Лион Фейхтвангер

Иудейская война

                                                                                                                                                                      

 

   Иосиф избрал своей штаб-квартирой Магдалу, живописное  большое  селение

на берегу Генисаретского озера. Когда он катается по озеру,  он  видит  на

юге белый и пышный город, красивейший город страны, но этот город не в его

округе, он подчинен царю Агриппе. Он называется Тивериадой. И в нем  сидит

Юст, которого царь назначил туда наместником. Городом  управлять  нелегко,

больше трети его жителей римляне и греки, избалованные  царем,  но  доктор

Юст - тут ничего не скажешь -  умеет  поддерживать  порядок.  Когда  Иосиф

прибыл в Галилею, тот вежливо отдал  ему  визит.  Но  о  политике  Юст  не

обмолвился   ни   словом.   Он,   видимо,   считает   полномочия,   данные

иерусалимскому представителю, ограниченными. Иосиф, в самой глубине  души,

задет, его охватывает мучительное желание, чтобы Юст это понял.

   Высоко над Тивериадой  сверкает  большой,  величественный  дворец  царя

Агриппы, теперешняя резиденция Юста.  Вдоль  набережных  тянутся  нарядные

виллы и магазины. Но  в  Тивериаде  есть  и  много  бедняков  -  рыбаки  и

лодочники, грузчики и фабричные рабочие. Богачи в Тивериаде - это греки  и

римляне, а пролетарии - это евреи. Работать надо много, налоги высоки, а в

городе еще острее, чем  в  деревне,  бедняк  ощущает,  чего  он  лишен.  В

Тивериаде  много  недовольных.  Во  всех  трактирах  можно  услышать  речи

бунтовщиков против римлян и царя Агриппы, который с ними заодно.  Оратором

и  вождем  этих  недовольных  является   тот   самый   Запита,   секретарь

товарищества рыбаков. Он ссылается на слова Исайи: "Горе вам, прибавляющие

дом к дому, присоединяющие поле к полю!" (*73)

   Юст  всеми  силами  старается  сдерживать  движение,  но   его   власть

ограничена тивериадской городской территорией,  и  он  не  может  помешать

тому, чтобы союз  обороны,  возглавляемый  Запитой,  создал  себе  опорные

пункты в остальных частях Галилеи и чтобы  к  нему  стекалось  все  больше

людей из этих районов.

   Иосиф видит не без удовольствия, как приверженцы Запиты становятся  все

сильнее и как его банды все растут, даже  на  территории,  непосредственно

подчиненной иерусалимскому правительству. Люди Запиты требуют от областей,

подвластных Иосифу,  чтобы  они  делали  взносы  для  национального  дела,

устраивают в случае отказа карательные экспедиции, весьма  смахивающие  на

разбой  и  грабеж.  Полиция  Иосифа  вмешивается  редко,  его  суды  мягко

обходятся с виновными.

   Иосифа охватывает бурная радость, когда к нем; приходит Запита. Галилея

начинает доверять Иосифу, Галилея приходит к нему. Теперь - он чует это  -

уже недалек тот час, когда он выманит Юста из его  надменной  замкнутости.

Но он мудро скрывает свою радость. Он  разглядывает  Запиту.  Это  сильный

человек, чрезмерно высокий, одно его плечо выше другого. У него трясущаяся

раздвоенная   борода,   маленькие   горящие   фанатизмом   глазки.   Иосиф

разговаривает с ним, договаривается, они понимают друг друга с  полуслова.

Столковаться с Запитой легче, чем с Юстом. Они ничего не  записывают,  но,

когда Запита уходит, оба знают, что между ними заключено соглашение  более

действительное, чем обстоятельный договор. Те из людей Запиты, кто уже  не

чувствует себя в  безопасности  в  Тивериаде,  спокойно  могут  бежать  на

территорию Иосифа; тут к ним отнесутся снисходительно. А  Иосиф  пусть  не

тратит столько сил на выжимание денег для военных нужд  из  скряги  Янная:

то, в чем ему откажет Яннай, он получит от Запиты.

   Уговор выполняется. Теперь Иосиф наконец довел Юста до  того,  что  тот

заговорил о политике. В письме, обращенном к иерусалимским правителям, Юст

настойчиво требует, чтобы они больше не саботировали его усилий  покончить

с бандами в Галилее. Старик Яннай задает  Иосифу  несколько  пренеприятных

вопросов. Но  Иосиф  прикидывается  изумленным  -  у  Юста,  должно  быть,

галлюцинации! Оставшись один, он удовлетворенно улыбается. Он рад борьбе.

   Решено устроить встречу Иосифа с Юстом. Рядом  со  старым  Яннаем  едет

Иосиф верхом на Стреле, своей  красивой  арабской  кобыле,  по  вылизанным

улицам Тивериады, и население с любопытством глазеет на  всадников.  Иосиф

знает, что верхом он особенно хорош. С бесстрастным,  слегка  высокомерным

видом смотрит он прямо перед собой. Всадники въезжают на холм,  где  стоит

дворец  царя  Агриппы.  Белая  и  великолепная,   высится   перед   входом

колоссальная статуя императора Тиберия, по имени  которого  назван  город.

Четыре аркады перед входом тоже полны статуй. Иосифа это раздражает. Он не

сторонник старых обычаев, но сердце его полно невидимым богом Ягве,  и  он

возмущен до глубины  души,  видя  в  стране  Ягве  запретные  изображения.

Создание образов остается  исключительным  правом  бога-творца.  Людям  он

разрешил давать этим образам имена, но  стремление  творить  их  самому  -

гордыня и кощунство. Все эти кумиры вокруг дворца позорят невидимого бога.

Та легкая, виноватая тревога, с которой Иосиф ехал к Юсту, исчезла: теперь

он полон высокого волнения, он чувствует свое превосходство над Юстом. Юст

- представитель умеренной, трезвой политики; он, Иосиф,  является  к  нему

как солдат Ягве.

   Юст, будучи противником всякой торжественности,  старается  лишить  это

свидание его служебной официальности. Все трое, завтракая,  возлежат  друг

против друга. Юст сначала говорит по-гречески, затем вежливо переходит  на

арамейский, хотя этот язык для него, видимо, труднее. Постепенно  разговор

соскальзывает на политические темы. Доктор Яннай  учтив  и  жизнерадостен,

как всегда. Иосиф защищает свою тактику; он говорит резче, чем  хотел  бы.

Именно для того, чтобы удержать военную партию от необдуманных агрессивных

действий, ей следует пойти навстречу.

   - Вы хотите сказать что мир  нужно  активизировать?  -  спросил  Юст  с

неприятной  насмешливостью.  -  Я  не  могу  не  заявить  автору  книги  о

Маккавеях, что в политических приемах Маккавеев,  какова  бы  ни  была  их

цель, многое кажется мне еще и теперь неуместным.

   - Разве самые неприятные из нынешних маккавеев не сидят именно здесь, у

вас в Тивериаде? - добродушно спросил доктор Яннай.

   - К сожалению, -  чистосердечно  сознался  Юст,  -  я  не  имею  власти

арестовать моего Запиту. Скорее вы, господа, могли бы это сделать. Но, как

я вам уже писал, именно мягкость ваших судов и разводит у меня  "Мстителей

Израиля" в таком обилии.

   - Арестовать их ведь и для нас не так просто,  -  оправдывается  доктор

Яннай. - Они же, в конце концов, не просто разбойники.

   Тут вмешался Иосиф.

   - Эти люди ссылаются на Исайю, - добавил он резко и  вызывающе.  -  Они

верят, что времена исполнились и что мессия придет очень скоро.

   - Исайя учил, - возразил негромко, но раздраженно Юст,  -  остановитесь

перед властью. Остановитесь и доверяйте, говорил Исайя.

   Иосифа цитата уколола. Этот Юст, кажется, хочет поставить его на место?

   - Очаг волнений - в вашей Тивериаде, - сказал он резко.

   - Очаг волнений в вашей Магдале, доктор Иосиф, - любезно возразил  Юст.

- Я ничего не могу поделать, когда ваши судьи оправдывают моих  воров.  Но

если вы, доктор Иосиф, и дальше будете пополнять  ваши  военные  фонды  из

добычи этих воров, - теперь  его  тон  был  подчеркнуто  вежлив,  -  я  не

поручусь, что мой государь в один прекрасный день не вернет ее силой.

   Доктор Яннай так и привскочил:

   - Разве в вашей кассе есть деньги Запиты, доктор Иосиф?

   Иосифа охватило бешенство. Наверно, у этого проклятого Юста великолепно

организованный сыск: посылки  денег  бывали  тщательно  замаскированы.  Он

отвечает уклончиво. Правда, он получал деньги на галилейскую оборону и  из

Тивериады, но не мог допустить мысли, что они из добычи Запитовых банд.

   - Поверьте мне,  они  оттуда,  -  предупредительно  пояснил  Юст.  -  Я

вынужден вас очень просить таким образом больше не поддерживать  черни.  Я

считаю несовместимым с моим служебным долгом, если позволю  вам  и  впредь

возбуждать мою Тивериаду к вооруженному восстанию.

   Он все еще говорил очень вежливо; его волнение было заметно  только  по

тому, что он невольно опять перешел на греческий. Но  старик  Яннай  вдруг

забыл всю свою учтивость. Он вскочил и, жестикулируя, наступал на Иосифа:

   - Вы получали деньги от Запиты? - кричал он. - Вы  получали  деньги  от

Запиты? - И, не дожидаясь ответа, обернулся  к  Юсту.  -  Если  деньги  из

Тивериады поступали, то эти суммы будут вам возвращены, - пообещал он.

   Едва выехав из города, оба комиссара расстались.

   - Обращаю ваше внимание на то, - сказал Яннай ледяным тоном, -  что  вы

посланы в Магдалу не как один из "Мстителей Израиля", а как  иерусалимский

комиссар. И я попрошу  вас  воздержаться  от  ваших  экстравагантностей  и

соблазнительных авантюр! - крикнул он.

   Иосиф, бледный от ярости, ничего не мог возразить. Он видел  ясно,  что

переоценил свою силу. У этого доктора Янная  хороший  нюх,  он  чует,  что

стоит прочно, а что - нет. И если он рискнул отчитать его, как  школьника,

то, вероятно, Иосифово положение дьявольски шатко. Ему следовало  выждать,

повременить еще  с  этой  борьбой  против  Юста.  При  первой  возможности

Иерусалим отзовет его, и Юст будет улыбаться; он опять спрячется  за  свою

подлую улыбку, которую Иосиф так хорошо знает.

   Нет, не будет он улыбаться! Уж Иосиф найдет способ погасить эту улыбку.

Разве Юст понимает Галилею?  А  Иосиф  теперь  чувствует  себя  достаточно

опытным. Он уже не испытывает перед галилейскими  вождями  ни  страха,  ни

смущения. Запита к нему  пришел  сам,  другого,  Иоанна  Гисхальского,  он

позовет. И тогда станет ясно,  что  не  Иерусалиму  принадлежит  подлинная

власть в стране, а триумвирату: Иосифу, Иоанну и  Запите.  Пусть  партизан

называют  разбойничьими  бандами,  чернью,  как  угодно.  Он   совсем   не

собирается порывать связь с Запитой. Наоборот, он сольет в единый союз все

вооруженные  организации,   находящиеся   на   территории   иерусалимского

правительства  и  за  ее  пределами,  признаны  они  или  нет.  И  не  как

иерусалимский комиссар, а как партийный вождь "Мстителей Израиля".

   Иоанн   Гисхальский,   начальник   хорошо    вооруженных    галилейских

крестьянских отрядов, явно обрадовался, когда Иосиф пригласил его к  себе.

Возле его родного города, маленького горного местечка Гисхалы, по которому

он и назывался, - в списках он значился под именем Иоанна бен Леви, -  ему

принадлежало не очень рентабельное именьице, производившее главным образом

масло и финики. Иоанн был широкоплеч, медлителен, добродушен, очень хитер,

- человек, прямо  созданный  для  галилеян.  Во  время  похода  Цестия  он

организовал в Верхней Галилее коварную и упорную партизанскую войну против

римлян. Он много времени проводил в пути, знал в стране  каждый  закоулок.

Когда Иоанн наконец пришел к нему, Иосиф даже  удивился,  как  это  он  не

связался с ним раньше. Невысокий, но гибкий и  сильный,  сидел  перед  ним

Иоанн, лицо  широкое,  загорелое,  короткие  усы,  вздернутый  нос,  серые

лукавые глаза. При всей своей хитрости - добродушный, открытый человек.

   Он сейчас же выдвинул вполне определенное предложение. Царь Агриппа  по

всей стране собрал хлеб  в  скирды,  без  сомнения  -  для  римлян.  Иоанн

намеревался реквизировать этот хлеб для своих союзов  обороны,  -  крайняя

мера, на которую он испрашивал согласия Иосифа. Под влиянием толстосумов и

аристократов, жаловался он, Иерусалим отрекается  от  своей  связи  с  его

союзами обороны. Иосиф ему кажется иным, чем эти  пронырливые  господа  из

храма.

   - Вы, доктор Иосиф, принадлежите сердцем  к  "Мстителям  Израиля".  Это

чувствуется за три мили. Вам я хотел бы подчинить  мои  союзы  обороны,  -

заявил он чистосердечно и вручил Иосифу точные списки организаций.  В  них

значилось восемнадцать тысяч человек. Иосиф  дал  согласие  на  реквизицию

хлеба.

   Он не боялся той бури, которую вызовет  подобная  реквизиция.  Если  он

бесстрашно использует  выгоды  своего  положения,  если  реально  захватит

власть в Галилее, то, может быть, Иерусалим и не осмелится его отозвать. А

если даже и отзовет, то ведь от него будет зависеть  -  подчиниться  этому

приказу или нет. И с почти веселой тревогой ждал Он дальнейших событий.

   Разговором с Иосифом остался  доволен  и  Иоанн  Гисхальский.  Это  был

мужественный человек, не лишенный юмора. Вся Галилея знала, что именно  он

забрал хлеб царя Агриппы. А он прикинулся невинным,  ничего  не  ведающим.

То, что  произошло,  -  произошло  по  приказу  иерусалимского  комиссара.

Совершенно открыто уехал он на вражескую территорию,  в  Тивериаду,  чтобы

полечить свой ревматизм в тамошних горячих источниках.  Иоанн  знал,  что,

если Юст что-нибудь предпримет против него - его люди  пойдут  штурмом  на

Тивериаду. А Юст смеялся.  Какими  гибельными  по  своим  последствиям  ни

казались ему поступки этого крестьянского вождя, его манера  держать  себя

ему нравилась.

   Однако  в  Иерусалим  и  в  Сепфорис  он   послал   возмущенную   ноту.

Разъяренный, задыхаясь от гнева,  явился  старик  Яннай  к  Иосифу.  Хлеб,

конечно, должен быть возвращен немедленно. Иосиф принял его очень вежливо.

К сожалению, хлеб вернуть нельзя, он перепродан дальше. И  Яннаю  пришлось

уйти ни с чем  от  вежливо  пожимающего  плечами  Иосифа.  Одно  маленькое

утешение ему все же осталось: значительную часть выручки Иосиф отправил  в

Иерусалим.

 

 

   Излюбленным агитационным приемом "Мстителей Израиля" в городе Тивериаде

была борьба против безбожия  правящего  сословия,  против  его  склонности

ассимилироваться с греками и  римлянами.  Когда  Запита  в  следующий  раз

пришел к Иосифу, тот заявил ему, что и в нем эти статуи,  столь  вызывающе

расставленные  перед  царским  дворцом,  пробуждают  глубочайшую   скорбь.

Мрачный, озабоченный вождь вздернул  одно  плечо  еще  выше,  поднял  свои

небольшие глазки, снова опустил их, нервно подергал один из кончиков своей

раздвоенной бороды. Иосиф хотел вызвать его  на  дальнейший  разговор.  Он

процитировал пророка:

   - "В стране - телец, Ягве отвергает его. Он создан человеческой рукой и

не может быть богом" (*74).

   Иосиф ждал, что Запита  продолжит  знаменитую  цитату:  "Поэтому  телец

должен быть уничтожен..." Но Запита только улыбнулся;  он  опустил  первую

часть цитаты и очень тихо, больше  про  себя,  чем  для  Иосифа,  произнес

последующие слова:

   - "Вы сеете ветер и пожнете бурю". - Затем деловито констатировал: - Мы

постоянно протестуем против  этого  преступного  бесчинства.  Мы  были  бы

благодарны иерусалимскому комиссару,  если  бы  он  подал  соответствующее

ходатайство в Тивериаду.

   Запита не казался таким простодушным, как Иоанн Гисхальский, но на  его

осторожные намеки можно было положиться. Кто сеет ветер, тот пожнет  бурю.

Не советуясь с доктором Яннаем, Иосиф просил Юста о втором свидании.

   На этот раз Иосиф  прибыл  в  Тивериаду  с  одним  слугой,  без  всякой

пышности. Юст приветствовал  его,  подняв,  по  римскому  обычаю,  руку  с

вытянутой ладонью, но  тотчас  снова  опустил  ее,  улыбаясь,  и,  как  бы

исправляя свою ошибку, произнес еврейское приветствие:  "Мир".  Затем  оба

уселись друг против друга, без свидетелей; каждый знал  о  другом  немало,

они были искренни в своей вражде. Со времени своего объяснения в Риме  оба

они кое-чего достигли,  получили  власть  над  людьми  и  судьбами,  стали

старше, их черты - суровее, но они все еще  были  похожи  друг  на  друга,

смугло-бледный Иосиф и желто-бледный Юст.

   - При нашей недавней встрече вы  цитировали  пророка  Исайю,  -  сказал

Иосиф.

   - Да, - сказал Юст,  -  Исайя  учил,  что  маленькая  Иудея  не  должна

вступать в борьбу с теми, кто обладает мировым могуществом.

   - Он учил этому, - сказал Иосиф, - а в конце своей жизни он  скрылся  в

дупле кедра и был распилен пополам (*75).

   - Лучше распилить одного человека, чем целую страну, -  сказал  Юст.  -

Чего вы, собственно говоря, хотите,  доктор  Иосиф?  Я  стараюсь  отыскать

разумную связь между вашими мероприятиями. Но или я слишком глуп, чтобы их

понять, или все они сводятся к одной цели; Иудея объявляет Риму войну  под

водительством нового Маккавея, Иосифа бен Маттафия.

   Иосиф сделал усилие и сдержался. К сожалению, он еще  в  Риме  знал  об

этой навязчивой идее Юста, который считает его одним из  подстрекателей  к

войне. Это не так. Он войны не хочет. Но он ее и  не  боится.  Вообще  же,

став  даже  на  точку  зрения  самого  Юста,   он   находит   его   методы

неправильными. Если то и дело твердить о  мире  -  это  так  же  неизбежно

приведет к войне, как если твердить о войне. Нужно мудро идти  на  уступки

военной партии и  тем  самым  отнять  у  нее  всякий  повод  и  разжиганию

страстей.

   - А мы здесь, в Тивериаде, по-вашему, этого не делаем? - спросил Юст.

   - Нет, - возразил Иосиф, - вы в Тивериаде этого не делаете.

   - Слушаю вас, - вежливо сказал Юст.

   - Вы в Тивериаде, - продолжал Иосиф,  -  живете,  например,  в  царском

дворце, полном изображений людей и животных,  а  это  вызывает  постоянное

раздражение всей провинции, служит постоянным подстрекательством к войне.

   Юст взглянул на него, затем по его лицу разлилась широкая улыбка.

   - Вы приехали, чтобы мне это сообщить? - спросил он.

   В Иосифе вспыхнула вся его ненависть к кощунственным изображениям.

   - Да, - сказал он.

   Тогда Юст попросил его последовать за ним. Он повел Иосифа  по  дворцу.

Дворец заслужил свою  славу,  это  было  самое  красивое  здание  во  всей

Галилее. Юст провел его через залы, дворы, галереи, сады. Да,  повсюду  их

встречали изображения, они как бы срослись с этим зданием.  Царь  Агриппа,

его предшественник и предшественник его предшественника  приложили  немало

усилий, денег и вкуса на то, чтобы собрать и объединить  здесь  прекрасные

вещи со всех концов света; часть их составляли старинные  и  прославленные

произведения искусства. В одном из дворов, выложенном кусками  коричневого

камня,  Юст  остановился  перед  маленьким  рельефом  египетской   работы,

древним, обветренным, - он изображал ветку и на ней  -  птицу.  Вещь  была

очень строгая, старинная, даже суховатая, но, несмотря на то,  что  птичка

еще сидела на ветке, в ней уже чувствовалась  блаженная  легкость  полета,

для которого она поднимала крылья. Юст  постоял  перед  птицей,  отдавшись

созерцанию. Затем, словно пробудившись, сказал с нежностью:

   - Я должен удалить эту вещь? - И, показывая кругом, продолжал: - И это?

И это? Тогда потеряет смысл все здание.

   - Тогда снесите здание, - заявил Иосиф, и в его голосе прозвучала такая

безмерная ненависть, что Юст не прибавил ни слова.

   На следующий же день Иосиф пригласил к себе предводителя  банд  Запиту.

Запита спросил, добился ли он чего-нибудь от начальников  Тивериады.  Нет,

ответил Иосиф,  их  сердца  окаменели.  Но,  к  сожалению,  власть  Иосифа

кончается на границе города. Запита нервно дергал один из  кончиков  своей

бороды. На этот раз он выговорил вслух те слова,  которые  в  прошлый  раз

проглотил:

   - Телец Самарии должен быть уничтожен.

   Иосиф ответил, что, если тивериадцы уберут с глаз долой такой  соблазн,

он, Иосиф, поймет этих людей.

   - И даст убежище? - спросил Запита.

   - Может быть, и убежище, - сказал Иосиф.

   Запита ушел и оставил Иосифа в состоянии странной двойственности.  Этот

Запита, несмотря на свое кривое плечо, здоровенный малый, в случае чего он

едва ли будет особенно церемониться.  Если  он  и  его  люди  ворвутся  во

дворец, они, вероятно, удалят не только статуи. Прекрасное здание, потолки

из кедрового дерева и золота, повсюду драгоценнейшие вещи.  Оно  бесспорно

принадлежит царю Агриппе и  бесспорно  находится  под  защитой  римлян.  С

некоторых пор в стране наступило успокоение, и в Иерусалиме надеются,  что

с Римом удастся столковаться. Башмачник Акиба в прокопченном капернаумском

трактире видел мессию: мессия был без меча. Некоторые люди в Риме только и

ждут, чтобы иерусалимское правительство предприняло какие-нибудь действия,

которые могли бы рассматриваться как нападение. Сказанные им сейчас  слова

могут столкнуть с места тяжелый камень, который до  сих  пор  руки  многих

людей с трудом удерживали от падения.

   В следующую ночь дворец царя Агриппы был атакован.  Это  было  обширное

здание очень прочной стройки, и сровнять его с землей  оказалось  нелегко.

Да это и не вполне удалось. Все произошло при слабом лунном свете  и,  как

ни странно, в безмолвии. Множество людей деловито  набросилось  на  камни,

упрямо било по ним, вырывало их руками, топтало. Растаптывали и  цветочные

клумбы в саду. С особенной мрачной яростью разрушали они фонтаны. Деловито

бегали туда и сюда, тащили драгоценные ковры и ткани, золотые  инкрустации

потолков,  изысканные  настольные  доски,  -  и  все  это  происходило   в

безмолвии. Юст скоро понял, что для  успешного  вмешательства  его  войска

слишком слабы, и запретил всякое сопротивление. Однако "Мстители  Израиля"

уже успели прикончить около ста  солдат  и  городских  жителей  -  греков,

которые, когда начался штурм, хотели было воспрепятствовать грабежу.  Само

здание горело потом еще чуть не целый день.

   После взятия  Тивериадского  дворца  вся  Галилея  замерла.  В  Магдале

администрация испуганно требовала от Иосифа директив. Иосиф упорно молчал.

Затем вдруг на другой же  день  пожара  с  большой  поспешностью  уехал  в

Тивериаду, чтобы передать Юсту соболезнование иерусалимского правительства

по поводу постигшего его несчастья и предложить свою помощь. Он нашел Юста

среди развалин; тупо и неустанно ходил Юст взад и вперед. Он не потребовал

войск от своего царя, ничего не предпринял против Запиты и его людей. Этот

обычно столь деятельный человек опустил руки  в  бессилии  и  отчаянии.  И

теперь, увидев Иосифа, он не стал издеваться над ним, не отпустил ни одной

колкости. Бледный, голосом, хриплым от волнения и горя, он сказал ему:

   - Вы даже не знаете, что вы натворили. Не возвращение храмовой  жертвы,

было ужасно, не нападение на Гессия и  даже  не  эдикт  о  Кесарии.  Самое

ужасное - вот это, ибо это бесспорно означает войну. - От гнева и печали в

его глазах стояли слезы. - Честолюбие ослепило вас, - сказал он Иосифу.

   Значительную часть добычи, взятой во дворце. Запита предоставил Иосифу.

Золото, драгоценное дерево, обломки статуй.  Иосиф  невольно  стал  искать

среди них ветку с птицей из коричневого камня, но не нашел, наверное,  она

была сделана из плохого материала и слишком хрупка.

 

 

 

 

Hosted by uCoz