Лион Фейхтвангер

Иудейская война

                                                                                                                                                                      

 

 

 

   Гаю Барцаарону, председателю Агрипповой общины, у которого  жил  Иосиф,

принадлежала в Риме одна из наиболее  процветающих  фабрик  художественной

мебели. Его главные склады помещались по ту сторону Тибра, в самом городе,

лавка для покупателей попроще - в  Субуре  и  два  роскошных  магазина  на

Марсовом поле под аркадами; в будние дни и собственный поместительный  дом

Гая в еврейском квартале, вблизи ворот Трех улиц, был набит изделиями  его

производства. Но сегодня, в канун субботы, от всего этого не оставалось  и

следа. Весь  дом  и  прежде  всего  просторная  столовая  казались  Иосифу

преображенными. Обычно столовая была открыта со стороны двора; сейчас  она

отделялась от него тяжелым занавесом, и Иосиф был  приятно  тронут,  узнав

обычай своей родины - Иерусалима. Он знал: пока занавес опущен, каждый был

в этой столовой желанным гостем. Но когда занавес  поднимут  и  в  комнату

вольется свежий воздух, начнется трапеза, и  кто  придет  тогда  -  придет

слишком поздно. Освещена сегодня столовая была тоже  не  по-римски,  а  по

обычаю Иудеи: с потолка спускались серебряные  лампы,  обвитые  гирляндами

фиалок. На буфете, на столовой посуде, на кубках солонках, на  флаконах  с

маслом, уксусом и пряностями сверкала эмблема Израиля - виноградная кисть.

А среди утвари - и  это  тронуло  сердце  Иосифа  больше  всего  -  стояли

обернутые  соломой  ящики-утеплители:  в  праздник   субботы   запрещалось

стряпать, поэтому кушанья были приготовлены заранее, и их  запах  наполнял

комнату.

   Несмотря на  то,  что  окружающее  напоминало  ему  родину,  Иосиф  был

недоволен. Он втайне рассчитывал, что ему как священнику первой  череды  и

носителю высокого звания иерусалимского доктора наук  предложат  место  на

одной из трех застольных кушеток. Но этому самоуверенному римскому жителю,

как видно, вскружило голову  то,  что  после  пожара  дела  его  мебельной

фабрики идут так успешно, - он и не  подумал  предложить  Иосифу  одно  из

почетных мест. Наоборот: гостю  предстояло  сидеть  с  женщинами  и  менее

почетными гостями за общим большим столом.

   Непонятно, почему все еще стоят?  Почему  не  поднимают  занавес  и  не

приступают  к  еде?  Гай  уже  давно  возложил  руки  на   головы   детей,

благословляя их древним изречением: мальчиков - "Бог да сотворит тебе, как

Ефрему и Манассии!", девочку - "Бог да уподобит тебя Рахили и  Лии!".  Все

охвачены нетерпением, проголодались. Чего еще ждут?

   Но вот со  двора,  скрытого  занавесом,  раздался  знакомый  голос,  из

складок вынырнул жирный господин,  которого  Иосиф  уже  видел:  финансист

Клавдий Регин. Шутливо приветствует он на римский лад хозяина  и  древнего

старика, отца хозяина  -  Аарона;  он  бросает  и  менее  почтенным  лицам

несколько благосклонных слов,  и  Иосиф  вдруг  преисполняется  гордостью:

пришедший узнал его, подмигивает ему  тусклыми  сочными  глазами,  говорит

высоким, жирным голосом, и все слышат:

   - Здравствуй! Мир тебе, Иосиф бен Маттафий, священник первой череды!

   И тотчас  поднимают  занавес,  Клавдий  Регин  без  церемоний  занимает

среднее ложе - самое почетное место. Гай - второе, старый Аарон -  третье.

Затем Гай над кубком,  полным  иудейского  вина,  вина  из  Эшкола  (*13),

произносит освятительную молитву кануна субботы, он благословляет вино,  и

большой кубок переходит от уст к устам; он благословляет хлеб, разламывает

его, раздает, все говорят "аминь" и только тогда  наконец  принимаются  за

еду.

   Иосиф   сидит   между   тучной   хозяйкой   дома   и   ее   хорошенькой

шестнадцатилетней дочкой Ириной, которая не сводит с него кротких глаз. За

большим столом еще множество людей: мальчик Корнелий и другой  сын  Гая  -

подросток, затем два робких, незаметных студента-теолога, которые  мечтают

сегодня вечером наесться досыта, и прежде всего - некий молодой человек со

смугло-желтым,  резко  очерченным  лицом;  он  сидит   против   Иосифа   и

беззастенчиво разглядывает его. Выясняется, что молодой человек тоже родом

из Иудеи, правда, из полугреческого города Тивериады, что его зовут  Юстом

- Юстом из Тивериады  -  и  что  своим  положением  в  обществе  и  своими

интересами он до странности похож  на  Иосифа.  Как  и  Иосиф,  он  изучал

теологию, юриспруденцию и литературу. Но его главное занятие  -  политика;

он живет здесь в качестве агента подвластного Риму царя  Агриппы,  и  если

род его по знатности и  уступает  роду  Иосифа,  то  он  с  детства  знает

греческий и латынь; к тому же он в Риме уже три года. Оба молодых человека

принюхиваются друг к другу с любопытством, вежливо, но с недоверием.

   А там, на застольных ложах, идет громкая,  непринужденная  беседа.  Обе

пышные синагоги в самом городе сгорели, но три  больших  молитвенных  дома

здесь, на правом берегу Тибра, остались целы я невредимы. Конечно,  гибель

двух домов божьих - испытание и великое  горе,  но  все  же  председателей

общин на правом берегу Тибра это втайне немножко радовало. Пять  еврейских

общин Рима имели каждая  своего  председателя;  между  ними  шло  яростное

соперничество,  и  прежде  всего   между   чрезвычайно   аристократической

Ведийской синагогой на том  берегу  и  многолюдной,  однако  неразборчивой

общиной Гая. Отец Гая, древний старец Аарон, беззубо  бранился  по  адресу

надменных глупцов с того берега. Разве, по старинным правилам  и  обычаям,

не следует строить синагоги  на  самом  возвышенном  месте,  как  построен

Иерусалимский храм на  горе,  над  городом?  Но,  конечно,  Юлиану  Альфу,

председателю Велийской общины, нужно было, чтобы его  синагога  находилась

рядом с Палатином, даже если из-за этого и пришлось поставить  ее  гораздо

ниже. То, что дома божьи сгорели, - кара господня. И прежде всего кара  за

то, что евреи с того  берега  покупают  соль  у  римлян,  а  ведь  каждому

известно, что римская соль, красоты ради, бывает смазана свиным салом. Так

бранил древний старец всех и вся. Судя по обрывкам  слов,  которые  Иосифу

удавалось уловить в его  бессвязном  злобном  бормотании,  старец  поносил

теперь тех, кто ради моды и успеха в  делах,  перекраивал  свои  еврейские

имена на латинский и греческий лад. Его сын  Гай,  которого  первоначально

звали  Хаим,  улыбался  добродушно  и  снисходительно;  детям  все  же  не

следовало бы этого слышать.  Однако  Клавдий  Регин  рассмеялся,  похлопал

старика по плечу, заявил, что его с рождения зовут  Регином,  так  как  он

родился рабом и ему дал имя его господин.  Но  его  настоящее  имя  Мелех:

Мелехом называла его иногда и мать, и если старик  хочет,  то  пусть  тоже

зовет его Мелехом, - он решительно ничего не Имеет против.

   Смугло-желтый Юст из Тивериады тем временем подобрался к Иосифу.  Иосиф

чувствовал, что тот  непрерывно  за  ним  наблюдает,  у  него  было  такое

ощущение, что этот Юст в душе над ним  издевается,  над  его  речами,  его

произношением, иерусалимской манерой  есть,  над  тем,  например,  как  он

подносит ко рту душистую зубочистку из сандалового дерева, держа ее  между

большим и средним  пальцами.  Вот  Юст  опять  задает  ему  вопрос  этаким

высокомерным тоном, присущим жителям мирового города:

   - Вы, вероятно, здесь по делам политическим, доктор  и  господин  Иосиф

бен Маттафий?

   И  тут  Иосиф  больше  не  в  силах  сдерживаться,  -  он  должен  дать

почувствовать насмешливому молодому римлянину, что  его  послали  сюда  по

делу действительно большому и важному,  -  и  рассказывает  о  своих  трех

невинных. Он горячится, его тон, пожалуй, слишком патетичен для ушей этого

скептического римского общества; все же в обеих частях комнаты  воцаряется

тишина: на застольных ложах и за большим столом все слушают красноречивого

юношу, увлеченного своими словами и своей миссией. Иосиф отлично замечает,

как мечтательно поглядывает на него Ирина, как злится его коллега Юст, как

благосклонно улыбается сам Клавдий Регин.  Это  его  окрыляет,  его  пафос

растет, вера в свое призвание разгорается, речь  ширится;  но  тут  старик

сердито останавливает его: в субботу-де запрещено говорить о делах.  Иосиф

тут же смолкает, покорный, испуганный. Но в глубине души  он  доволен:  он

чувствует, что его слова произвели впечатление.

   Наконец трапеза окончена. Гай читает длинную  застольную  молитву,  все

расходятся, остаются только почтенные мужи. Теперь  Гай  приглашает  также

Иосифа и Юста  возлечь  на  ложах.  На  стол  ставят  сложный  прибор  для

смешивания напитков. После  ухода  сердитого  старика  оставшиеся  снимают

предписанные обычаем головные уборы, обмахиваются.

   И вот четверо мужчин возлежат вокруг стола, перед ними  вино,  конфеты,

фрукты; они сыты, довольны,  расположены  побеседовать.  Комната  освещена

приятным желтоватым светом, занавес поднят, с темного двора веет  желанной

прохладой. Двое старших болтают с Иосифом об Иудее, расспрашивают  его.  К

сожалению, Гай побывал только раз в Иудее, юношей, уже давно; на  праздник

пасхи и он, среди сотен тысяч паломников, принес в храм своего жертвенного

агнца (*14). Немало он с тех пор перевидал; триумфальные  шествия,  пышные

празднества на арене Большого  цирка,  но  вид  золотисто-белого  храма  в

Иерусалиме и охваченных энтузиазмом громадных толп, наполнявших гигантское

здание, останется для него на всю жизнь самым незабываемым  зрелищем.  Все

они здесь, в  Риме,  верны  своей  древней  родине.  Разве  у  них  нет  в

Иерусалиме собственной синагоги для  паломников?  Разве  они  не  посылают

податей и даров в храм? Разве не копят деньги для того, чтобы их тела были

отвезены в Иудею и погребены в древней  земле?  Но  господа  в  Иерусалиме

делают все, чтобы человеку опротивела эта его древняя родина.

   - Почему, чтоб вам пусто было, вы никак не  можете  ужиться  с  римской

администрацией?   Ведь   с   императорскими   чиновниками   вполне   можно

сговориться, они - люди терпимые, уж сколько раз мы убеждались в этом. Так

нет же, вы там, в Иудее,  непременно  хотите  все  делать  по-своему;  вам

кажется, что вы всегда правы, у вас это в крови, и в один прекрасный  день

вы доиграетесь. Стручками питаться будете, - добавил он по-арамейски, хоть

и улыбаясь, но все же очень серьезно.

   Ювелир Клавдий Регин с усмешкой отмечает, что Иосиф, согласно  строгому

иерусалимскому этикету, выпивает свой кубок не сразу,  но  в  три  приема.

Клавдий Регин отлично осведомлен о положении дел в Иудее, он был там всего

два года назад. Не римские чиновники виноваты, что Иудея  никак  не  может

успокоиться, и не иерусалимские заправилы, но единственно только ничтожные

агитаторы, эти "Мстители Израиля". Лишь потому, что  они  не  видят  иного

способа  сделать  политическую  карьеру,  они  подстрекают   население   к

обреченному на провал вооруженному восстанию. Никогда евреям не жилось так

хорошо, как при нынешнем благословенном императоре Нероне. Они  пользуются

влиянием во всех областях жизни, и оно все росло бы, если бы у них хватило

ума не слишком его подчеркивать.

   - Что важнее:  иметь  власть  или  показывать,  что  имеешь  власть?  -

закончил он и прополоскал рот подогретым вином.

   Иосиф решил, что пора замолвить слово  в  защиту  "Мстителей  Израиля".

Евреям, живущим в Риме, сказал он, не следует забывать, что  в  Иерусалиме

людьми управляет не только трезвый разум, но и сердце.  Ведь  там  повсюду

натыкаешься на  знаки  римского  владычества.  Гай  Барцаарон  с  теплотой

вспомнил о пасхе, о том, как она празднуется а храме. Но если бы он видел,

сколь грубо и цинично ведет себя в этом храме, например, римская  полиция,

которая присутствует там на пасху для охраны порядка,  то  понял  бы,  что

даже  спокойный  человек  не  может  не  вскипеть.   Нелегко   праздновать

освобождение из египетского плена, когда при каждом  слове  чувствуешь  на

своем затылке римский кулак. Быть сдержанным  здесь,  в  Риме,  немудрено,

вероятно, и он смог бы, но  это  невыразимо  трудно  в  стране,  избранной

богом, где пребывает бог, в стране Израиля.

   - Бог уже не в стране Израиля: теперь бог в Италии, -  произнес  резкий

голос. Все посмотрели на желтолицего, который сказал эти слова. Он  держал

кубок в руке, ни на кого не смотрел: его слова были  предназначены  только

для него самого. В них не звучало также ни пренебрежения, ни  насмешки,  -

он просто констатировал факт и смолк.

   И все молчали. Нечего было ответить.  Даже  Иосиф  почувствовал  против

воли, что в этом есть правда. "Бог теперь в Италии". Он перевел  про  себя

эти слова на арамейский язык. Они поразили его.

   - Тут вы, пожалуй,  правы,  молодой  человек,  -  сказал  через  минуту

Клавдий Регин. - Вы должны знать, - обратился он к  Иосифу,  -  что  я  не

только еврей, я - сын  сицилийского  раба  и  еврейки,  по  желанию  моего

господина меня не обрезали, и я, откровенно признаться, до сих пор ему  за

это благодарен. Я - человек деловой, всегда стараюсь  избежать  невыгодных

сторон какого-нибудь положения, и наоборот: я пользуюсь его  выгодами  где

только могу. Ваш бог Ягве мне больше нравится,  чем  его  конкуренты.  Мои

симпатии на стороне евреев.

   Знаменитый финансист благодушно разлегся на  ложе,  в  руке  он  держал

кубок с подогретым вином, его хитрые заспанные  глаза  были  устремлены  в

темноту двора. На  среднем  пальце  блестело  кольцо  с  огромной  матовой

жемчужиной. Иосиф не мог отвести от нее глаз.

   - Да, доктор  Иосиф,  -  сказал  Гай  Барцаарон,  -  это  прекраснейшая

жемчужина четырех морей.

   - Я ношу ее только по субботам, - отозвался Клавдий Регин.

   Если пропустить этот  вечер,  размышлял  Иосиф,  если  не  использовать

сытого благодушия и послеобеденной сентиментальности этого могущественного

человека, то, значит, он, Иосиф, кретин и никогда не сможет  довести  дело

трех невинных до благополучного разрешения.

   - Так как вы принадлежите  к  лагерю  сочувствующих,  господин  Клавдий

Регин, - обратился он к финансисту скромно  и  все  же  настойчиво,  -  не

захотите ли вы проявить участие к судьбе трех невинных из Кесарии?

   Ювелир порывисто поставил кубок на стол.

   - Кесария, - произнес он, и взгляд его обычно сонных глаз стал колючим,

а высокий голос - угрожающим. - Прекрасный город, с  великолепным  портом,

большой вывоз, исключительный рыбный рынок. Огромные возможности. Вы  сами

будете виноваты, если их у вас вырвут из  рук.  Вы,  с  вашими  идиотскими

претензиями. Тошно становится, когда я  слышу  об  этих  ваших  "Мстителях

Израиля".

   Иосиф,  испуганный  внезапной  резкостью  всегда  спокойного   ювелира,

возразил с удвоенной скромностью, что освобождение трех невинных -  вопрос

чисто этический, вопрос гуманности и с политикой не связан.

   -  Мы  не  хотим  воздействовать  ни  политическими,  ни   юридическими

аргументами, - сказал он.  -  Мы  знаем,  что  при  дворе  можно  добиться

чего-нибудь только благодаря личным  связям,  -  и  посмотрел  на  Клавдия

Регина покорным, просящим взглядом.

   - А эти  ваши  трое  невинных,  по  крайней  мере,  хоть  действительно

невинны? - спросил тот наконец, подмигнув. Иосиф принялся тотчас  страстно

уверять, что в момент начала беспорядков они находились совсем  на  другом

конце города. Но Клавдий прервал его, заявив, что это его не интересует. А

он хочет знать, к какой политической партии эти трое принадлежат.

   - В Голубом зале они выступали? - спросил он. В Голубом зале собирались

"Мстители Израиля".

   - Да, - вынужден был признать Иосиф.

   -  Вот  видите,  -  сказал  Клавдий  Регин,  и  дело  было  для   него,

по-видимому, решено.

   Юст из Тивериады смотрел на красивое, пылкое алчущее лицо Иосифа. Иосиф

явно потерпел неудачу, и Юст радовался ей. Он наблюдал  за  своим  молодым

коллегой, который и отталкивал и привлекал его. Юст, как и  Иосиф,  жаждал

стать известным писателем с большим политическим весом. У них были  те  же

возможности, тот же путь, те же  цели.  Надменный  Рим  созрел  для  более

древней культуры Востока, как  он  созрел  сто  пятьдесят  лет  назад  для

греческой культуры. Содействовать тому, чтобы эта культура подтачивала его

изнутри, работать над  этим  -  вот  что  влекло  Юста,  казалось  высокой

миссией. Чувствуя это, он три года назад приехал в Рим, как приехал теперь

Иосиф. Но ему, Юсту, было и труднее и легче. Его воля была более  цельной,

способности ярче. Но он был чрезмерно строг в выборе  средств,  щепетилен.

Он знал теперь слишком хороню, как делают в столице литературу и политику,

ему претили компромиссы, дешевые эффекты, Этот  Иосиф,  видимо,  не  столь

разборчив. Он  не  отступает  Перед  самыми  грубыми  приемами,  он  хочет

возвыситься  во  что   бы   то   ни   стало,   он   актерствует,   льстит,

соглашательствует, словом, из кожи  лезет,  так  что  знатоку  любо-дорого

смотреть. Национальное  чувство  у  Юста  одухотвореннее,  чем  у  Иосифа;

очевидно, предстоят столкновения. Жестокое будет  между  ними  состязание;

сохранить честность не всегда окажется легко, но  он  не  нарушит  ее.  Он

предоставит противнику все шансы, на которые тот имеет право.

   - Я посоветовал бы вам, Иосиф бен Маттафий, - сказал он, - обратиться к

актеру Деметрию Либанию.

   И снова все посмотрели на желтолицего молодого человека. Как эта  мысль

никому не пришла  в  голову?  Деметрий  Либаний,  самый  популярный  комик

столицы, баловень и любимец двора, иудей, по всякому поводу подчеркивающий

свое иудейство, - да,  это  именно  тот  человек,  который  нужен  Иосифу.

Императрица охотно приглашала его, он бывал на  ее  еженедельных  приемах.

Остальные поддержали: да, Деметрий Либаний - вот  к  кому  Иосифу  следует

обратиться.

   Вскоре собеседники разошлись. Иосиф поднялся в свою комнату.  Он  скоро

заснул, очень довольный. Юст из Тивериады отправился домой один, с  трудом

пробираясь  в  ночной  темноте.  Он  улыбался.  Председатель  общины,  Гай

Барцаарон, даже не счел нужным дать ему факельщика.

 

 

 

 

термоперенос
Hosted by uCoz