Александр Кац 

Евреи.Христианство.Россия. 

 

 

 

                                                                                                                                                                      

10. АЛЕКСАНДР II ОСВОБОДИТЕЛЬ

   Война, по-существу, была проиграна. Оставался неясным  способ,  каким

Россия могла бы с минимальным уроном для чести выйти из  войны.  Помогли

взятие важной турецкой крепости Карса ген. Н. Н. Муравьевым, общее исто-

щение союзников и посредники - Австрия и Пруссия. На Парижском конгрессе

европейских дипломатов был подписан в марте 1856 г. мирный  трактат,  по

которому Россия получала в обмен на Карс  Севастополь,  отказывалась  от

своих владений в устье Дуная в пользу Молдавии, теряла право иметь воен-

ный флот в Черном море, объявленном нейтральным, теряла  право  покрови-

тельствовать христианским подданным Турции. Проливы становились  демили-

таризованными. Таким образом, начало царствования Александра Николаевича

во внешнеполитическом аспекте было крайне неудачным, т.  к.  в  тот  час

России противостояла вся вооруженная и озлобленная Европа.

   Александр II вступил на Российский престол 19 февраля 1855 г. 37-лет-

ним человеком. Его воспитатели - Жуковский В. А., Мердер К. К., Сперанс-

кий М. М., Павский Г. П. добились  хороших  результатов,  привив  ему  в

юности филантропические идеи, знание законов и "религию сердца". К  вос-

питанию юноши, сентиментального и несколько апатичного склада, приклады-

вал иногда свою суровую руку и отец. "Другой раз, заехав к нему на  дачу

под Петергофом и застав его играющим среди дня в  карты,  разбранился  и

тотчас уехал, но через короткое время вернулся и, видя, что игра продол-

жается, надавал сыну пощечин".  Это  был,  разумеется,  эпизод,  но,  по

большому счету, Николай I систематически знакомил сына с разными  отрас-

лями государственного управления и, уезжая из столицы, оставлял ему  об-

щее руководство делами. Ко вступлению в должность  императора  Александр

II имел более чем 10-летний  опыт  помощника  отца  и  свидетеля  прави-

тельственной работы.

   Маркиз Кюстин, автор злой книги "Россия в 1839 г.", писал о цесареви-

че: "Выражение его глаз - доброта. Это в полном смысле  слова  Государь.

Вид его скромен без робости. Он прежде всего производит впечатление  че-

ловека, превосходно воспитанного. Все движения его полны  грации.  Он  -

прекраснейший образец Государя, из всех, когда-либо мною виденных".  Его

характер и мировоззрение нашли отражение в манифесте по  случаю  мирного

договора: "При помощи Небесного промысла, всегда благодеющего России, да

утвердится и совершенствуется ее внутреннее  благоустройство;  правда  и

милость да царствуют в судах ее; да развиваются повсюду и с новой  силой

стремление к просвещению и всякой полезной деятельности,  и  каждый  под

сению законов, для всех равно справедливых, всем равно покровительствую-

щих, да наслаждается в мире плодами трудов невинных".

   Александр Николаевич был женат на гессен-дармштадской принцессе  Мак-

симилиане-Вильгельмине-Августе-Софии-Марии, младшей дочери герцога  Люд-

вига II, ставшей после обряда венчания Великой Княгиней Марией Александ-

ровной.

   Александр, как и его отец Николай I, сознавал гибельность для  России

рабства крестьян. Но, в отличие от отца, у него хватило смелости,  моло-

дой энергии и настойчивости провести отмену крепостного права. Он  пони-

мал, что "лучше отменить крепостное сверху, нежели дожидаться того  вре-

мени, когда оно само собою начнет отменяться снизу". Прямо скажем, что в

его окружении было мало сторонников такого шага. Нужно  было  преодолеть

сопротивление всего  уклада  жизни,  включая  общественное  мнение  дво-

рянства, света, двора,  Государственного  совета.  В  своей  речи  Госу-

дарственному совету по крестьянскому делу Александр II  указал,  что  на

уничтожение крепостного права "есть его прямая воля". 19 февраля 1861 г.

закон об отмене рабства в России был принят. "Имя Александра  II  отныне

принадлежит истории... грядущие поколения этого  не  забудут",  -  писал

Герцен. Тем не менее, в столетний юбилей отмены рабства ни одна  советс-

кая газета, к стыду и сожалению, ни словом не обмолвилась об этом важном

для России событии.

   В 1864 г. было введено новое положение "О губернских и уездных  земс-

ких учреждениях", ставших впервые в России всесословными институтами.  В

уездные земские собрания, где председательствовал  уездный  предводитель

дворянства, избирались сроком на 3 года "гласные". Уездное земское  соб-

рание избирало постоянную исполнительную власть, состоящую из  председа-

теля и двух членов, называемую земской управой. Ежегодные съезды депута-

тов уездных собраний данной губернии составляли губернское земское  соб-

рание, где председательствовал губернский предводитель  дворянства.  Гу-

бернское земское собрание  избирало  для  постоянной  работы  губернскую

земскую управу. Деятельность земств была подчинена надзору губернатора и

министерства внутренних дел.  Конфликтные  дела  передавались  в  сенат.

Уездные и губернские земства рассматривали широкий круг вопросов,  общих

для всей губернии или уезда. Аналогичные формы самоуправления в 1870  г.

были введены для городов. Независимо от корпораций и сословий все  граж-

дане, платящие налоги в городскую казну, получили право сообща  избирать

гласных в городскую думу. Дума из своей среды выбирала постоянных членов

для работы в городской управе. Новый порядок управления и перемена в об-

щественном строе благотворно действовали на развитие жизни  в  городе  и

деревне. С освобождением крестьян оживилась уездная жизнь.  Везде  стали

возникать хозяйственные предприятия, банки, строительные фирмы.

   В 1864 г. была проведена наряду с земской реформой реформа  судебная.

Вместо екатерининских сословных судов был учрежден суд,  независимый  от

администрации, бессословный, "равный для всех подданных". Впервые в Рос-

сии в суды был введен общественный элемент в виде присяжных заседателей,

привлекаемых по жребию из местного населения. С участием адвоката и про-

курора суд стал состязательным, гласным и проходящим при участии  публи-

ки. Одновременно была смягчена система наказаний - отменены розги,  пле-

ти, шпицрутены, клеймение преступников. Судебная реформа Александра Вто-

рого соответствовала европейскому уровню того времени.

   Следующей реформой была реформа воинская 1874 г. Со времен  Екатерины

дворянство было освобождено от обязательной военной службы, ставшей уде-

лом низших классов. При этом закон позволял богатому человеку откупаться

от армии, нанимая вместо себя рекрута. Рекрутская повинность с 25-летним

сроком службы разоряла бедных, отнимая от семей  кормильцев  практически

на всю жизнь. По новому закону в армию  призывались  все  молодые  люди,

достигшие 21 года. Если количество призывников превышало потребность ар-

мии, то бросался жребий. Вытянувший жребий служил в армии, остальные за-

числялись в ополчение. Общий срок службы 15 лет делился на два срока та-

ким образом: 6 лет в строю, 9 лет в запасе. Для образованных людей  срок

службы сокращался. В армии уменьшилась муштровка солдат и началось  обу-

чение их грамоте. Реформа была нацелена на воспитание сознательного  от-

ношения солдат к своему долгу и соответствовала потребностям времени.

   Последняя из крупных реформ Александра II - закон о печати.  Цензура,

свирепствовавшая при Николае I, была существенно  ослаблена.  По  закону

1865 г. цензурировались лишь брошюры и небольшие по объему произведения.

Книги оригинальные объемом свыше 160 страниц и переводные объемом  свыше

320 страниц цензуре не подвергались. Издатели отвечали  перед  судом  за

издание противозаконных текстов. Газеты и журналы, получившие  лицензию,

издавались также без цензуры. В случае нарушений пунктов закона делались

предупреждения. После третьего предупреждения  издание  закрывалось.  По

сравнению с николаевской эпохой или советским режимом состояние печатно-

го дела в России переживало эру невиданного либерализма. Правление Алек-

сандра Николаевича охарактеризовалось  мощным  расцветом  культуры.  Это

время русских гигантов - Толстого Л. Н., Тургенева И.  С.,  Толстого  А.

К., Фета А. А., Мусоргского М. П., Балакирева М.  А.,  Бородина  А.  П.,

Римского-Корсакова Н. А., Кюи Ц. А., Стасова В. В. В это же время замет-

 

ный вклад в русскую культуру внесли Рубинштейн А. Г. и  Антокольский  М.

М. Родившиеся в еврейских  семьях,  поддержанные  благородными  русскими

людьми и воспитанные русской  средой,  они  отблагодарили  Россию  своим

творчеством. Наряду с композиторской деятельностью (оперы "Демон",  "Не-

рон" и другие), Рубинштейн А. Г. основал Певческую Академию, Русское Му-

зыкальное  общество  и  Петербургскую  консерваторию.  Скульптуры  Анто-

кольского М. М.: "Иван Грозный", "Петр I", "Ермак",  "Нестор-летописец",

"Христос", "Мефистофель", "Сократ", "Спиноза" и другие - являются  укра-

шением Русского музея.

   Царствование Александра II сопровождалось расширением территории  Им-

перии. На Дальнем Востоке были присоединены к России обширные и  богатые

Амурская область, согласно Айгунскому договору 1858 г., заключенному гр.

Муравьевым-Амурским и китайским императором, и Уссурийский край, соглас-

но Пекинскому договору 1860 г., заключенному гр. Игнатьевым. В обмен  на

Курильские острова Россия получила от Японии южную половину Сахалина.  В

эти же годы правительство России продало США Аляску за 7 млн. рублей.

   В 60 - 70-е годы была покорена Средняя Азия. Русский отряд под коман-

дованием генералов Черняева и Веревкина захватили Кокандское ханство  со

столицей Ташкентом и Бухарское ханство со столицей Самаркандом в 1868 г.

В 1873 г. войска под командованием ген. Кауфмана взяли Хиву. Полукочевые

разбойничьи племена туркмен были умиротворены отрядами  ген.  Скобелева,

захватившими их главную крепость Геок-тепе в 1881 г. Границы  Российской

империи приблизились к владениям Афганистана и Британской Индии.

   Самая затяжная в истории России Кавказская война, длившаяся около по-

лувека, закончилась в 1864 г. Имам Шамиль, объявивший газават  России  и

сумевший объединить под знаменем  ислама  разрозненные  горские  народы,

сопротивлялся много лет. В конце концов Шамиль, осажденный в ауле Гуниб,

был вынужден в 1859 г. сдаться русским, после чего он со  своим  гаремом

был вывезен в Россию на условиях почетного пленника. Сопротивление  гор-

цев стало спадать. Мятежных черкесов постепенно вытеснили с гор на  рав-

нину, где им предложено было поселиться  постоянно.  Значительная  часть

их, около 200000 человек, не согласившаяся с этими требованиями, выехала

в Турцию.

   Поляки, притихшие при Николае I, в  1863  г.  подняли  мятеж.  Польша

всегда пользовалась особыми привилегиями в России. Александр II попытал-

ся их расширить путем умеренной реформы, предложенной польским патриотом

маркизом Велиопольским. Однако польские радикалы на это не пошли,  пред-

почтя реформам требование полной независимости от России в старых грани-

цах Речи Посполитой. Вспыхнувший мятеж  был  жестоко  подавлен  гр.  Му-

равьевым М. Н. Царство Польское было упразднено, поделено  на  10  новых

губерний и получило название "Привисленского края". В отместку за  восс-

тание крестьянская реформа в Польше была проведена быстрее, чем  в  Рос-

сии, и в  более  демократическом  виде.  Этим  ставилась  цель  оторвать

польских крестьян от мятежного дворянства и интеллигенции. В Привисленс-

ком крае повсеместно была введена русская администрация  и  обязательный

русский язык.

   В 70-е годы вновь разгорается борьба балканских славян,  порабощенных

Турцией, за свое освобождение. Эта борьба вызвала мощный отклик в России

в поддержку братьев-славян: сербов и черногорцев.  Их  восстание  против

турок в 1876 г., которое возглавлял отставной генерал Черняев, было  по-

давлено. Зверства турок побудили европейских дипломатов созвать  в  1877

г. конференцию в Константинополе, потребовавшую  прекращения  зверств  в

отношении славян и особого статуса для славянских  провинций.  Поскольку

султан отказался следовать решениям  конференции,  то  Александр  Второй

объявил Турции войну. Русская армия перешла Дунай, овладела горными  пе-

реходами через Балканы, захватила штурмом  Плевну,  Филипполь,  Адриано-

поль, а на Азиатском театре войны - Карс и Батум. Турция оказалась разг-

ромленной и в местечке Сан-Стефано; в 10 км. от стен Константинополя был

подписан 19 февраля 1878 г. знаменитый мирный договор, по которому  Тур-

ция признавала независимость Черногории, Сербии и Румынии и  образование

княжества Болгария. Россия опять получала устье Дуная и города  Батум  и

Карс.

   Однако условия Сан-Стефанского  договора  вскоре  были  опротестованы

Англией и Австрией. В Берлине в том же году был созван конгресс, на  ко-

тором под председательством Бисмарка и под  давлением  всей  европейской

дипломатии России пришлось пойти на существенные уступки, изменив  усло-

вия мира, выработанные в Сан-Стефано. Территории Черногории и Сербии бы-

ли  сокращены,  княжество  Болгария  было  поделено  на  две  области  -

собственно Болгарию и Восточную Румелию, оставшиеся под  эгидой  Турции.

Сербия и Румыния были признаны независимыми королевствами,  а  Босния  и

Герцоговина отошли временно к Австро-Венгрии. Таким образом, военный ус-

пех России не сопроводился политическим результатом. Между  новыми  бал-

канскими государствами и Россией вследствие этого произошло заметное ох-

лаждение. Отношения между Россией, с одной стороны, и Англией,  Австрией

и Германией, с другой, находились на точке замерзания.

   Эра Александра II - время глубоких и всесторонних реформ, затрагивав-

ших все слои русской жизни. Много новых идей общественного,  религиозно-

го, научного, художественного и этического сознания проникает в умы раз-

ночинной и дворянской молодежи, распространяясь по многочисленным  учеб-

ным заведениям, созданным в эпоху реформ. Классические и реальные гимна-

зии становятся типовыми, всесословными образовательными учреждениями. Их

жизнь продлится до средины 20-х годов XX века, когда революционная  буря

изменит форму и дух обучения молодежи. Свобода, столь долго загоняемая в

тайники бытия в период николаевского застоя, легко находит молодые души,

девственные в профессиональном отношении и пылкие в эмоциональном. Геро-

ями классической литературы становятся Базаров, Рахметов, Рудин и другие

персонажи,  не  умеющие  абсолютно  ничего  делать,  но  готовые   ценой

собственной жизни переустроить мир по некоему туманному для всех, в  том

числе и для них самих, замыслу. Необходимая для развития общества крити-

ка становится единственным действием героев романов и молодежи, подража-

ющей своим "гениям". Русская литература породила длинный ряд  ниспровер-

гателей устоев и борцов со злом, всегда существующим в жизни, но в  ней,

т. е. в литературе, практически не было людей дела  или  людей,  имеющих

хотя бы вкус к созданию новых и конкретных форм бизнеса или  творчества.

Общество, воспитанное русской литературой, легко перешагнуло ту  опасную

грань, за которой начинается сочувствие  и  аплодисменты  террору.  Злая

ирония судьбы повернула острие террора на Государя, больше кого-либо  из

Романовых сделавших для блага России. Подпольная  Россия  требовала  его

смерти.

   Первый выстрел прозвучал 4 апреля 1866 г. при  выходе  Александра  из

Летнего сада, где он "гулял с Марусей  (Баденской.  -  А.  К.)  и  Колей

(Лейхтенбергским. - А. К.) пешком". Стрелял некто Каракозов Д. В.,  24-х

лет, русский, со средним образованием, из крестьян. На вопрос царя: "По-

чему ты стрелял в меня?" - стрелок ответил: "Почему? Да потому,  что  ты

обманул народ, обманул крестьян - обещал землю, да не дал!" Царь  ничего

не понял. Поскольку он остался  невредим,  то  Петербург  ликовал.  Этим

выстрелом в России открывался сезон "царской охоты".

   Через год 6 июня 1867 г. прозвучал второй выстрел. Царь ехал  по  Бу-

лонскому лесу в карете с детьми и с Наполеоном III, у которого он пребы-

вал в гостях. Стрелял поляк Березовский, к  счастью,  мимо.  Императрица

Евгения, рыдая, умоляла Александра II погостить во Франции еще хоть нем-

ного. Но визит был испорчен, и Царь вернулся в Россию. Будучи смелым че-

ловеком и охотником, много раз ходившим на медведя, он вдруг  почувство-

вал себя мишенью каких-то непонятных злых сил.

   После нескольких лет затишья охота возобновилась. За эти годы в  Рос-

сии создались террористическая партия "Народная воля" и партия социалис-

тов-революционеров. Зимой 1878 г. экзальтированная девица В. И.  Засулич

стреляла в петербургского градоначальника Трепова Ф.  Ф.  Суд  присяжных

под председательством Кони А. Ф. ее оправдал, а толпа  обезумевших  сту-

дентов в восторге демонстрировала по этому поводу на Невском  проспекте.

В августе того же года Кравчинский С. М. убивает шефа жандармов Мезенце-

ва Н. В.

   2 апреля 1879 г. Александр Николаевич,  совершая  утреннюю  прогулку,

опять становится охотничьей дичью. В него выпускает пять пуль с расстоя-

ния 8 шагов тридцатилетний студент-недоучка  А.  Соловьев,  возмущенный,

как он записал при допросе, социальной несправедливостью,  неработающий,

атеист, проведший последнюю ночь перед покушением у проститутки. 60-лет-

нему Царю пришлось пробежаться под огнем, меняя галсы так, что  ни  одна

пуля не попала в цель.

   Осенью 1879 г. террористы из "Народной воли" подготовили  два  взрыва

на железной дороге по пути  предполагаемого  следования  Государя.  Мина

первой группы террористов (в составе Фроленко,  Лебедева,  Кибальчича  и

Желябова) не взорвалась по причине плохих запалов.  Мина  второй  группы

террористов - Михайлова, Перовской, Гартмана, Исаева и Ширяева - пустила

под откос поезд свиты Государя, но сам Царь  с  семьей,  ехавший  другим

составом, не пострадал. Александр Николаевич чувствовал себя в  западне,

и круг охотников сжимался все теснее.

   5 февраля 1880 г. в апартаментах царской семьи в Зимнем  дворце  раз-

дался страшный взрыв, унесший 8 жизней солдат  и  ранивший  45  человек.

Взорвались три пуда динамита, принесенного во дворец истопником С.  Хал-

туриным. Именем этого убийцы большевики именовали  Миллионную  улицу  до

1991 г. Царь, опоздавший к обеду, опять уцелел. Терроризм  и  панический

страх, как чума, расползались по Петербургу  и  городам  России.  Прави-

тельство отвечало репрессиями. Подпольная Россия рассыпалась прокламаци-

ями.

   Первую скрипку в правительстве Александра II в этот  период  начинает

играть гр. Лорис-Меликов М. Т., покоритель Карса, умный политик  армянс-

кого происхождения. Он возглавил "верховную распорядительную комиссию" с

обширными полномочиями для подавления террора и восстановления  равнове-

сия между властью и обществом. Лорис-Меликовым была подготовлена консти-

туционная реформа, согласно которой представители земств привлекались  к

работе Государственного совета. Александр Николаевич называл ее  "указом

о созыве нотаблей", намекая на судьбу Людовика XVI.

   28 февраля 1881 г. был арестован Желябов А. И., глава  "Народной  во-

ли". Оставшиеся члены Исполкома партии - Перовская С.  Л.,  Михайлов  Т.

М., Кибальчич Н. И., Рысаков Н. И., Гельфман Г. М., Гриневицкий  И.  И.,

Фигнер В. Н. и Фроленко М. Ф. ускорили охоту на Царя - минный подкоп  на

Малой Садовой, наружное наблюдение за маршрутом следования, изготовление

бомб. 1 марта 1881 г. Александр II подписал "Конституцию" Лорис-Меликова

и отправился на развод в манеж. Он миновал Малую Садовую, где его  ждала

мина, но не миновал двух метальщиков бомб, двух камикадзе, расставленных

Перовской по Екатерининскому каналу. Первая бомба, брошенная  Рысаковым,

убила ребенка и двух казаков эскорта. Когда чудом уцелевший Царь подошел

к убитым, раздался взрыв второй бомбы, брошенной  Гриневицким  себе  под

ноги. Погибли оба.

   Цареубийц судил особый комитет Сената под председательством  Фукса  и

опекой министра юстиции Набокова.  Подсудимые  Желябов,  Перовская,  Ки-

бальчич, Гельфман, Михайлов и Рысаков были приговорены к смертной казни.

Беременной Гесе Гельфман, первой в истории  России  еврейке-террористке,

смертная казнь была заменена каторжными работами, где она  и  скончалась

после родов. Советские историки дали в высшей степени  хвалебную  оценку

действиям народовольцев, именами которых были названы  улицы  во  многих

городах России. Посмотрим, что сказал о них умнейший  человек  граф  Ло-

рис-Меликов в своей записке наследнику престола: "Я коснулся этих  явле-

ний, так как они приводят к прискорбному заключению,  что  на  исцеление

людей, заразившихся социальными идеями, не только трудно, но и невозмож-

но рассчитывать. Фанатизм их превосходит всякое вероятие; ложные учения,

которыми они проникнуты, возведены у них в верования, способные  довести

их до полного самопожертвования и даже  до  своего  рода  мученичества".

Россия сделала серьезную заявку стать первой  террористической  державой

мира.

   Либеральная же интеллигенция горячо обсуждала  волнующий  ее  вопрос:

по-христиански ли будет казнить террористов или лучше будет  их  помило-

вать? Ибо только духовная сила Христовой истины может победить силу  зла

и разрушения. Речь на эту тему профессора Соловьева В. С., сына  извест-

ного историка, призывающая к всепрощению, вызвала  шквал  аплодисментов.

Духовный наставник России Л. Н. Толстой в письме к Александру III просил

простить не только цареубийц, но и всех государственных преступников.  В

дневнике А. С. Суворина отмечена беседа с Ф.  М.  Достоевским,  согласно

которой Достоевский, несмотря на отвращение к террору, не стал  бы  пре-

дупреждать власти о готовящемся покушении. И. С.  Тургенев  в  известном

рассказе называет революционерку святой. Таково было умонастроение самых

уважаемых за нравственные качества людей России, ее духовных лидеров. Их

беспринципное отношение к террору во многом повлияло на  психологический

климат русского общества конца XIX начала XX века. В сущности, они  бла-

гословили наступление вседозволенности.

   Ну, а что же "Конституция" Лорис-Меликова, подписанная  покойным  мо-

нархом в день смерти? На Государственном совете, состоявшемся  8  марта,

голоса разделились. Стронники реформ - Лорис-Меликов,  Валуев,  Милютин,

Абаза, Сольский, Посьет, Урусов и другие оказались в  меньшинстве.  Царь

принял позицию К. П. Победоносцева, своего воспитателя,  пользовавшегося

огромным влиянием на Александра III. Злой, острый и беспощадный ум Побе-

доносцева представил будущее России на примере западных парламентов, как

хаос и беспредел закулисных махинаторов разных  партий,  выступающих  от

имени народа, а на самом деле погрязших в биржевых аферах, дешевом крас-

нобайстве, тайной возне эгоистических интересов. Победоносцев  издевался

над земствами и судом присяжных, неподготовленностью и случайностью при-

сяжных, беспринципностью адвокатов, безнаказанностью преступлений,  рав-

ращающих общество, утилитаризмом реальной школы,  порочностью  универси-

тетской автономии и т. д. Не было ни одной реформы погибшего, но еще  не

захороненного Государя, которую бы глумливо не очернил Победоносцев. Ум-

ный и желчный демагог, блестяще манипулирующий столь любезными  царскому

уху словами: "православие", "народность", "самодержавие", "духовность" и

т. д., - он буквально заворожил своего 36-летнего  воспитанника,  потря-

сенного к тому же смертью отца. "Конституция" Лорис-Меликова была выбро-

шена на свалку утопических идей. Сам Лорис-Меликов и ряд министров Алек-

сандра II ушли в отставку.

 

   11. АЛЕКСАНДР III МИРОТВОРЕЦ

   Молодой Государь был неглупым человеком, но его  ленивый  нерезульта-

тивный ум оказался не в состоянии решать масштабные задачи, стоящие  пе-

ред страной, которые были по плечу его отцу. Всю тяжесть государственных

проблем принял на себя Победоносцев - идеолог и гарант русского  абсолю-

тизма. Лучшие реформы - считал Победоносцев - это те,  при  которых  все

остается по-старому. Огромная страна, с  происходящими  в  ней  сложными

экономическими и социальными процессами, нуждающимися в правовом обеспе-

чении, оказалась замороженной на 13 лет, а в некоторых  областях  отбро-

шенной назад к временам Николая I. Задушевным собеседником и другом  По-

бедоносцева К. П. был Достоевский Ф. М. Их объединяла ненависть к запад-

ной цивилизации, парламентаризму, либеральной журналистике,  европейским

нравам и т. д. Странная это была дружба.

   Александр Александрович являлся вторым  сыном  Александра  II.  После

смерти от туберкулеза старшего брата, Николая Александровича, 12  апреля

1865 г. Александр становится женихом  его  невесты  принцессы  Марии-Со-

фии-Фридерики-Дагмары, дочери датского короля Христиана IX. Выйдя  замуж

в 1866 г., принцесса Дагмара, хрупкая и  изящная  красавица  с  зелеными

глазами, принимает православное имя Марии Федоровны. За строгий характер

ее побаивались все, включая ее гиганта мужа, а свет назвал ее "Гневной".

Как все очень сильные люди, шутя гнущие подковы,  Александр  Третий  был

добродушным увальнем, человеком большой инерции, с  энергией,  в  лучшем

случае, командира полка, но не Императора огромной  державы.  Он  охотно

перепоручил государственные заботы всесведущему Победоносцеву, предпочтя

им радости семейного очага. В отличие от отца, имевшего десятки  возлюб-

ленных, последней из которых была морганатическая супруга Александра  II

светлейшая княгиня Юрьевская (Долгорукая), Александр III был  образцовым

семьянином. Маленький Миша, баловень семьи, со смехом поливал лысину са-

модержца водой из лейки. Все смеялись и были счастливы.

   Александр III увлекался коллекционированием произведений искусства  и

археологией. В этих делах он считал себя большим знатоком. Еще одним ув-

лечением Цесаревича была игра на корнете в компании  с  принцем  Ольден-

бургским, гр. Олсуфьевым и ген. Половцевым. Впоследствии, когда  оркестр

разросся, корнет был заменен огромным медным геликоном с  низким  басом,

более соответствующим рангу исполнителя.

   В молодости с ним произошла история, запомнившаяся ему на всю  жизнь.

Он непристойно обругал штабного офицера. Офицер потребовал  извинений  и

пригрозил Цесаревичу самоубийством. Тот замешкался с извинениями, и офи-

цер покончил с собой. Государь обязал Цесаревича сопровождать на кладби-

ще гроб с телом покойного. Был великий стыд и раскаяние.

   Террор в стране потихоньку сошел на нет под  бдительным  оком  нового

министра внутренних дел, шефа жандармов гр. Толстого Д.  А.  Заговорщики

всех уровней и мастей были казнены, частично пребывали на каторге. Арес-

товали, наконец, и В. Фигнер, девицу с ангельским ликом и кровавым тума-

ном в голове. Взошла на эшафот группа А. Ульянова. Царь по совету своего

наставника тщательно запирал внутренние запоры дверей Гатчинского  двор-

ца, где в уединении жила его семья. Береженого  Бог  бережет!  Одним  из

последних пострадавших от покушений был гр. Лорис-Меликов, автор  несос-

тоявшейся конституции. Страна внешне казалась умиротворенной.  Универси-

тетская автономия была уничтожена, и с 1884 г. строптивых студентов ста-

ли отправлять в солдаты. Суд присяжных был  ограничен  в  правах.  Новый

цензурный устав замкнул уста либеральной прессе. Жизнь продолжалась поч-

ти без сенсаций. Хотя крестьяне, ставшие свободными,  но  не  получившие

земли, время от времени и устраивали бунты. Их стали агитировать переез-

жать в Сибирь и в Среднюю Азию.  Для  этого  организовывались  маршруты,

ссуды, "Крестьянский земельный банк". Миллионы крестьян  отправлялись  в

города на заработки, оседая там и образуя городской пролетариат. Это бы-

ли годы бурного развития  промышленности,  строительства  Транссибирской

магистрали и железных дорог. Опора царизма - дворянство, лишившись даро-

вого крестьянского труда, постепенно разорялось, уступая имения предпри-

имчивым купцам и крестьянам. Лик России  менялся.  Ее  корневая  система

требовала новых социальных технологий.

   Жесткая эксплуатация рабочих вызывала стачки - в  1885  г.  в  Орехо-

во-Зуеве и на Морозовской фабрике, в 1890 г. - на Путиловском заводе,  в

1893 г. - на Хлудовской мануфактуре в г. Егорьевске Рязанской  губернии.

Забастовки происходили также в Петербурге, Москве, Шуе, Минске, Вильнюсе

и других городах. Появился новый класс и новые  проблемы.  Правительство

Александра III попыталось разработать фабричное законодательство и учре-

дило должности фабричных инспекторов для  защиты  интересов  рабочих  от

чрезмерной эксплуатации хозяев. Однако чиновники  оказались  слабыми  и,

главное, продажными защитниками рабочего класса.  И  тогда  естественным

образом родились партии социал-демократического направления,  объявившие

себя подлинными защитниками нового класса. Первая в России группа "Осво-

бождение труда" создалась в 1883 г. Ее возглавили Г. В. Плеханов, П.  Б.

Аксельрод, В. И. Засулич и Л. Г. Дейч.

   Впрочем, эти отдельные сейсмы еще не предвещали  социальных  потрясе-

ний. Умная политика, упреждающая события, могла бы на десятилетия напра-

вить вектор развития страны в плодотворное русло. Но интеллекта  Победо-

носцева хватило лишь на поддержание статус-кво и на поиски врагов, в ка-

честве которых удачную роль сыграли евреи. В 80-х годах в  России  евреи

еще не были катализаторами революционных процессов, и  прокатившиеся  по

югу страны еврейские погромы носили, так сказать,  профилактический  ха-

рактер бытового и низового происхождения. Возможная схема выглядела сле-

дующим образом. Когда на лавке Тит Титыча появлялась надпись:  "Тит  Ти-

тыч-с в запое-с", лавка Моисея Соломоновича работала четко, как часы, на

зависть конкуренту. Протрезвевший Тит Титыч-с через некоторое время при-

водил громил, молодецкую удаль которых полиция и войска усмиряли неохот-

но. На жалобу генерала Гурко по  этому  поводу  Александр  Александрович

как-то ответил: "А я, знаете, и сам рад, когда евреев бьют". По  инициа-

тиве Победоносцева в 1881 г. издаются ограничительные  законы:  о  черте

оседлости евреев, о запрете им проживать в столицах, за исключением куп-

цов первой гильдии и лиц с университетскими дипломами, о процентной нор-

ме для евреев  -  студентов  и  гимназистов.  Эта  норма  обосновывалась

Шульгиным В. В. следующим образом (293). Поскольку университеты  сущест-

вуют на налоги населения, а евреи составляют лишь пять процентов, то бу-

дет несправедливо, если при их генетической склонности к наукам они зай-

мут 95 процентов мест в университетах вместо русской молодежи, якобы бо-

лее ленивой в этом отношении. Старейшины еврейских общин не раз  обраща-

лись с прошениями на Высочайшее имя разрешить  еврейской  молодежи  обу-

чаться в России, а не за границей, поскольку там они обучаются, в основ-

ном, социализму, а не чему-либо путному. Ответом было молчание. Эти  ог-

раничения не касались иудеев, перешедших в христианство, так  называемых

выкрестов. Таковым был, например, дед Ленина Израиль (Александр)  Бланк,

окончивший Медико-хирургическую Академию. Согласно ограничительным зако-

нам, евреи не принимались на государственную службу, а в армии не допус-

кались к производству в офицеры.

   Дальновидный министр финансов Витте С. Ю., имея в виду невостребован-

ный в России запас еврейского ума,  энергии  и  фанатизма,  неоднократно

докладывал Царю об опасности ограничений прав евреев для будущего  стра-

ны. В своих "Воспоминаниях" Витте отвечает  на  вопрос  Александра  III:

"Правда ли, что Вы стоите за евреев?", - вопросом:  "Можно  ли  потопить

всех русских евреев в Черном море? Если можно, то я принимаю такое реше-

ние еврейского вопроса. Если же нельзя, то  решение  еврейского  вопроса

заключается в том, чтобы дать им возможность жить. То есть  предоставить

им равноправие и равные законы..." (41). Александр III отложил эту проб-

лему, посчитав ее не заслуживающей внимания. Накануне  первой  революции

Витте С. Ю. писал: "Из феноменально трусливых людей, которыми были почти

все евреи лет тридцать тому назад, явились люди, жертвующие своей жизнью

для революции, сделавшиеся бомбистами, убийцами и разбойниками... ни од-

на нация не дала России такого процента революционеров".

   Что же касается заграницы, то Европа бурно  генерировала  социалисти-

ческие теории разных модификаций, в том числе марксизм.  Обучающаяся  за

границей молодежь - русская и еврейская - привозила эти идеи домой в го-

ловах и чемоданах, набитых прогрессивной  литературой.  Социалистические

идеи надолго застревали в сонных городах гигантской равнинной страны,  в

то время как в Европе они устаревали из-за быстрого темпа жизни и  заме-

нялись еще более прогрессивными,  и  еще  более  радикальными.  К  концу

царствования Александра III социалистические учения пустили первые корни

в городах Российской Империи, имеющих рабочий класс.

   К положительным итогам правления этого царя следует отнести, по край-

ней мере, два. Первый - это упрочение рубля. Война 1877 - 78 гг.  подор-

вала курс бумажных денег, который к тому же постоянно колебался. Минист-

ры финансов Александра III - Бунге Г. Х., Вышнеградский И. А., Витте  С.

Ю. с помощью чрезвычайной бережливости, системы пошлин на импортные  то-

вары и льготных налогов на  собственное  производство  добились  сначала

сокращения бюджетного дефицита, а затем создания  золотого  запаса,  что

позволило в царствование уже Николая II в 1895 - 98 гг. провести  денеж-

ную реформу. Золотой рубль, приравненный к 1,5  кредитным  рублям,  стал

самой устойчивой валютой мира. Второй итог царствования - это  тринадца-

тилетний мир. За эти годы имело место лишь одно  мелкое  столкновение  с

афганцами в 1885 году из-за Мертвого  оазиса,  оставшегося,  в  конечном

итоге, за Россией. Официальная историография справедливо называла  Алек-

сандра II - Освободителем, а Александра III - Миротворцем.

   В октябре 1894 г. Александр Александрович, кажущийся  всегда  могучим

здоровяком, заболел нефритом и, не дожив до 50 лет, умер в Ливадии,  ос-

тавив державу Цесаревичу Николаю Александровичу.

 

   12. НАЧАЛО ЦАРСТВОВАНИЯ НИКОЛАЯ II

   26-летний Государь принимает царство, не имея представления о методах

управления огромной страной, о ее нуждах, особенностях развития и  перс-

пективах. Это был хорошо воспитанный, застенчивый молодой человек с  об-

разованием гвардейского офицера. Его  личность  изучена  многочисленными

биографами. Последняя и лучшая из романтических версий жизни Царя -  это

книга Э. Радзинского (218). В ней использованы дневники Николая II,  ко-

торые он методично вел с 14-летнего возраста до последних дней  жизни  в

Ипатьевском доме, и переписка Царя с Аликс, насчитывающая около 650  пи-

сем. Из дневников и переписки предстает образ честного, нежного и  любя-

щего человека, созданного для семьи, но не для власти. Его  воспитатель,

все тот же Победоносцев К. П., внушил ему две простые истины: самодержа-

вие - единственный способ бытия России, реформы же и либеральная  печать

непременно закончатся в этой стране смутой и развратом. Если судить  Ни-

колая в рамках этих представлений, а других он просто не знал, то  исто-

рики должны выставить ему высший балл, т. к. он сделал все, чтобы выпол-

нить заветы отца и воспитателя. По прошествии многих десятилетий,  когда

умерли все участники Русской Драмы, кто своей смертью, а кто по  принуж-

дению, старая, мудрая Клио своим вердиктом утвердила: Император  Николай

Второй любил две достойные того вещи - семью и Россию.

   А тогда в траурный день 21 октября 1894 г. потерявший голову от  горя

по отцу и любви к невесте Николай записал в дневнике слова,  озадачиваю-

щие всякого: "Было брожение: где устроить мою свадьбу, - мама и  я,  что

все-таки лучше это сделать здесь, пока дорогой папа под крышей  дома,  а

все дяди против, говорят,  что  мне  надо  сделать  это  в  Питере"(95).

Свадьба Николая с Алисой Гессен-Дармштадтской, в православии Александрой

Федоровной, являлась как бы продолжением похорон и состоялась 13  ноября

1894 г., несмотря на объявленный в стране годичный траур и до прошествия

положенных 40 дней. Первая пара Империи, счастливейшая супружеская чета,

баловни судьбы, они останутся вечно влюбленными до последней минуты сво-

ей жизни в подвале Ипатьевского дома, находясь под дулами палачей.

   Коронация Императора Николая II 14 мая! 1896 г.  в  Успенском  Соборе

Кремля была апофеозом русской державности, мощи и величия династии Рома-

новых. Молодой Царь на белом коне с серебряными подковами, въ езжающий в

белокаменную столицу, казался символом незыблимости устоев этой  страны.

Лучшее описание ритуала коронации приведено в (302). Программа торжеств,

разработанная министром двора И. И. Воронцовым-Дашковым, его  заместите-

лем В. Б. Фредериксом и обер-церемонийместером фон дер  Паленом  К.  И.,

предполагала народное угощение на Ходынском поле, служившем учебным пла-

цем для войск Московского гарнизона. Плац был  изрыт  траншеями,  рвами,

волчьими ямами, о которых забыли и не засыпали перед торжествами. На да-

ровое угощение собралось свыше полумиллиона людей. Началась давка, в ко-

торой погибло по официальным данным 1389, а по неофициальным от 4000  до

4800 человек. Еще несколько  тысяч  человек  получили  увечья  и  ушибы.

Мать-Императрица потребовала прекратить торжества  и  наказать  градона-

чальника Москвы В. Кн. Сергея Александровича, дядю Государя. Этот  дядя,

известный москвичам как "ментор кутежей", а более узкому кругу как гомо-

сексуалист, был женат на Элле Гессенской, родной  сестре  Аликс.  Аликс,

дядья Царя и двор потребовали продолжения  празднеств,  и  в  тот  вечер

царственная пара танцевала кадриль на балу французского посла  Монтебел-

ло. Ходынская трагедия траурной чертой отделила плачущую Москву от  семи

тысяч веселящихся аристократов, приглашенных из всех столиц мира.

   Доклад следователя по этому делу Кайзера был погребен в сейфах  гене-

рал-губернаторства. Обер-полицмейстер Москвы  полковник  Власовский  был

отправлен на заслуженный отдых с пенсией 3000 рублей в год. В. Кн.  Сер-

гею Александровичу высочайшим рескриптом  была  объявлена  благодарность

"за образцовую подготовку и проведение торжеств", а москвичами  присвоен

титул "князя Ходынского". Семьям пострадавших были выделены  в  качестве

компенсации 90 тыс. рублей, из коих 12 тыс. рублей изъяла городская  уп-

рава на похороны жертв великого разгильдяйства (130).  Хотя  Государь  в

этом несчастье и не нес никакой вины, он не сумел взять правильный тон в

отношении с обществом, положив начало череде других не менее трагических

ошибок. Весь год прошел в разъездах по городам Империи и столицам  Евро-

пы. Были нанесены визиты Францу-Иосифу, Вильгельму II, Христиану IX, ко-

ролеве Виктории, президенту Франции, брату жены Эрнсту Дармштадтскому. В

канун Нового года в своем дневнике Царь записал: "Дай Бог, чтобы следую-

щий 1897 г. прошел бы так же благополучно, как этот".

   По аналогии с библейской притчей о снах фараона, которому  снились  7

тучных и 7 тощих коров, что следовало понимать, как череду из 7  урожай-

ных и 7 голодных лет, первые 7 лет царствования  Николая  (1795  -  1790

гг.) были действительно благополучными. Роль мудрого Иосифа при царе иг-

рал Витте С. Ю., "дедушка русской промышленности",  министр  финансов  в

1792 - 1901 гг. и премьер-министр в 1905 - 1906 гг. Витте С. Ю. реализо-

вал программу, включающую: жесткую налоговую политику, строгий пртекцио-

низм, защищающий молодую русскую промышленность от конкуренции  с  Запа-

дом, финансовую реформу 1797 г. и привлечение иностранных инвесторов. По

последнему пункту Витте выдержал жесткую критику, суть которой сводилась

к тому, что опора на заграницу ставила Россию в уязвимое положение. Вит-

те утверждал: "Только разлагающиеся нации могут бояться закрепощения  их

прибывающими иностранцами. Россия не Китай!" Время показало его правоту.

Приток иностранного капитала стал массовым. В угольной промышленности за

десятилетие 1890 - 1900 гг. он увеличился в 5 раз и составил 70  %  всех

капиталовложений. В металлургии иностранный капитал увеличился в 3,5 ра-

за, составив 42 % общей суммы вложений. Итоги были впечатляющими. За пе-

риод 1892 - 1904 гг. протяженность железных дорог в России удвоилась.

   Было завершено строительство Транссибирской магистрали,  линии  Орен-

бург-Ташкент и других дорог. "Железнодорожная лихорадка" привела к  соз-

данию современной металлургической промышленности с высокой концентраци-

ей производства. За десять лет производство чугуна,  стали  и  стального

проката утроилось. Добыча нефти выросла в 5 раз, при этом Бакинский  ре-

гион давал половину мировой добычи. Появились крупные заводы типа  Пути-

ловского в С.-Петербурге, насчитывающие тысячи и десятки тысяч  рабочих.

Родились новые отрасли промышленности - химическая,  электротехническая,

военная, требующие рабочих высокой квалификации. Подъем экономики создал

и новые социальные группы - крупную промышленную и финансовую  буржуазию

и рабочий класс. Новые социальные группы оказали дестабилизирующее  воз-

действие на политическую систему России с жестким каркасом самодержавия,

опирающегося на дворянство и крестьян. То, что  было  пройденным  этапом

для Европы, выдержавшей ряд политических  бурь,  становилось  актуальным

для России в начале XX века.

   К  этому  времени  количество  рабочих,  занятых  в   промышленности,

сельском хозяйстве и торговле, не превышало 9 млн.  человек.  Рабочих  в

строгом смысле слова, т. е. сконцентрированных постоянно в  промышленном

производстве, было около 3 миллионов (38). Оценка Ленина в 67,5 млн. че-

ловек, включающая полупролетариев деревни, сейчас  признана  завышенной.

Эксплуатация рабочих была жестокой. Рабочий день длился 12 -  14  часов.

Заработки были нищенскими. Существовала система штрафов.  Техника  безо-

пасности практически отсутствовала. Условия быта были ужасны. Формы тру-

дового законодательства находились в зачаточном состоянии, да  и  те  не

соблюдались. В мае-июне 1896 г. забастовали 35 тысяч  текстильщиков  Пе-

тербурга. Они требовали: сокращения рабочего дня,  повышения  заработной

платы, отмены штрафов и открытия школ для рабочих. 14 июня 1897 г.  пра-

вительство издало закон, ограничивающий рабочий день 11,5 часами и  обя-

завший предпринимателей соблюдать воскресенье как нерабочий  день.  Этот

закон соблюдался не везде и плохо.

   Поскольку волнения рабочих беспокоили прежде всего  полицию,  то  на-

чальник одного из отделов Департамента полиции С. Зубатов  предложил  В.

Кн. Сергею Александровичу создать официально на заводах Москвы профсоюзы

"для поддержания равновесия среди классов, злобно друг на друга  посмат-

ривающих". "Для равновесия (в качестве противоядия) с  чувствующей  себя

гордо и поступающей нахально буржуазией нам надо прикармливать  рабочих,

убивая тем самым двух зайцев: укрощая буржуазию и идеологов и располагая

к себе рабочих и крестьян" (271). Под покровительством министра внутрен-

них дел Плеве и Зубатова были созданы профсоюзы, проведены  демонстрации

в поддержку царя, встречи с Плеве и т. д. В итоге  появились  законы:  о

выборе "рабочих старшин" в конфликтные комиссии, об оказании медицинской

помощи лицам, получившим инвалидность, о выплате  половины  заработка  в

течение отпуска по болезни. Зубатовские  профсоюзы  быстро  восстановили

против себя промышленников, на чьи плечи было  возложено  дополнительное

финансовое бремя. Кроме того, они привили рабочим  зачатки  организован-

ности, чем вскоре воспользовались революционеры. В 1903 г. из-за  жесто-

ких столкновений с полицией, породившей эти профсоюзы, они были распуще-

ны, а сам Зубатов подал прошение об отставке. Благодаря независимости от

администрации зубатовские профсоюзы были эффективнее советских  профсою-

зов - "школы коммунизма".

   Положение крестьян к 1900 г. характеризовалось малоземельем,  долгами

помещикам за выкупленную после реформы 1861 г. землю,  низкой  культурой

земледелия и, соответственно, низкими урожаями. Средний надел крестьянс-

кой земли к 1900 г. составлял примерно 2 - 4 десятины. Урожайность  была

наинизшей в Европе: 5 - 6 центнеров с га. Налоги, за счет которых разви-

валась промышленность, тяжелым бременем давили крестьянство, обрекая его

на нищету. К этому следует добавить мелочную опеку общины, устанавливаю-

щей правила перераспределения земли в связи с изменением числа едоков  в

крестьянских семьях, сроки сельских работ, порядок чередования  культур.

Крестьянская община коллективно отвечала за  выплату  налогов,  выкупных

платежей отдельных членов общины, разрешала  или  запрещала  крестьянину

получать паспорт в случае, когда он отправлялся на  заработки  в  город.

Община большинством в 2/3 голосов решала вопрос о выделении  крестьянину

в полную собственность земельного участка. Таким образом община  поддер-

живала некоторое среднее состояние своих членов, не  позволяя  впасть  в

крайнюю нищету и не давая особенно разбогатеть. Общинное владение землей

исходило из религиозно-философского взгляда на то, что земля дана Богом,

как воздух и вода, а потому не должна находиться в частной  собственнос-

ти. Владение ею помещиками есть нарушение Божеских замыслов, и, следова-

тельно, рано или поздно она должна быть перераспределена в пользу  всех.

Кроме  того,  считалось,   что   общинное   землепользование   оберегает

крестьянина от него самого, от его слабости к вину, от вероятной возмож-

ности того, что он пропьет землю и она попадет в руки инородцев,  напри-

мер, евреев. С профилактической целью евреям было запрещено владеть зем-

лей в пределах Российской Империи. Сторонником общинного  землепользова-

ния был гр. Л. Н. Толстой. В противовес ему  Витте  замечал:  "Горе  той

стране, которая не воспитала в населении чувства законности и  собствен-

ности, а, напротив, насаждала разного рода коллективное владение". Спус-

тя сто лет общество так и не пришло к единому взгляду на  эту  проблему,

придерживаясь в каждой стране своих традиций. В  первой  по  уражайности

сельскохозяйственной державе мира - Голландии земля арендуется  фермером

у государства с правом наследования и может быть отобрана  в  случае  ее

нерационального использования. Общинное  владение  землей  сейчас  имеет

место в Израиле (кибуцы), частично в Китае.

 

 

 

Hosted by uCoz