронтом, не сумел

скоординировать действия армий Ренненкампфа и Сазонова. Обе армии,  рас-

тянув коммуникации, без резервов, двигались согласно приказу  Жилинского

- первая к Кенигсбергу на северо-запад, вторая на запад.  Взаимодействия

армий не было. Этим воспользовался Гинденбург, командующий 8-й  германс-

кой армией, нанеся 27 августа при Танненберге мощный удар во фланг армии

Самсонова, обескровленной и растратившей свой боезапас. Два корпуса  ар-

мии Самсонова погибли, около 100 тысяч русских солдат попало в плен. Ос-

татки армии Самсонова отступили к Нареву. Ген. Самсонов, считая себя ви-

новником поражения и находясь перед лицом неминуемого плена, застрелился

30 августа 1914 г. Ренненкампф получил приказ идти на  помощь  Самсонову

27-го числа. 28 августа он выступил. В ночь на 30-е получил приказ оста-

новиться, т. к. вторая армия была уже фактически разгромлена.  Наступле-

ние наших армий в Восточной Пруссии спасло союзников России  от  верного

поражения и от угрозы падения Парижа. Оно помогло генералу Фошу выиграть

битву на Марне. Впоследствии он писал: "Если Франция не  была  стерта  с

лица Европы, то этим, прежде всего, мы обязаны России".

   Ген. Жилинский всю вину за катастрофу  армии  Самсонова  возложил  на

Ренненкампфа. Этот последний был отстранен от  командования  и  оказался

под следствием, закончившимся, впрочем, ничем, т. к. вмешалась  Императ-

рица, милостиво побеседовавшая с генералом на аудиенции. Однако по  всей

России прошел слух, что "Ренненкампф - изменник!". Все искали виновников

катастрофы среди русских немцев, и генерал с немецкой фамилией  подходил

для этой роли. Волновалась и армия. Верховный Главнокомандующий счел се-

бя вынужденным отдать приказ, призывавший не верить необоснованным  слу-

хам и обвинениям. Но вместе с тем Ставка издала и секретный приказ - лиц

с немецкими фамилиями переводить из штабов в  строй.  Дальнейшая  судьба

Ренненкампфа, героя Японской войны и Гумбиннена, следующая. Деникин  пи-

шет, что революция застала старого генерала в Таганроге, "где разнуздан-

ная толпа распропагандированных солдат-дезертиров, бросивших фронт, пре-

давших армию и родину, убила его, подвергнув предварительно жестоким ис-

тязаниям" (92). Советский историк Касвинов называет это казнью по приго-

вору Революционного трибунала за измену  и  карательные  акции  1905  г.

(135).

   Вторым успехом Русской армии было грандиозное сражение  в  Галиции  в

августе-сентябре 1914 г. Оно шло на участке юго-западного фронта  протя-

женностью 300 км. Четыре  австро-венгерских  армии  были  разбиты,  взят

Львов, осажден Перемышль. Открылись стратегические перспективы на Карпа-

тах и в Венгрии. Однако они не реализовались из-за отсутствия резервов и

переброски войск в Восточную Пруссию. В  сентябре  разыгралось  сражение

под Варшавой, закончившееся крупным поражением противника и отступлением

его на запад. Для русской армии появилась возможность вторжения в Герма-

нию. Наше наступление было остановлено ценой неимоверных усилий  немцев.

Сказалась нехватка не только снарядов, но и винтовок у  русских  солдат.

Несмотря на это, 22 марта 1915 г. капитулировала крепость Перемышль, где

было взято в плен 120000 австрийских солдат и захвачено около  900  ору-

дий. На Кавказском фронте русскими войсками был разгромлен турецкий кор-

пус.

   На этом успехи русской армии прекращаются. Причины - распыление  сил,

слабая материальная часть, нехватка боезапаса, отсутствие стратегической

инициативы. Кризис вооружений и, особенно, боевых припасов назрел к вес-

не 1915 г., когда напряжение огневого боя достигло  небывалых  размеров.

Отечественная промышленность не обеспечивала потребности войны.  Союзни-

ки, располагавшие богатой материальной частью, не спешили помочь России.

К тому же, проливы Босфор и Дарданеллы были закрыты Турцией, что ставило

Россию в условия экономической блокады. Об одном из боев весны  1915  г.

Деникин пишет: "Одиннадцать дней страшного гула немецкой тяжелой  артил-

лерии, буквально срывавшей целые ряды окопов вместе с защитниками  их...

И молчание моих батарей... Мы не могли отвечать: нечем было. Даже патро-

нов на ружья было выдано самое ограниченное количество. Полки,  измотан-

ные до последней степени, отбивали одну атаку за другой... штыками  или,

в крайнем случае, стрельбой в упор. Я видел, как редели ряды моих стрел-

ков, и испытывал отчаяние и сознание нелепой  беспомощности.  Два  полка

были почти уничтожены одним огнем..." (92).

   После прорыва фронта немцами под Горлицей летом 1915 г. началось мас-

совое отступление наших войск. Была оставлена Галиция, оккупирована нем-

цами русская Польша, часть Прибалтики. Сданы  ранее  завоеванные  Львов,

Перемышль, затем Варшава. Практически без боев был  сдан  Новогеоргиевск

со 100-тысячным гарнизоном. Фронт стабилизировался лишь к концу 1915  г.

по линии Двинск-Пинск-Тарнополь-Черновицы. Немцы поощряли на захваченных

территориях национальные движения. 5 ноября 1916 г. они признали незави-

симость Польши. Из Польши в Россию хлынул огромный поток беженцев.  Про-

мышленность, переведенная на военные рельсы, перестала обеспечивать  на-

селение товарами. Крестьяне сократили поставки в города, и цены на  про-

дукты питания с июня 1914 г. по январь 1917 г. выросли  в  4  -  5  раз.

Страна вошла в полосу инфляции и всеобщего дефицита. Росло число бастую-

щих - с 35000 во втором квартале 1914 г. до 1100000 в 1916  г.  В  столь

кризисных  условиях  правительство  обнаруживало  отсутствие  последова-

тельной экономической политики и бессилие в целом.

   Экономический кризис и военные неудачи породили две тенденции в русс-

ком обществе - мобилизацию патриотических сил и безудержную критику пра-

вительства справа и слева, с явной спекуляцией на его, к сожалению, мно-

гочисленных ошибках. Скромная на первых порах организация Красный  Крест

подчинила себе постепенно всю санитарную администрацию страны.  Предста-

вители деловых и промышленных кругов создали в мае 1915 г. по инициативе

Гучкова Центральный военно-промышленный комитет - подобие  параллельного

правительства. Благодаря усилиям этого комитета производство всех  видов

вооружений увеличилось во много раз. Бесперебойно шли  поставки  пулеме-

тов, винтовок и снарядов. Армия пополнялась призывниками и составляла  к

1916 г. 16 млн. человек.

   Это позволило в июне 1916 г. предпринять грандиозное  наступление  на

юго-западном фронте. Армия под командованием ген.  Брусилова  разгромила

крупную австро-германскую группировку и захватила Буковину  и  Восточную

Галицию, взяв в плен около полумиллиона  вражеских  солдат  и  офицеров.

"Брусиловский  прорыв"  был  предпринят  ранее  намечавшегося  срока  по

просьбе союзников, попавших в трудное положение. Воспользоваться успехом

прорыва русские войска не сумели. Война перешла в позиционную фазу. Ска-

залась огромная моральная усталость обеих воюющих сторон. При этом исто-

щение  общее  -  моральное,  людское  и  техническое  -  в  Германии   и

Австро-Венгрии проявлялось сильнее, чем в России. Наши потери были также

огромны. К 1 февраля 1917 г. по статистике Генштаба они составили 6 млн.

солдат и свыше 63 тыс. офицеров. В потери  включались  убитые,  раненые,

контуженные, отравленные газами, пропавшие без вести и взятые в плен.  К

концу войны потери выросли до 8 млн. (229, 298). Число убитых  составля-

ло, по разным данным, от 975 тыс. (258) до 2,5 млн. человек (243).

   Короткой и победоносной войны не получилось. Военные поражения и эко-

номические неурядицы обострили политические разногласия  в  обществе,  в

котором зрело недовольство монархией. 5 мая 1915 г. Николай  II  решился

на самоубийственный шаг, приняв на себя функции  Главнокомандующего.  До

этого он присутствовал на совещаниях Ставки в Барановичах безмолвно,  не

вмешиваясь в обсуждения, ни в коей мере не ущемляя прерогатив дяди, при-

сутствовал как почетный символ власти. Соответственно,  все  просчеты  и

поражения на фронтах не касались морального авторитета  Царя.  Со  своей

стороны, дядя и В. Кн. Николай Николаевич, военный профессионал,  често-

любивый и волевой человек с крутым характером, отнюдь не бездарно управ-

лял сложным армейским механизмом и при этом всегда был лоялен по отноше-

нию к Царю. К легитимной монархии Николай Николаевич  относился  даже  с

некоторым мистицизмом. С сентября 1914 г. Императрица  Александра  Федо-

ровна без всяких оснований стала подозревать Главнокомандующего в  жела-

нии узурпировать власть. С болезненной страстностью и навязчивостью  она

пишет мужу десятки писем, в которых сообщает о грозящей  Николаю  II  со

стороны В. Кн. Николая Николаевича опасности. В  этих  известных  теперь

письмах - ссылки на посланного Богом Друга, придерживающегося единого  с

ней мнения о Великом Князе и, по-видимому, инспирировавшего  эти  посла-

ния. Попытки старца приехать в Ставку к Государю  неизменно  пресекались

угрозой Главнокомандующего: "Если  приедет,  прикажу  повесить!"  Угроза

вдохновляла кружок Распутина на дальнейшие интриги, в конце концов  при-

ведшие к отставке Главнокомандующего. В  армии  перемена  Верховного  не

вызвала большого отклика, т. к. фактическим  распорядителем  армии  стал

известный и авторитетный ген. Алексеев М. Н. После выхода указа о приня-

тии Государем верховного командования Императрица писала ему: "Это - на-

чало торжества твоего царствования. Он так сказал, и я, безусловно, верю

Ему".

   Между тем, став Главнокомандующим,  Николай  II  утратил  свое  цент-

ральное положение, и верховная власть распылилась в руках Александры Фе-

доровны и ее окружения. Теперь Царь постоянно пребывает в Ставке, посте-

пенно теряя контроль над ситуацией в стране. Царица-немка, мягко говоря,

не пользовалась популярностью в стране. Нельзя воевать с  немцами,  имея

царицу-немку, окруженную то немцами, то темными силами в виде Распутина.

Александру Федоровну и Распутина обвиняли в пособничестве врагу, в  под-

готовке сепаратного мира. Ей постоянно привешивают  ярлык  германофилки,

записывая в строку каждый просчет, слух и подозрение. Так было  с  делом

фрейлины Васильчиковой М. А., якобы передавшей Государю  три  письма  от

кайзера, в которых тот зондировал почву для примирения с Россией. В дип-

ломатии воюющих держав тайный зондаж - обычное дело. Слухи так  и  оста-

лись слухами. До настоящего времени  не  найдено  документов,  порочащих

Александру Федоровну подозрением в пособничестве врагу.

   Действия правительства, подобранного Царицей  с  участием  Распутина,

действительно были некомпетентными и непопулярными. Казалось, что власть

разлагается на глазах. В 1916 г. сменилось 5 министров внутренних дел, 3

военных министра, 4 министра сельского хозяйства. Ненависть  Императрицы

к Думе, фракциям, партиям, воображаемым противникам престола была маниа-

кальной и почти не скрывалась. "В Думе все дураки, в Ставке сплошь идио-

ты, в Синоде одни только животные, министры - мерзавцы, дипломатов наших

надо перевешать, разгони всех,  назначь  Горемыкину  новых  министров...

Прошу тебя, дружок, сделай это поскорее... поскорее закрой Думу... Газе-

ты всем недовольны, черт бы их побрал, Думу надо прихлопнуть, заставь их

дрожать... Докажи, что ты один властелин и  обладаешь  сильной  волей...

Сазонов - дурак, Воейков - трус и дурак, посол Демидов - совершенный ду-

рак, Самарин - настоящий дурак, все министры сплошь дураки.  Я  надеюсь,

что Кедринского (Керенского. - А. К.) из Думы  повесят  за  его  ужасную

речь... я сослала бы Львова в Сибирь... Я отняла бы чин у Самарина,  Ми-

люкова, Гучкова и Поливанова - всех их надо тоже в Сибирь..." (192).

   Думская либеральная оппозиция на сессии 1 августа - 16 сентября  1915

г. создала Прогрессивный блок под руководством октябристов и кадетов.  К

блоку примкнули половина членов Госсовета и несколько министров.  Требо-

вания блока были умеренными: "правительство, пользующееся доверием стра-

ны", конец военно-гражданского двоевластия в тылу,  политическая  амнис-

тия, отмена религиозной дискриминации, автономия Польши. Дума была  рас-

пущена Царем. Словесные атаки оппозиции от этого не прекратились.  Поли-

тический климат страны предвещал бурю. На сессии IV Думы 13 ноября -  30

декабря 1916 г. правительство Штюрмера критиковали все. Правые - за без-

дарность, кадеты - за глупость и измену. Керенский от  имени  трудовиков

требовал отставки "всех министров, предавших страну". В январе  1917  г.

Царь отстраняет Штюрмера и заменяет его либеральным князем Голицыным. Но

часы самодержавия сочтены. Настроение легальной оппозиции  отражалось  в

безжалостной прессе. Сравнительно невинной статьей была вышедшая  еще  в

конце 1915 г. в "Русских ведомостях" заметка Маклакова "Трагическое  по-

ложение. Безумный шофер". Под безумным шофером понимался Николай II. Ле-

гальной оппозиции кажется приемлемым отстранение от  власти  Царя  путем

дворцового переворота с передачей  короны  Цесаревичу  Алексею  под  ре-

гентством В. Кн. Михаила Александровича. В истекающей кровью  стране  ее

элита - дворцовая, парламентская, военная,  деловая  и  интеллектуальная

проявляет удивительную беспомощность, склонность к бесплодным дискуссиям

и интригам. После убийства Распутина зреет еще один заговор,  объединяю-

щий военных, промышленников и думских политиков. Фоном для  него  служит

неустойчивое положение на фронте и утрата рычагов управления  страной  и

армией. Цель оппозиционеров - предотвратить худшее, революцию.

   Революция генерировалась всем ходом событий и новым союзником  Герма-

нии - большевиками. Война вытащила из политического небытия Ленина В. И.

К началу войны он прожил безбедно за границей 10 лет, нигде не  работая,

существуя на средства матери, пожертвования меценатов, случайные гонора-

ры и деньги, добываемые в уголовных аферах, которые его партия  стыдливо

называла "эксами". Много путешествовал по Швейцарии,  Франции,  Австрии,

развивая злость против царизма, не  мешающего,  впрочем,  большой  семье

Ульяновых и ему лично достойно существовать. Для таких,  как  он,  Ленин

придумал гордый термин  "профессиональный  революционер",  надеясь,  что

безделье станет когда-нибудь уважаемой профессией. Еще в 1905 г. из уют-

ной Женевы он пишет в Петербург письма, поражающие своей изощренной зло-

бой. Ленин предлагает обливать кипятком, кислотой (!) полицейских,  при-

зывает к убийству, а также (святое дело!) к "конфискации правительствен-

ных денежных средств" (157). На Манифест 17 октября 1905 г. Ленин  отве-

тил бескомпромиссным требованием "преследовать отступающего противника",

"усиливать натиск", выразив уверенность, что "революция добьет  врага  и

сотрет с лица земли трон кровавого царя" (158).

   Войну 1914 г. Ленин встретил с воодушевлением, увидев в ней свой  ис-

торический шанс. Его идея-фикс: "С точки зрения рабочего класса и трудя-

щихся масс всех народов России, наименьшим злом было бы поражение  царс-

кой монархии и ее войск..." (159).  Вариант  этой  идеи:  "...наименьшим

злом было бы теперь и тотчас - поражение царизма в данной войне. Ибо ца-

ризм во сто крат хуже кайзеризма..." (160). Развитие идеи:  "Превращение

современной империалистической войны в гражданскую войну есть единствен-

но правильный пролетарский лозунг..." (161). Этот циничный бред,  повто-

ренный в десятках статей, резолюций и призывов, советские историки  пре-

подносили как откровение гения и миротворца. Война - зло и бедствие,  но

хуже войны может быть только капитуляция страны, ибо тогда законом  ста-

нет штык завоевателя. Не берусь рассуждать, что  хуже:  капитуляция  или

гражданская война?

   Никогда не нюхавший пороха, не видевший крови, оторванный от страдаю-

щего народа, Вождь мирового пролетариата, сидя в уютном кафе безмятежно-

го Берна, вещал своим сторонникам страшные вещи. Большевикам они не  ка-

зались дикими, т. к. вскоре последовали и дела.  Война  стала  союзником

Ленина, а Ленин - союзником Германии.  Началось  постепенное  разложение

армии и тыла. Демагогически использовались трудности  военного  времени,

ошибки правительства, поражения на фронтах, вызывающие естественную нап-

ряженность общества. Главная задача  пропаганды  большевиков  -  подмена

врага внешнего врагом классовым, т. е. внутренним, обещание мира и  зем-

ли. Направления армейской пропаганды: поощрение дезертирства, неподчине-

ние офицерам - классовым врагам,  "братания"  с  немцами.  Первая  после

объявления войны листовка Петроградского комитета РСДРП призывала солдат

повернуть ружья против настоящего врага -  царизма.  При  этом  комитете

функционировала военная организация, создающая большевистские ячейки  на

кораблях и в береговых командах Балтфлота. На  Западном  фронте  больше-

вистской работой руководил Фрунзе М. В. В результате такой работы в мар-

те 1916 г. на Двинском участке целые полки и дивизии отказывались идти в

бой. Это повторилось под Ригой в декабре 1916 г. с  солдатами  2-го  Си-

бирского полка, а в январе 1917 г. с 223-м пехотным Одоевским полком. По

данным Председателя Думы Родзянко М. В., в 1915 - 1916 гг.  число  сдав-

шихся в плен достигло 2 млн., дезертиров - 1,5 млн.  человек.  "Симптомы

разложения армии были уже заметны на  второй  год  войны...  Пополнения,

присылаемые из запасных батальонов, приходили на фронт с утечкой на одну

четверть... Иногда эшелоны, идущие на фронт, останавливались ввиду  пол-

ного отсутствия личного состава, кроме офицеров и прапорщиков. Все  раз-

бегались..." (226). Армию охватывало массовое движение  против  войны  и

самодержавия. Об этом с гордостью пишут советские идеологи и историки во

всех учебниках и монографиях (126, 119).

   К чести социалистов других направлений заметим, что пораженческой бо-

лезнью страдали только большевики. Лидеры социал-демократии и  эсеров  -

Плеханов, Засулич, Маслов, Авксентьев, Левицкий, Савинков быстро поняли,

что война - дело серьезное, и с политическими играми надо повременить. В

рядах добровольцев оказались тысячи социал-демократов. Лидер меньшевиков

Мартов также отрицал пораженчество: "Неверно, будто всякое поражение ве-

дет к революции, всякая победа - к победе реакции" (213).  Таких  социа-

листов большевики презрительно именовали социал-оборонцами, социал-шови-

нистами или социал-соглашателями.

 

 

 

Hosted by uCoz